iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Райский сад на земле
Прихрамовая территория — словно церковная сень, которая приглашает молящихся в храм и помогает им на пороге храма оставить повседневную житейскую суету. Талантливая организация прилегающего к храму зеленого участка зачастую не только настраивает на молитву, но и способствует первому общению со священнослужителем — ведь желание просто погулять, отдохнуть в монастырском или приходском саду со временем может перерасти в стремление к воцерковлению. Тем не менее единых подходов к ландшафтному озеленению в Церкви, как ни странно, до сих пор нет, и это направление продолжает оставаться полем для экспериментов архитекторов и садовников. «Журнал Московской Патриархии» представляет несколько удачных проектных и уже реализованных на практике решений, которые можно рассматривать в качестве ориентиров при благоустройстве прихрамовых земельных участков. PDF-версия
20 сентября 2019 г. 09:59
Рецензии
ЖМП № 10 октябрь 2011 /  26 октября 2011 г.
версия для печати версия для печати

Свидетельство возрождения церковно-исторической науки

В конце прошлого года Издательство Крутицкого подворья выпустило монографию кандидата исторических наук, старшего преподавателя исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета и преподавателя Санкт-Петербургской духовной академии Андрея Митрофанова «Церковное право и его кодификация в период раннего средневековья IV–XI вв.» Исследование вышло в основанной в 1991 году серии «Материалы по истории Церкви», в которой широко представлена церковно-историческая проблематика, впрочем, до последнего времени связанная преимущественно с историей Русской Православной Церкви.

Эта книга, как и предшествующая ей монография А.Ю. Митрофанова «История церковных соборов в Италии (IV–V вв.)», удостоенная в 2007 году Макариевской премии, с полным основанием может рассматриваться как одна из наиболее успешных попыток возрождения в современной российской науке исследовательской традиции русских церковных историков и канонистов ХIХ — начала ХХ века. В книге рассмат-ривается проблематика, являющаяся в значительной степени ключевой для понимания развития как правового, так и культурно-религиозного наследия христианской Церкви в период становления европейской цивилизации.

Развивая методы исследования памятников церковного права, уже апробированные профессорами Санкт-Петербургской духовной академии В.Н. Бенешевичем (1874–1938) и Казанской духовной академии В.А. Нарбековым (1862–?) на материале рукописной традиции византийского Номоканона 14 титулов, А.Ю. Митрофанов обращается к изучению источников более древнего периода, рассматривая латинские сборники церковного права времен папы Геласия (492–496) в качестве основы последующего экклезиологического размежевания романского и византийского миров. При этом А.Ю. Митрофанов демонстрирует не часто встречающееся у современных молодых исследователей умение богословско-канонически вдумчиво и филологически точно изучать исторические источники. Подтверждением этому, в частности, служит доскональное не только текстологическое, но и церковно-историческое исследование рукописной традиции «Квеснеллова собрания». В связи с этим примечательно, что среди рецензентов монографии А.Ю. Митрофанова присутствует известный в нашей стране и за рубежом специалист в области западноевропейской палеографии и кодикологии доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела рукописей Российской национальной библиотеки Л.И. Киселева.

Опираясь на собственные текстологические исследования и сопоставления различных списков памятника, в частности Аррасского кодекса 644 из собрания аббатства святого Вааста и Эйнзидельнского кодекса 191 из собрания аббатства Святой Девы Марии Отшельников, А.Ю. Митрофанов представляет глубоко продуманные и всесторонне обоснованные выводы, подкрепляемые генеалогическим древом — стеммой рукописей. Выводы автора совершенно самостоятельны и во многом расходятся с мнениями признанных авторитетными западных исследователей в области истории латинского церковного права: Л.Дюшена, Ч.Х. Турнера, Ж.Годме, М.Петолетти, содержание трудов которых А.Ю. Митрофанов прекрасно знает и значение творчества которых объективно оценивает. Бесспорно, что критическая публикация Кодекса Vetus Romanus, основанная на рукописных списках «Квеснеллова собрания», является наиболее ценной в научном отношении и оригинальной частью монографии А.Ю. Митрофанова, сравнимой по своей методологической основе и по своему научному значению с критическими публикациями В.Н. Бенешевича и Ш.Мунье.

В известном смысле методы текстологического и палеографического исследования применяются А.Ю. Митрофановым и в более широком контексте при анализе многочисленных редакций «Собрания канонов» Ансельма Луккского, полного критического издания которого по сей день не существует. С этой точки зрения труд А.Ю. Митрофанова вносит важную лепту в выявление старейших редакций указанного сборника и продолжает дело профессора Ф.Танера, который, как известно, не смог завершить изучение «Собрания канонов» Ансельма из-за вступления Италии в Первую мировую войну.

Тщательно проведенное текстологическое исследование памятников канонического права позволяет А.Ю. Митрофанову создать прочное научное основание для доказательства источниковедческой концепции, формулируемой им в монографии в качестве закономерно следующего из ее содержания вывода. Важнейшее положение этой концепции заключается в следующем: развитие папского примата, особенно ощутимо проявлявшееся с IX века, было в значительной степени предопределено как местной древнеримской христианской традицией IV–V веков (Папы Дамас, Лев Великий, Геласий постоянно подчеркивали общецерковное значение Петрова наследия), так и специфической позицией Восточной Церкви по отношению к идее папского первенства. Специфика данной позиции заключалась в том, что, с одной стороны, многие отцы Восточной Церкви признавали с харизматической точки зрения духовный авторитет Римского епископа в качестве преемника апостола Петра в вопросах веры и благочестия (отцы Халкидонского Собора, впоследствии святые Максим Исповедник, Федор Студит), с другой — Восточная Церковь в лице своих представителей тщательно избегала того, чтобы наделять этот авторитет какой-либо канонической санкцией, подчеркивая общецерковное значение пентархии и стремясь уравнять в юридических правах Рим и Константинополь (28-е правило Халкидонского Собора, 36-е правило Трулльского Собора). На фоне подобного двоякого отношения к папскому первенству весьма показательно снисходительное и отчужденное восприятие отцами Восточной Церкви обычаев латинских Поместных Церквей, впервые выраженное явно в так называемых антилатинских канонах Трулльского Собора, а затем проявившееся в полной мере спустя полтора столетия в сочинениях Патриарха Фотия (IX). Развитие римской папской экклезиологии на Западе было тесно связано с распространением миссионерства и латинской церковной культуры в VI–VIII веках на варваризированных пространствах бывшей Западной Римской империи, а также за пределами ее рейнской границы. С этой точки зрения правомерен вывод А.Ю. Митрофанова о том, что позиция Римской Церкви также оставалась весьма динамичной, в то время как единое греко-римское культурное пространство еще существовало в VI–IX веках и подкреплялось византийским военно-политическим присутствием в Италии. Римские епископы должны были считаться с пентархией в ее византийском понимании. В эту эпоху учение о папском примате оставалось специфически западным явлением, удобным лишь для внутреннего употребления в латинских землях. Однако уклонение византийских императоров в иконоборчество в VIII–IX веках, воссоздание Западной Римской империи каролингами в IX столетии способствовали дальнейшему культурно-религиозному отчуждению Рима и Константинополя.

В XI веке в Римской Церкви возобладало влияние епископов франкского и немецкого происхождения. Это влияние несло в себе утверждение папского примата как универсального экклезиологического принципа, обязательного для всего христианства. С точки зрения деятелей клюнийского движения и григорианской реформы, этот принцип предполагал не только духовный авторитет, но и юридическую власть Пап над всей Церковью. Концепция, однажды в IX веке заявленная авторами «Псевдо-Исидоровых декреталий» для спасения нескольких франкских епископов от всесильного императорского суда, была занесена дамокловым мечом над отношениями Рима и Византии в период клюнийского движения. Как известно, этот меч, пусть и не окончательно, всё же рассек тело земной Церкви в 1054 году, породив схизму — разрыв церковного общения между латинским Западом и византийским Востоком. Рассматривая описанную проблематику, А.Ю. Митрофанов в значительной степени углубляет выводы крупных отечественных богословов и церковных историков ХХ века А.В. Карташева и протопресвитера Иоанна Мейендорфа, подтверждая и корректируя их при помощи привлечения новых церковно-правовых источников. Значительная часть монографии А.Ю. Митрофанова посвящена подробному обзору церковно-юридической литературы и рассмотрению как русской, так и западной историографических традиций ее изучения, полноправным продолжателем которых, вне всякого сомнения, является наш автор.

Книга А.Ю. Митрофанова, оставаясь строго научным исследованием, написана живым и образным языком, что позволяет автору избежать лишней наукообразности и сухости изложения, которые, увы, нередко присущи работам, связанным с изучением церковного права. Вышеизложенные обстоятельства позволяют нам рассматривать монографию А.Ю. Митрофанова не только в качестве ученого труда, имеющего очевидную ценность для современных историков-медиевистов и византинистов, но и в качестве зримого свидетельства возрождения в стенах как Санкт-Петербургского государственного университета, так и Санкт-Петербургской духовной академии высокой традиции русской церковно-исторической научной школы, снискавшей заслуженную славу в европейской науке на рубеже ХIХ–ХХ веков.

26 октября 2011 г.
Ключевые слова: Европа, католичество, Рим
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Нота как мишень
Для немногочисленных посвященных музыкантов узкий длинный зал в первом ярусе лаврской колокольни в Сергиевом Посаде — место поистине легендарное. Это постоянная репетиционная база основанного архимандритом Матфеем (Мормылем) братского хора Троице-Сергиевой лавры. Дождливым осенним вечером в гости к хористам впервые приехал регент Московского подворья — старший преподаватель Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Владимир Горбик. Не один — с десятком певчих своего клиросного хора. И не просто так, а для пользы дела — провести мастер-класс со студентами Московской духовной академии. Яркая, наполненная экспрессивными образами преподавательская манера Владимира Александровича помогла молодым людям за одну репетицию понять, при помощи какого приема клирошане создают атмосферу вечности, почему им категорически не рекомендуется петь «консерваторским» звуком и какую фразу знаменитого Шаляпина следует помнить в любое время дня и ночи.
9 октября 2019 г. 14:59