iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Мы вериги несем на теле нерассказанных этих лет
В судьбе Сергея Иосифовича Фуделя нашла отражение эпоха гонений на Церковь. Одиннадцать лет он провел в ссылках, первый срок получил в 22 года за то, что в его квартире нашли 35 экземпляров послания митрополита Ярославского Агафангела (Преображенского) к архипастырям и всем чадам Русской Православной Церкви, призывавшего не подчиняться обновленцам. Во время Великой Отечественной войны был призван в армию и служил в железнодорожных войсках, а после войны опять был арестован. Первый дом, который он построил для своей семьи накануне войны, сгорел… Неустроенность, безденежье, переезды с женой и детьми, отсутствие постоянного места работы и источника дохода... И в то же время Сергей Иосифович не был сломлен. Он смог сохранить библиотеку с творениями святых отцов. Писал, понимая, что, возможно, его труд никогда не будет опубликован. Его мысли и суждения расходились в рукописном виде, распространялись среди верующих, переписывались, перепечатывались на машинке…Разговор о творческом наследии С. И. Фуделя с читателями «Журнала Московской Патриархии» ведет сегодня старший преподаватель МГУ, преподаватель Института дистанционного образования ПСТГУ, кандидат филологических наук, магистр теологии Даниил Дмитриевич Черепанов. PDF-версия.
16 января 2024 г. 14:30
Михаил Ефимович Губонин — верный свидетель церковной истории ХХ века
В 2025 году Русская Православная Церковь будет отмечать 100-летие блаженной кончины святителя Тихона, Патриарха Всероссийского. Его первосвятительское служение пришлось на самое начало кровавых гонений, воздвигнутых безбожной властью на Церковь. Враги Христовы всеми силами стремились засекретить или уничтожить документальные свидетельства как своих беззаконий, так и мужества защитников веры. Кому же было суждено противостоять этому? История знает самоотверженных тружеников, которые втайне, настойчиво и непреклонно совершали свой подвиг служения правде, не дожидаясь понуждения и не имея гарантий, что их усилия не пропадут. Таким был Михаил Ефимович Губонин, собравший огромный корпус документальных материалов, касающихся эпохи святителя Тихона. Его первый архив был изъят органами госбезопасности, но он не убоялся и смело продолжил работу, заложившую документальную основу для современных исследований по истории Русской Православной Церкви. О человеке, дело которого устояло (см. 1 Кор. 3, 14), рассказывает ректор Православного Свято-­Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Владимир Воробьев, имевший духовную радость общения с М. Е. Губониным. PDF-версия.
21 ноября 2023 г. 14:00
«Величавое сладкоголосие»
В 2023 году исполнилось 100 лет со дня кончины Константина Васильевича Розова — единственного священнослужителя в истории Русской Церкви, нареченного титулом «Великий архидиакон». Современники знали его как человека крепкой веры и необыкновенного таланта. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла в Москве прошли праздничные мероприятия, завершившиеся концертом памяти отца Константина Розова в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя с участием ведущих диаконов Русской Православной Церкви. Художественный руководитель Московского Синодального хора заслуженный артист Российской Федерации Алексей Пузаков и композитор Антон Висков рассказывают читателям о Великом архидиаконе — усердном и ревностном служителе Церкви во время гонений ХХ века. PDF-версия.    
2 августа 2023 г. 16:00
Начало поражения обновленцев было положено в Москве
В 2022 году в связи со столетием начала кампании по изъятию церковных ценностей «Журнал Московской Патриархии» много писал о тех событиях. В 1922 году в разгар этой кампании возникло движение обновленцев, ставшее одновременно печальной и героической страницей в истории Русской Церкви. Сто лет назад, весной 1923 года, в Москве прошел раскольничий собор, на котором была сделана попытка отменить институт патриаршества и лишить Предстоятеля Русской Церкви патриаршего сана и монашеского достоинства. О причинах возникновения обновленцев, о том, как готовился этот «собор» и как он стал началом краха обновленческого движения, как Патриарх Тихон вместе со своей паствой сумел противостоять разрушительной силе раскола, рассказывает священник Сергий Иванов, кандидат богословия, научный сотрудник Отдела новейшей истории Русской Православной Церкви богословского факультета ПСТГУ. PDF-версия.
16 мая 2023 г. 10:30
Митрополит Гурий (Егоров) – защитник веры и исповедник xx века
В послереволюционные советские годы гонений на Церковь такие пастыри, как митрополит Гурий, спасали Русскую Православную Церковь от уничтожения, а ее паству от рассеяния. Иеромонах Гурий стоял у истоков создания Александро-Невского братства, прошел через тюремные застенки и ссылку, после освобождения из Беломорско-Балтийского лагеря уехал в Ташкент и там со своими духовными чадами организовал тайную общину. После окончания Великой Отечественной войны, в 1946 году, готовил к открытию Троице-Сергиеву лавру и возвращение Церкви мощей преподобного Сергия Радонежского. Более шести лет возглавлял Ташкентскую кафедру, служил в Саратовской епархии, обустраивал храмы и монастыри на Украине и в Белоруссии, возглавлял Ленинградскую кафедру и окончил служение в Крыму, упокоившись в 1965 году. PDF-версия.  
27 апреля 2023 г. 14:30
Некрологи
Пасха. 2006 г.
ЖМП № 9 сентябрь 2011 /  12 октября 2011 г.
версия для печати версия для печати

"О его удивительной жизни хотелось слушать снова и снова". Памяти прот. Василия Брылева

18 июля отошел ко Господу клирик Московской епархии, ветеран Великой Отечественной войны, участник боев под Ржевом и на Курской дуге протоиерей Василий Брылев. 

Умер протоиерей Василий Брылев. Священник, прослуживший больше 60 лет Богу и Церкви. Человек, помнивший войну, довоенную жизнь, коллективизацию, переживший самые лихие годы гонений на Церковь. Все то, о чем мы можем сегодня знать из книг и скудных кинохроник, он помнил и пережил непосредственно как участник той жизни.

Кто близко знал отца Василия, знали его в первую очередь как замечательного рассказчика. Самые интересные эпизоды своей жизни батюшка рассказывал и многократно пересказывал во время встреч с прихожанами. У него был явный талант — слушатели замирали и ловили каждое слово отца Василия. О его удивительной жизни хотелось слушать снова и снова.

Родился Василий Брылев 1 марта 1924 года в селе Сытное Середино-Будского района Черниговской области (в настоящее время Сумской области). Детство его пришлось на печально известную эпоху коллективизации, индустриализации и сталинских репрессий. Об этой поре отец Василий рассказывал: «О моих родителях Екатерине Спиридоновне и Михаиле Демьяновиче я сохранил самые трогательные воспоминания как о людях глубоко верующих, достойно и честно проживших свою жизнь... Когда мне было восемь лет, арестовали и раскулачили отца, отказавшегося вступить в колхоз. Отобрали землю, зерно, скот, инструмент. Нас было семеро детей, мы буквально пухли с голоду, питались травой. Едва живых от постоянного голода мать водила нас по разбитой проселочной дороге в единственную в округе действующую церковь. Бывало, идем на службу, от голода еле на ногах стоим, а до храма —  девять километров. Идем мимо колхозного поля, где зерно растет, а кушать хочется, мы говорим матери: можно ли нам сорвать несколько колосков? А она отвечает, что нельзя: это не наше, они у нас все отняли, а мы не будем у них воровать».

В каждом эпизоде своих рассказов батюшка всегда на первое место ставил вопрос о вере в Бога и необходимости жить в постоянном послушании Ему.

Первый класс школы Василий окончил на родине, в Черниговской области. Затем в 1934–1935 годах семья перебралась в подмосковное Люблино, на улицу Перерву, после — в поселок Клязьма Пушкинского района. Здесь  продолжалось обучение Василия.  Школьные годы будущий священник вспоминал всегда с горечью. Связано это было с активной атеистической пропагандой, которая, по его словам, была постоянной. «Тяжело было. В школе на каждом уроке учили атеизму. Трудно было выслушивать всё это, да еще и терпеть бесконечные насмешки окружающих. Перед войной окончил я девять классов вечерней школы, курсы бухгалтеров, имел неполное среднетехническое образование», — рассказывал отец Василий.

В Клязьме умер отец Василия. Кроме матери религиозным воспитанием будущего священника занималась монахиня Татиана, которую они приютили у себя дома после закрытия очередного монастыря.

В 1942 году Василию исполнилось 18 лет и его призвали в армию. Отец Василий вспоминал: «Осенью 1942 года и меня призвали. Отправили учиться в Ижевскую военную школу командного состава. Прибыв в эту школу, я сразу написал просьбу о том, чтобы меня отправили на фронт добровольцем. И меня вскоре отправили на действующий фронт под город Ржев красноармейцем. Я всегда был уверен в том, что долг православного христианина — защита Родины. Написал матери о скором вступлении в бой. Та заплакала, тревожась за меня, а монахиня Татиана утешала ее: “Не печалься, вернется твой сокол, но без одного крыла”. Так и случилось. Вернулся. Осколками пробило грудь и легкое, перебило руку. До сих пор эти осколки в теле дают о себе знать».

После Ржева рядового Василия Брылева перебросили на Курскую дугу. Здесь он служил связистом. И здесь же получил свою самую дорогую боевую награду — медаль «За отвагу».

Из воспоминаний протоиерея Василия Брылева о боях на Курской дуге: «Я все время молился. Постоянно. И утром, и днем. Читал все молитвы, которые знал. А знал я их много. Связист-напарник мой — коммунист, какой-то бывший начальник на заводе. Но — безнравственный человек! Часто рассказывал нам, молодым солдатам, непристойные истории. Много ругался матом. В окопе во время обстрела я молюсь, а он давай материться. Я говорю ему, чтобы он помолчал, — нельзя в такой момент ругаться богохульными словами! А он не слушает. И вот однажды, во время очередного обстрела и обрыва провода, он мне велел вместо себя ползти и наладить связь. Без связи в бою невозможно. А у нас как раз закончился кабель — весь измотали, не хватает. Командир приказал намотать немецкий кабель и обеспечить связь. Я попросил напарника: хоть раз ты сходи, ведь коммунист все-таки. Тот ругается крепко в ответ, хулит Бога и Церковь. Он остался в окопчике, а я пополз под ураганный огонь, соединил кабели, связь была обеспечена. А когда приполз обратно, места не узнал. Столь яростен был огонь немцев, всю землю разворотило. Тяжело раненного напарника еле откопал».

Здесь же под Козельском Василий Брылев получил тяжелое осколочное ранение груди и правой руки. Выздоровление растянулось на долгие месяцы. Тяжесть ранения затрудняла эвакуацию раненого в тыл, Василия перевозили из одного госпиталя в другой, сначала в Калугу, затем во Владимир, Пермь, Новосибирск. «Не каждый может пережить войну. Помогают только вера и надежда. На войне для верующего человека спасение в уповании на Бога, чудесным образом избавляющего от смерти. Тогда я дал обещание Богу: выживу, вернусь — стану священником, буду служить Богу и людям, чего бы мне это ни стоило», — вспоминал позже отец Василий.

Правая рука у демобилизованного по инвалидности бойца не работала. Пришлось всему учиться заново: записывать в тетради — левой, рубить дрова — левой, держать ложку — в левой, креститься — левой.

В 1946 году Василий поступил на Богословско-пастырские курсы на территории Московского Новодевичьего монастыря, впоследствии переименованные в Московскую духовную академию и семинарию.

«Писал левой рукой, правая рука болталась свободно. Мать наша очень хотела, чтобы хотя бы один ее сын стал священником. С Божьей помощью я сдал все экзамены хотя конкурс был около 30 человек на место. И во время учебы в семинарии, и во время последующего служения трудно было, почти как на войне», — рассказывал отец Василий.

27 июля 1950 года архиепископом Можайским Макарием Василий Брылев был рукоположен в сан диакона, а 28 июля 1950 года — в сан священника.

Служил отец Василий в храмах Москвы и Подмосковья: в Сокольниках, на Преображенской площади, в Монино, в поселке Удельная, наконец, в поселке Большое Свинорье Наро-Фоминского района. Здесь в Спасском храме протоиерей Василий трудился свои последние сорок лет, начиная с 1971 года.

Жизнь и служение его проходили под постоянным контролем и давлением со стороны КГБ. Постоянно были угрозы, требования сотрудничать, раскрывать тайну исповеди, доносить. С огромными усилиями удалось сохранить полуразрушенный Спасский храм. Даже по тогдашним меркам это было далекое и глухое место. Добраться туда можно было только пешком по бездорожью от шоссе или от железной дороги. Зимой в валенках через поле, а весной и осенью — в сапогах по размокшей глине, отец Василий иногда по несколько раз в день проделывал этот путь. В крыше здания были провалы, отсутствовало несколько окон, из стен вываливались кирпичи, а на колокольне росли деревья. Первым делом отец Василий ввел в практику регулярные богослужения. Однако через некоторое время власти приняли решение закрыть и полностью демонтировать храм из-за «нецелесообразности использования земли и строения». Батюшка стал ездить по всевозможным инстанциям и просить, умолять, требовать у высоких начальников отмены этого решения. Поддержали своего пастыря и прихожане. В конечном итоге удалось добиться отмены этого постановления. Вскоре появились и жертвователи, на деньги которых храм был восстановлен, в него потянулись люди.

Удивительная жизнь и яркая личность отца Василия привлекали к нему людей и из Москвы, и из близлежащих мест. Как священник он был востребован и всегда с готовностью служил людям, ищущим его пастырского окормления. При этом до последнего момента жизни он постоянно посещал общественные мероприятия, на которые его приглашали. Выступал с проповедью и назиданием, свидетельствовал о постоянной помощи Божией, которую он видел на протяжении всей своей жизни.

Последние годы здоровье отца Василия постоянно ухудшалось. Сказывалось тяжелое ранение, многие операции, перенесенные им, были серьезные проблемы с сердцем, прогрессировал рак. Тем не менее отец Василий и думать не желал о том, чтобы отдохнуть, перестать служить, уйти на покой. Для него главной потребностью жизни оставалось служить Богу, стоять у Его престола.Как драгоценный Божий дар расценивал отец Василий возможность активно участвовать в жизни прихода и благочиния.

Его все помнят как человека, удивительно соединявшего в себе две не очень сходные черты характера — строгую ревность пастыря и отеческую доброту. 18 июля протоиерей Василий почил, а 20 июля был похоронен за алтарем Спасского храма села Большое Свинорье.

Да упокоит Господь его светлую душу в небесных обителях!

12 октября 2011 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Пастырское богословие святого праведного Иоанна Кронштадтского
Школьное богословие, чаще называемое схоластическим, нередко обличают в отсутствии живой мысли, чувства, дыхания истинной жизни и Духа Святого. Хлесткая фраза протоиерея Георгия Флоровского «богословие на сваях» хотя и применялась им к ситуации конца XVIII века, тем не менее стала для многих «вневременным» приговором русскому академическому богословию.  Богословие молитвенное, созерцательное, богословие духовного опыта и жизни во Христе зачастую противопоставлялось и противопоставляется школьному богословию. В этом поле напряжения личность, жизнь и богословие святого праведного Иоанна Кронштадтского, являющегося одним из ярчайших примеров опытного богословия в русской традиции, кажется парадоксом и не может не вызывать удивления и недоуменного вопроса: в чем загадка? «Школа» не смогла «испортить» отца Иоанна, и он, вопреки «школьной» установке, смог уберечь живое чувство веры, стремление не к рациональному знанию, а к жизни во Христе? Или все же школьное богословие так или иначе содействовало богословскому и духовному росту святого праведного Иоанна? PDF-версия.    
12 февраля 2024 г. 14:00
Дивеево в лицах
Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь открывает гостям и паломникам внешнюю сторону своей жизни. Это величественные соборы, богослужения с вдохновенным пением насельниц, дивеевские музеи, где хранятся монастырские реликвии, святые источники. Внутренняя, духовная жизнь, исполненная послушаний и неустанной молитвы, скрыта от посторонних глаз. Ее заповедал дивеевским сестрам святой Серафим Саровский по указанию Самой Пречистой Богородицы, назвавшей Дивеево Своим четвертым уделом. Об особенностях монашеской жизни в Дивеевском монастыре, о том, что такое закрытые Литургии и в чем первая игумения Мария (Ушакова) служит примером для сестер, о необычных случаях помощи по молитвам к преподобному Серафиму узнал корреспондент «Журнала Московской Патриархии». PDF-версия.    
8 февраля 2024 г. 13:00
Игумения Сергия (Конкова): «С верой в Бога можно сделать и невозможное»
В 2023 и 2024 годах в истории Серафимо-­Дивеевского женского монастыря сразу две памятные даты: 120 лет со дня прослав­ления преподобного Серафима Саровского (19 июля / 1 августа 1903 года) и 120 лет со дня кончины первой игумении обители Марии (Ушаковой; † 19 августа / 1 сентября 1904 года). Судьбы первой и нынешней дивеевских игумений имеют сходство. В 1991 году матушка Сергия (Конкова) так же, как некогда игумения Мария, приняла под свое руководство разоренную обитель и за несколько десятилетий привела ее к процветанию. В чем ее предшественница стала примером, как удалось не только возродить обитель, но и создать многочисленные скиты, в чем главные проблемы духовной жизни — об этом игумения Сергия рассказала «Журналу Московской Патриархии». PDF-версия.    
5 февраля 2024 г. 17:00