iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00
Общество
ЦВ № 11 (408) июнь 2009 /  11 июня 2009 г.
версия для печати версия для печати

Голос Церкви, голос свободы

Известный церковный историк и публицист протоиерей Георгий Митрофанов представил свою новую книгу «Трагедия России. «Запретные» темы истории XX века». В ней собраны публицистические статьи и проповеди, написанные и произнесенные автором на рубеже 1990-2000 гг. Основное внимание в книге уделено таким темам, как религиозно-философская критика коммунизма, осмысление опыта духовного и политического противостояния коммунизму некоторых выдающихся деятелей Русской Православной Церкви, Русской Армии и русской духовной культуры, анализ современной духовно-исторической ситуации в России, вопросы исторической памяти российского общества.

Презентация книги «Трагедия России» стала заметным событием духовно-нравственной жизни современного русского общества. Включенные в книгу работы достаточно различны. Среди них — научные очерки (например, «Антон Владимирович Карташев — исследователь и делатель русской истории»), полемические реплики («Погребение совершилось. Произойдет ли примирение? К перезахоронению А.И. Деникина и И.А. Ильина», «Монументальное изваяние исторического конформизма. К установлению памятника генералу Брусилову»), более развернутые проблемные статьи «Теоретический соблазн или мировоззренческая мутация коммунистической идеологии», «В поисках “православного” царства»). Все тексты отмечены стилистической общностью: в них неизменно ощущается одна и та же языковая основа, которая опирается на классическую русскую словесную культуру.

Автор размышляет об исторических путях России XX века в ее соотношении с прошлым. Автор становится не только преемником прошлого, но и его своеобразным представителем в современном историческом пространстве.

«Трагедия России» — редкий пример церковной публицистики. Автор неизменно стремится соотнести свои воззрения с позициями Церкви; он выступает не просто как церковный человек, но и как церковный писатель.

Позиции Церкви применительно к историческим событиям в самом общем виде состоят в верности евангельским заповедям, в первую очередь — заповеди любви. Исходя из нее о. Георгий воспринимает тот или иной исторический факт. Негодуя на поведение какого-либо человека в определенной исторической ситуации, он обращает свое обличающее слово не на него, но на его поступки, сожалея о том, что человек их совершил и сострадая ему. Это, например, явственно проступает применительно к Брусилову в статье «Монументальное изваяние человеческого конформизма. К установлению памятника генералу Брусилову». Недаром его публицистическое слово пересекается и в каком-то смысле соединяется со словом пастырским. Статьи соседствуют в книге с проповедями, из 20 работ, вошедших в книгу, 6 являются «словами», произнесенными на панихидах.

Сочинение о. Георгия глубоко и многогранно, его смысл динамичен, он развивается и живет, обнаруживая все новые свои грани и требуя на них отклика. Уже одно это свидетельствует о незаурядности книги и ее автора. Книга такого склада — всегда не просто плод интеллектуальных занятий, а ответственный поступок человека, который обратился к современникам и потомкам с прочувствованным и выстраданным словом и надеется быть услышанным. Слово это в первую очередь посвящено истории, однако оно заставляет задуматься не только над историческими скорбями России, но и над многим другим.

При чтении «Трагедии России» бросается в глаза то, что книга написана человеком свободным в христианском смысле этого слова. Дело не только в том, что автор прямо и честно высказывает свои взгляды на многие наиболее острые проблемы нашего прошлого, невзирая на то, как об этом принято писать и как желательно его оценивать. Важнее другое: он ощущает необходимость следовать истине — как исторической правде фактов, так и Истине в онтологическом смысле. Это и делает его книгу правдивой, — вне согласия/несогласия с отдельными ее положениями.

Частная полемика с «Трагедией России» вряд ли может быть сколько-нибудь интересной; вернее, поверх нее открывается совершенно иная возможность оценки книги отца Георгия: согласие с ней (не с отдельными положениями, но с общим духом) означает признание права человека на свободу — не политическую, но экзистенциальную. Отвержение же книги равнозначно запрету на эту свободу. Запрету в метаисторическом масштабе тщетному и бессмысленному, однако в исторической жизни грозящему многими и разными бедами.

Другая важная особенность книги: включенные в нее работы написаны человеком явно традиционалистским, причем рефлективно-традиционалистским, осознающим собственную принадлежность к консервативной традиции Российской империи в наиболее мягком, а потому наиболее плодотворном ее варианте, что применительно к русской церковной истории означает синодальный ее период. Лучшие достижения этой эпохи протоиерей Георгий и стремится сохранить: не в качестве музейного экспоната, но как основной источник дальнейшего роста, как опору для движения вперед.

Протоиерей Георгий Митрофанов родился в 1958 году, личностное его формирование происходило в брежневские годы; никакие глубинные семейные традиции, изнутри противящиеся коммунистической пропаганде, его не питали, и связей с эмиграцией первой волны он во времена своей юности не поддерживал, — это было тогда невозможно. Тем не менее, атмосфера и дух старого режима проникли в его плоть и кровь; живое ощущение дореволюционной жизни в лучших ее проявлениях во многом обусловливает авторское понимание новейшей русской истории. Очевидно, это результат его светской профессии историка России XX века.

Особенно важно — императорская Россия для о. Георгия не становится предметом слепых увлечений и умилительных восторгов, он не творит из нее кумира. Он освоил ее опыт творчески, сделал фундаментом собственного мировосприятия и, исходя из него, высказывает свои суждения и дает трезвые и свободные оценки. Его книга являет собой редкий пример органичного продолжения прошлого, она отмечена верностью его духу. Такая авторская позиция делает статьи о. Георгия светлыми и внутренне оптимистичными: он пишет о негативных тенденциях в русской истории потому, что надежда на их преодоление живет в его душе.

Итак, с одной стороны — свобода, с другой — традиционализм. Такое, на первый взгляд, не вполне обычное сочетание и открывает, возможно, самое главное в книге протоиерея Георгия Митрофанова, то, что придает ей смысл некоего ориентира: ее глубинную, не внешнюю, а внутреннюю церковность, которая определяет и основную тональность «Трагедии России», и стиль мышления, а значит, и жизни ее автора. Это истинно церковное произведение подлинно церковного человека. Ведь Соборная Апостольская Церковь органично объединяет свободу с традиционностью, верностью Преданию. Лишь в Церкви подобное соединение действительно возможно, только здесь оно — реальность, а не соблазн, несущий разочарование и приводящий в тупик. Книга протоиерея Георгия это демонстрирует с высшей степенью убедительности, показывая, что в одной лишь Церкви можно обрести противоядие против тех болезней, которыми так бездумно заразил себя наш народ в XX веке.

 

Петр Бухаркин
11 июня 2009 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00