iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Архив, собранный по крупицам
Сегодня в Петербурге живет правнучка отца Иоанна Кочурова — Татьяна Игоревна Кочурова. По профессии инженер, работает в «Ленэнерго», она более 20 лет собирает фотографии, письма, документы, связанные с историей семьи Кочуровых, с судьбой отца Иоанна. К 100-летию трагической гибели своего прадеда, основываясь на этом архиве, она написала книгу «…и страдавша и погребенна… Священномученик Иоанн Царскосельский». «Я стала интересоваться историей нашей семьи, когда училась в старших классах, задавала своему дедушке, Кочурову Василию Ивановичу, вопросы о его отце. Он отвечал неохотно и очень скупо: “Мой отец был священник, расстрелян за молебен казаками Краснова в годы революции”. И все. Помню, когда его хоронили, мой отец обмолвился: “Чем жил — всё и унес с собой”». PDF-версия
13 ноября 2017 г. 15:50
Два бойца
Состоявшийся в феврале прошлого года Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви своим определением благословил общецерковное почитание нескольких десятков местночтимых святых и постановил включить их имена в Месяцеслов Русской Православной Церкви. В их числе оказались и два героя-воина — ученики преподобного Сергия схимонахи Александр Пересвет и ­Андрей Ослябя, сложившие свои головы в Куликовской битве в 1380 году. Днями их общецерковной памяти отныне утверждены 7 (20 н.ст.) сентября и 6 (19 н.ст.) июля — праздник Собора Радонежских святых, в списке которого преподобные Александр Пересвет и Андрея Ослябя занимают 12-е место.Настоятель московского храма Рождества Богородицы в Старом Симонове протоиерей Владимир Силовьев вспоминает о закономерно приведших к такому решению событиях последних десятилетий, свидетелем которых ему довелось стать.
14 июля 2017 г. 14:30
Общество

"Голубь над Святым Престолом". О единственном священнике-ветеране Московской епархии

В Русской Православной Церкви еще служат священнослужители — ветераны Великой Отечественной войны. Протоиерей Василий Брылев, настоятель храма Нерукотворного Образа Христа Спасителя в селе Большое Свинорье — единственный священник-ветеран Московской епархии.

В 2006 году отцу Василию исполнилось 82 года, но этот удивительный  человек до сих пор полон энергии и сил. Он регулярно ведет богослужения, участвует в миссионерской деятельности, встречается со школьниками, выступает с проповедями на массовых праздниках.

Как драгоценный Божий дар расценивает отец Василий возможность активно участвовать в жизни прихода и благочиния. Но непросто досталась ему эта награда. Жизнь была для отца Василия постоянным испытанием веры.

Детство на хуторе в Сумской области он вместе с матерью и несколькими братьями и сестрами провел без отца, которого посадили в тюрьму за отказ вступить в колхоз. Тогда у семьи Брылевых отобрали и зерно, и скот, и орудия труда. Летом приходилось питаться травой, а зимой с пропитанием помогали добрые люди. Но, несмотря на тяготы того страшного времени, семья Брылевых не мыслила своей жизни вне Бога и Церкви Христовой.

Из воспоминаний отца Василия:

«Бывало, идем на службу, от голода еле на ногах стоим, а до храма —  девять километров. Идем мимо колхозного поля, где зерно растет, а кушать хочется, мы говорим матери: можно ли нам сорвать несколько колосков? А она отвечает, что нельзя: они у нас все отняли, а мы не будем у них воровать...»

Когда началась Великая Отечественная война, Василию было 16 лет. Зимой 1942 года ему исполнилось 18, и он сразу пошел на фронт.

Из воспоминаний отца Василия:

«Всю зиму мы ни разу не снимали с себя одежду, днем и ночью сидели в окопах, а мороз тогда был до 30 градусов. Бывало, заснешь от усталости или около костра разморит, потом просыпаешься, а встать не можешь — ноги отнимаются от холода...»

Отец Василий был участником тяжелейшей битвы под Ржевом и знаменитой битвы на Курской дуге. В своей роте он был чуть ли не единственным верующим.

Из воспоминаний отца Василия:

«Я был связистом, ползал с катушкой, тянул провода между командными пунктами и чинил обрывы линий связи. Иногда приходилось это делать под огнем противника.

У меня был напарник, взрослый мужчина, коммунист, какой-то бывший начальник на заводе. Но — безнравственный человек! Часто рассказывал нам, молодым солдатам, непристойные истории. Много ругался матом. В окопе во время обстрела я молюсь, а он давай материться. Я говорю ему, чтобы он помолчал — нельзя в такой момент ругаться богохульными словами! А он не слушает. И вот однажды, во время очередного обстрела и обрыва провода, он мне велел вместо себя ползти и наладить связь. Очередь ползти была его, но я тогда не хотел я с ним спорить, да и ослушаться не мог, он ведь старше меня. Ну ладно, я пополз, нашел оборванный участок и стал ремонтировать. А тут вдруг немцы открыли шквальный огонь. Я оборачиваюсь, а наш окоп буквально переворачивается вверх дном, туда летят все снаряды и пулеметные очереди. Когда я вернулся, то даже не смог найти то место, где был окоп, все перемешалось — земля, бревна, походные вещи, оружие, провода составляли единую жуткую массу. Кое-как мы с другими солдатами откопали моего напарника, пульс у него еле-еле прощупывался. Его сразу забрали в медсанчасть...»

Вскоре и сам Василий Брылев был ранен: один осколок попал ему в грудь и застрял в легком, а другой перебил правую руку. После госпиталя он вернулся домой инвалидом, и услышал удивительную историю о том, как знакомая монахиня, которую еще до войны приютила семья Брылевых, предсказала: «Вернется Вася с войны живым, но без одного крыла». Так и получилось — рука у него какое-то время вообще не действовала. И еще монахиня предсказала, что в будущем Василию предстоит стать священником.

После войны Василий Брылев поступает в Московскую духовную семинарию. Он попал в те два знаменитых набора 1946 года, которые Сталин впервые разрешил провести Русской Православной Церкви.

Из воспоминаний отца Василия:

«Трудно было сдавать экзамены, правая рука совсем не работала после ранения, пришлось научиться писать левой. И легкое тоже давало о себе знать — не мог я петь в полную силу. Но, с Божьей помощью, я сдал все экзамены и после окончания семинарии, в начале 50-х годов, пошел служить».

Отец Василий служил в нескольких храмах Москвы и Подмосковья. Везде прихожане его очень любили. Много раз отца Василия вызывали в милицию и в органы КГБ. Случалось, прямо на глазах у детей и соседей сажали в спецмашину и увозили. Но он выстоял благодаря своей вере, и Господь не раз посылал ему верные знаки праведного пути.

Из воспоминаний отца Василия:

«Это было в Монино. На службе во время Херувимской песни я вознес руки, и вдруг над Святым Престолом появился голубь! Откуда он мог взяться, если все окна были закрыты? Но я молюсь, не останавливаю службу. Голубь сделал несколько кругов и в конце песни сам собой растворился над Престолом! Все это видели, он никуда не мог деться. Царские врата были открыты, прихожане стали заглядывать. Потом этот случай люди долго еще обсуждали...»

В 1971 году под давлением КГБ отца Василия лишают возможности служить в Москве и определяют в храм Нерукотворного Образа Христа Спасителя в селе Большое Свинорье Наро-Фоминского района Московской области. Даже по тогдашним меркам это было далекое и глухое место. Добраться туда можно было только пешком по бездорожью от шоссе или от железной дороги. Зимой в валенках через поле, а весной и осенью — в сапогах по размокшей глине, отец Василий иногда по несколько раз в день проделывал этот путь. Сам же храм находился в полуразрушенном состоянии. В крыше были провалы, отсутствовало несколько окон, из стен вываливались кирпичи, а на колокольне росли деревья. Первым делом отец Василий ввел в практику регулярные богослужения. Однако через некоторое время власти приняли решение закрыть и полностью демонтировать храм, якобы из-за «нецелесообразности использования земли и строения». Батюшка стал ездить по всевозможным инстанциям и просить, умолять, требовать у высоких начальников отмены этого решения. Поддержали своего пастыря и прихожане. В конечном итоге отец Василий добился отмены этого постановления. Вскоре появились и жертвователи, на деньги которых батюшка полностью восстановил храм, и в него потянулись люди.

Вот уже 55 лет протоиерей Василий Брылев служит Русской Православной Церкви в священническом сане. В храме села Большое Свинорье он является пастырем 35 лет. Его духовный опыт, энергия и доброе отношение к людям привлекают в храм не только постоянных прихожан, но и многих других верующих, живущих в окрестных коттеджных поселках, в том числе известных политиков, чиновников и деятелей искусства. Эти люди являются щедрыми благотворителями. Благодаря их помощи в 1999 году в храме была проведена масштабная реставрация: установлены титановые купола с позолотой, покрашен фасад храма, обновлена внутренняя роспись. В 2001 году была заменена ограда территории храма. В 2003-м году построен двухэтажный церковный дом с современным оборудованием. В 2005-м засиял новой позолотой иконостас алтаря.

Отец Василий проповедует Слово Божие везде, куда направляет его Господь. Он постоянно посещает учреждения образования и культуры района, с горячим словом ревностного пастыря выступает перед  представителями государственной власти.

В 2002 году ему было присвоено звание «Почетный гражданин Наро-Фоминского района». А в 2004 году губернатор Московской области Б.В. Громов наградил его знаком «За полезное».

Ветеран войны протоиерей Василий Брылев имеет боевые награды, среди которых орден Великой Отечественной войны (II степени), медаль «За отвагу» и другие.

К 60-летию победы над фашистской Германией Патриарх Московский и Всея Руси Алексий наградил отца Василия памятной медалью в честь этого события.

Приходской совет храма от всего сердца желает своему батюшке отличного здоровья и еще долгих лет служения пастве!

Владислав Зорин

9 мая 2006 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи