iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Услышать сердцем, прозреть ладонями
Дом слепоглухих в Пучкове — беспреце­дентный в России церковный проект социального сопровождения людей с серьез­ными нарушениями слуха и зрения. Возник он семь лет назад при Казанском приходе в большом селе близ Троицка, только вошедшего тогда в черту столицы (об этом начинании мы подробно рассказывали в материале «Услыши мя, Господи» в № 8 за 2016 год). С тех пор апробированные ранее практические методики по работе со слепоглухими со всей страны применяются здесь на постоянной основе. Выпускники Дома слепоглухих осваивают самостоятельное проживание в специальной тренировочной квартире в соседнем Троицке, работают на местных предприятиях и недавно отпраздновали новоселье на подворье дома — фактически втором благоустроенном жилом корпусе, с самого начала адаптированном под нужды особенных людей. PDF-версия.
10 февраля 2022 г. 15:00
Репортажи
Коллектив специалистов Центра детской реабилитации и протезирования в Дамаске
ЖМП № 7 июль 2022 /  11 июля 2022 г. 15:00
версия для печати версия для печати

Церковь помогает маленьким героям

В СИРИИ ОТКРЫЛСЯ ЦЕНТР РЕАБИЛИТАЦИИ И ПРОТЕЗИРОВАНИЯ ДЛЯ ДЕТЕЙ, ПОСТРАДАВШИХ ОТ ВОЙН

Уже четыре месяца в Дамаске при Подворье Русской Православной Церкви действует медицинский центр, в котором всем детям, получившим тяжелые травмы в результате военных действий, оказывается всесторонняя медицинская, психологическая и реабилитационная помощь. Он создан по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла при поддержке Блаженнейшего Патриарха Антиохийского и всего Востока Иоанна Х, Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации, Благотворительного фонда «Познание» и других организаций. PDF-версия.


История Джуди 

«Хотите, я расскажу, как все это со мной случилось?» — с экрана смартфона на меня смотрит детское смуглое личико с большими черными глазами, непослушные кудряшки заботливо заплетены в две косички. Джуди восемь лет, она одна из пациенток Центра детской реабилитации и протезирования в Дамаске. Она мечтает стать врачом и лечить детей. Пять лет назад в ее жизни случилась трагедия. Вместе с мамой они ехали в автобусе, когда он попал под минометный обстрел. Мама погибла сразу, а девочка получила множественные ранения нижней части тела. Некоторые органы пришлось частично или полностью удалить. У Джуди уже никогда не будет своих детей. Кроме того, у ребенка есть деликатные проблемы, которые смогут решить только опытные хирурги. К счастью, девочка, хотя и прихрамывая, но ходит сама. Скоро ей понадобятся новые протезы для ног. 

— Кроме лечения физической травмы, Джуди нуждается и в психологической поддержке, — рассказывает психолог и физиотерапевт Реабилитационного центра Раша Харфуш. — И хотя ее воспитывает тетя, отдающая ребенку всю себя, девочка по-прежнему глубоко переживает потерю матери. Однажды она даже сказала мне: «Ты очень на нее похожа, можно я буду называть тебя мамой?» 

 Эту утрату нельзя восполнить, но можно создать условия, где душевные и физические раны затянутся быстрее, и такую возможность как раз и предоставляет Реабилитационный центр. 

— Здесь высокое качество лечения, есть все необходимые специалисты, очень доброжелательная, теплая атмосфера. И Джуди очень любит сюда приезжать, даже когда у нее нет процедур, — говорит тетя девочки, Нура Хатаб. — Это очень важно для ее лечения. 

С 2018 года пострадавших от военных действий и их последствий сирийских детей привозили на лечение в Москву в Научно-практический центр детской психоневрологии Департамента здравоохранения. Эта работа началась по благословению предстоятелей Русской и Антиохийской Православных Церквей. Но инициатива создания именно Реабилитационного центра в Дамаске при Подворье Русской Церкви принадлежит митрополиту Будапештскому и Венгерскому  Илариону (до 07.06.2022 г. председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата). А все организационные вопросы по его созданию взял на себя благотворительный фонд «Познание». 

— У каждого из наших пациентов своя трагичная история, — рассказывает генеральный директор центра доктор Хасан Нас-Аллах. — Кто-то попал под обстрел, у кого-то взорвалась в руках подаренная неизвестным прохожим или подобранная на улице игрушка, кто-то наступил на мину. У нас сейчас лечатся два десятилетних мальчика. Их было трое друзей, они зашли в какое-то помещение рядом с аэропортом и подорвались на мине. Один ребенок сразу погиб, второй остался без рук, а третий потерял ногу и полностью зрение. И это не единственный случай. 

Утрата одной или нескольких конечностей, потеря зрения, травмы позвоночника, проблемы со слухом и речью после сильнейшего психологического шока от взрыва и гибели у них на глазах родителей или близких людей — таков неполный перечень диагнозов юных пациентов. Сегодня с ними работают лучшие сирийские врачи, имеющие богатый опыт лечения разного рода проблем, травм, нарушений здоровья, в том числе и в боевых условиях. Центр укомплектован необходимой аппаратурой, а если у местных медиков возникают какие-то вопросы, связанные со сложными случаями, к ним на помощь всегда готовы прийти российские коллеги.

Комплексный подход

В основе методики лечения лежит комплексный подход, разработанный в Научно-практическом центре детской психоневрологии Департамента здравоохранения Москвы, который возглавляет доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач России Татьяна Тимофеевна Батышева. Суть российского ноу-­хау в том, что с каждым ребенком занимаются не один-два специалиста, а мультидисциплинарная команда врачей, в которую входят неврологи, педиатры, врачи ЛФК, психологи и др. 

— Руководит этой командой лечащий врач, — объясняет Татьяна Тимофеевна. — Его задача — оценить состояние здоровья ребенка перед началом восстановления, а также реабилитационный статус с учетом заключений всех специалистов, поставить диагноз, сформировать цель оздоровительных мероприятий, составить индивидуальный план лечения и многое другое. При необходимости занятия курса корректируются, подключаются специалисты более узкого профиля. 

Такой подход обеспечивает всестороннюю и качественную помощь. Именно в такой многоуровневой работе нуждаются все пациенты Реабилитационного центра в Дамаске. Потому что практически каждый из них в разной степени имеет и физические, и психологические, и социальные нарушения. И эффективно помочь им можно только комплексно. 

Особенная роль в этой команде у психологов, потому что выздоровление, реабилитация и социализация во многом зависят от морального состояния пациента и его внутренней мотивации, правильного настроя на выздоровление. 

— Когда дети впервые приезжают в центр, они все без исключения первые 2–3 дня рисуют или пишут только черным цветом. Хотя рядом лежат разноцветные краски. И еще они не хотят с вами ни о чем говорить, просто поворачиваются к вам спиной, — говорит главный врач Реабилитационного центра Джихад Мухаммад Хаддад. — Но через неделю, после общения с психологами, в их палитре уже все цвета радуги. На лицах можно увидеть улыбку, а иногда и услышать детский смех, они становятся более общительными. Тем не менее возвращение в общество и принятие своей травмы — это сложный процесс, требующий длительной внутренней работы, и у каждого он проходит по-своему. 

Белая трость для Махмуда

В 2014 году в Хомсе случилась трагедия. Террористы устроили взрыв в одной из школ, в результате которого погибло тридцать детей. Еще большее число получили тяжелые ранения. Среди них был и Махмуд, потерявший правую руку и полностью лишившийся зрения. На протезирование и реабилитацию мальчика привезли в Москву. Поначалу ему было очень трудно смириться с мыслью, что зрение потеряно навсегда. Он отказывался учиться ходить с тростью и все твердил, что ему скоро сделают протезы для глаз, и он снова станет зрячим. 

— На одном из первых занятий я увидела его растерянным, сидящим в стороне от всех. Подошла, чтобы с ним поговорить, и он, тогда еще совсем ребенок, задал мне совсем не детские и страшные вопросы, — вспоминает Татьяна Батышева. — Мальчик спросил, за что с ним все это сделали и как, для чего ему дальше жить. Я сказала: «Теперь твоя главная задача — стать еще сильнее, двигаться к лучшему, чтобы помогать другим, ведь Господь выбрал именно тебя и подарил поездку в Россию на лечение именно тебе». После этих ободряющих слов подросток стал усердно заниматься и тренироваться. Научился пользоваться белой тростью, к нему вернулась вера в себя, в жизнь и в людей. Провожая Махмуда в Сирию, сотрудники московского центра подарили ему целый набор белых тростей в надежде, что они пригодятся его друзьям и соседям — всем, кому тоже нужна подобная помощь. Позже стало известно, что дома Махмуд раздал трости и проинструктировал очень многих людей, которые потеряли зрение. Сейчас он научился играть на органе — на слух, одной рукой. Он был в числе детей на открытии Реабилитационного центра в Дамаске, где встречал других пациентов. 

Психологи Реабилитационного центра помогают также родителям, которые сами пребывают в стрессе или глубокой депрессии после того, что произошло с их детьми. И часто не знают, как себя правильно вести с ними, чтобы не травмировать дитя еще больше, как заниматься с таким ребенком дома, потому что занятий только в центре не всегда достаточно. 

Юсифу три года. Он родился с задержкой развития. Алия была беременна им, когда в их дом попала бомба. Нервное потрясение матери повлияло на развитие малыша в ее утробе. Мальчик только недавно начал узнавать родителей, а вместо слов он произносит лишь отдельные звуки. Он не умеет сидеть и пока не может ходить. 

— Я работаю над собой, посещаю занятия по психотерапии, понимая, что должна быть не только мамой, но и доктором для своего сына, — говорит Алия. — Мы занимаемся и в центре, и каждый день дома. Уверена, что Юсиф может достичь значительного прогресса в развитии. Я должна быть сильной и целеустремленной, чтобы эта сила передалась моему сыну. И муж меня во всем поддерживает. Центр стал для нас вторым домом, он — наша надежда.

Первостепенный вопрос, который приходится решать сирийским специалистам, это протезирование. Большинство детей, особенно девочки, у которых нет той или иной конечности, очень страдают от этого. Научить их принимать новую реальность и пользоваться протезом — одна из главных задач сразу нескольких специалистов. 

— Мы стараемся делать протезы максимально похожими на живые части тела. Но основная цель — это сохранить двигательные навыки, чтобы ребенок чувствовал, что рука у него все-таки есть, и научился просто брать ею ложку, стакан, переворачивать предметы, обслуживать сам себя, — поясняет доктор Джихад. — Если этого не делать, мышечная система не разрабатывается и атрофируется. В итоге кость растет, а мышцы нет. Вместе с тем каждый протез, предназначенный для конкретного человека, уникален. Когда нога или рука вырастает, использовать его целиком для другого ребенка не получится. Можно взять только отдельные неизношенные детали, например коленный сустав, — поясняет доктор. 

— Ребенок растет, и если не заменить протезы вовремя, через очень короткое время они начнут натирать, сдавливать тело, доставляя невыносимую боль. И тогда человек автоматически лишается возможности жить полноценно, — дополняет коллегу Татьяна Батышева. 

Без протезов очень часто дети вынуждены оставаться дома отрезанными от мира, от сверстников, от привычной жизни — фактически в одиночестве. А это критично для них, для детской психики в целом.

— Каждый из сирийских детей — настоящий герой, — уверена Татьяна Тимофеевна. — Мы никогда не забудем, как здесь, в Москве, а потом и в Сирии эти ребята через боль, через не могу делали свои первые шаги. Учились вновь ходить, общаться, говорить, смеяться. И день ото дня с помощью всех наших врачей они двигались вперед и побеждали муки, страх, свои тяжелейшие травмы. У них это получалось! Я уверена, что и в будущем у каждого из них все сложится благополучно. 

На открытии Центра детской реабилитации и протезирования при Русском подворье в Дамаске митрополит Иларион очень емко сформулировал ответ на вопрос, почему Русская Церковь инициировала создание такого медицинского центра: 

— Наша задача — помочь всем этим детям стать настоящими людьми, чтобы, несмотря на то, что с ними произошло в детстве, каждый из них прожил достойную, счастливую жизнь. И я хочу заверить наших сирийских братьев и сестер, что Россия и Русская Православная Церковь всегда будут с вами. Мы будем делать все от нас зависящее для того, чтобы ваша страна как можно скорее восстала из руин, чтобы все ее жители, дети и взрослые, были счастливы.


Справка

Центр детской реабилитации и протезирования при Подворье Русской Православной Церкви в Дамаске был открыт 6 марта 2022 г. В нем лечатся дети со всей Сирии, получившие военные и бытовые травмы. Центр создан по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла при поддержке Патриарха Антиохийского и всего Востока Иоанна X, Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации, Фонда поддержки христианской культуры и наследия, Благотворительных фондов «Познание» и «Kirche in Not». Клиника оснащена всем необходимым оборудованием. Прием маленьких пациентов ведут квалифицированные специалисты с большим опытом работы в своей сфере, это неврологи, педиатры, врачи ЛФК, психологи и др. Здесь созданы комфортные условия для детей: есть детская площадка, бассейн, спортзал с необходимым оборудованием, кабинеты музыко- и арт-терапии. В настоящее время помощь в центре получают до 60 детей в возрасте от 7 до 18 лет. Планируется, что ежегодно здесь будут находиться на реабилитации 800–1000 пациентов. 

11 июля 2022 г. 15:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Подрясник как форма проповеди
Этим материалом «Журнал Московской Патриархии» продолжает цикл статей, задача которых — собирать ответы известных и уважаемых духовников на самые острые и актуальные практические вопросы пастырского служения, волнующие священников сегодня. Ценность материала именно в том, что это ответ не одного пастыря, а целая палитра мнений, отражающих разные аспекты темы и не совпадающих между собой. Такой подход позволяет шире взглянуть на проблему, учесть многообразие современного пастырского опыта и соотнести его с теми трудностями, которые возникают в контексте служения у каждого священника. Основой для этих статей служат публикации интернет-портала «Пастырь», созданного при совместном участии Православного Свято-Тихоновского богословского института и Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви для того, чтобы поддерживать диалог и обмен практическим опытом между священнослужителями Русской Церкви. Все наши читатели могут присоединиться к этому обсуждению и продолжить общение после регистрации на портале «Пастырь». PDF-версия.
6 августа 2022 г. 19:00
Циничная афера на уровне государства
Одним из распространенных стереотипов советской историографии изъятия храмового имущества в 1922 году являлся тезис о всенародной поддержке этой антицерковной кампании государства. И хотя изъятие ценностей часто проходило в форме грабежа и почти всегда на фоне волнений среди верующих, многие ученые до сих пор уверены: широкие слои народа с пониманием отнеслись к тому, что Церковь должна отдать властям все, что у нее есть, включая священные сосуды. Мифы об изъятии церковных святынь, порожденные советскими пропагандистами столетие назад, на основе новых архивных данных «Журналу Московской Патриархии» прокомментировал научный сотрудник Отдела новейшей истории Русской Православной Церкви ПСТГУ, кандидат философских наук, кандидат богословия священник Сергий Иванов. PDF-версия.
22 июля 2022 г. 11:00