iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Чудо по расписанию
Больше года в Ростове-на-Дону работает созданный под эгидой Донской митрополии Центр гуманитарной помощи. Помогающий сотням людей ежедневно и тысячам ежемесячно, он стал первой церковной организацией, где работе с украинскими беженцами придали системный характер. Затем эту эстафету подхватила соседняя Белгородская митрополия. Продолжением подобной практики стал организованный год назад Общецерковный центр приема беженцев и помощи им в храме Всех святых, в земле Российской просиявших, в Новокосине (Москва). Нынешний год для ростовского и белгородского центров стал настоящей проверкой на прочность: эти точки стали узлами распределения гуманитарной помощи по благотворительному проекту, осуществленному по патриаршему благословению международной христианской организацией.
11 декабря 2015 г. 11:25
Репортажи
Инвалиды-реабилитанты из «Дома Вероники» в пензенской Введенской церкви. Фото Владимира Ходакова.
ЖМП № 3 март 2019 /  19 марта 2019 г. 13:26
версия для печати версия для печати

Соло на саксофоне для святой Вероники

УНИКАЛЬНЫЙ ОПЫТ АДАПТАЦИИ ЛЮДЕЙ С ОСОБЕННОСТЯМИ: ПРИ ПОМОЩИ ЦЕРКВИ В ПЕНЗЕ ИНВАЛИДОВ ПЕРВОЙ ГРУППЫ ГОТОВЯТ К ПОЛНОЦЕННОЙ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ ЖИЗНИ 

«К Львовой-Беловой в гости? Это, наверное, дочка Алексея Александровича? Как же, как же, знаменитая в нашем городе фамилия!» — попутчики в купе фирменного поезда «Сура» не скрывают восхищения своим выдающимся земляком. Справедливости ради, дочь известного в Поволжье музыканта, ныне руководящего одним из краснодарских теат­ров, тоже успела заслужить право на признание не только на уровне Пензы, но и, пожалуй, всей страны. Многодетная мама Мария Львова-Белова, воспитывающая пятерых кровных и четверых приемных детей, придумала и реализует беспрецедентный для России проект государственно-церковно-общественного партнерства, помогающий людям с тяжелыми формами инвалидности нормально жить и самостоятельно зарабатывать на хлеб. За один день в Пензе корреспондент «Журнала Московской Патриархии» выяснил, откуда у Марии Алексеевны деньги на социальную адаптацию двух десятков инвалидов, почему ей помогают второе и четвертое лица государства, как происходит катехизация обитателей дома-коммуны и при чем тут великий джазмен Луи Армстронг. PDF-версия.

 

Лидеры изменений: «Ты возьми меня с собой»

В хостеле в тихом пензенском районе Веселовка — долгожданные гости: участники стажировки «Лидеры изменений: равный — равному», осуществляемой на средства президентского гранта. Ее смысл — в передаче в регионы опыта сотрудниками Автономной некоммерческой организации содействия социальной адаптации личности «Квартал Луи» (этих людей здесь называют спикерами), наработавшими самые действенные социальные практики. Цель вовсе не умозрительная. В финале рассчитанного на одну рабочую неделю интенсивного курса с мастер-классами, экскурсиями, оживленным общением, тренировками на скалодроме и матчами в боччи (очень популярная у инвалидов-опорников спортивная игра родом из Италии, главное в которой — глазомер, психологическая устойчивость, четкая стратегия и мелкая моторика кистей и пальцев) каждый участник должен предложить собственную идею по повышению качества жизни. «Это может быть и социально-коммерческий, и просто социальный проект, да хоть группа в социальной сети “ВКонтакте”», — дает установку спикер Василий после того, как каждый коротко рассказал о себе. Аудитория самая разноплановая: в зале мастер спорта по лыжным гонкам из Алатыря, паралимпийская чемпионка Сочи-2014 по биатлону из Санкт-Петербурга, колясочница — вице-мисс Уфы и еще десяток интересных, общительных, состоявшихся, симпатичных молодых людей с физическими ограничениями из разных российских регионов.

Исполнительный директор «Квартала Луи», руководитель направления помощи людям с инвалидностью Пензенской епархии Мария Львова-Белова тоже называет себя лидером изменений. И это так и есть. Сегодня, благодаря президентскому гранту, за свой труд она получает зарплату, пускай и весьма скромную. А начиналась эта деятельность, выросшая теперь в целое семейство социальных и благотворительных проектов, в те далекие годы, когда ни о каком бюджетном финансировании и мечтать не приходилось. По образованию дирижер джазового оркестра, Мария с супругом решили усыновить ребенка из детдома. Потом второго, третьего, четвертого… «Все мои дети оказались невероятно талантливы, трое ребят сейчас учатся в университетах, — говорит Мария. — Посещая таким образом детские дома, я познакомилась с мальчиком Даниилом — у него совсем не было ног. Однажды он сказал: а возьми меня с собой — хочу посмотреть, каково это жить в семье и есть нормальную еду. Мы с мужем брали его на гостевой режим и однажды увидели, как он со своим сверстником-партнером потрясающе танцует нижний брейк-данс. Решили записать видео и отправили заявку на Первый канал. Представляете, их пригласили на программу “Минута славы”, где они выиграли Гран-при!» Сейчас Даниил учится в Москве и гастролирует с известными иллюзионистами. В порыве откровенности, приехав на каникулы домой, он однажды сказал Марии: «Мам, ты знаешь, я очень долго думал, почему в моей жизни так сложилось. Ведь тогда, много лет назад, мне казалось, что жизнь закончена и ничего больше не будет. Всю жизнь я пытался тебе доказать, что ты не ошиблась, поверив в меня».

Понятно, что подарить путевку в жизнь для всех талантливых инвалидов одному человеку, даже мультимиллионеру, не под силу. Семью Марии, пускай и более-менее обеспеченную, к олигархам никак не отнесешь, к тому же сейчас ее муж-программист заканчивает обучение в Пензенской православной духовной семинарии и в ближайшей перспективе собирается принимать священный сан. В Нижнеломовском детдоме для детей-инвалидов с физическими ограничениями Мария узнала ужасную правду, о которой подавляющее большинство соотечественников предпочитает не задумываться. По достижении совершеннолетия у таких ребят два пути: дом престарелых (в современной традиции наименования — дом ветеранов, но сути это не меняет) либо, если присутствуют ментальные отклонения, психоневрологический интернат. Оба варианта, по сути, — медленное угасание без единого шанса на интересную, активную жизнь. А быть может, и не столь медленное, как думают многие. «Восемь лет назад одного из воспитанников я спросила, что же дальше, — продолжает Мария. — Он ответил: “А ничего. Дальше — дом для ветеранов труда, но я туда не попаду, потому что покончу жизнь самоубийством”. Это было не бравадой, а реальной жизнью и ужасом таких ребят от осознания полнейшего отсутствия перспектив».

В Австрии Мария увидела, как муж ее знакомой работает в сообществе волонтеров-попечителей государственно-частного партнерства, помогающего адаптироваться таким инвалидам. «Как раз тогда мой папа, забрав жену и всех моих братьев и сестер, переехал на Кубань, — вспоминает Львова-Белова. — Мы пошли ва-банк. Решили с мужем переехать в их освободившееся жилище, а свое прежнее отдали под дом-коммуну совместного проживания».

Дом на Березовском: «Не страшен демон мне»

Третьекурсник Пензенского пединститута и спикер «Квартала Луи» Иван Пчельников на машине с ручным управлением с ветерком доставляет нас на Тамбовскую заставу, в частный сектор Первомайского района Пензы. Здесь, в Березовском переулке, и располагается тот самый адаптированный под комфортное ­жилье для людей с физическими ограничениями дом-коммуна. Иван же — инвалид-колясочник с рождения, а сейчас руководитель типографии «Квартала Луи» — обитатель его «первого призыва», заселившийся сюда четыре года назад.

О типографии поговорим позднее, а пока знакомимся с хозяевами. Одна из выпускниц рассчитанного на пятерых жителей дома-коммуны недавно вышла замуж. Родила абсолютно здоровую дочку Катюшу, живет в сельской местности. Так что сейчас в Березовском переулке к переезду в собственное жилье готовятся четыре человека. Пензенский храм во имя святителя Митрофана Воронежского — по соседству, посещать его обитателям дома-коммуны удобно, чем они и пользуются. В ответ на вопрос, когда он причащался, инвалид-колясочник Евгений Немцов тушуется и начинает немного путаные, но, к сожалению, многократно слышанные доводы о собственной неготовности к Таинствам. Жаль, что Женя, по его словам, за четыре года в «Квартале Луи» полностью приучившийся к самостоятельной жизни и наладивший свой быт, умеющий свободно заказывать такси, покупать продукты, управляться с домашней техникой и освоивший работу в типографии, не понял, что любой человек как в душевном, так и в духовном плане без помощи свыше гораздо более ограничен, чем физически…

В студии-гостиной знакомимся с начина­ющей поэтессой Еленой Трошиной. В ответ на тот же самый вопрос Елена, не смущаясь, произносит «в прошлое воскресенье». Несмотря на 35-летний возраст, Лена дистанционно учится только в пятом классе общеобразовательной школы. «Тяжело заниматься, если не в состоянии даже держать голову, но еще труднее с такими детьми учителю. Потому со мной никто особо и не работал, — объясняет Елена. — Когда не стало моих бабушки и мамы, я сама себя устро­ила в дом престарелых. Как ни странно, это качественно улучшило мою жизнь, и я целых два года раздумывала, зачем мне бросаться во все то, что предложила мне Маша. Но в итоге согласилась… Изменилась с тех пор я, конечно, сильно!»

Елена раньше в инвалидной коляске — и то с трудом сидела. А сейчас она может стоять, в Центре лечения спины пытается делать первые шаги. Пока ей трудно держать равновесие — не хватает мышечной массы, не растягиваются сухожилия. Поэтому их тянут принудительно… Недавно она прыгала в тандеме с парашютом: «Вы знаете, это получилось случайно: я участвовала во Всероссийском конкурсе “Преодоление”, и за пятое место там полагался такой вот необычный приз…»

«В одном из стихотворений в своем сборнике “Другая я” вы утверждаете: “Я — соль земли, знамение дождя, / Я — запах ладана. / Не страшен демон мне, он мне неведом”… Не слишком ли дерзновенно?» — спрашиваю собеседницу. — «Это мы с одним человеком дискутировали о Боге и о потустороннем мире. Он всячески пытался меня напугать, и я вот так ему ответила в стихах… »

«Новые берега»: самый главный прораб

В ноябре прошлого года члена Общественной палаты РФ Марию Львову-Белову пригласили на встречу председателя Правительства РФ с представителями инвалидных организаций. Выступление Марии Алексеевны попало на ленты информагентств наряду с речами таких известных персон, как председатель профильного комитета Госдумы, глава Всероссийского общества инвалидов Михаил Терентьев, президент Всероссийского общества глухих Станислав Иванов, вице-президент Всероссийского общества слепых Олег Смолин. «У нас есть сервисы для детей, есть сервисы для престарелых людей, есть сервисы для людей с умственной отсталостью, но программ для молодых людей с инвалид­ностью катастрофически мало, и инфраструктура крайне неразвита. Мы хотим выступить, если это возможно, федеральной пилотной и экспериментальной площадкой для развития молодежных практик», — приводит слова Львовой-Беловой официальный портал Правительства России. В ответ Дмитрий Медведев поддержал идею и обещал помочь, предусмотрев опору на внебюджетную поддержку бизнес-структур.

Конечно, на одном доме-коммуне пилотную площадку выстраивать слишком самонадеянно. «Эту форму совместного проживания мы рассматриваем как буферный этап перед переходом к самостоятельному проживанию. Прошедших адаптацию ребят, которые не хотят с нами расставаться, планируем заселять в арт-поместье “Новые берега”, рассчитанное на 80 человек», — говорит Мария по дороге на стройплощадку в Пензенском районе.

Арт-поместье — абсолютно новый проект «Квартала Луи» на околице села Богословка. ­Генеральным планом после межевания территории этот земельный участок предназначался под строительство социальных объектов, что позволило арендовать его без проведения торгов. ­Всего здесь запланированы семь жилых зданий разной этажности (от индивидуальных коттеджей до многоквартирных домов) плюс 1,2 га пашни, а общая смета тянет на 389 млн руб. Пока что на нулевой цикл выходят два первых здания.

«Сначала я нашла трех партнеров, благодаря поддержке которых мы смогли войти в стройку, — рассказывает Львова-Белова. — Потом в храме познакомилась с человеком по имени Валерий, не пропускающим ни единого богослужения. Оказалось — профессиональный стро­итель, чья фирма временно осталась без заказов. Согласился за символическое вознаграждение поработать у нас начальником строительного участка: мол, когда деньги на жизнь закончатся, скажу. Потом кирпич одна фирма пожертвовала. Вообще я много раз убеждалась: везет тому, кто везет. Ну да, исчерпались у нас средства. Вместе с ребятами едем к мощам святителя Иннокентия Пензенского, искренне молимся. Через три недели приглашают на совещание к Медведеву, где Дмитрий Анатольевич обещает помочь… Миссионерский эффект колоссальный! Видите, говорю подопечным, каков результат?! У нас вообще с участием в богослужениях и в Таинствах принято вот так — деликатно, но действенно. Невольник не богомольник, никто никого утреннее и вечернее правила насильно читать не заставляет… К катехизации подопечных подходим предельно тактично, не требуя от них ни обязательных посещений богослужений, ни “причащений по графику”. А вот мы и приехали к нашему главному прорабу».

Машина тормозит у Успенского кафедрального собора. Мария входит в храм и молится у мощей святителя Иннокентия.

«Квартал Луи»: «Живи. Импровизируй»

«Прежде чем научить наших ребят благодарить Бога, надо, чтобы они хотя бы друг другу начали говорить “спасибо”, — говорит заместитель исполнительного директора «Квартала Луи» Ирина Смирнова. — Воспитать в них эту потребность — едва ли не самое трудное, на это уходит несколько лет. Выросшие на всем готовом, они взрослеют с четко усвоенным стереотипом: не только государство, вообще все вокруг им по гроб жизни обязаны. Первое время бороться с этой установкой, конечно, тяжело. Чтобы эффективнее ее разрушать, мы создали волонтерский отряд: наши подопечные ездят по домам престарелых и психоневрологическим интернатам со сладостями, вручают подарки, помогают тем, кто слабее их. Воспринимаются такие визиты на ура!»

Ирина — инвалид по зрению, за плечами высшее образование. По ее словам, почти отчаялась найти работу, пока по телевизору случайно не увидела выступление Львовой-Беловой. Наша спутница сопровождает нас на проезд Водопьянова. Здесь, в 44-м домовладении, раньше располагалась Пензенская духовная семинария. Потом она переехала в новое, специально выстроенное здание. На втором этаже старой семинарии митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим разместил епархиальные склады, а первый полностью отдал под проекты Марии Алексеевны.

Этот ансамбль находится в одном городском квартале вместе с «Домом на Березовском». Так для уникального адаптивно-инклюзивного комплекса и родилось название — в честь знаменитого заокеанского джазмена Луи Армстронга. Видимо, музыкальная специализация Львовой-Беловой дает о себе знать.

«Понимаете, джаз как музыкальное направление характерен тем, что в нем нет установленных рамок, но есть четкие стандарты, — объясняет Мария Львова-Белова. — Услышав джазовую импровизацию английского или, к примеру, русского коллеги, джазмен-француз поймет ее, потому что разговаривает с ними на одном языке. Так и мы — учим ребят и учимся сами импровизировать ограничениями, создавая неповторимую мелодию жизни. Кроме того, у самого Армстронга есть чему поучиться: он тоже был инаковым — темнокожим и сиротой, а стал легендой музыки».

Но красивые слова повисли бы в воздухе, если бы не опирались на твердую материальную основу. Первая типография, в которой студенты-адаптанты получали профессиональные навыки, располагалась в далекой пензенской промзоне, добираться туда было неудобно. Когда «Квартал Луи» оформился не только как название, но и как овеществленный городской топоним, высокопреосвященный Серафим безвозмездно передал ему епархиальную типографию, ­освободив от коммунальных платежей и поставив единственное условие: церковные заказы выполнять по себестоимости. В выигрыше оказались все: епархиальные склады рядом, «Квартал Луи» дополнительно получил место под размещение офисных кабинетов. И не только…

За дверью играет мягкая расслабляющая музыка, слышен негромкий говор. В кабинетах небольшого амбулаторного отделения работают массажисты, оборудована соляная пещера и специальная комната для развития мелкой моторики и тактильных ощущений. Стандартный набор для пациентов с различными формами тяжести детского церебрального паралича, аутизма, синдрома Дауна. Только с одним существенным дополнением: достойно оплачивая работу нескольким высококлассным специалистам (некоторые из них — тоже инвалиды), «Квартал Луи» имеет возможность предоставлять все эти услуги пациентам… совершенно бесплатно. Сейчас тут две группы — для старших и младших детей. Причем, если поначалу, с открытием этого направления, сформировалась некоторая очередь, теперь ее удалось ликвидировать.

На стене одного из кабинетов — удивительно зрелые живописные работы. Это наследство одной из воспитанниц — Кристины Кляузовой, покинувшей наш мир год назад в 18-летнем возрасте. Выросшая в Нижнеломовском детском доме, Кристина всю свою недолгую жизнь мечтала о персональной выставке, и теперь ее рисунки и акварели вдохновляют каждого, кто сюда приходит. Рядом — эмблема «Квартала Луи» (стилизованный саксофон с символическими изображениями трех домов там, где располагаются переключатели духовых регистров) и его краткий девиз: «Живи. Импровизируй». С двумя этапами социальной адаптации мы уже познакомились. А где же третий «домик»?

«Дом Вероники»: миллион от председателя

Вероника — очаровательная девушка с детским церебральным параличом тяжелой степени. Пока мы осваиваемся в пространстве активного пансиона для инвалидов с серьезными формами поражения, она старательно изучает репортерский блокнот и диктофон. «Вообще сюда мы берем ребят с сохранным интеллектом, — объясняет Мария Львова-Белова. — Но когда владыка освящал здесь закладной камень, меня уговорил взять ее директор Нижнеломовского детского дома. На тот момент одно место из десяти оставалось вакантным, а в психоневрологическом интернате девушку вряд ли ждало что-то хорошее. Но даже не это заставило принять меня окончательное решение в ее пользу. В один прекрасный момент меня осенило: она же ведь Вероника! Ее небесная заступница — святая праведница (чей подвиг связан с крестными страданиями Спасителя) и покровительница нашего дома, в честь которой мы и назвали пансион. Теперь это наше солнышко, вокруг нее выстроены все эмоции…»

Философия адаптивного сопровождения подо­печных предполагает постепенный рост степени автономности инвалидов. Но если выпускники «Дома на Березовском», который задумывался как переходный этап перед самостоятельной жизнью, постепенно будут заполнять «Новые берега», кто же придет к ним на замену? За этим дело не станет. С насельниками в освященном прошлым летом «Доме Вероники» уже некоторый перебор: в рассчитанных на 10 мест апартаментах живут 13 человек.

«Стандартная ситуация. Звонит замдиректора детского дома: парень-инвалид ночует на улице, помоги! Оказалось, Сережа из дома ветеранов сбежал в Петербург, где умудрился некоторое время отучиться в колледже. Возвращаться в дом ветеранов отказывается — перебивается у друзей. Не взять мы его просто не можем», — говорит Львова-Белова. На заднем дворе уже введен в эксплуатацию хозяйственный корпус с мастерской, где спикеры «Квартала Луи» мотивируют подопечных овладеть профессиональными компетенциями. Навыки передают им несложные: изготовление сувенирных значков (уже приобретен профессиональный станок), нанесение рисунка на подарочные кружки, обрезка собственной типографской продукции. Но даже такая нехитрая деятельность позволяет ребятам получать первые заработанные деньги, а заодно выявить их склонность и способность к полноценной профессиональной деятельности. В ближайших планах — запуск еще одного профориентационного направления: собственного гончарного производства.

Конечно, не все инвалиды первой группы (а в «Дом Вероники» принимают только таких) способны к физическим нагрузкам, пускай даже самым скромным. На кровати в стандартном номере перед раскрытым ноутбуком лежит девушка. Расположение ее конечностей под аккуратно сложенным одеялом, вообще вся поза, наверное, заставят съежиться даже самое черствое сердце. Сашу Селиверстову, родившуюся в Вологде в неблагополучной семье, в возрасте полутора лет из окна выбросил собственный отец. После лечения ее удочерили приемные родители. Как позднее выяснилось, ради денег — чтобы получать от государства дополнительный доход. Органы опеки вернули девочку в детский дом, где у нее началась прогрессирующая атрофия мышц. Десять лет она просто лежала без движения, а в доме престарелых, куда попала позднее, ее даже гулять не вывозили.

Сейчас Саша заканчивает дистанционное обучение в средней школе. Казалось бы, где, каким образом может работать такой человек?! Оказывается, у Александры настоящий писательский дар! С ней занимается профессиональный ­журналист, сейчас девушка трудится над пробной своей книгой — литературной версией автобиографии.

«Шесть лет назад проект “Дома Вероники” оценили в 30 млн руб., — вспоминает Львова-Белова. — Я сложила чертежи в папочку и постаралась про них забыть: собрать такую сумму казалось делом неподъемным. Тем более нас затянули повседневные проекты “Квартала Луи”. Мы бросили силы на оборудование там арт-холла и инклюзивного кафе. Это уникальное пространство, где люди с инвалидностью могут общаться, творить, отдыхать. Все наши праздники мы проводим именно там! И вот во время освящения арт-холла я подошла к владыке с идеей пансиона для тяжелых инвалидов».

«Будем строить здесь», — несколько дней спустя кивнул митрополит Серафим на голый пустырь за пензенской Введенской церковью. А через пару недель позвонил Марии: «Что сидишь? Приезжай, молебен будем служить!»

Дальше все пошло по уже знакомому нам сценарию. Вскоре Марию пригласили на окружной совет Приволжского федерального округа — просто поприсутствовать, познакомиться с первыми лицами региона. Она попросила слова — всего на полторы минуты, и совершенно неожиданно ей предоставили возможность выступить. Полпред Президента РФ Михаил Бабич, услышав об идее пансиона активного проживания, моментально выделил 6 млн руб. из собственных фондов и обязал профинансировать проект в размере хотя бы 5 млн руб. губернатора Ивана Белозерцева.

Складываю эти суммы в уме — не хватает еще 19 миллионов.

«Сама не знаю, как они набрались, — говорит Мария. — Стройку профинансировал народ — простые люди перечисляли от 100 до 500 руб. Крупных платежей было три: на полмиллиона, на миллион и еще под самый Новый год миллион перечислил Вячеслав Володин. Мы даже не сразу сообразили, что этот жертвователь — спикер Госдумы…»

Дебет с кредитом: работа на престиж страны

В отличие от «Дома на Березовском», в «Доме Вероники» есть сопровождающий персонал: состояние здоровья проживающих того требует. Но, во-первых, размещение пансиона под одной крышей с хостелом (апартаменты постоянных жителей с собственными выходами на улицу размещены на первом этаже, номера временных постояльцев — на втором) позволяет ­существенно сэкономить средства. Во-вторых, некоторые пансионеры работают в хостеле, что тоже правильно во всех отношениях (к примеру, колясочница Кристина Авраменко заселяет гостей в номера). В-третьих, собственно медицинских, лечебных процедур в «Доме Вероники» не осущест­вляют, оставляя их системе здравоохранения.

«Так, Сашу Селиверстову ведут специалисты паллиативной медицины, — объясняет Львова-Белова. — Еще у нас есть один мальчик с тяжелой формой заболевания почек, не связанного с первичной инвалидностью. Попав в дом престарелых, он пристрастился к бутылке. И после переезда к нам, когда качество его питания и вообще жизни выросло, почки, видимо, не смогли быстро перестроиться. Сейчас трижды в неделю мы возим его в больницу на диализ. Остальные врачебные консультации, лечения, осмотры и прочее — по медицинским полисам ОМС, которые оформлены у каждого подопечного».

Вся деятельность «Квартала Луи» с учетом работы офиса, арт-холла и двух жилых объектов в месяц встает примерно в 700 тыс. руб., признается Львова-Белова. Собственно на «Дом на Березовском» и «Дом Вероники» ежемесячно требуется около 480 тысяч, в том числе 120 тысяч — зарплата сотрудникам, 60 тысяч — коммунальные платежи, 80 тысяч — оплата услуг узких специалистов (массажистов, логопедов и т. д.). Остальное — расходы на питание, платные медицинские услуги, транспорт. Львиную долю этих затрат покрывают спонсорские перечисления. Своими личными средствами прожива­ющие «закрывают» примерно 100 тыс. руб. ежемесячно (даже если кто-то из них совсем ничего не зарабатывает, государство выплачивает ему как инвалиду первой группы 15 тыс. руб.; в государственном доме ветеранов в «общий котел» обычно отдают три четверти этой суммы, а в «Квартале Луи» соответствующая «ставка» ниже — примерно три пятых). От арт-холла и инклюзивного кафе серьезных доходов нет: даже если и случаются редкие сторонние заказы, «Квартал Луи» сдает это пространство за символические деньги. Еще 40–50 тысяч — прибыль от коммерческой деятельности типографии и от сдачи номеров в 24-местном хостеле.

«Заселяем мы сюда за пожертвования, — говорит Львова-Белова. — Обычно в многоместном номере за сутки человек платит по 350 руб. В двухместном сутки стоят 500 руб. с человека, а в VIP-номере — 1,5 тыс. руб.»

Но главная «прибыль» от хостела все же не коммерческая. Во время футбольного Чемпи­оната мира в хостеле «Дома Вероники» побывали гости из девяти стран: до «Саранск-арены» отсюда всего два часа на машине. «Испанский болельщик, подойдя к моей стойке, высказался примерно так: сегодня Россия предстала для меня совершенно иной страной — ведь если в сервисе работают люди с инвалидностью, значит, это очень душевная и глубокоразвитая страна», — говорит администратор хостела 21-летняя колясочница Катя Дементьева.

«Арт-поместье нам нужно, чтобы полноценно адаптировать ребят с физическими ограничениями к нормальной человеческой жизни. В “Доме Вероники” мы будем мотивировать тяжелых подопечных, затем самых способных из них переселять в “Дом на Березовском”, а в “Новых берегах” они в привычной для себя среде будут жить с полным комфортом», — мечтает Львова-Белова. И у нее обязательно получится. Ведь недаром она — «лидер перемен».

КОММЕНТАРИЙ

Митрополит Пензенский и Нижнеломовский Серафим: "Такие проекты помогают Церкви, обществу и государству находить точки соприкосновения"

Опыт нашей епархии, которая поддержала инициативу Марии Львовой-Беловой, уникален. Мне всегда казалось, что государство уделяет большое внимание проблемам людей с ограниченными возможностями. Но когда Мария Алексеевна рассказала мне, что ждет этих молодых людей после детдома, я не мог не поддержать ее инициативу. Возможно, поддержка была не настолько масштабной, насколько это необходимо. Тем не менее мы смогли предоставить помещение, площади, землю под строительство. Епархия участвует, насколько возможно, в деятельности «Квартала Луи», «Дома Вероники» и всех тех проектов, которые направлены на помощь людям с ограниченными возможностями.

Такие проекты помогают Церкви, обществу и государству совместно найти возможность решения проблемы и поучаст­вовать в добром деле устройства этих людей на работу, адаптации их в обычной жизни. И конечно, мне радостно, что их возглавляет Мария Алексеевна. Это человек живой, энергичный, верующий, воцерковленный с самого детства. Несмотря на то что у нее многодетная семья — свои и приемные дети, она успевает все делать добросовестно.

В любом деле, на мой взгляд, главный двигатель — это прежде всего воодушевленный идеей человек, ставящий перед собой цель и ее достигающий. Таковы люди, которые берутся за очень большие проекты, будь то строительство храмов или реабилитационных центров. Слава Богу, что такие проекты существуют, а общество и власть имущие обращают на нужды людей с ограниченными физическими возможностями все больше внимания и жертвуют серьезные средства. Надеюсь, все то, что Мария Алексеевна задумала, будет до конца воплощено в жизнь.

 

 

19 марта 2019 г. 13:26
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи