iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий: На посох священномученика Платона я опираюсь до сих пор
Эстонскую Православную Церковь постигла тяжелая утрата. На 94 году жизни скончался митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий. Долгая жизнь владыки Корнилия вместила в себя многие коллизии XX века. Сын белого офицера, эмигрировавшего в Эстонию, владыка решился на служение в Церкви, за что был репрессирован после войны. На его плечи легла тяжелая ответственность сохранения Эстонской Православной Церкви после обретения страной независимости. Так уж сложилось, что за три месяца до своей кончины старейший иерарх Русской Православной Церкви дал свое последнее интервью «Журналу Московской Патриархии», в котором подробно рассказал о своей жизни и служении в Эстонии. Редакция Журнала выражает самые искренний соболезнования и предлагает вниманию наших читателей это интервью. ПДФ-версия 
19 апреля 2018 г. 21:05
Архив, собранный по крупицам
Сегодня в Петербурге живет правнучка отца Иоанна Кочурова — Татьяна Игоревна Кочурова. По профессии инженер, работает в «Ленэнерго», она более 20 лет собирает фотографии, письма, документы, связанные с историей семьи Кочуровых, с судьбой отца Иоанна. К 100-летию трагической гибели своего прадеда, основываясь на этом архиве, она написала книгу «…и страдавша и погребенна… Священномученик Иоанн Царскосельский». «Я стала интересоваться историей нашей семьи, когда училась в старших классах, задавала своему дедушке, Кочурову Василию Ивановичу, вопросы о его отце. Он отвечал неохотно и очень скупо: “Мой отец был священник, расстрелян за молебен казаками Краснова в годы революции”. И все. Помню, когда его хоронили, мой отец обмолвился: “Чем жил — всё и унес с собой”». PDF-версия
13 ноября 2017 г. 15:50
Общество

"На войне люди только верой и спасались"

Ветераны войны — участники конференции «За други своя: Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война» рассказали ЦВ о своем боевом пути в годы войны, о запомнившихся фронтовых эпизодах и впечатлениях о работе конференции.

 

Диакон Николай Попович, храм Спаса Нерукотворного Образа в Кунцево:

Я воевал на 3-м Белорусском фронте в стрелковом полку. Был командиром пулеметного расчета. Прошел с боями Белоруссию, Литву, Польшу, в 1944 году был ранен. Орден Красной Звезды получил за форсирование Немана. Сейчас мне 79 лет. Получить  грамоту из рук Святейшего Патриарха — это для меня великая честь и огромная радость. Очень признателен всем за теплые слова адрес ветеранов, за проявленное к нам внимание.

Протоиерей Константин Ильичевский, Богоявленско-Анастасьин собор Костромы:

Война застала меня в Западной Белоруссии, я тогда только что закончил школу-семилетку. Тем не менее мне довелось участвовать в боевых действиях на 1-м Белорусском фронте. Я был артиллерийским разведчиком, поэтому всегда находился на передовой. Бои были тяжелые, многие мои фронтовые товарищи погибли, а вот мне посчастливилось остаться живым. Я участвовал в форсировании Вислы в Польше и Одера в Германии. Был ранен в 1944 году. Но почему-то мне более всего запомнилось то чувство обиды, которое я испытал, вернувшись после войны домой. Оказалось, что при отступлении немцы взорвали храм в честь Святителя Николая на моей родине в Брестской области. А ведь я в этом храме с семи лет алтарником прислуживал.

Сейчас мне 81 год. Я впервые участвую в таком солидном форуме, поэтому очень волнуюсь. Мне даже трудно найти подходящие слова, чтобы выразить те чувства, которые переполняют меня. Такая доброжелательная атмосфера вокруг. Незнакомые люди подходят, поздравляют меня. Очень приятно. Хочется просто крикнуть, обращаясь ко всем: не воюйте, люди, решайте все вопросы за столом переговоров. Война — это страшная трагедия, и дай Бог, чтобы она больше не повторилась.

 

Протоиерей Василий Брылев, Спасский храмв селе Большое Свинорье Наро-Фоминского района:

Когда началась война, я работал на заводе. В 1942 году — мне тогда было 18 лет — меня призвали и направили в Ижевск учиться на офицера. Однажды ребята собрались и говорят: «Наши родные отдают жизнь, защищают Родину, а мы здесь сидим. Давайте все напишем заявления, чтобы нас добровольно отправили на фронт». Вместе с друзьями и я ушел воевать добровольцем. Мать благословила меня иконой Спасителя, и эта икона всегда была со мной.

Вначале я воевал под Ржевом. В ту зиму стояли тридцатиградусные морозы. А весной отправили меня на Курскую дугу. Служил связистом, а это значит — почти постоянно находился под обстрелом. Из-за частых разрывов провода приходилось ползти почти под ураганным огнем, чтобы исправить связь. Страшно было. Однажды немцы открыли такой шквальный огонь, что вся связь нарушилась. Наш кабель закончился, и начальник штаба приказал мне намотать немецкий кабель и восстановить связь. Напарником у меня был коммунист, безбожник, он всегда ругался, даже под огнем. Его со слезами умоляешь — не ругайся, а он все равно продолжает. Я просил его хоть раз сходить со мной за проводом, но он отказался. Пришлось одному под огнем ползти. За то, что я тогда в тяжелейших условиях восстановил связь, меня наградили медалью «За отвагу».

Не раз я чудом оставался жив. Однажды, когда рота шла в наступление, совсем рядом упал снаряд, но не разорвался, а только землей нас обсыпал. Однако вскоре после этого меня ранило. Осколок длиной в пять сантиметров пробил грудь, легкое и перебил руку. Не помню, сколько я пролежал без сознания. Меня случайно нашли и отправили в тыл. После операции я десять дней пролежал в госпитале в Калуге, а затем меня отправили в Читу. Везли несколько месяцев — боялись не довезти: почти на каждой станции высаживали, подлечивали и везли дальше. После ранения восстанавливался я в Новосибирске.

Мне хочется пожелать молодым, чтобы они познали Бога — от этого зависит и земное, и вечное счастье. Без веры все распадается. На войне люди только верой и спасались. 

 

Схимонахиня Александра (Уляхина), храм апп. Петра и Павла в Лефортово:

Во время войны я была в Москве. Наш храм не закрывали, только сняли с икон серебряные ризы. Я все время ходила молиться в этот храм. Работала на железной дороге, на станции Москва-сортировочная — сначала слесарем, потом осмотрщиком вагонов. Помню налеты немецкой авиации на Москву. Во время одного из них разбомбило всю платформу. А ведь поезда с ранеными приходили ночью через каждые полчаса. За это время надо было успеть разгрузить поезд. Нам подавали раненых на носилках из вагонов, а мы переносили их в машины. Тяжело было. В тылу люди работали во имя Победы с таким же энтузиазмом и самоотдачей, как и на фронте.

 

Мария Федоровна Орехова:

Воевала я с 1942 по 1945 год на 2-м и 3-м Украинском фронтах, дошла до Австрии. На фронт пошла добровольно. Была в медсанбате и госпиталях первой линии. Выхаживала раненых тяжелого профиля — тех, у кого были ранения в голову, живот, бедро. На фронте мы все повзрослели. Когда мы встретились с нашим командиром через тридцать лет после окончания войны, он сказал: «Теперь я могу признаться, что не ожидал от юных девчонок, какими были вы тогда, такого мужества. Вы на сто процентов выполнили свой долг и спасли сотни раненых».

Александра Гавриловна Милюкова:

Ушла я на фронт в 1941 году, окончила военное училище связи, воевала на 4-м Украинском фронте. Бои были страшные. Попала в плен, бежала. Затем была полковым врачом на передовой. Войну закончила в Германии. Мы с Марией Федоровной Ореховой были участницами парада на Красной площади и в 1995, и в 2000 году. И нынче 9 мая собираемся на парад Победы.

Хочется от всей души поблагодарить Святейшего Патриарха за внимание к ветеранам, за те теплые слова, которые он адресовал нам. Очень приятно получить патриаршие грамоты. Это для нас большая честь.

 

Монахиня Адриана (Малышева), подворье Пюхтицкого монастыря:

Мне было около 18 лет, когда  началась война. Тогда молодежь была воспитана очень патриотично, поэтому многие, в том числе и я, стремились уйти на фронт добровольцами. Тем более что мы еще со школы активно занимались спортом, умели стрелять, прыгали с парашютом. Но до сентября 1941 года нас добровольцами не брали. А потом объявили, что институт будут эвакуировать, потому что немцы подошли близко к Москве. По радио постоянно звучали призывы выступить на защиту столицы. Я за это время еще и курсы медсестер закончила. Однажды меня пригласили в райком комсомола и спрашивают: «Не передумала еще на фронт? Вот тебе направление». Я попала в дивизию, собранную из добровольцев, которые не подлежали официальному призыву — там были школьники, студенты и профессора, которые горели желанием защищать Москву. Поскольку я знала немецкий язык, меня сразу направили в разведку. Вместе с другими разведчиками приходилось выполнять различные задания в тылу врага.

Сначала я воевала на Ленинградском направлении, потом на Северо-Западном фронте. После подготовки в центре по обучению разведчиков я стала переводчиком. Не раз переходила через линию фронта к немцам, подключалась к их телефонной связи, подслушивала переговоры. Участвовала и в поимке «языка». Потом был Западный фронт, Смоленск, Донской фронт, Сталинградская и Курская битвы. Война для меня закончилась под Ригой. После этого я попала в Берлин, служила там до 1949 года, много работала с пленными. После войны окончила институт и работала вместе с Сергеем Павловичем Королевым.

Ветераны очень нуждаются во внимании. Надо окружить их той заботой, какой они заслуживают. И пусть фронтовики, несмотря на преклонный возраст, будут полны энергии, чаще встречаются с молодежью, пишут мемуары. Человек живет, когда он признан другими, когда в нем нуждаются, когда он добр и мудр. Тогда венец его жизни — всеобщее уважение и почет.

Сегодня потрясающая и волнующая встреча. Я не ожидала, что меня будут награждать, и даже растерялась, когда назвали мою фамилию. Спасибо Патриарху за заботу и внимание о нас. Чудесный образ великомученика Георгия Победоносца теперь всегда будет напоминать мне об этом событии.

Подготовила Светлана Рябкова

9 мая 2005 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Жизнь и молитва на Смоленской земле
В этом году Смоленск отпраздновал свое 1155-летие. За почти 12 веков существования этот город неоднократно становился крепостью на пути рвущихся к Москве захватчиков и навсегда вписал себя в ле­топись воинской славы России. Но есть у него и еще одна особенность. Не случайно на Днепровских воротах, на въезде в историческую часть Смоленска, на огромном плакате с изображением Предстоятеля Русской Церкви написано: «Смоленск — земля Патриарха». Над духовным возрождением города Святейший Патриарх Кирилл трудился без малого четверть века. Как сегодня организована и развивается здесь духовная жизнь, какие проблемы стоят перед ее духовенством и как оно отвечает на вызовы времени, «Журналу Московской Патриархии» рассказал митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор. ПДФ-версия
10 октября 2018 г. 15:21