iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Архив, собранный по крупицам
Сегодня в Петербурге живет правнучка отца Иоанна Кочурова — Татьяна Игоревна Кочурова. По профессии инженер, работает в «Ленэнерго», она более 20 лет собирает фотографии, письма, документы, связанные с историей семьи Кочуровых, с судьбой отца Иоанна. К 100-летию трагической гибели своего прадеда, основываясь на этом архиве, она написала книгу «…и страдавша и погребенна… Священномученик Иоанн Царскосельский». «Я стала интересоваться историей нашей семьи, когда училась в старших классах, задавала своему дедушке, Кочурову Василию Ивановичу, вопросы о его отце. Он отвечал неохотно и очень скупо: “Мой отец был священник, расстрелян за молебен казаками Краснова в годы революции”. И все. Помню, когда его хоронили, мой отец обмолвился: “Чем жил — всё и унес с собой”». PDF-версия
13 ноября 2017 г. 15:50
Два бойца
Состоявшийся в феврале прошлого года Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви своим определением благословил общецерковное почитание нескольких десятков местночтимых святых и постановил включить их имена в Месяцеслов Русской Православной Церкви. В их числе оказались и два героя-воина — ученики преподобного Сергия схимонахи Александр Пересвет и ­Андрей Ослябя, сложившие свои головы в Куликовской битве в 1380 году. Днями их общецерковной памяти отныне утверждены 7 (20 н.ст.) сентября и 6 (19 н.ст.) июля — праздник Собора Радонежских святых, в списке которого преподобные Александр Пересвет и Андрея Ослябя занимают 12-е место.Настоятель московского храма Рождества Богородицы в Старом Симонове протоиерей Владимир Силовьев вспоминает о закономерно приведших к такому решению событиях последних десятилетий, свидетелем которых ему довелось стать.
14 июля 2017 г. 14:30
Некрологи
Пасха. 2006 г.
ЖМП № 9 сентябрь 2011 /  12 октября 2011 г.
версия для печати версия для печати

"О его удивительной жизни хотелось слушать снова и снова". Памяти прот. Василия Брылева

18 июля отошел ко Господу клирик Московской епархии, ветеран Великой Отечественной войны, участник боев под Ржевом и на Курской дуге протоиерей Василий Брылев. 

Умер протоиерей Василий Брылев. Священник, прослуживший больше 60 лет Богу и Церкви. Человек, помнивший войну, довоенную жизнь, коллективизацию, переживший самые лихие годы гонений на Церковь. Все то, о чем мы можем сегодня знать из книг и скудных кинохроник, он помнил и пережил непосредственно как участник той жизни.

Кто близко знал отца Василия, знали его в первую очередь как замечательного рассказчика. Самые интересные эпизоды своей жизни батюшка рассказывал и многократно пересказывал во время встреч с прихожанами. У него был явный талант — слушатели замирали и ловили каждое слово отца Василия. О его удивительной жизни хотелось слушать снова и снова.

Родился Василий Брылев 1 марта 1924 года в селе Сытное Середино-Будского района Черниговской области (в настоящее время Сумской области). Детство его пришлось на печально известную эпоху коллективизации, индустриализации и сталинских репрессий. Об этой поре отец Василий рассказывал: «О моих родителях Екатерине Спиридоновне и Михаиле Демьяновиче я сохранил самые трогательные воспоминания как о людях глубоко верующих, достойно и честно проживших свою жизнь... Когда мне было восемь лет, арестовали и раскулачили отца, отказавшегося вступить в колхоз. Отобрали землю, зерно, скот, инструмент. Нас было семеро детей, мы буквально пухли с голоду, питались травой. Едва живых от постоянного голода мать водила нас по разбитой проселочной дороге в единственную в округе действующую церковь. Бывало, идем на службу, от голода еле на ногах стоим, а до храма —  девять километров. Идем мимо колхозного поля, где зерно растет, а кушать хочется, мы говорим матери: можно ли нам сорвать несколько колосков? А она отвечает, что нельзя: это не наше, они у нас все отняли, а мы не будем у них воровать».

В каждом эпизоде своих рассказов батюшка всегда на первое место ставил вопрос о вере в Бога и необходимости жить в постоянном послушании Ему.

Первый класс школы Василий окончил на родине, в Черниговской области. Затем в 1934–1935 годах семья перебралась в подмосковное Люблино, на улицу Перерву, после — в поселок Клязьма Пушкинского района. Здесь  продолжалось обучение Василия.  Школьные годы будущий священник вспоминал всегда с горечью. Связано это было с активной атеистической пропагандой, которая, по его словам, была постоянной. «Тяжело было. В школе на каждом уроке учили атеизму. Трудно было выслушивать всё это, да еще и терпеть бесконечные насмешки окружающих. Перед войной окончил я девять классов вечерней школы, курсы бухгалтеров, имел неполное среднетехническое образование», — рассказывал отец Василий.

В Клязьме умер отец Василия. Кроме матери религиозным воспитанием будущего священника занималась монахиня Татиана, которую они приютили у себя дома после закрытия очередного монастыря.

В 1942 году Василию исполнилось 18 лет и его призвали в армию. Отец Василий вспоминал: «Осенью 1942 года и меня призвали. Отправили учиться в Ижевскую военную школу командного состава. Прибыв в эту школу, я сразу написал просьбу о том, чтобы меня отправили на фронт добровольцем. И меня вскоре отправили на действующий фронт под город Ржев красноармейцем. Я всегда был уверен в том, что долг православного христианина — защита Родины. Написал матери о скором вступлении в бой. Та заплакала, тревожась за меня, а монахиня Татиана утешала ее: “Не печалься, вернется твой сокол, но без одного крыла”. Так и случилось. Вернулся. Осколками пробило грудь и легкое, перебило руку. До сих пор эти осколки в теле дают о себе знать».

После Ржева рядового Василия Брылева перебросили на Курскую дугу. Здесь он служил связистом. И здесь же получил свою самую дорогую боевую награду — медаль «За отвагу».

Из воспоминаний протоиерея Василия Брылева о боях на Курской дуге: «Я все время молился. Постоянно. И утром, и днем. Читал все молитвы, которые знал. А знал я их много. Связист-напарник мой — коммунист, какой-то бывший начальник на заводе. Но — безнравственный человек! Часто рассказывал нам, молодым солдатам, непристойные истории. Много ругался матом. В окопе во время обстрела я молюсь, а он давай материться. Я говорю ему, чтобы он помолчал, — нельзя в такой момент ругаться богохульными словами! А он не слушает. И вот однажды, во время очередного обстрела и обрыва провода, он мне велел вместо себя ползти и наладить связь. Без связи в бою невозможно. А у нас как раз закончился кабель — весь измотали, не хватает. Командир приказал намотать немецкий кабель и обеспечить связь. Я попросил напарника: хоть раз ты сходи, ведь коммунист все-таки. Тот ругается крепко в ответ, хулит Бога и Церковь. Он остался в окопчике, а я пополз под ураганный огонь, соединил кабели, связь была обеспечена. А когда приполз обратно, места не узнал. Столь яростен был огонь немцев, всю землю разворотило. Тяжело раненного напарника еле откопал».

Здесь же под Козельском Василий Брылев получил тяжелое осколочное ранение груди и правой руки. Выздоровление растянулось на долгие месяцы. Тяжесть ранения затрудняла эвакуацию раненого в тыл, Василия перевозили из одного госпиталя в другой, сначала в Калугу, затем во Владимир, Пермь, Новосибирск. «Не каждый может пережить войну. Помогают только вера и надежда. На войне для верующего человека спасение в уповании на Бога, чудесным образом избавляющего от смерти. Тогда я дал обещание Богу: выживу, вернусь — стану священником, буду служить Богу и людям, чего бы мне это ни стоило», — вспоминал позже отец Василий.

Правая рука у демобилизованного по инвалидности бойца не работала. Пришлось всему учиться заново: записывать в тетради — левой, рубить дрова — левой, держать ложку — в левой, креститься — левой.

В 1946 году Василий поступил на Богословско-пастырские курсы на территории Московского Новодевичьего монастыря, впоследствии переименованные в Московскую духовную академию и семинарию.

«Писал левой рукой, правая рука болталась свободно. Мать наша очень хотела, чтобы хотя бы один ее сын стал священником. С Божьей помощью я сдал все экзамены хотя конкурс был около 30 человек на место. И во время учебы в семинарии, и во время последующего служения трудно было, почти как на войне», — рассказывал отец Василий.

27 июля 1950 года архиепископом Можайским Макарием Василий Брылев был рукоположен в сан диакона, а 28 июля 1950 года — в сан священника.

Служил отец Василий в храмах Москвы и Подмосковья: в Сокольниках, на Преображенской площади, в Монино, в поселке Удельная, наконец, в поселке Большое Свинорье Наро-Фоминского района. Здесь в Спасском храме протоиерей Василий трудился свои последние сорок лет, начиная с 1971 года.

Жизнь и служение его проходили под постоянным контролем и давлением со стороны КГБ. Постоянно были угрозы, требования сотрудничать, раскрывать тайну исповеди, доносить. С огромными усилиями удалось сохранить полуразрушенный Спасский храм. Даже по тогдашним меркам это было далекое и глухое место. Добраться туда можно было только пешком по бездорожью от шоссе или от железной дороги. Зимой в валенках через поле, а весной и осенью — в сапогах по размокшей глине, отец Василий иногда по несколько раз в день проделывал этот путь. В крыше здания были провалы, отсутствовало несколько окон, из стен вываливались кирпичи, а на колокольне росли деревья. Первым делом отец Василий ввел в практику регулярные богослужения. Однако через некоторое время власти приняли решение закрыть и полностью демонтировать храм из-за «нецелесообразности использования земли и строения». Батюшка стал ездить по всевозможным инстанциям и просить, умолять, требовать у высоких начальников отмены этого решения. Поддержали своего пастыря и прихожане. В конечном итоге удалось добиться отмены этого постановления. Вскоре появились и жертвователи, на деньги которых храм был восстановлен, в него потянулись люди.

Удивительная жизнь и яркая личность отца Василия привлекали к нему людей и из Москвы, и из близлежащих мест. Как священник он был востребован и всегда с готовностью служил людям, ищущим его пастырского окормления. При этом до последнего момента жизни он постоянно посещал общественные мероприятия, на которые его приглашали. Выступал с проповедью и назиданием, свидетельствовал о постоянной помощи Божией, которую он видел на протяжении всей своей жизни.

Последние годы здоровье отца Василия постоянно ухудшалось. Сказывалось тяжелое ранение, многие операции, перенесенные им, были серьезные проблемы с сердцем, прогрессировал рак. Тем не менее отец Василий и думать не желал о том, чтобы отдохнуть, перестать служить, уйти на покой. Для него главной потребностью жизни оставалось служить Богу, стоять у Его престола.Как драгоценный Божий дар расценивал отец Василий возможность активно участвовать в жизни прихода и благочиния.

Его все помнят как человека, удивительно соединявшего в себе две не очень сходные черты характера — строгую ревность пастыря и отеческую доброту. 18 июля протоиерей Василий почил, а 20 июля был похоронен за алтарем Спасского храма села Большое Свинорье.

Да упокоит Господь его светлую душу в небесных обителях!

12 октября 2011 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи