iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00
Великое наследие Петрока Малого
Даже далеким от истории православного зодчества людям прекрасно известен этот архитектурный памятник, словно парящий над широкой излучиной Москвы-реки в Коломенском. Давно ставший визитной карточкой не только Московского государственного объединенного музея-заповедника, но и всего юга российской столицы, 41-метровый двухъярусный восьмигранный шатер поражает воображение даже сегодня. В течение почти 500 лет своей истории «Коломенская свеча» была церковью при летнем государевом дворе и обычным приходским храмом, являла верующим великую святыню – Державный образ Пречистой Владычицы – и служила декорациями нескольких вошедших в золотой фонд советской классики кинолент. Ровно четверть века назад – 17 декабря 1994 года – ее внесли в Список всемирного наследия ЮНЕСКО как уникальную реализованную заявку на новый стиль в зодчестве и ландшафтной архитектуре. Еще годом ранее здесь было создано Патриаршее подворье. С того момента Вознесенский храм совместно используется музеем и Церковью.
17 декабря 2019 г. 13:59
Репортажи
В экспозиции
18 сентября 2020 г. 14:20
версия для печати версия для печати

Фрески Калязинского монастыря проступают из-под толщи времени

КОГДА "КАНОНИЗИРОВАЛИ" ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА И ЗАЧЕМ АНГЕЛ АПОКАЛИПСИСА "ДВИГАЛ" РУКОЙ

К 80-летию гибели архитектурного ансамбля Троицкого Макарьева монастыря в затопленном при создании Угличского водохранилища городе Калязине Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева преподнес поистине царский подарок ценителям и знатокам православного искусства. Здесь открылась постоянная экспозиция, которая представляет и сами сохраненные фрагменты стенописи соборного храма обители, и подробно рассказывает об истории их спасения и растянувшейся на несколько поколений реставрации.

Само по себе рождение этой экспозиции, впервые демонстрирующей широкой публике дошедшие до нас фрески из росписи Троицкого собора, не лишено драматических коллизий. «Впервые подобную выставку планировали еще в 1940 году. Именно тогда государственная комиссия принимала результаты работы у экспедиции Академии архитектуры, при которой в то время работал наш музей, в составе 21 сотрудника, – рассказывает директор Музея архитектуры Елизавета Лихачева. – Параллельно готовилась и подробная монография. Но всем тем планам помешала война. Потом фрески Калязинского монастыря попали в Донской монастырь, после чего основную часть коллекции (103 единицы) передали в наши фонды, а остальное распределили между Третьяковкой, Русским музеем, Центральным музеем им. Андрея Рублева, Калязинским музеем и Строгановским училищем. Затем в 1950-е годы началась кропотливая научная реставрация, которая продолжается ныне и займет еще долгие годы. На сегодня из 126 снятых в 1940 году фрагментов стенописи отреставрированы девятнадцать. Возможно, из этой экспозиции какие-то памятники мы поэтапно будем отправлять на реставрацию, а их места займут возвращенные к жизни шедевры».

Трудившейся по заказу Волгостроя НКВД СССР экспедиции под руководством Павла Юкина предоставили два с небольшим месяца зимы 1939-1940 годов. В течение этого времени ученые должны были снять со стен 120 кв.м фресок. Реально же в тяжелейших погодных условиях (в тридцатиградусные морозы в строительные уровни приходилось заливать спирт – вода моментально застывала) «эвакуировать» удалось 185 кв.м. В Трапезной церкви монастыря их монтировали на так называемый паркетаж (материал на основе гипса, держащийся на реечном каркасе), а затем по льду перевезли в Богоявленский храм в незатопленной Зареченской части города. «Тут же началась первая реставрация (оговорюсь – первая в советское время, потому что прежде живопись восстанавливали в 1904 – 1905 годы): специалисты бригады Юкина, снимая сделанные перед демонтажем наклейки, укрепляли трещины, делали вставки в местах утрат и промывали поверхность», – говорит куратор выставки Зоя Золотницкая.

Стремясь в срок сдать работу комиссии, художники экспедиции невольно желали придать фрескам, изъятым из «материнских» интерьеров, изобразительную законченность, чтобы те воспринимались цельными произведениями. В первую очередь именно этим обстоятельством объясняется довольно смелое (особенно по довоенным меркам) использование тонировок и «дописываний» утраченных фрагментов. Некоторые «переосмысленные» подобным образом фрагменты росписи давали обильную пищу для размышлений исследователям следующих поколений. Так, только теперь окончательно выяснилось, что одна из верхних конечностей ангела в апокалиптическом цикле с 1940 года занимает положение, отличное от первозданного. При недавней реставрации историческая справедливость восторжествовала: руку «вернули» на место.

Впрочем, многие тайны стенописи Троицкого собора только предстоит разгадать. Так, в апокалиптическом фресковом цикле у двух ростовых фигур угадывается портретное сходство с царственном четой: государем Алексеем Михайловичем и государыней Марией Ильиничной. Подписей ни у той, ни у другой фигуры нет, зато их главы окружают нимбы. Несмотря на это, советская искусствоведческая традиция прочно отождествляла их с венценосными ктиторами обители из рода Романовых. Справедливо или нет – возможно, выяснят лишь будущие поколения исследователей.

Экспозиция открыта во внутренней анфиладе музея по адресу Москва, Воздвиженка, 5/25
ПОЛНОСТЬЮ МАТЕРИАЛ ЧИТАЙТЕ В ВОСЬМОМ НОМЕРЕ "ЖУРНАЛА МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ"

18 сентября 2020 г. 14:20
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи