iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Репортажи
Подполье под новой соборной ризницей. Справа - фрагмент первоначальной фасадной стены середины XVIв. с декоративной белокаменной облицовкой
6 июня 2014 г. 10:00
версия для печати версия для печати

Василий Блаженный и тайная комната

РИЗНИЦА ПОКРОВСКОГО СОБОРА НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ РАСКРЫВАЕТ СЕКРЕТЫ

Тоя же осени, месяца Октября, благоверный и христолюбивый царь и великий князь Иван Васильевич всея Руссии самодержец с великою верою и со многим желанием тщателне повеле поставити храм Пречистей Царицы Богородицы честнаго и славнаго Ея Покрова с приделы о Казанской победе, что милостию Ея и молением к Сыну своему и Богу нашему Иисусу Христу о роде христианского молится, и помощию Ея и святых молитвами и новых чудотворец Руских всемилостивый Бог покорил безсерменский род казанских татар царю государю Ивану Васильевичу самодержцу всея Руси под его державу.

Патриаршая (Никоновская) летопись

Подполье

«Наши гости любят допытываться, есть ли у нас подвал. Обычно мы отвечаем отрицательно: храм стоит на неглубоком ленточном фундаменте и возведен фактически на дневной поверхности, - говорит заведующая филиалом «Покровский собор» Государственного исторического музея Татьяна Сарачева. – Открывшееся при недавнем ремонте помещение, строго говоря, тоже нельзя считать подвалом. Скорее это неглубокое подполье между полом ризницы и верхними сводами находящейся ниже паперти. Но до недавнего времени о нем знали лишь считанные единицы музейных работников. Теперь же возможность заглянуть туда предоставляется всем желающим».

Возникновение потайного помещения высотой меньше двух метров архитекторы-реставраторы из Государственного исторического музея, филиалом которого является храм-памятник, объясняют чисто строительными причинами. Сыграла свою роль сложная внутренняя геометрия возводившихся в разное время церквей Покровского собора. «Нижние ярусы всего соборного комплекса построены задолго до появления ризницы – в XVI веке1, - объясняет главный архитектор проектов Центральных научно-реставрационных и проектных мастерских Татьяна Никитина. – В частности, в первом уровне под нами – паперть церкви Василия Блаженного2. А в конце XVII столетия с северной стороны к стене собора пристроили двухъярусную церковь Феодосии девицы3 (ранее престол с этим посвящением располагался в одном из соседних храмов над разрезавшим Красную площадь рвом4). И пол ее второго яруса, что вполне естественно и логично, выполнили в одном уровне с внутренней обходной галереей второго (в современной терминологии) этажа. Между этим полом и объемом нижнего яруса и возник небольшой зазор. Никакого потайного хода там нет – только слуховое окно для вентиляции. Последние десятилетия, насколько мне известно, это помещение было заполнено строительным мусором».

Феодосиевская церковь украшала северный фасад Покровского собора чуть больше века. В 1780-х годах по императорскому Указу Екатерины II собор серьезно ремонтировали и перестраивали. Тогда восьмерик и барабан с главкой этой церкви разобрали, нижний ярус превратили в крытую паперть примыкающей церкви Василия Блаженного, а престол упразднили. «И теперь только благодаря картине художника Фридриха Гильфердинга 1780 года «Вид части Красной площади в сторону Покровского собора» мы можем составить себе представление о внешнем виде Феодосиевской церкви, - продолжает Татьяна Сарачева. – В оставленном же помещении второго яруса основали так называемую новую соборную ризницу. Где ризница находилась до того времени – мы не знаем, пока это остается одной из не раскрытых тайн Покровского собора».

Рельсы над Красной площадью

Само ризничное помещение недавно музеефицировано. А вот в потайное подполье под ним посетителям хода нет. Там довольно тесно, неудобно даже стоять, а главное – нет уверенности в надежности старинных кирпичных сводов, закрывающих паперть церкви Василия Блаженного. Но для журналистов музейная администрация сделала исключение. Главный художник проекта экспозиции Андрей Рейнер открывает неприметный люк в углу, и после спуска по отвесному металлическому трапу мы оказываемся в невысоком полутемном помещении.

В его сложной пространственной структуре почти физически ощущаешь, как многократно менялся и перестраивался Покровский собор. К примеру, листы кровельного железа при недавней реставрации удалили, так что перемещаться приходится прямо по неровным кирпичным сводам нижней церкви. Действительно, экспозицию здесь разместить вряд ли возможно. И все же экспонат редчайшей красоты – вот он, прямо перед глазами. Феодосиевская церковь – некогда достаточно высокая – закрыла собой верхнюю часть первоначального северного фасада Покровского собора зодчих Бармы и Постника. Это уберегло бывшую наружную поверхность стены от позднейших переделок и ремонтов, и теперь благодаря вскрытому «секретному» подполью небольшой ее участок доступен для обозрения. Здесь можно воочию наблюдать историческую кирпичную облицовку XVI века, а главное – белокаменный декоративный карниз, когда-то опоясывавший всю стену. «Мы демонстрируем его фрагмент в первозданном виде, - поясняет Никитина. – Почищена только кирпичная кладка старой фасадной стены, но заново красить мы ее не стали».

А над нашими головами – конструктивный элемент последнего перед революцией вмешательства в интерьеры северной пристройки. Полы ризницы держатся на странных швеллерах, неуловимо что-то напоминающих ... «Видите клеймо «1878» на прокате? – улыбается Андрей Георгиевич. – Да, это год, но только не ремонта, а изготовления металлического профиля. Это обычные рельсы для узкоколейки. После использования по первоначальному предназначению железнодорожники их списывали, и они продолжали службу в новом качестве».

Скорее всего, полы укрепляли в 1890-х годах. Тогда же при масштабных поновительских работах ризницу украсили цветные витражные окна, спроектированные по заказу Московского археологического общества архитектором Андреем Павлиновым. За все время существования музея в Покровском соборе их посетителям также демонстрируют впервые: во всей красе, обновленные и очищенные от вековой грязи, и – что самое важное – с подлинными стеклами.

Царские подарки

В самой же экспозиции тоже много интересного. Громкая публичная премьера, пожалуй, лишь одна. Зато какая! Это пять больших икон, сходных как по стилю и технике написания, так и по изобразительным особенностям (например, по характерному фону). «Две из них – Иоанна Златоуста и Василия Великого – происходят из деисусного чина первоначального иконостаса соборной Покровской церкви, - рассказывает Татьяна Сарачева. – В XVIII веке его продали в село Свистуха Тверской губернии5. И когда возник наш музей, знаток древнерусского искусства Николай Померанцев и директор музея Евгений Силин разыскали их на тверской земле. Об образах Иоанна Предтечи, Архангела Гавриила и Архангела Михаила аналогичных сведений, к сожалению, нет. Так что пока их происхождение остается загадкой. Реставрация этих икон потребовала нескольких месяцев. Тяжелее всего оказалось состояние образа Крестителя Господня: чтобы стыки между досками получились четкими, пришлось собирать и скреплять между собой буквально разваливавшиеся основы иконы».

Гордость новой экспозиции – позолоченный серебряный потир 1638 года с гравировкой в овальных клеймах, свидетельствующей о вкладе царя Михаила Федоровича. По местной легенде, остальные предметы из евхаристического набора – две серебряные тарели со Знаменской иконой Божией Матери и изображением орудий Страстей, дискос, звездица и лжица – происходят из того же царского вклада.

Каждый из выставленных предметов, безусловно, достоин отдельного рассказа, но упомяну лишь о трех витринах. Напрестольные кресты – деревянные мощевики в позолоченных оправах – напоминают об упраздненных в разное время здешних церквах Василия Великого и Ризоположения Пресвятой Богородицы6. Два старопечатных Евангелия (1627 и 1692 годов – с надписью о вкладе протопопа Михаила Григорьева с братией) – поражают роскошным серебряным рельефом на окладе (на второе из упомянутых пошло 5 фунтов 3 золотника, т.е. около 2 кг драгоценного металла). Наконец, стихарь XVII века из западноевропейской ткани под названием «рытый бархат» привлекает внимание 58 дробницами – позолоченными серебряными накладками с изображениями Спасителя, Богородицы, архангелов, святых. «Это облачение реставраторы нам привезли буквально накануне открытия экспозиции, через каждые полгода его придется отправлять в музейные мастерские для кропотливого профилактического ухода», - замечает Татьяна Сарачева.

ПРИМЕЧАНИЯ

1Собор освящен в 1559 г. Великое освящение главной церкви с центральным престолом состоялось двумя годами позднее.

2Церковь Василия Блаженного, по которой многие поколения москвичей именуют весь Покровский собор, устроена над гробницей святого в перестроенном для этой цели северо-восточном углу собора в 1588 г. См.: «Указатель церквей и часовен Китай-города». М., 1916, с. 14.

3Издание «Памятники архитектуры Москвы. Кремль. Китай-город. Центральные площади». (М., 1982) это помещение именует «приделом церкви Василия Блаженного, в 1680 г. надстроенным вторым этажом» (см. с. 398-403), и упоминает о ее перестройке в ризницу в период с 1761 по 1784 г.г.

4Исследователь истории московских храмов Петр Паламарчук упоминает о перенесении церкви Феодосии девы со рва в Покровский собор в 1643 г. и о ее последующем упразднении в 1781 – 1784 г.г. (см. «Сорок сороков». М.: «КРОМ», 1994. Т.2, с. 22 – 23).

5С 1770 г. в главной соборной церкви находится иконостас, перенесенный из разобранного в тот момент в Кремле собора Черниговских чудотворцев.

6Церковь Положения Ризы Пресвятой Богородицы возведена над захоронением Иоанна Блаженного в 1672 г. Церковь Василия Великого пристроена к Покровскому собору в 1670-е годы.

6 июня 2014 г. 10:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Нота как мишень
Для немногочисленных посвященных музыкантов узкий длинный зал в первом ярусе лаврской колокольни в Сергиевом Посаде — место поистине легендарное. Это постоянная репетиционная база основанного архимандритом Матфеем (Мормылем) братского хора Троице-Сергиевой лавры. Дождливым осенним вечером в гости к хористам впервые приехал регент Московского подворья — старший преподаватель Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Владимир Горбик. Не один — с десятком певчих своего клиросного хора. И не просто так, а для пользы дела — провести мастер-класс со студентами Московской духовной академии. Яркая, наполненная экспрессивными образами преподавательская манера Владимира Александровича помогла молодым людям за одну репетицию понять, при помощи какого приема клирошане создают атмосферу вечности, почему им категорически не рекомендуется петь «консерваторским» звуком и какую фразу знаменитого Шаляпина следует помнить в любое время дня и ночи.
9 октября 2019 г. 14:59