iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
И среди лета запели Пасху
Незадолго до своей кончины в беседе с Николаем Мотовиловым иеромонах Серафим говорил, что плотью своей он будет лежать не в Сарове, а в Дивееве. И сестрам этого монастыря открыл: его мощи будут почивать у них в обители. Те удивлялись: «Батюшка, да нешто саровские нам тебя отдадут?» В ответ он вручил им огарок свечи: «Вот с этой свечкой вы и будете встречать меня в Дивееве». И предсказал, что, когда это произойдет, в монастыре среди лета запоют Пасху. Все так и случилось.  Тридцать лет прошло с тех пор, как в конце июля 1991 года из Москвы прибыл в возрождающийся Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь всероссийский крестный ход со святыми мощами, удивительным образом обретенными в запасниках Государственного музея истории религии и атеизма, находившегося в стенах Казанского собора Ленинграда. И грянуло над Дивеевом многоголосное «Христос воскресе!» — «Воистину воскресе!» Мощи преподобного Серафима встречали с «той самой» свечой. Ее, как и другие личные вещи батюшки, сохранили пожилые дивеевские монахини, вернувшиеся из ссылок и лагерей. PDF-версия.
4 августа 2021 г. 14:00
Александр Благословенный, Вятка и старец Федор Кузьмич
Ровно 220 лет назад, в ночь с 23 на 24 марта (н.ст.) 1801 года, в результате последнего в российской истории дворцового переворота на престол восшел 23-летний сын Павла I Александр I. Приближающийся двухвековой юбилей перехода в жизнь вечную этого монарха поднял интерес к его персоне, на период царствования которой пришлось несколько ключевых событий в жизни нашей страны. Оживилось и обсуждение популярной версии  мистификации  смерти самодержца, якобы организованной им самим для того, чтобы, удалившись от дел, тихо завершить свой век в скромных  молитвенных трудах. Меж тем всего за год до своей кончины в Таганроге Александр I совершил большое путешествие по России, в ходе которого посетил Вятку. Церковный историк и архивист из Вятской митрополии вспоминает об этом событии  в жизни губернского города и анализирует некоторые его особенности, могущие пролить свет на сопутствующие последним годам жизни Александра Благословенного загадки.
23 марта 2021 г. 15:00
Некрологи
Протопресвитер Фома Хопко
ЖМП № 4 апрель 2015 /  24 апреля 2015 г. 14:35
версия для печати версия для печати

Протопресвитер Фома Хопко

18 марта на 76-м году жизни преставился ко Господу протопресвитер Фома Хопко (28.03.1939–18.03.2015), один из самых известных в США христианских проповедников и педагогов, почетный декан Свято-Владимирской духовной ­семинарии.
Фома Джон Хопко родился в 1939 году в Эндикотте, маленьком городке на севере штата Нью-Йорк. Его родители, Джон Дж. Хопко и Анна Запотоцкая, были карпато-русскими иммигрантами и воспитали своих детей — Фому и его двух сестер — в церковном духе. Родители жили очень скромно, но сам Фома получил прекрасное образование — сначала в Фордемском университете (­диплом бакалавра гуманитарных наук по изучению России), потом в Свято-Владимирской семинарии. Позже он получил диплом магистра философии в  Университете Дьюкена в Питтсбурге, защитил докторскую диссертацию на богословском факультете Фордемского университета. В 1963 году Фома Хопко женился на Анне Шмеман, дочери знаменитого церковного деятеля прот. Александра Шмемана. Вскоре после этого его рукоположили во священника. Признавая заслуги отца Фомы в служении на приходах Православной Церкви в Америке, в 1970 году его возвели в сан протоиерея, а в 1995 году — протопресвитера.

Приходское служение отец Фома сочетал с преподаванием в Свято-Владимирской семинарии (с 1968 по 2002 год), которую возглавлял в 1992–2002 годы. Он преподавал догматическое богословие, которое изучил под руководством профессора Сергея Верховского. Хопко учился у многих выдающихся богословов русской эмиграции, но самое сильное влияние (богословское, пастырское и экклезиологическое) на него, безусловно, оказал отец Александр Шмеман. Именно он вдохновил отца Фому, вложил в него искреннее рвение к истинной жизни в Церкви через ее учение и ее Литургию. В отличие от своих учителей (Шмемана, отца Иоанна Мейендорфа, Николая Арсеньева, Софьи Куломзиной, Сергея Верховского и др.) Хопко был карпатороссом, родившимся в США. И даже несмотря на то, что во многом собственными усилиями стал авторитетным проповедником и пастырем, все равно чувствовал себя «некультурным крестьянином». Однако его происхождение, скромное и столь «американское», позволяло ему среди прочего говорить с такой искренностью и свежестью, доносить Евангелие Иисуса Христа до новых и очень разных слушателей.

Невозможно подсчитать количество тех, чью жизнь изменило свидетельство отца Фомы. Ищущие истины принимали Православие, православные глубже познавали жизнь Церкви. Слушая этого проповедника, нерелигиозные люди понимали, что такое «религия», они осознавали, что Церковь на самом деле не религия, а совершенно новая жизнь, устроение которой происходит в согласии с подлинным Путем, в истинной Правде, то есть в Самом Иисусе Христе. Встречаясь с отцом Фомой, протестанты и католики часто впервые осознавали, что православное христианство — это не просто экзотическая вера «ладана и колоколов», а из всех возможных — наиболее глубокое, напряженное и непосредственно опытное обращение ко Христу.

Христос и Его Крест воистину находились в центре всего, что олицетворял собой отец Фома, о чем он проповедовал, учил, писал, чем он жил. Христос и Его Крест: не «единственно правильный путь к написанию икон», не «отношения Церкви и государства», не «русскость» или «греческость», или даже «православие», которое тоже может быть идолом. Отец Фома гнушался всякой идеологии. Он был близок русским эмигрантским общинам в Америке, десятилетиями служил на приходах Православной Церкви в Америке, участвовал (против своего желания) в церковной политике, а также в экуменическом движении. Он прекрасно знал, что человек склонен превращать религию в идола и забывать о едином на потребу, искренне возмущался, когда видел, что люди растрачивают себя в склоках из-за церковного календаря или из-за возможности изображать на иконе Бога Отца, или из-за несогласия в вопросе о том, всегда ли женщины в храме должны носить платки. И это же рвение подвигало его еще более энергично и радостно провозглашать слово о Кресте (1 Кор. 1, 18). И его проповеди, и лекции неизменно были наполнены ревностью о Боге и радостью, и эти качества особенно подчеркивал его особый дар красноречия.

Проповеди или уроки отца Фомы всегда вызывали у слушателей по крайней мере три реакции.
Во-первых, «меня смирили и очистили, подтолкнули к осознанию того, что я, выбрав приоритеты современного общества, попал на ложный путь». Отец Фома прекрасно знал современный мир во всем его разнообразии. Он много читал, часто путешествовал с лекциями, ездил на экуменические встречи. Он разговаривал с каждым, внимательно всех слушал и обращал свою проповедь и наставление непосредственно к тем, кто его слушал именно сейчас. Отец Фома не прятался от реальностей мира, но и не был ими обольщен. Его понимание мира во всей его красоте и трагическом падении питало его учение о Иисусе Христе и о том, от чего Он нас спасает.

Во-вторых, «мне было весело, я даже смеялся». Может, некоторых это шокирует, но отец Фома обладал невероятным чувством юмора, и он нередко им пользовался в проповедях и лекциях. Иногда это был нервный юмор, потому что этот человек, который так много, так красноречиво и порою так громко говорил, на самом деле был очень застенчивым. Но чаще всего его юмор рождался в умном и чрезвычайно проницательном человеке, который наблюдал мир таким, каков он есть, с точки зрения Божественного замысла о нем. Настоящий юмор укоренен в иронии, и нет большей иронии, чем ирония падшего мира, в который входит Царство Небесное. Юмор отца Фомы был средством понимания и выражения средоточия христианской жизни.

В-третьих, это было воодушевление. У отца Фомы был замечательный ораторский дар, всегда соединявшийся с напряжением, увлеченностью, широтой знаний и внутренней честностью, которые совершенно потрясали слушателей. Они понимали, что выбора нет: необходимо изменить свои взгляды, всю свою жизнь. Больше молиться. Чаще ходить в церковь. Исповедоваться. Привести в согласие свою жизнь, разделенную на религиозную и светскую. Искать одного Истинного Бога, известного по Писаниям, Бога, сотворившего мир Сыном Своим Иисусом Христом и Своим Святым Духом. Бога, дающего нам жизнь, дарующего Святую Церковь и ее таинственную реальность, Бога, постоянно зовущего нас к Себе.

Отец Фома оставил миру много публикаций. Вероятно, самой известной и самой читаемой из них стала серия из четырех книг с общим названием «Православная вера: начальное руководство к Православной Церкви» (The Orthodox Faith: An Elementary Handbook on the Orthodox Church). Эти книги, в первом издании разных цветов — синяя, оранжевая, зеленая и красная (и потому часто называвшиеся «Радужная серия»), служили введением к православной вере и жизни не только для неправославных, но и для людей церковных. Русский перевод называется «Основы Православия». Эту книгу начала распространять в России американская организация «Религиозные книги для России», и уже потом она была переиздана российскими издательствами и охватила широкую аудиторию в посткоммунистический период, когда катехизация стала важной и актуальной задачей.  

Отец Фома написал и другие книги о вере, жизни, посте, о Церкви и обществе, о межхристианских отношениях, а также книги по таким спорным вопросам, как «Женщины и священство» (опубликована в 1983 году, дополнена в 1999-м) и «Христианская вера и однополое влечение» (опубликована в 2006 году, дополненная и исправленная версия должна выйти в ближайшее время). Когда отец Фома писал эту последнюю книгу, он пытался сохранить полную верность церковному Преданию и выразить ее в форме, понятной для людей разных взглядов и опыта, чтобы оно соотносилось с переживаниями и опытом наших современников. Его сочинения, как и его проповедь, основывались на подлинном, личном, пастырском свидетельстве.
Широкая церковная ученость отца Фомы соединялась с пастырской любовью и восприимчивостью, искренностью и честностью перед самим собой и другими. Эти редкие качества пронизывают его книги, литургические проповеди, публичные лекции и уроки в семинарии, встречи на экуменических мероприятиях, а в последнее время и более 400 программ, записанных для Ancient Faith Radio (Антиохийское православное радио в США) и доступных в интернете.
Отец Фома был любящим мужем матушки Анны Хопко, отцом четырех дочерей (Ульяны, Екатерины, Марии и Александры) и сына (протоиерея Джона), дедом шестнадцати внуков и прадедом трех правнуков.

Отпевание отца Фомы совершил Блаженнейший Архиепископ Вашингтонский, Митрополит всей Америки и Канады Тихон. Ему сослужили семь епископов и 60 священников Православной Церкви в Америке, Антиохийской и Греческой архиепископий. Отец Фома похоронен в Свято-Преображенском женском монастыре в Элвуд-Сити (штат Пенсильвания), рядом с которым он вместе с матушкой Анной жил в последние годы.

Петр Бутенев
24 апреля 2015 г. 14:35
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Второе явление Спаса Нерукотворного
На июньском Синоде (см. Журнал № 36) в общецерковный месяцеслов было внесено празднование 24 мая (6 июня) явления в Ярославле чудотворного образа Спаса Нерукотворного. В апреле этого года одна из древнейших и почитаемых святынь Ярославской земли (наряду с Толгской иконой Божией Матери) была торжественно передана из фондов городского художественного музея на хранение в Спасо-Афанасиевский монастырь. Явленный больше четырех столетий назад образ Спасителя был изъят вместе с другими церковными ценностями в начале 1930-х годов и долгие десятилетия считался навсегда утраченным. Несколько лет назад благодаря сотрудничеству Церкви и музея чудотворный образ был найден, отреставрирован и из музейного хранилища перенесен в храм для всенародного поклонения. PDF-версия.
13 октября 2021 г. 17:00