iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Репортажи
Илл. 1. Навершие Кувуклии. Фото Анны Гальпериной
ЖМП № 5 май 2016 /  12 мая 2016 г. 13:50
версия для печати версия для печати

Отдали образу пообразное

В НОВОМ ИЕРУСАЛИМЕ ЗАВЕРШЕНА КОМПЛЕКСНАЯ НАУЧНАЯ РЕСТАВРАЦИЯ ГЛАВНОГО МОНАСТЫРСКОГО ХРАМА - СОБОРА ВОСКРЕСЕНИЯ ХРИСТОВА

В конце минувшего года завершен важнейший этап многолетних, беспрецедентных по объему и по степени научной достоверности реставрационных работ в архитектурном ансамбле Ново-Иерусалимского монастыря, целиком отнесенном к объектам культурного наследия федерального значения (о начальном этапе: «Светися, Новый Иерусалиме!» // ЖМП. 2012. № 7). Государственная комиссия приняла в эксплуатацию отреставрированный Воскресенский собор — уникальный памятник, задуманный еще Патриархом Никоном. И хотя восстановление всего комплекса зданий еще продолжается (основное количество памятников — 15 — намечено завершить в текущем году), главный результат уже налицо.

Нынешний реставрационный цикл — первая в череде многочисленных попыток, которую удалось успешно завершить, — преобразовал собор, считавшийся холодным на протяжении трех с лишним веков, в теплый зимний храм. Благодаря современным отопительным системам температура здесь даже в самые морозные дни теперь не опустится ниже +10°С. А значит, нежные элементы лепнины и росписей, изразцового убранства больше не будут страдать от постоянных замерзаний и размерзаний.

В Неделю Фомину Святейший Патриарх Кирилл возглавил чин великого освящения собора. Храм уже доступен для верующих. В ограниченном режиме здесь проводятся экскурсии для паломников и туристов, а главное — совершаются регулярные богослужения. «По патриаршему благословению в Великую субботу 2014 года я освятил собор малым иерейским чином, и мы служили здесь до 1 августа 2014 года, — рассказывает наместник обители архимандрит Феофилакт (Безукладников). — Но затем началась трудоемкая операция по демонтажу лесов в шатре ротонды, общий объем которых достигал тысячи кубометров. Спускали их с 70-метровой высоты. Конечно, совершать богослужения в таких условиях было невозможно, поэтому мы перешли в церковь Рождества Христова, расположенную у западной стены монастыря. С Рождественского сочельника 2016 года мы снова служим в главном соборе».

К сожалению, Патриарх Никон не оставил потомкам ни единого документального свидетельства о своем замысле. Это обстоятельство служило камнем преткновения для реставраторов многих поколений. Ведь памятник с такой колоссальной историей десятки раз поновлялся, фрагментами переделывался и ремонтировался, а иногда серьезно перестраивался. Увы, в точности воссоздать его даже на момент великого освящения 1685 года невозможно. Ставший настоящей хрестоматией церковного искусства, к началу нынешнего века Воскресенский собор подошел в виде сложного переплетения разновременных дополнений и утрат. Даже просто разобраться в этом смешении архитектурных стилей, привнесенных мастерами-благоукрасителями, представлявшими различные эпохи и школы, представлялось сложнейшей задачей. А ведь потом еще предстояло решать, какой именно временной горизонт принимать за основу при работе над тем или иным элементом храмового интерьера!

«Буквально каждый элемент реставрации дотошно обсуждался членами специальной искусствоведческой комиссии и экспертного совета Министерства культуры, во многих случаях по нескольку раз, — говорит архимандрит Феофилакт. — К счастью, до нас дошла подробнейшая опись собора, составленная по указу царя Федора Алексеевича сразу после великого освящения. И самым серьезным упреком во время обсуждения у нас было слово "фантазер": каждый момент следовало обосновать, подтвердить архивными документами и достоверными историческими сведениями».

По патриаршему благословению в экспертном совете работали члены Искусствоведческой комиссии при Епархиальном совете Москвы протоиерей Владимир Силовьев (председатель), протоиерей Леонид Калинин, протоиерей Георгий Мартынов, протоиерей Борис Михайлов, протоиерей Димитрий Шумов.

За четыре с половиной года совокупная смета реставрационных работ достигла пяти млрд рублей. Свою полновесную лепту в эту сумму внесли три с половиной тысячи благотворителей, каждый второй из которых перечисляет свои пожертвования регулярно, ежемесячно направляя на специальный счет фиксированную часть доходов. Конечно, такой колоссальный объем можно было эффективно использовать, только объединив усилия Церкви, государства, меценатов и квалифицированных проектировщиков и строителей. С самого начала весь реставрационный процесс координировал Попечительский фонд воссоздания обители под председательством Дмитрия Медведева и Патриарха Алексия II (ныне сопредседатель — Святейший Патриарх Кирилл). Над проектом работал квалифицированный коллектив Центральных научно-реставрационных и проектных мастерских Министерства культуры РФ под руководством Сергея Шпилюкова.

В этой публикации мы предлагаем вниманию читателей гид по самым важным святыням и элементам убранства, кропотливо воссозданным в ходе восстановления Воскресенского собора.

Кувуклия (часовня Гроба Господня)

Несмотря на отсутствие каких-либо письменных свидетельств об архитектурном замысле Патриарха Никона, всё, что Предстоятель успел достроить и освятить внутри собора за первые восемь лет работы над ним с 1658 по 1666 год, Гроб Господень, Успенскую церковь с Темницей Спасителя и Его каменными узами, церковь Воздвижения Креста Господня на Голгофе, Живоносный Источник на месте обретения Животворящего Креста, Камень помазания, церковь в честь Усекновения главы Иоанна Предтечи и ряд заалтарных приделов — дошло до нас с минимальными изменениями. Поэтому естественным решением представлялась реставрация этих элементов в соответствии с их первозданным обликом — на конец XVII века. Камертоном и одновременно самым трудоемким компонентом этой части восстановительных процедур стала работа над Кувуклией.

Сердцевина культурно-исторического наследия Нового Иерусалима и одна из главных святынь собора, часовня Гроба Господня, и в музейное время оставалась самым посещаемым его фрагментом. Увы, вся ее верхняя часть погибла в декабре 1941 года, когда, покидая монастырь, саперы 614-го полка дивизии СС «Райх» взорвали собор, надвратную церковь Входа Господня в Иерусалим и башни монастырской ограды. К счастью, уцелели многочисленные архивные документы, по которым венчание Кувуклии тщательно воссоздано. Теперь, как и некогда, оно представляет собой сень с изразцовыми колонками, увенчанную деревянным шатриком с навершием (Илл. 1). Его восемь граней покрыты золочеными пластинами с текстами воскресных тропарей всех гласов. С западной стороны сень украшена иконой Пресвятой Богородицы, а в восьми арках — иконами святых апостолов «со страстями» (орудиями пыток, от которых они пострадали за свою земную проповедь о воскресшем Спасителе) в изразцовом обрамлении. Завершает композицию медная хоругвь с изображением воскресшего Спасителя.

Единственный вход в Кувуклию — с востока. Над ним путника встречает икона Спаса Нерукотворного со словами из ветхозаветной Песни Песней. Первое помещение часовни — придел Ангела — расписано изображениями креста с венцом (без Спасителя) (фото слева вверху), ангела, жен-мироносиц, апостолов Петра и Иоанна Богослова. Попадая под сень самого Гроба Господня, паломник видит прямо перед собой, на западной стене Кувуклии, изображение снятия Господа с креста и далее по часовой стрелке: положение Его во Гроб, Воскресение Христово, изображение пустого Гроба Господня со свитыми плащаницей и сударем и двумя ангелами. Над этой композицией — два ряда херувимов (причем нижний полностью сохранился, а верхний скрупулезно восстановлен).

Единственная черта, напоминающая здесь о новейшей истории, — следы копоти от взрыва в декабре 1941 года, сохранить которые специально попросил Дмитрий Медведев. Восемь лет назад Дмитрий Анато­льевич, осматривая собор вместе с Патриархом Алексием II, выразил свое ощущение от вида еще не восстановленной Кувуклии емко и точно: «Здесь мы видим, как наша отечественная история напластовывается на священную».

Шатер ротонды

Выполняющий функции футляра-навершия (28 м в диаметре) над Кувуклией и всей западной частью собора, шатер был собран в первой половине 1680-х годов, уже после кончины Патриарха Никона, из кирпича и белого камня. В 1723 году на праздник Вознесения Господня конструкция не выдержала собственной тяжести и, когда богомольцы с братией монастыря ушли с крестным ходом на «Елеон» (холм неподалеку от обители), съехала на западную сторону. Быстрому восстановлению шатра помешал пожар, случившийся тремя годами позднее в соборе. Более 20 лет тот пребывал в виде полуразрушенной руины. Трехъярусный шатер удалось возвести лишь Бартоломео Растрелли в 1756–1759 годах. Его-то и взорвали немцы во время Великой Отечественной войны.

Очередная попытка реставрации была предпринята в 1983–1993 годах. Она оказалась малоудачной: собранный из металлических швеллеров с фанерными окнами шатер протекал в 40 точках, но главное, не предусматривал теплоизоляции. Поэтому в 2012 году его разобрали, заменив легкой конструкцией из сибирской лиственницы по растреллиевскому проекту. В шатровых сводах по материалам фотофиксации и по описи XVIII века воссозданы живописные композиции на сюжеты 105 ветхозаветных пророчеств о Мессии (Илл. 2). Эта выраженная изобразительными средствами потрясающая проповедь, в оригинале выполненная архимандритом Никоном (Зертис-Каменским; †1771) — заслуга трех творческих коллективов: мастерских «Вифания» и «Ковчег» (руководители — соответственно Никита Нужный и Юлия Белова) и бригады под руководством доцента Московской государственной художественно-промышленной академии им. С.Г. Строганова Елены Кузне­цовой.

Центральный иконостас

Замысел Патриарха Никона о нем неизвестен. В иерусалимском храме-первообразе Гроба Господня на этом месте располагается скромный двухъярусный иконостас. Единственный переживший революционное лихолетье иконостас Воскресенского собора, скорее всего, погиб в 1941 году: от него не осталось ни физических следов, ни документальных упоминаний о демонтаже. Поэтому реставрационной концепцией за основу было принято воссоздание 12-ярусного иконостаса 24-метровой высоты в соответствии с архивными документами XVIII столетия, а также многочисленными акварелями, гравюрами и фотографиями, запечатлевшими внутреннее убранство собора.

Сейчас эта внушительная конструкция, содержащая в своем теле даже лестницу для перемещения хора между ярусами, полностью завершена. Все 86 икон для нее выполнили специалисты иконописной мастерской московского Зачатьевского ставропигиального монастыря под руководством Ларисы Шеховцовой.

Главный алтарь

Взору молящегося в основной, так называемой крестовой, части собора убранство главного алтаря, естественно, недоступно. Но с обходной галереи второго яруса его главные детали просматриваются замечательно. Нельзя не упомянуть об особым образом устроенном Горнем месте — восьми широких ступенях из крупных квадров белого камня. Некогда они (кстати, как и пол в Кувуклии) были устроены Патриархом Никоном из могильных плит. Но сейчас их основа далека от идеального состояния: камень разрушается. Дополнять его современными вставками специалисты-реставраторы разумным не посчитали. Чтобы обеспечить возможность регулярных богослужений (ведь собор — действующий храм, а не демонстрационный класс реставрации), все ступени обшили деревом и закрыли красным сукном.

В конхе главной алтарной апсиды по уцелевшему после взрыва 1941 года небольшому фрагменту воссоздана фреска XVIII века, изображающая Господа Саваофа. На боковых стенах можно разглядеть ветхозаветные приношения: святая Святых, Ковчег Завета, Предложение хлебов.

Колокольня с церковью Всех святых

Внушительное шестиярусное сооружение (высота с крестом — 62,7 м) — единственный архитектурный объем собора, который удалось воссоздать в формах XVII столетия со всеми деталями изразцового убранства. Это тем более замечательно, что после взрыва 1941 года от него чудом уцелел только пятипролетный иконостас располагавшейся в первом ярусе церкви Всех святых, изготовленный в первой половине 1680-х годов из изразцов никоновского времени. При воссоздании колокольни реставраторам пришлось выполнять поистине ювелирную процедуру: вывешивая иконостас и заводя под него домкраты, серьезно укреплять фундаменты под будущую 19-тонную конструкцию.

Сейчас иконостас, дошедший до нас деформированным и с утратами, полностью отреставрирован. Иконы для него, правда, только предстоит написать (то же самое касается, впрочем, и большинства приделов собора: по российскому законодательству, бюджетные средства в ходе реставрационных работ можно расходовать лишь на приведение в порядок недвижимых объектов культурного наследия). Завершена и колокольня в целом (Илл. 3). Ярусы звона устроены в ее втором и третьем уровнях (исторический набор из 15 колоколов уже воссоздан), а выше располагается часобитня с курантами.

Подземная церковь святых равноапостольных Константина и Елены

Ныне в здешнем убранстве преобладают барочные мотивы XVIII столетия. По хранящимся в Государственном музее-заповеднике (ГМЗ) «Новый Иерусалим» подлинным иконам воссоздан чеканный позолоченный иконостас (от его первозданного оригинала, изготовленного в XVIII веке на средства графов Алексея и Кирилла Разумовских, уцелела только медная основа) (Илл. 4). Помимо центрального здесь имеются два боковых придела. Северный — в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» — фамильный некрополь Суворовых. Семья великого русского полководца делала вклады в обитель, и здесь покоятся супруга генералиссимуса Варвара Суворова-Рымникская (†1806) и единственный их сын Аркадий (†1811). Южный — во имя священномученика Кириака, Патриарха Иерусалимского, — примыкает к пещере Обретения Животворящего Креста. Патриарх Никон предполагал устроить на этом месте святой престол. Но из-под земли забил источник с чистой прохладной водой. Поэтому патриарх заключил его в строгие формы кладезя «Живоносный Источник». Ежегодно в день празднования этой иконы Пресвятой Богородицы и на Крещение Господне здесь после торжественного крестного хода освящается вода.

Воздвиженская церковь с Голгофой

Подняться сюда можно по северной («жалостному пути») либо южной (винтовой) лестницам. Эта церковь — одна из немногих в соборе, освященных Патриархом Никоном. Само кипарисовое распятие высотой 3,4 м — в точности в меру и подобие Животворящего Креста Господня — сохранилось с никоновских времен. Теперь оно обрамлено образами предстоящих Божией Матери и святого апостола Иоанна Богослова (Илл. 5). Иконы в деревянный резной иконостас с большим Страстным чином еще предстоит написать (частично оригиналы хранятся в ГМЗ «Новый Иерусалим»).

Изразцовое убранство

Уже при Патриархе Никоне Новый Иерусалим превратился в главную мастерскую, где создавалась новейшая на тот момент отделочная керамика (подробнее см.: Припасы садового горна // ЖМП. 2016. № 1). Пожалуй, ни в одном другом архитектурном памятнике России изразцовое убранство не представлено в таком обилии и разнообразии. В тех или иных формах изразцы рассредоточены практически по всему объему Воскресенского собора. Помимо изразцов Кувуклии, о которых упоминалось выше, здесь есть и другие замечательные детали керамического убранства. Так, особый праздничный вид собору придают ставшие его визитной карточкой изразцовые оконные наличники.

По архивным данным, пять изразцовых иконостасов в различных приделах собора устроены лично Патриархом Никоном, еще три — уже после кончины Предстоятеля его ближайшими учениками и сподвижниками. Их легко узнать: «фирменным никоновским знаком» стал размещенный между первым и вторым ярусами иконостаса небольшой текст с указанием, кому посвящается придел. Кроме того, в убранстве собора можно найти множество изразцовых порталов. Самый большой из них украшает вход в Воздвиженскую церковь на Голгофе (Илл. 6).

Отдельного упоминания достойны четыре масштабных изразцовых фриза, которые представляют собой надписи славянской вязью, искусно украшенные декоративными узорами. Все они обновлены (а фрагментами и восстановлены). Первая из них встречает посетителя еще на фасаде, опоясывая снаружи центральный барабан собора: «Начало основанию Нового Иерусалима 1656 года. Святейший Никон Патриарх в царство великого государя царя Алексея Михайловича застрои, в 1679 году царь Феодор Алексеевич до сводов воздвиже, в 1685 году великие государи цари Иоанн и Петр Алексеевичи совершиша». Главную алтарную апсиду внутри и снаружи «обнимает» фриз «Неопалимая Купина», продолжение которого реставраторы воссоздали на фасадах колокольни. По внутреннему периметру шатра ротонды тянется фриз с надписью, составленной Патриархом Никоном из текстов знаменитых пасхальных слов святителей Григория Богослова и Иоанна Златоуста и дополненной духовно-назидательным обращением «Отдадим образу пообразное, познаим наше достоинство, почтим начало образное...» Завершается он исторической «летописью» с необычной датировкой, запечатлевшей год строительства собора не от Рождества, а от воскресения Христова: 1632. Наконец, годом позднее, то есть в 1666 году, в крестовой части храма Патриархом Никоном на основе духовного сочинения преподобного Григория Синаита (†1346) выполнен фриз с еще одной святоотеческой надписью. Он начинается внутри главной алтарной апсиды и имеет весьма пространное наименование: «Сказание о церковных таинствах, яко храм убо или церковь мир есть сей, место святое, Божие селение и особный дом молитвы, собрание людей».

«Предлагая чувственным очам чувственные писания, доставим мысленному уму их сокровенных смысл», — отечески наставляет паству в своей книге «Рай мысленный» Патриарх Никон. И хотя напрямую эти слова не относятся к Воскресенскому собору, они могли бы стать прекрасным эпиграфом ко всему процессу воссоздания этого памятника. Храм-проповедь, священные тексты в котором можно самостоятельно изучать часами, восстановлен в максимально приближенном к историческому оригиналу виде. И если вы выберетесь в Новый Иерусалим, в неспешном молитвенном созерцании ему лучше посвятить целый день. Поверьте, он того стоит.

Справка

Начало созиданию «Русской Палестины» Святейший Патриарх Никон (1605–1681) положил 3 июня 1656 г., приобретя вотчину Романа Боборыкина в селе Воскресенском-Сафатове на реке Истре. Год спустя в новоустроенном Воскресенском монастыре в присутствии царя Алексея Михайловича основан первый деревянный храм, после чего государь в сопровождении Патриарха дошел до Елеонского холма, осмотрел с него окрестности и, признав их подобными Иерусалиму, повелел создать здесь Ново-Иерусалимскую обитель. Первоначально топография, топонимика и церковные сооружения Нового Иерусалима воспроизводили основные святыни христианской Палестины на обширной местности, протянувшейся на 10 км с юга на север и на 5 км — с востока на запад. Сооружение Воскресенского собора началось 27 апреля 1658 г. и проходило под личным патриаршим руководством. После осуждения Патриарха и его ссылки в Кирилло-Белозерский монастырь строительные работы здесь надолго прервались и возобновились по указу царя Федора Алексеевича в 1679 г., но уже по измененному проекту. Задуманный Патриархом Никоном как преображенное подобие Храма Гроба Господня в Иерусалиме и освященный уже после кончины своего «автора» в январе 1685 г., Воскресенский собор общей высотой 75 м вмещал 15 тыс. человек и несколько десятилетий оставался крупнейшим зданием в Российском государстве. Главный замысел Патриарха Никона — создание 365 приделов (по числу дней в году), посвященных святым различных Поместных Церквей, реализовать было не суждено. Максимальное количество престолов — 42 — в монастыре насчитывалось в 1919 г. накануне его преобразования в государственный музей.

12 мая 2016 г. 13:50
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи