iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Александр Благословенный, Вятка и старец Федор Кузьмич
Ровно 220 лет назад, в ночь с 23 на 24 марта (н.ст.) 1801 года, в результате последнего в российской истории дворцового переворота на престол восшел 23-летний сын Павла I Александр I. Приближающийся двухвековой юбилей перехода в жизнь вечную этого монарха поднял интерес к его персоне, на период царствования которой пришлось несколько ключевых событий в жизни нашей страны. Оживилось и обсуждение популярной версии  мистификации  смерти самодержца, якобы организованной им самим для того, чтобы, удалившись от дел, тихо завершить свой век в скромных  молитвенных трудах. Меж тем всего за год до своей кончины в Таганроге Александр I совершил большое путешествие по России, в ходе которого посетил Вятку. Церковный историк и архивист из Вятской митрополии вспоминает об этом событии  в жизни губернского города и анализирует некоторые его особенности, могущие пролить свет на сопутствующие последним годам жизни Александра Благословенного загадки.
23 марта 2021 г. 15:00
В ПСТГУ состоялась научная конференция, предваряющая восьмивековой юбилей со дня рождения святого благоверного князя Александра Невского
Вчера, 6 октября, в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете прошла одна из первых научных конференций в программе празднований 800-летия со дня рождения святого благоверного князя Александра Невского. Открывший ее председатель Экспертного совета по церковному искусству, архитектуре и реставрации протоиерей Леонид Калинин провел сравнительный анализ исторических периодов, в течение которых Александр Невский почитался на Руси в той или иной различной степени, выражавшейся в числе посвященных ему соборов, церквей и часовен, в общественном интересе к его подвигу, в известности его как исторической личности. По мнению отца Леонида, вне конкуренции здесь имперский XIX век, когда три российских государя носили имя Александр. На втором месте – нынешнее время церковного возрождения, а на третьем – петровская эпоха, ознаменовавшаяся перенесением мощей святого в новую северную столицу и устроением там Александро-Невского монастыря.
7 октября 2020 г. 17:00
Невский пятачок. Взыскание погибших
8 сентября 1941 года началась Ленинградская блокада. Одним из плацдармов, с которых советские войска пытались прорвать блокаду стал Невский пятачок (см.справку). В годы Великой Отечественной ­войны здесь, по обе стороны Невы, было убито и утонуло при переправе 120 тысяч советских воинов. В память об их подвиге создан мемориал, два музея, возведены поклонные кресты, часовни и храм в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших» на правом берегу Невы в пос.Невская Дубровка, где поименно поминают около 40 тысяч погибших воинов. Как появилась книга памяти, какие святыни хранятся в Дубровском храме и какие возможности для миссии среди школьников предоставляет поисковая работа, корреспонденту «Журнала Московской Патриархии» рассказали в поселке Невская Дубровка.  ПДФ- версия
7 сентября 2020 г. 18:14
Общество
ЦВ № 11 (408) июнь 2009 /  11 июня 2009 г.
версия для печати версия для печати

Голос Церкви, голос свободы

Известный церковный историк и публицист протоиерей Георгий Митрофанов представил свою новую книгу «Трагедия России. «Запретные» темы истории XX века». В ней собраны публицистические статьи и проповеди, написанные и произнесенные автором на рубеже 1990-2000 гг. Основное внимание в книге уделено таким темам, как религиозно-философская критика коммунизма, осмысление опыта духовного и политического противостояния коммунизму некоторых выдающихся деятелей Русской Православной Церкви, Русской Армии и русской духовной культуры, анализ современной духовно-исторической ситуации в России, вопросы исторической памяти российского общества.

Презентация книги «Трагедия России» стала заметным событием духовно-нравственной жизни современного русского общества. Включенные в книгу работы достаточно различны. Среди них — научные очерки (например, «Антон Владимирович Карташев — исследователь и делатель русской истории»), полемические реплики («Погребение совершилось. Произойдет ли примирение? К перезахоронению А.И. Деникина и И.А. Ильина», «Монументальное изваяние исторического конформизма. К установлению памятника генералу Брусилову»), более развернутые проблемные статьи «Теоретический соблазн или мировоззренческая мутация коммунистической идеологии», «В поисках “православного” царства»). Все тексты отмечены стилистической общностью: в них неизменно ощущается одна и та же языковая основа, которая опирается на классическую русскую словесную культуру.

Автор размышляет об исторических путях России XX века в ее соотношении с прошлым. Автор становится не только преемником прошлого, но и его своеобразным представителем в современном историческом пространстве.

«Трагедия России» — редкий пример церковной публицистики. Автор неизменно стремится соотнести свои воззрения с позициями Церкви; он выступает не просто как церковный человек, но и как церковный писатель.

Позиции Церкви применительно к историческим событиям в самом общем виде состоят в верности евангельским заповедям, в первую очередь — заповеди любви. Исходя из нее о. Георгий воспринимает тот или иной исторический факт. Негодуя на поведение какого-либо человека в определенной исторической ситуации, он обращает свое обличающее слово не на него, но на его поступки, сожалея о том, что человек их совершил и сострадая ему. Это, например, явственно проступает применительно к Брусилову в статье «Монументальное изваяние человеческого конформизма. К установлению памятника генералу Брусилову». Недаром его публицистическое слово пересекается и в каком-то смысле соединяется со словом пастырским. Статьи соседствуют в книге с проповедями, из 20 работ, вошедших в книгу, 6 являются «словами», произнесенными на панихидах.

Сочинение о. Георгия глубоко и многогранно, его смысл динамичен, он развивается и живет, обнаруживая все новые свои грани и требуя на них отклика. Уже одно это свидетельствует о незаурядности книги и ее автора. Книга такого склада — всегда не просто плод интеллектуальных занятий, а ответственный поступок человека, который обратился к современникам и потомкам с прочувствованным и выстраданным словом и надеется быть услышанным. Слово это в первую очередь посвящено истории, однако оно заставляет задуматься не только над историческими скорбями России, но и над многим другим.

При чтении «Трагедии России» бросается в глаза то, что книга написана человеком свободным в христианском смысле этого слова. Дело не только в том, что автор прямо и честно высказывает свои взгляды на многие наиболее острые проблемы нашего прошлого, невзирая на то, как об этом принято писать и как желательно его оценивать. Важнее другое: он ощущает необходимость следовать истине — как исторической правде фактов, так и Истине в онтологическом смысле. Это и делает его книгу правдивой, — вне согласия/несогласия с отдельными ее положениями.

Частная полемика с «Трагедией России» вряд ли может быть сколько-нибудь интересной; вернее, поверх нее открывается совершенно иная возможность оценки книги отца Георгия: согласие с ней (не с отдельными положениями, но с общим духом) означает признание права человека на свободу — не политическую, но экзистенциальную. Отвержение же книги равнозначно запрету на эту свободу. Запрету в метаисторическом масштабе тщетному и бессмысленному, однако в исторической жизни грозящему многими и разными бедами.

Другая важная особенность книги: включенные в нее работы написаны человеком явно традиционалистским, причем рефлективно-традиционалистским, осознающим собственную принадлежность к консервативной традиции Российской империи в наиболее мягком, а потому наиболее плодотворном ее варианте, что применительно к русской церковной истории означает синодальный ее период. Лучшие достижения этой эпохи протоиерей Георгий и стремится сохранить: не в качестве музейного экспоната, но как основной источник дальнейшего роста, как опору для движения вперед.

Протоиерей Георгий Митрофанов родился в 1958 году, личностное его формирование происходило в брежневские годы; никакие глубинные семейные традиции, изнутри противящиеся коммунистической пропаганде, его не питали, и связей с эмиграцией первой волны он во времена своей юности не поддерживал, — это было тогда невозможно. Тем не менее, атмосфера и дух старого режима проникли в его плоть и кровь; живое ощущение дореволюционной жизни в лучших ее проявлениях во многом обусловливает авторское понимание новейшей русской истории. Очевидно, это результат его светской профессии историка России XX века.

Особенно важно — императорская Россия для о. Георгия не становится предметом слепых увлечений и умилительных восторгов, он не творит из нее кумира. Он освоил ее опыт творчески, сделал фундаментом собственного мировосприятия и, исходя из него, высказывает свои суждения и дает трезвые и свободные оценки. Его книга являет собой редкий пример органичного продолжения прошлого, она отмечена верностью его духу. Такая авторская позиция делает статьи о. Георгия светлыми и внутренне оптимистичными: он пишет о негативных тенденциях в русской истории потому, что надежда на их преодоление живет в его душе.

Итак, с одной стороны — свобода, с другой — традиционализм. Такое, на первый взгляд, не вполне обычное сочетание и открывает, возможно, самое главное в книге протоиерея Георгия Митрофанова, то, что придает ей смысл некоего ориентира: ее глубинную, не внешнюю, а внутреннюю церковность, которая определяет и основную тональность «Трагедии России», и стиль мышления, а значит, и жизни ее автора. Это истинно церковное произведение подлинно церковного человека. Ведь Соборная Апостольская Церковь органично объединяет свободу с традиционностью, верностью Преданию. Лишь в Церкви подобное соединение действительно возможно, только здесь оно — реальность, а не соблазн, несущий разочарование и приводящий в тупик. Книга протоиерея Георгия это демонстрирует с высшей степенью убедительности, показывая, что в одной лишь Церкви можно обрести противоядие против тех болезней, которыми так бездумно заразил себя наш народ в XX веке.

 

Петр Бухаркин
11 июня 2009 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Дмитрий Мироненко: «Иконография Александра Невского — живая многоголосая проповедь»
В издательстве Свято-Троицкой Александро-Невской лавры при поддержке петербургского Комитета по печати и взаимодействию со СМИ вышла книга Дмитрия Мироненко «Образ святого Александра Невского в русском искусстве XVI — начала XXI вв.». Это уникальная монография, автор кото­рой, заведующий лаврской иконописно-реставрационной мастерской святого ­Иоанна Дамаскина кандидат искусствоведения Дмитрий Мироненко, едва ли не впервые как в отечественном искусствоведении, так и в историографии образов святого Александра Невского представляет читателям максимально полный обзор иконографии этого угодника Божия. Большеформатный фолиант вместил свыше сотни репродукций произведений русского искусства из 35 государственных, церковных и частных музеев Российской Федерации и Финляндии, основная часть которых приходится на иконы пяти столетий (как широко известные, так и редко публикуемые). Разумеется, пересказать содержание столь масштабной книги в журнальном материале невозможно, поэтому «Журнал Московской Патриархии» попросил ее автора рассказать о самых важных и интересных положениях работы. PDF-версия.  
22 июля 2021 г. 15:00