iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
В Москве открылся Восточноевропейский международный симпозиум исследователей Нового Завета
В гостинице «Даниловская» 26 сентября начал работу VII Восточноевропейский международный симпозиум исследователей Нового Завета, проходящий под названием «История и богословие в евангельских повествованиях». В организованном при содействии Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. св.св. Кирилла и Мефодия форуме участвуют несколько десятков библеистов из России, Сербии, Греции, Румынии, Германии, Финляндии, Великобритании, США. До 30 сентября в его рамках состоятся несколько пленарных заседаний, семинаров и тематических дискуссий. В среду, 28 сентября, открытую лекцию «Неканонические Евангелия: историческое влияние и вклад в богословие» с переводом на русский язык в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) прочитает профессор Нового Завета Университета Регенсбург (Германия) Тобиас Никлас.  
27 сентября 2016 г. 02:30
Общество
Защита первой в России диссертации на соискание ученой степени кандидата теологии 1 июня 2017 года
ЖМП № 10 октябрь 2016 /  19 сентября 2017 г. 20:14
версия для печати версия для печати

Аттестат зрелости для светской науки

РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО НАЧИНАЕТ ПРИСУЖДАТЬ УЧЕНЫЕ СТЕПЕНИ ПО ТЕОЛОГИИ

Устранить последние препятствия и как можно скорее начать присуждать кандидатские и докторские степени по теологии призвал Святейший Патриарх Кирилл. «Это прогресс в российском образовании и в российской науке, — сказал Предстоятель Церкви 25 августа на заседании Высшего церковного совета. — Очень важно, что он обуславливается деидеологизацией нашего образования и науки». Сегодня на вопросы «Журнала Московской Патриархии» отвечает председатель экспертного совета по теологии, президент Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), член-корреспондент РАН, доктор исторических наук, профессор Ефим Пивовар.

— Ефим Иосифович, для вас назначение на этот пост стало неожиданным или же оно долго готовилось и согласовывалось?

— Абсолютно неожиданным. Хотя есть несколько причин, сообразуясь с которыми наверху, возможно, склонились к такому выбору. Во-первых, уже больше десяти лет назад, когда на историческом факультете МГУ я работал заместителем декана по учебно-методическому объединению, нам было поручено методическое руководство по образовательному направлению «Теология». Возглавлял эту деятельность ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Владимир Воробьев, значительной же частью организационной работы приходилось ведать мне. Поскольку для светских вузов подобная деятельность была внове, мы вынужденно стартовали с создания образовательного стандарта по теологии. Причем — как раз по благословению церковных иерархов — стандарт создавался на межконфессиональных принципах. Так, уже тогда предполагалось, что хорошо подготовленный православный студент-дипломник должен быть способен написать качественную работу, к примеру по исламу, и наоборот. Конечно, сейчас подобным подходом никого не удивишь: он практикуется на кафедрах теологии нескольких десятков светских российских вузов. Но именно нам выпала честь первопроходцев, а начинали мы буквально с нуля.

С другой стороны, уже достаточно давно РГГУ в своей научной и образовательной деятельности сотрудничает с представителями самых разных религиозных конфессий. У нас есть прекрасный проект «Архив Русской Православной Церкви», в рамках которого по просьбе митрополита Волоколамского Илариона мы несколько лет назад начали подготовку епархиальных архивистов. Весьма сильна у нас иудаика (кстати, первый в стране центр библеистики и иудаики открылся в 1990 году, тогда еще в Московском историко-архивном институте, и до сих пор он исправно и очень эффективно работает). В рамках наших профильных научно-исследовательских центров по-прежнему изучают буддизм, ислам, историю и современность Востока. Кстати, в некоторых из названных тем активно заняты члены созданного экспертного совета.

— А зачем он нужен? Каков круг его задач?

— Когда вы открываете образовательные программы по какой-либо специальности — неважно, в частных вузах или в государственных, — вам необходимо соблюдать три условия. А именно: должны быть студенты, которых вы учите; квалифицированные профессорско-преподавательские кадры; места работы, где выпускники могли бы реализовать себя (при этом имеется в виду, что мы готовим, конечно же, светских ученых, но никак не церковно- и тем более не священнослужителей). До сих пор, несмотря на то что, как уже я упомянул, в программе обучения светских вузов теология представлена свыше десяти лет, второй момент «провисал». Ведь в современной высшей школе жестко регламентированы преподавательские ставки, которые можно замещать специалистами без признаваемых государством ученых степеней. И налицо парадокс: готовить студентов надо, а приглашать качественных преподавателей мы не можем, поскольку это... запрещают государственные нормативы. А откуда тогда возьмутся должным образом подготовленные студенты, которые через некоторое время могли бы сами защитить диссертации?!

Вот поэтому и потребовалось столь долгожданное одобрение паспорта научной специальности «теология» — иными словами, официальное признание государством того факта, что это понятие не просто круг занятий богословов исключительно церковной среды, но и способ научного познания мира. А раз так, то какие-то органы должны присуждать по этому предмету признаваемые государством ученые степени. Поэтому и необходимы диссертационные советы.

Однако при этом в терминах ВАКа теология всё же не самостоятельная, не самодостаточная наука, а область междисциплинарных знаний, представленная в нескольких различных науках. Если мы говорим о переводе Библии, это удел филологии и лингвистики. Если имеется в виду библейская археология, конечно же, применяется научный аппарат археологической науки. Когда исследуется культурное наследие Церкви, речь идет о науке под названием культурология. Изучением истории развития религии, ее охвата тех или иных территорий в разные промежутки времени ведает история. Поэтому пока дисциплины, по которым успешно прошедшие защиту соискатели будут получать степени, звучат буквально так: филология (теология), история (теология) и т.д. Это, конечно, компромиссное решение. И я не исключаю, что, когда у нас появится достаточное количество светских теологов, будет обретен иной формат.

— Почему же тогда теологические темы не «раздали» по другим специализированным советам — по философии, истории, культурологии?

— Они бы там растворились, «утонув» в других научных направлениях. Но вернемся к вашему вопросу о задачах экспертного совета. Главных направлений его деятельности три. Он, во-первых, открывает диссертационные советы, где будут защищать работы соискатели. Во-вторых, проводит экспертизу диссертаций — защищенных как удачно, так и неудачно. В-третьих, устанавливает рамочные информационно-методические «правила игры» (то есть определяет список ВАКовских журналов, где следует публиковать работы по соответствующим направлениям; формирует перечень издательств, публикации соискателя в которых могут учитываться при защите диссертации, и т.п.). Хотел бы заметить: в длинной цепочке утверждения результатов защиты диссертаций наш орган — не первый и не последний. Перед нами удачно либо неудачно защищенная диссертация проходит через аппарат ВАКа, где подробно изучается на предмет соблюдения формальных правил при защите и оформлении работы. А после нас ее еще рассматривает президиум ВАКа. Он-то и выносит окончательное решение о присуждении ученой степени.

— Но ведь первый диссертационный совет уже создан, даже раньше вашего экспертного совета!

— Да, на базе Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. святых Кирилла и Мефодия, Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, МГУ им. М.В. Ломоносова, Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Возглавил его митрополит Волоколамский Иларион.

Первый диссертационный совет — моноконфессиональный, но в дальнейшем нам, возможно, придется открывать и поликонфессиональные советы. Вообще всяческого радикализма в нашей очень важной работе следует избегать. Например, глубоко ошибочно мнение, что вот, мол, сейчас свалят науку с религией в одну кучу, а в результате не останется ни того, ни другого. Надеюсь, так не случится. Мы находимся в светском образовательном пространстве, и достоинства и недостатки диссертационных работ нас интересуют исключительно в научной плоскости. Оценивая их, мы, конечно, учтем мнение конфессиональных сообществ, но определяющим станет качество именно научно-исследовательской работы.

— С какой примерно периодичностью будет собираться экспертный совет?

— Аналогичные органы ВАКа по другим специальностям заседают дважды в месяц. Но, думаю, на первых порах для нас такая частота излишня: пока диссертаций по теологии написано еще мало.

Присутствие теологии в образовании и науке — признак гражданского взросления общества

Митрополит Волоколамский Иларион, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. святых Кирилла и Мефодия:

Мы закрепляем присутствие теологии в современном научном пространстве. Богословы, как и во многих других странах, будут иметь возможность по результатам защиты получать признаваемые государством ученые степени кандидата и доктора наук. Присутствие теологии в образовании и науке — признак гражданского взросления общества, осознания им своей структурной сложности и одновременно значимости духовных и культурных корней российской цивилизационной идентичности. В условиях современных вызовов и угроз в сфере безопасности растущая роль теологии в решении задач, связанных с будущим нашей страны, очевидна.

Константин Антонов, завкафедрой философии религии и религиозных аспектов культуры ПСТГУ, д.ф.н., заместитель председателя экспертного совета:

- Как мне представляется, роль экспертного совета ВАК именно по теологии в настоящее время чрезвычайно ответственна. В отличие от уже давно признанных в Отечестве дисциплин, имеющих долгие традиции научной аттестации, в теологии эти традиции только предстоит создавать. Здесь, разумеется, необходимо учитывать и дореволюционный, и советский, и современный опыт высших церковных школ, прежде всего духовных академий, но, как мне представляется, этого опыта в новых условиях явно недостаточно.

Советский период очень тяжело сказался на церковной науке. Ее лучшие представители погибли или были вынуждены эмигрировать, а сама она оказалась полностью изолирована как от развития науки в стране, так и от мировой богословской мысли. Теперь богословские исследования должны будут соответствовать общенаучным стандартам. Выработка критериев этого соответствия (экспертиза защищенных диссертаций, список ВАКовских журналов, установление «правил игры») во многом ляжет на экспертный совет. В этом смысле, наверное, даже хорошо, что его глава подчеркивает свою светскость, понимая ее при этом не как воинствующую секулярность, а как благожелательный нейтралитет. Она позволяет ему сохранить объективность в условиях поликонфессиональности и оценивать только научное качество диссертаций, избегая вполне понятной здесь мировоззренческой предвзятости.

19 сентября 2017 г. 20:14
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи