iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Одним миром
Иван-чай пахнет недлинным русским летом, низким небом, луговым разноцветьем на дороге от Ростова Великого к Угличу. В терпком его вкусе — десятки поколений живших и кормившихся от родной земли хлебопашцев, сотни исхоженных нищими босоногими странниками верст и напутственная спозаранку материнская молитва. Есть в нем и добросовестный труд безымянных паломников — неутомимых крестоходцев, кропотливо собирающих соцветия кипрея ежегодно в конце июля. И еще этот маленький пакетик плотной бумаги несет имя великого святого подвижника Церкви Русской. К преподобному Иринарху Затворнику корреспондент «Журнала Московской Патриархии» отправился в юбилейный год: угодник Божий окончил земной путь ровно четыре века назад — 13/26 н.ст. января 1616 года. Вернулся же из Ростовского Борисо-Глебского, что на Устье, монастыря я со знаменитым местным иван-чаем... Но не только с ним.
24 июля 2017 г. 16:00
Репортажи
фото Елены Ермиловой
ЖМП № 8 август 2013 /  30 июля 2013 г. 10:45
версия для печати версия для печати

«Реставрос»: Мы там, где нужней

За два десятилетия своего существования добровольческое объединение молодежи «Реставрос» помогло более 50 храмам России. Молодые люди приходят сюда с разной мотивацией: помочь возрождению храмов, найти спутника жизни и православных друзей, из любви к романтике и красоте русской природы. Их также привлекает теплая дружеская атмосфера христианской общины, которую удалось здесь создать. О том, чем полезен и важен для них «РеставросЪ», какую роль сыграл в их жизни, рассказывают его руководитель, священники и сами добровольцы.

Прикосновение к вечности

Впервые о «Реставросе» Елена узнала из объявления в церковной газете.
«Я человек деятельный, мне одной молитвы в храме недостаточно. Хотелось для православия что-то важное, значимое сделать, — говорит она. — Ведь вера без дел мертва. Кто-то в больнице помогает, кто-то детям-сиротам, а я выбрала “Реставрос”. Это моя десятина Богу». Она с юности занималась туризмом, и не всегда устроенный в поездках быт не стал препятствием для осуществления давней мечты. Впервые в рамках программ «Реставроса» Елена побывала в Покровском женском монастыре Нижегородской области (с.Лукино). 

Необычность была в том, что эта летняя смена не предусматривала никаких строительных работ, а была для тех, кто хочет узнать, что значит жить в монастыре. «В комнате было шесть девчонок. Мы сразу все перезнакомились и подружились, сложилась хорошая компания, и атмосфера была очень душевной, — вспоминает Елена. — С одной девушкой мы дружим до сих пор, она стала крестной моей дочки». Девушки несли послушания в трапезной, на огородах, им так понравилось, что зимой они приехали помогать монастырю уже по собственной инициативе. Второй раз Елена отправилась в поездку с «Реставросом» уже вместе с полуторагодовалым ребенком: «Мне стало скучно сидеть дома, и муж меня отпустил. Из всей группы (на этот раз девушек и ребят было примерно поровну) я знала только одного человека. Но теперь они все мои закадычные друзья». В этот раз пришлось очищать от мусора храм Воскресения Христова в селе Яковцеве (Ярославская область). Большей частью Елена работала на кухне, но также принимала участие, как и все остальные, в уборке. В храме не сохранилось никакого убранства, но в одном углу под грудой мусора ребята вдруг обнаружили части церковной утвари, осколки расписных лампад, оклады от икон и кусок парчи. «Это привело всех нас в неописуемый восторг, — говорит Елена, — было ощущение, что мы прикоснулись к вечности».

Но самое забавное, что деревенские жители очень удивлялись, узнав, что москвичи работают бесплатно. «Местные тетушки как-то раз отловили меня — видимо, я с маленьким ребенком вызывала наибольшее любопытство — и устроили “допрос”, — смеется Елена. — Их интересовало, кто мы такие, для чего приехали из Москвы в такую глухомань и сколько нам платит батюшка. Услышав, что мы работаем бесплатно, они недоуменно переглянулись и не поверили. И никто из местных, кроме двух десятилетних мальчишек, так и не пришел помогать».

Сельский приход как православная миссия

Редко, когда интерес к храму у местных жителей трудоспособного возраста простирается дальше обычного любопытства. «Часто местные жители не считают нужным помочь в возрождении святыни, да еще крутят пальцем у виска: делать вам нечего, бесплатно работать, — поясняет руководитель добровольческого объединения молодежи “РеставросЪ” Константин Лобачев. — Но, к счастью, случается и наоборот, как, например, в Тутаеве (Романов-Борисоглебск) или в селе Кочевицы (Тверская область), когда вместе с нами к реставрации подключились местные жители, в том числе и молодежь». 

По мнению настоятеля Казанской церкви села Рашкина (Тверская область) священника Александра Рабцуна, многие сельские приходы сегодня больше напоминают православные миссии в языческой стране, особенно если они расположены в глубинке среди брошенных деревень. Но, как только начинаются богослужения в храме, вокруг постепенно селятся и люди. И тогда окрестные села оживают. Но эти миссии нуждаются в поддержке. «Вот, например, в нашей общине всего несколько человек местных жителей (в селе семь домов). Остальные прихожане — приезжие из окрестных мест. Но мы не опускаем руки, восстанавливаем свой храм и помогаем соседям, как можем. А приезд ребят из “Реставроса”, их заботливое отношение к восстановлению святынь воодушевляют прихожан храма, становятся образцом для подражания», — говорит батюшка. Отец Александр рассказал, как однажды ему вместе с добровольцами из «Реставроса» довелось очищать территорию расположенной по соседству, но заброшенной церкви в честь Богоявления Господня в селе Волосове. Нужно было убрать огромное дерево, спиленное накануне из-за угрозы падения на крышу храма. «Ребята из “Реставроса” трудились с молитвой слаженно, весело, так что было приятно на них смотреть. Одеты все — парни и девчата — в аккуратные рабочие комбинезоны, — вспоминает священник. — У них работа была как песня, без лишних слов и перекуров — один катит распиленный пень, другой на тачке сучки вывозит, третий мусор на костре сжигает, да всё легко и ладно. Местная полупьяная молодежь, с усмешками перебрасываясь крепкими словечками, следила за этим с большим любопытством, однако помогать не спешила».

Москвичи не обращали на них внимания. Но постепенно у деревенских стали меняться выражения лиц, куда-то исчезла былая угрюмость. Прошло еще немного времени, и один из местных парней поднялся, побежал домой за бензопилой и включился в работу. Причем распилил самую сложную толстую часть дерева, которая была не по силам москвичам. За ним и другие деревенские потянулись, стали все вместе трудиться. «Теперь при этом храме, прежде заброшенном и опустевшем, размещается филиал Тверского общества трезвости, который окормляет священник из Твери, — говорит отец Александр. — Прихожане присматривают за храмом. И если будет угодно Богу, скоро здесь состоится первая Литургия, а затем возобновится и череда богослужений».

Зачем приходят в «Реставрос»

Мотивация молодежи, приходящей в «Реставрос», самая разная. Одни хотят встретить православного спутника жизни, другие любят природу и в душе — романтики, третьи неравнодушны к тому, что ветшают и разрушаются прекрасные храмы, а кто-то хочет найти православных друзей. А Юрия Стародубова интересовала история древних храмов и православная культура России. «Поездки с “Реставросом”, в том числе и паломническо-экскурсионные, — говорит он, — расширили мой кругозор и стали настоящим откровением — так много святых и святынь у нас есть. Я был крещен и верил в Бога, но воцерковился только в “Реставросе”. И хотя такой задачи нет, но практика показывает, что жизнь и труд в рамках “Реставроса” помогают воцерковлению. Этому способствует хороший, доброжелательный коллектив, где люди живут, работают и молятся все вместе и в результате складывается уникальная атмосфера настоящей христианской общины, которую встретишь не в каждом храме», — считает Юрий. 

В том, что участие в общем деле реставрации способствует духовному становлению молодого человека, согласны также Константин Лобачев и отец Александр Рабцун.

«Иногда молодому человеку, находящемуся в духовном поиске, трудно найти единомышленников и друзей, а подойти к батюшке в храме, чтоб получить ответы на волнующие его вопросы, он стесняется. Тем более если постоянно в храм не ходит», — размышляет Константин. Духовная тема не интересна ни его друзьям, ни близким. И он оказывается очень одинок. А в «Реставросе» большинство добровольцев разделяет его проблемы и стремление сделать что-то своими руками на благо православия. Кроме того, всегда есть возможность после работы спокойно, никуда не спеша, поговорить со священником. Это подтверждает и отец Александр: «Я стараюсь всегда выкроить время для личного общения с гостями из “Реставроса”. Ведь у ребят самый живой интерес к вопросам веры. Мы беседуем с ними на самые разные темы: и личные, и духовные. И я очень рад, когда удается помочь им в чем-то разобраться».

Мечта Константина Лобачева

Добровольцы «Реставроса» работают там, где они нужней всего. Едут туда, где другой помощи не ожидается. Всегда спрашивают: «Кроме нас, вам кто-нибудь может помочь?» И когда отвечают: «На вас одна надежда», включают этот объект в свой план в первую очередь.

Основные работы «Реставроса» не требуют профессиональных навыков: это уборка мусора, расчистка цоколя, очистка стен от старой штукатурки или их покраска, устройство отмостки вокруг храма. Однако Константин мечтает в рамках «Реставроса» о профессиональных курсах кровельщиков, плотников, каменщиков, штукатуров-маляров, чтобы можно было выполнять неотложные профессиональные работы. Например, в храме требуется восполнить кирпичами дверной проем, поставить щит или дверную кородку, чтобы туда не заходила скотина, пасущаяся в округе. Для этого нужен навык каменщиков. Некоторые «подопечные» храмы «Реставроса» включены в Федеральный список объектов культурного наследия (ОКН), что вызывает сложности при восстановительных работах. 

«Мусор-то вынесли, цоколь очистили, но ведь нужно консервацию храма провести, ту же кровлю залатать, — говорит Константин, — но без разрешения местного органа охраны памятников даже гвоздь вбить нельзя. А консервация нужна уже сейчас, чтобы храм “дожил»”до профессиональной помощи. Для разрешения на это требуется окончить профессиональные курсы, но они платные, не меньше 10 тыс. рублей по одной специальности, не каждый доброволец (в большинстве — студенческая молодежь) может это себе позволить». Хотя есть несколько человек, которых после работ в «Реставросе» заинтересовала профессия плотника. Они нашли средства, окончили курсы и сейчас в свободное время профессионально трудятся в Архангельской области на восстановлении архитектурных шедевров Русского Севера.

Со временем перед «Реставросом» встали еще две проблемы, о которых болит голова у руководителя организации. Дело в том, что храмы находящиеся в 50–70 километрах от Москвы нуждаются подчас в помощи добровольцев не меньше, чем в российской глубинке. А те в летнюю смену стремятся уехать подальше от Московского региона. «Это свойство добровольца, который настроен романтически. Ему хочется перемены мест, хочется увидеть новые пейзажи и храмы. Ему кажется, что в Подмосковье он всё видел, всё знает и всегда сюда успеет», — поясняет Константин Лобачев. Поэтому подмосковные храмы остаются в основной строительный — летний — сезон без помощи. С другой стороны, приезжая в регионы, москвичи (хотя изредка к ним присоединяются и ребята из Санкт-Петербурга, Перми и Нижнего Новгорода) трудятся здесь максимум две-три недели, а всё остальное время работать там, как правило, некому. 

В идеале работы на выбранных объектах должны продолжаться круглый год, не прерываясь с окончанием летнего сезона, как это происходит в московских храмах. Лобачев давно уже понял, что решение этих двух вопросов — в создании в регионах организации групп добровольцев, подобных «Реставросу», или хотя бы его филиалов.

Минувшей осенью Константин уже предпринял некоторые шаги в осуществлении своей мечты, побывав в Нижнем Тагиле. При поддержке администрации учебных заведений и епископа Нижнетагильского и Серовского Иннокентия Константин рассказал о работе «Реставроса» студентам и преподавателям горно-металлургического колледжа и педагогической академии. О духовной стороне этой работы присутсвующим говорил сам архиерей. Всего на этих лекциях побывало около 300 молодых людей, более 50 из них откликнулись на призыв помочь своим трудом Скорбященскому женскому монастырю, который находится в черте города. «Мы отбивали штукатурку в Крестовоздвиженском соборе. Работали два дня, во второй день пришло уже 30 человек. Но каждый раз после работы за чаепитиями я старался найти среди ребят того, кому можно было бы поручить дальнейшую организацию добровольческих работ, — вспоминает Константин. — К счастью, такой человек нашелся, правда, он согласился быть не руководителем, а координатором. И до сих пор там есть порядка десяти человек, которые регулярно помогают этому монастырю». Константин надеется в следующем году поехать в Нижний Тагил с группой «Реставроса», чтобы поддержать «боевой дух» местных добровольцев, да и познакомить с этими местами москвичей. Ведь рядом там Екатеринбург, Алапаевск, Верхотурье.

«Если удастся создать систему таких филиалов, наши коллеги из других регионов трудились бы у себя осенью-весной, а летом с радостью приехали бы потрудиться в Подмосковье, познакомиться со святынями, полюбоваться местными храмами, монастырями, усадьбами и музеями. Тем более что культурная программа в Московском регионе может быть необъятной для нового человека», — убежден Лобачев. Ведь добровольцы «Реставроса» не только работают, но и отдыхают в свободное время. Отдых включает в себя посещение местных святынь и достопримечательностей, купание, костры, песни, празднования дней рождения, прогулки на байдарках, рыбалку, настоящие походы. Словом, романтика.

Кроме того, совместный труд и отдых — лучшая возможность встретить близкого по интересам и отношению к жизни человека, который, может быть, станет твоим спутником на всю жизнь. «Только за прошлый год у нас было шесть венчаний, — говорит Елена Ермилова и добавляет, что это только те, о которых я слышала. У нас молодые пары, не откладывая в долгий ящик, рожают детей и становятся крестными друг у друга». «Сейчас начался как бы второй этап развития организации — многие из тех, кто нашел свою половинку во время поездок с “Реставросом”, хотят теперь приехать семьями, привезти с собой маленьких детей, голоса которых наполнят новой жизнью, новым счастьем тихие тверские села. И мы с радостью готовимся к этому», — комментирует отец Александр.

У «Реставроса» нет проблем в поиске объектов для оказания помощи, основную рекламу в этом дают не столько социальные сети, которые хороши для привлечения добровольцев, сколько «сарафанное радио». Многие настоятели храмов и монастырей знают, что на ребят можно положиться не только в строительных, но и в хозяйственных работах, и зовут на помощь на сенокос (Воскресенский Горицкий женский монастырь, Вологодская область), уборку урожая, прополку огородов, переборку овощей, заготовку на зиму дров (село Солдога в Ивановской области, село Яковцево в Ярославской области), чтобы расчистить территорию храма от снега или убрать упавшие деревья. Всё это делается помиао реставрации или одновременно. Вот почему «РеставросЪ», добровольцы которого сами финансируют свои поездки, так нуждается в рабочем инструменте: лопатах, бензопилах, колунах, снеговых лопатах, а не только в тачках, ломах и респираторах, и всегда готов принять эту помощь. 
 
«Ребята из “Реставроса” последний раз приезжали к нам на 8 марта, — говорит отец Александр Рабцун, — сложили большую поленницу дров: кубов 15 (самим нам такое не по силам), для отопления приходских помещений. И помогли храму в соседнем селе Сукромле перекрыть крышу». «Ничего, кроме восторгов и благодарностей к ним, у меня и прихожан нет, — добавляет священник Михаил Тарасов, настоятель храма архангела Михаила в Хлевине (Московская область, Чеховский район). — Они приехали к нам на Страстной седмице. И на службы ходили, и работали (нужно было раскопать фундамент храма). И очень много успели сделать. Основные мои прихожане — местные бабушки. Других помощников нет, хотя официально у нас в деревне круглый год живет человек 50, а в летний период бывает и триста, и пятьсот. Ребята приветливые, добрые, открытые, готовы помочь в любом деле — подмести и убрать, если надо. Работали с радостью. Помогли и помещение к праздничному столу привести в порядок, и еду приготовить. Пасха у нас получилась торжественной и красивой».

В переводе с греческого «ставрос» означает «крест». С приставкой «ре-» — восстановление креста. Восстанавливая храмы, независимо от их художественной или исторической ценности, добровольцы «Реставроса» помогают возрождению духовной жизни в России, обретая в своих душах в награду радость служения Христу.

Справка
Добровольческое объединение молодежи «РеставросЪ» было создано в 1990 г. Ее первые добровольцы были помощниками реставраторов из Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК). Сегодня в работах по восстановлению монастырей, храмов и музеев России и Ближнего Зарубежья, организованных «Реставросом», ежегодного участвует около 5 тыс. человек. Кто-то посвящает этому свой отпуск, кто-то выходные, а кто-то официальные праздничные дни. Общее количество добровольцев, трудившихся в «Реставросе» за 23 года активной деятельности организации, составляет посамым грубым оценкам около 80 000 человек. География мест, охватываемых ими, — Вологодская, Ярославская, Костромская, Нижегородская, Пермская, Ленинградская область, Краснодарский край, Москва, Подмосковье, Украина и др. Общее количество объектов, где трудились и трудятся добровольцы только в Москве и Подмоковье превышает пятьдесят. В работах «Реставроса» участвуют молодые люди преимущественно от 20 до 30 лет. За лето бывает более десяти трудовых смен, в которых участвуют в среднем около 120 человек. Добровольцы «Реставроса» также оказывают помощь и в осенне-весенний сезон во время государственных праздников. Желающие принять участие в работах «Реставроса» или помочь в приобретении инструментов могут ознакомиться с расписанием трудовых поездок на сайте организации http://www.dom-restavros.ru/ или обратиться по телефону: 8-916-646-46-95.

30 июля 2013 г. 10:45
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Архив, собранный по крупицам
Сегодня в Петербурге живет правнучка отца Иоанна Кочурова — Татьяна Игоревна Кочурова. По профессии инженер, работает в «Ленэнерго», она более 20 лет собирает фотографии, письма, документы, связанные с историей семьи Кочуровых, с судьбой отца Иоанна. К 100-летию трагической гибели своего прадеда, основываясь на этом архиве, она написала книгу «…и страдавша и погребенна… Священномученик Иоанн Царскосельский». «Я стала интересоваться историей нашей семьи, когда училась в старших классах, задавала своему дедушке, Кочурову Василию Ивановичу, вопросы о его отце. Он отвечал неохотно и очень скупо: “Мой отец был священник, расстрелян за молебен казаками Краснова в годы революции”. И все. Помню, когда его хоронили, мой отец обмолвился: “Чем жил — всё и унес с собой”». PDF-версия
13 ноября 2017 г. 15:50