iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Священник в больнице: дети — это настоящие маленькие борцы
Германия славится своей системой здравоохранения. Поэтому многие родители с детьми, страдающими тяжелыми, неизлечимыми заболеваниями стремятся пройти курс лечения именно в немецких клиниках. Среди них есть россияне и жители стран бывшего СССР. Получая здесь необходимую медицинскую помощь, они также испытывают острую потребность в духовном утешении. Священник Александр Калинский, ныне помощник настоятеля храма св. прав. Елизаветы в Висбадене (Берлинская епархия РПЦЗ), много лет служил в храме во имя великомученика и целителя Пантелеимона в Кельне и нес духовное попечение над пациентами местной клиники. Об особенностях служения православного священника в немецкой больнице отец Александр рассказал корреспонденту «Журнала Московской Патриархии»
8 января 2018 г. 12:15
За каменной стеной
В беседе с одним из своих ближайших сподвижников — апостолом Петром — Спаситель прямо говорит: Аз тебе глаголю, яко ты еси Петр (Petrus), и на сем камени (petra) созижду Церковь мою (см.: Мф. 16, 16–18). Основываясь на богатейшем опыте ветхозаветного храмового каменного строительства, архитекторы Нового Завета использовали этот материал уже в самые первые века христианства. Библейская география практически не оставила им выбора — на Ближнем Востоке дерево встречается редко и потому довольно дорого, а все постройки в основном каменные. При этом камень почти сразу же начинает работать в храмах и как деталь интерьера: в самых ранних, еще катакомбных, церквах алтарная преграда, как правило, вырубалась как единое целое из той же скалы, что служила и стенами. Из чего вырубаются современные храмы, какие месторождения дают лучшее сырье и пол из какого камня нельзя мыть, скрупулезно выяснял корреспондент «Журнала Московской Патриархии».
27 ноября 2017 г. 15:20
Одним миром
Иван-чай пахнет недлинным русским летом, низким небом, луговым разноцветьем на дороге от Ростова Великого к Угличу. В терпком его вкусе — десятки поколений живших и кормившихся от родной земли хлебопашцев, сотни исхоженных нищими босоногими странниками верст и напутственная спозаранку материнская молитва. Есть в нем и добросовестный труд безымянных паломников — неутомимых крестоходцев, кропотливо собирающих соцветия кипрея ежегодно в конце июля. И еще этот маленький пакетик плотной бумаги несет имя великого святого подвижника Церкви Русской. К преподобному Иринарху Затворнику корреспондент «Журнала Московской Патриархии» отправился в юбилейный год: угодник Божий окончил земной путь ровно четыре века назад — 13/26 н.ст. января 1616 года. Вернулся же из Ростовского Борисо-Глебского, что на Устье, монастыря я со знаменитым местным иван-чаем... Но не только с ним.
24 июля 2017 г. 16:00
Общество
ЦВ № 15-16 (388-389) август 2008 /  25 августа 2008 г.
версия для печати версия для печати

Когда братья в беде…

Евгений Бронский, пресс-секретарь Ставропольской епархии:

С первых дней начала войны в Южной Осетии в Ставропольский край потянулся поток беженцев. Гуманитарная катастрофа оставила тысячи людей без жилья, воды, пищи и медицинской помощи. Церковь не могла остаться в стороне от этой беды. Свои усилия сегодня объединяют верующие со всей России, но наибольший вклад в помощь по-страдавшим внесли православные приходы Ставропольской и Владикавказской епархии.

Рокский туннель соединяет Южную и Северную Осетию. В августе 2008 года эта дорога снова, как и шестнадцать лет назад, стала дорогой жизни — по ней спасались мирные жители от грузинской агрессии, и по ней же шли российские миротворцы, чтобы остановить безумие, учиненное политиками из Тбилиси.

Приходы и монастыри Ставропольской епархии начали оказывать помощь беженцам из Южной Осетии еще до событий 8 августа, поскольку ситуация ухудшилась за неделю до штурма Цхинвала и захвата других населенных пунктов грузинскими вооруженными формированиями. Оперативным центром по оказанию помощи стал Богоявленский Аланский монастырь в Алагирском ущелье, расположенный рядом с трассой, соединяющий Северную и Южную Осетию. Первые беженцы прибывали в монастырь, там их кормили, а затем развозили к местам временного проживания.

8 августа поток беженцев стал неконтролируемым. Архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан рассказывает: «Самое страшное и, я бы сказал, коварное: буквально накануне вечером президент Грузии Саакашвили выступил в средствах массовой информации и сказал, что мирный процесс будет продолжаться, и все могут спать спокойно. Но случилось то, что случилось. Вместо колыбельной песни — “Град”, бомбы с неба, танковые атаки и тяжелая артиллерия — все это стало страшной кошмарной явью. Я видел потоп, просто потоп беженцев. Никогда не забуду одну женщину — в левой руке младенец, за плечом какой-то скарб, а с правой стороны буквально за юбку держатся еще два малыша. И такое впечатление, что это кинохроника Великой Отечественной войны. А потом глаза протрешь, побеседуешь — да нет, это жуткая реальность XXI века».

Большая часть беженцев разместилась в Северной Осетии — у родственников и в лагерях беженцев. Богоявленский женский монастырь принял шестьдесят матерей с детьми. Многие из этих женщин уже испытали, что значит быть беженцами в начел девяностых, когда сами были детьми. Местом размещения матерей и детей в монастыре стал реабилитационный центр для бесланских детей. «Мы очень благодарны архиепископу Феофану, матушке Нонне и всем, кто протянул нам руку помощи, — говорит Лолита Кабисова, мать десятерых детей. — Сколько любви, сколько внимания, сколько сострадания было проявлено к нам в эти трудные дни…»

Село Сенгилеевское Ставропольского края стало местом размещения для шестидесяти беженцев. Всего Ставрополье приняло около шестисот выходцев из Южной Осетии (сегодня более половины из них уже вернулись домой). В основном это женщины и дети. В Сенгилеевском беженцев разместили в местной школе-интернате. Сразу же над людьми взял шефство приход Казанской иконы Божией Матери. Помимо просьб о гуманитарной помощи, многие родители просили крестить их детей. 19 августа в Сенгилеевском двадцать детей были крещены священнослужителями Ставропольской епархии. Они также передали беженцам лекарства и фрукты.

С первых дней трагедии при районной администрации города Моздока был сформирован штаб, координирующий работу всех служб по оказанию помощи жителям Южной Осетии. Его возглавил глава района Вячеслав Паринов. В тесном взаимодействии с руководством штаба работает и община Успенско-Никольской церкви г. Моздока. В храме открыт пункт по сбору помощи пострадавшим. 12 августа в общежитии СПТУ № 12, где временно расселяют беженцев, был отслужен молебен. На следующий день беженцы пришли в храм, где молились перед чудотворной Моздокской иконой Божией Матери. Пятьдесят четыре человека из числа беженцев были крещены.

В Кабардино-Балкарии беженцы разместились в санатории «Кавказ». Здесь с ними встретился благочинный православных церквей Кабардино-Балкарской Республики протоиерей Валентин Бобылев. Отец Валентин призвал собравшихся к терпению, молитве за своих близких и родных. Священнослужители передали детям, находящимся в санатории, сладости, собранные прихожанами собора преподобного Симеона Столпника г. Нальчика. Большая часть помощи от благочиния, в том числе почти 9 тонн питьевой воды, была отправлена в Осетию уже в первые дни конфликта.

Наш первый караван с гуманитарной помощью отправился в Цхинвал из Георгиевска 11 августа. Тринадцатиметровую фуру под завязку загрузили минеральной и сладкой газированной водой, мешками с мукой, сахаром, макаронами, крупами, коробками с мясными и овощными консервами. Второй автомобиль — рефрижератор — вез две тонны замороженных мясных полуфабрикатов, а также сосиски и колбасы. Затем из Нальчика был отправлен груз питьевой воды, что особенно важно для жителей Цхинвала, лишенного нормального водоснабжения. Из Буденновска привезли четыре тонны арбузов.

Эти и другие грузы, собранные православными приходами Ставропольской и Владикавказской епархии, прибывают в Богоявленский монастырь, где гуманитарную помощь перегружают и отправляют далее в столицу Южной Осетии. Многотонные транспорты отправляются ежедневно. Их сопровождают священнослужители Владикавказского благочиния.

Ктитор Спасо-Преображенского храма села Новоселицкого Ставропольского края, генеральный директор сельскохозяйственного предприятия «Свободный труд» Николай Шурупов выделил из зерна нового урожая двадцать тонн пшеничной муки, которые доставили в хлебопекарню города Алагира. Готовую продукцию переправили в Цхинвал.

Не остаются без внимания и воины-миротворцы. В день Преображения Господня по окончании праздничной Божественной литургии в кафедральном соборе святого великомученика и Победоносца Георгия в городе Владикавказе архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан посетил их расположение. Архипастырь поздравил военнослужащих с праздником и молитвенно пожелал, чтобы Господь хранил их в здравии и благополучии. Военным также была передана машина арбузов и сладости к чаю.

Посещение части архиепископом Феофаном воины восприняли с благодарностью и воодушевлением. Многие подходили под благословение. Архиепископ раздавал кресты и иконы. В состоявшейся беседе, говоря о том, что российские солдаты и офицеры должны быть твердыми защитниками интересов Отечества, архиерей подчеркнул, что Россия в Южной Осетии не воюет с братским православным грузинским народом. «Цель и задача наших миротворцев одна — защитить граждан России и Южной Осетии от уничтожения и изгнания», — сказал архиепископ Феофан. Он призвал воинов быть милосердными и ни в коем случае не иметь духа ненависти и вражды к грузинскому народу: «Россия жила веками в дружбе и взаимопонимании с народами Грузии, и впредь, мы верим, каковы бы ни были попытки разрушить эти узы дружбы и взаимопонимания, они будут и должны быть прочными среди наших народов».


Иерей Алексий Колосов,настоятель храма вмч. Пантелеимона, г. Палдиски, Эстония:

В сердце многих православных христиан печалью отозвались события в Южной Осетии. В смертельном бою сошлись люди, исповедующие единую веру. Гуманитарная катастрофа, неизбежно сопутствующая боевым действиям, не может не ранить того, кто стремится смотреть на мир глазами Евангелия. Однако правая вера исключает чистую гуманистическую жалостливость: для нас важно видеть справедливость происходящего, более того, деятельно заботиться о посильном торжестве этой справедливости. Поэтому, испытывая печаль и сострадание к жертвам, мы ощущаем и удовлетворение от того, что в данном случае те, кому вручен меч государственного управления, распорядились им достойно.

Особенное значение это имеет для нас, граждан России, чад Русской Православной Церкви, проживающих за пределами Отечества — по крайней мере для тех, кто ассоциирует себя с Россией и является ее гражданином. Мы ощутили уверенность в том, что в трудный момент мы не будем оставлены без защиты. Однако среди «русских, но не российских», мне приходилось наблюдать и сомнение, страх, поскольку со стороны коренного населения Эстонии возросла настороженность ко всему русскому. Страх русских в Эстонии можно понять: как правило, этим людям есть что терять, а долгие годы антироссийского акцента в образовании и политический риторике не прошли для эстонского народа даром — в этой среде осуждаются действия российских властей по защите населения Южной Осетии. Эстонцы испытывают неприязнь и страх: «Мы следующие?..» Видимо, пугающий образ «русского медведя» укоренен в их сознании, и страх перед ним мешает думать и адекватно оценивать происходящее. Страх перед Россией может привести к ужесточению государственной политики Эстонии в отношении русскоязычного населения, увеличить социальную напряженность. Поэтому некоторая часть русского населения чувствует себя очень неуверенно.

Иными словами, единства в восприятии происходящего в среде русскоязычного населения Эстонии нет, и все определяется отношением к самой России. Но надо признать, что в молитве о пострадавших от боевых действий все были едины, и в эти дни я видел множество записок о поминовении пострадавших — люди порой даже не знали, как выразить свои чувства, поэтому излагали свои молитвенные прошения в самых безыскусных выражениях. Было много вопросов, бесед на тему происходящего — мало кто остался равнодушным.

В дни конфликта президент Эстонии сказал о том, что мир изменился. Это действительно так — изменилось многое, и люди изменили свой взгляд на вещи. Но как изменится наше положение здесь, за границами Отечества, покажет ближайшее время.



Игумен Даниил(Ирбитс), и.о. наместника Свято-Георгиевского монастыря (Гетшендорф, Берлинская епархия):

Среди прихожан Русской Православной Церкви в Берлине немало грузинских семей.

Слава Богу, грузино-осетинский конфликт ни в коей мере не повлиял на братские отношения, которые годами складывались между нашими прихожанами самых разных национальностей. Наоборот, мы вместе усердно молились о упокоении невинно убиенных как в Южной Осетии, так и в Грузии.

Практически во всех приходах Германии по благословению архиепископа Берлинского и Германского Феофана были отслужены панихиды о жертвах гуманитарной катастрофы и молебны о мире на Кавказе.

Позиция Берлинской епархии по грузино-осетинскому конфликту была представлена депутатам Бундестага на неформальных консультациях, которые я провел с представителями Свободной демократической партии Германии (FDP). «Мы молимся о мире, и данный конфликт никак не повлияет и не ухудшит взаимоотношения между нашими народами, и, в частности между нашими прихожанами в Германии, где проживает большое количество православных грузин, посещающих приходы РПЦ МП», — подчеркнул я в своем слове.

Как мне известно, во многих приходах Католической и Лютеранской Церкви Германии немецкая паства молилась о мире в кавказском регионе.

К сожалению, СМИ Германии крайне односторонне освещали грузино-осетинской конфликт, и до читателей не всегда доходила достоверная информация. К примеру, главной темой СМИ в Германии стало «нападение России на Грузию». Много говорилось о потерях среди войск и мирного населения Грузии, но нигде не упоминалось о жертвах с осетинской стороны. Лишь некоторые независимые интернет-порталы писали о ситуации в Южной Осетии.

Тем не менее, проведенные в дни конфликта опросы общественного мнения показали, что 56 процентов опрошенных не ожидают ухудшения двусторонних отношений Германии с Россией.



Священник Андрей Сикоев, клирик храма Покрова Пресвятой Богородицы в Берлине (РПЦЗ)

Любая война — это несчастье, это страшное событие. Война всегда понималась святыми пророками и святыми отцами как предупреждение о Страшном Суде и как призыв Бога к покаянию. Всякая война, а в особенности гражданская, есть результат отступления человека от Бога, от заповедей боязни Бога, любви к ближнему и личностного смирения. Война есть следствие грехопадения и символ греховного состояния человека.

Поэтому мы, православные христиане, русские, осетины и грузины, очевидцы новой войны в Осетии, должны честно спросить себя: как и почему могло произойти это несчастье?

Как и несколько лет назад, в недели и месяцы после бесланской трагедии, я спрашиваю себя: что хочет сказать нам этим Господь Бог? Почему он вновь допустил такие испытания для этого малого осетинского народа? Меня неоднократно спрашивали матери Беслана: где был Бог в те сентябрьские дни в Беслане? Мой ответ: «Он был вместе с детьми в школе. Он умер там вместе с детьми, и Он воскреснет вместе с вашими детьми». Он был вместе с офицерами группы «Альфа», жертвовавшими жизнями для спасения детей, и Он воскреснет с ними.

Но мы сами должны оказаться достойными этих детей и этих воинов, отдавших за нас свою жизнь. И здесь мы стоим лишь в начале пути. В начале покаяния. В начале возвращения к нашим православным корням. В начале нашего воцерковления.

И Россия, для которой даже в самые тяжелые времена понятия справедливости и чести основывались на православной вере, на христианском духе, должна стать настоящим духовным щитом для осетин-алан XXI века. Россия должна принять на себя новую, христианскую ответственность перед своим осетинским народом. Осетины и русские вступят в новую эру своей истории, когда политические структуры будут представлять лишь внешнее одеяние тела народа. Но той мерой, которой будут измерять нас, русских и осетин, станет вера в Евангелие, а также исполнение Божьих заповедей.


25 августа 2008 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи