iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Точка отсчета
В истории монашества Афона, и прежде всего русского Пантелеимонова монастыря, есть важная, точная и непреложная дата — «февраль 14-го индикта» как хронологически первое документально верифицированное упоминание «обители Рос(а)», игумен которой Герасим собственноручно подписал документ с указанием своего развернутого титула. Грамота из архива Святогорской лавры Святого Афанасия (Акт. Лавр. I.19: P. 155.37–38) сохранилась в подлиннике и издана в 1970 году Полем Лемерлем с коллегами в парижской серии «Архивы Афона» по этому оригиналу с приложением альбома фотографий. Подлинный документ представляет собой гарантийное подтверждение (Ἀσφάλεια) игумена обители Святого Илии Николая, который, судя по тексту, намерен обосноваться в монастыре Предтечи τοῦ Ἀτζιιωάννη, где игуменом являлся Симеон, чтобы исполнять свои обязанности (игумена) по управлению (обителью) — временно, на один год. Акт подписан свидетелями — игуменами афонских монастырей, среди которых и «пресвитер и игумен обители Рос(а)» Герасим.
15 мая 2017 г. 12:59
Десять веков Русского Афона
От расположившейся в центре Македонии материковой части Халкидик в Эгейское море Творец бросил три полуострова-«пальца». Западная Кассандра — скопление молодежных курортов, пристанище любящих вольный морской ветер серферов. Центральная Ситония, еще несколько десятков лет назад сплошь покрытая рыбацкими деревушками, теперь превратилась в облюбованное немецкими, сербскими и русскими отпускниками место для спокойного семейного отдыха. Восточный Афон, отделенный от Ситонии заливом Святой горы, — удел Пресвятой Богородицы, единственное в мире монашеское государство и один из центров мирового Православия. Перед празднованием тысячелетнего присутствия русских на этой земле корреспондент «Журнала Московской Патриархии» совершил краткое паломничество в Пантелеимонов монастырь, которое, впрочем, едва не затянулось.
12 мая 2017 г. 17:59
Аналитика

Предмет дискуссии - православный монастырь

Завершается обсуждение проекта Положения о монастырях и монашествующих

Близится заседание президиума Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви. Среди прочих документов на нем будет рассмотрен проект Положения о монастырях и монашествующих. В настоящий момент с конструктивными замечаниями и предложениями по проекту выступили епархиальные Преосвященные, игумены крупных обителей, известные священники и монахи. Наиболее оживленную реакцию вызвали пункты о взаимоотношениях монастырей и правящих архиереев и статусе игумена обители.

Проект Положения о монастырях и монашествующих был представлен вниманию церковной общественности в конце мая и, хотя большинство людей традиционно использует летние месяцы для отдыха, собрал немало отзывов. Конечно, как и при обсуждении более ранних документов, многие реплики интернет-пользователей, размещенные на сайтах официальных публикаторов текстов МСП (официальный сайт Межсоборного присутствия, Богослов.ру), не отличались глубиной мысли и скорее "забалтывали" тему. Однако ряд комментариев, оставленных епархиальными архиереями, известными священнослужителями и монашествующими представляют собой квалифицированные мнения и заслуживают самого серьезного внимания.

В целом текст проекта Положения не вызывает острой критики. В то же время он, по мнению авторов отзывов, актуализирует ряд насущных вопросов, связанных с устроением монашеской жизни. Многими комментаторами из монашествующих, священнослужителей, профессоров духовных учебных заведений были высказаны пожелания о соборном обсуждении этих вопросов с благословения священноначалия в рамках церковно-научных конференций и съездов с участием Архиереев, игуменов и игумений, духовников, монашествующих, а также специалистов по церковной истории и каноническому праву. Такое обсуждение, по мнению комментаторов, могло бы помочь духовному возрождению современных монастырей, возвращению их к святоотеческому монашескому Преданию, преодолению разрушительных последствий атеизма.

Сразу же после опубликования проекта среди интернет-пользователей стала набирать популярность мысль о необходимости предоставить монастырям допустимую по церковным канонам независимость от правящих архиереев во всем, что касается внутренней жизни обители. Далее в развитие темы автономии монастырей возник вопрос о необходимости возродить распространенную сегодня в Греции и, хотя и не повсеместно, имевшую место в России вплоть до большевистского переворота практику выборности игумена обители. Сторонники представленной позиции (назовем ее условно "демократической") уподобляют монастырь духовной семье, в которой отношения между игуменом и иноками основываются на принципах любви, доверия и послушания. Это, по их мнению, создает особую спасительную атмосферу, которая в случае вмешательства извне неминуемо нарушается, что в свою очередь негативно сказывается на духовной жизни насельников монастыря. В защиту данной позиции в комментариях монашествующих приведено множество святоотеческих цитат, а также примеров из житий святых и церковной истории.

Оппоненты "демократической" позиции, напротив, указывают на пагубность полной монастырской автономии от правящего архиерея. "Такое суждение может исходить от людей неверующих и врагов Церкви", — прямо говорится в одном из комментариев.

В сжатой, предельно конкретной форме аргументы сторонников существования епископского контроля за жизнью монастырей изложены в отзыве митрополита Красноярского и Ачинского Пантелеимона:

"Независимость монастырей от правящих архиереев приведет в определенной степени к нестроениям и может породить самоуправство настоятелей (игуменов и игумений), самочиние, бесконтрольное злоупотребление финансами монастыря и позволит превращать монастырь в доходную часть своих родственников, близких, друзей и различного рода приближенных личностей, что бывает и в настоящее время и вызывает крупные разбирательства. А неумение иных руководителей в монастырях хозяйствовать экономически разрушит монастырскую жизнь, а следовательно, и духовную составляющую монастыря.

Независимость монастырей от правящих архиереев будет тормозить развитие монастыря и монастырской жизни в плане строительства, реставрации, решения вопросов с властными государственными структурами, особенно это будет сказываться на вновь образованных монастырях, которым необходима епархиальная помощь, финансовая и материальная, на первых стадиях строительства и организации монастырского быта и существования.

Монастырская независимость от правящих архиереев породит недоуменные вопросы государственной власти и структур, которые традиционно видят в архиерее руководителя всей религиозной жизни в краях и областях".

Также в завершение отзыва митрополит Пантелеимон задает закономерный вопрос: "Если монастырь независим от правящего архиерея, он не является частью епархии. Кто и как в этом случае будет поставлять священнослужителей"?

Наиболее фундаментальное изучение вопроса об автономии монастырей предпринял доцент Московской духовной академии протоиерей Валентин Асмус в статье "О взаимоотношениях епископа и монастыря, или О какой независимости просят монашествующие". Отталкиваясь от святоотеческого понимания монастыря как духовной семьи, отец Валентин исследует вопрос о епископских полномочиях с позиций церковного историка и канониста, опираясь на конкретные документы и соборные постановления. Автор наглядно и убедительно демонстрирует, что церковная действительность не знает абсолютной независимости монастырей от архиерея, но в то же время указывает на границы этой власти, которая не должна перерастать в произвол.

Рассмотренные отцом Валентином правила следующим образом определяют прерогативу епископа в отношении монастырей:

* епископ учреждает монастырь, но не создает его искусственно, административным путем без наличия крепкой монашеской семьи. Также епископ благословляет закладку храмов и освящает их, преподает антиминс для совершения на нем Божественной литургии, рукополагает священнослужителей обители;

* насельники обители покоряются епископу как своему отцу, как образу Христову, в духе евангельской любви, епископ же по-отечески заботится о них, не вмешиваясь без нужды во внутреннюю жизнь монастыря;

* епископ наблюдает, не уклоняются ли монахи от духовного делания к житейским попечениям, и по возможности оберегает их от подобных уклонений;

* епископ вправе знать финансовое состояние монастыря, но при этом он не может распоряжаться монастырским имуществом на правах собственности;

* епископ имеет право общего наблюдения за благочинием в монастыре;

* епископ может наблюдать за процессом избрания братией игумена, утверждает результат выборов и возводит избранного кандидата в должность или также в священный сан;

* монашествующие испрашивают у епископа благословения на совершение пострига.

"Как видно из святых правил Церкви, они не предполагают независимости монастыря от епископа, но и не предполагают полного, тотального контроля правящего архиерея над вверенной ему монашествующей паствой, — пишет отец Валентин". — Епископ выполняет роль наблюдателя за тем, чтобы в обители сохранялись священные традиции и церковные каноны, ибо он "неумолкающий благовестник, проповедующий заповеди Божии, неусыпный глаз, наблюдающий за путями каждого из руководимых им, образ Христа, взирая на который следующие за ним устраивают жизнь свою по-евангельски, всегда сияющий светильник, видимый подвизающимися во мраке неведения и греха, слово учения, поящее жаждущих спасительным питьем" (Прп. Феодор Студит. Послание 11. К Анастасию, епископу Кносийскому).

Что касается выборности игумена, то, не отрицая саму возможность подобной практики, ее оппоненты с учетом современных российских реалий считают таковую преждевременной. Сравнивая состояние нашей церковной жизни с тем, что происходит в Греческой Церкви, они указывают на тысячелетнюю преемственность монашеской жизни в Греции и, напротив, практически полное отсутствие монастырской традиции в России. "Если позволить выбирать игумена или игумению братии или сестрам обители, в которых нет преемственности и отсутствует укорененность в традиции, то выборы будут осуществляться по принципу личной симпатии и панибратства, потворствуя слабостям и греховным наклонностям насельников. В таких условиях выборы игумена или игумении могли бы только закрепить существующие искажения монашеской жизни, сделать невозможным их исправление", — говорится, в частности, в отзыве митрополита Иваново-Вознесенского и Вичугского Иосифа.

Своего рода компромиссный вариант предлагает уже упоминавшийся выше протоиерей Валентин Асмус. Поскольку практика избрания соответствует древней святоотеческой традиции и вплоть до XIX столетия была распространена в Русской Православной Церкви, отец Валентин предлагает возродить выборы игумена, но поставить их под определенный контроль со стороны уполномоченных церковных структур. "Можно было бы предложить, — пишет отец Валентин, — чтобы Положение о монастырях и монашествующих положительно оценило принятую прежде в Русской Церкви практику избрания игумена и закрепило бы ее с тем, однако, условием, чтобы перед выборами в монастырь приезжала комиссия по делам монастырей, оценивала духовную атмосферу обители и разрешала вопрос о выборах в ту или иную сторону. В духовно же необустроенные монастыри возможно непосредственное назначение настоятеля из числа духовно опытных монахов другого монастыря".

Эти же три основных вопроса дискуссии: а) источники монашеского права; б) отношения монастырей с епархиальной властью; в) принцип избрания игумена братством – подробно рассмотрены на основании церковного канонического права в статье монаха Диодора (Ларионова), насельника Богородице-Сергиевой пустыни Марийской епархии.

Вопросы о границах власти епископа и возможности избрания игумена стали наиболее обсуждаемыми как в рамках интернет-дискуссии, так и в отзывах, присланных из епархий. Выше были представлены наиболее внятные и конструктивные мнения по этим темам. Ряд других положений, привлекших внимание отдельных комментаторов, но не ставших предметом широкого обсуждения, остался за рамками нашей статьи. Их анализ — задача более обширного исследования. Для полноты картины можно лишь упомянуть, что недовольство и вполне обоснованную критику со стороны участников диалога вызывает расхождение повседневной жизни многих современных монастырей с уставным укладом монашеской жизни, сохранившимся, к примеру, на Афоне, а также поведение ряда иноков, далекое от традиционных монашеских идеалов. Более подробно об этом можно прочитать в "Записке о монастырях и монашестве" архимандрита Симеона (Гагатика).

В завершение хочется отметить рост качественного уровня проходящей дискуссии. На этот раз обсуждение текста рассматриваемого проекта за редким исключением проходило в обстановке конструктивного виртуального диалога, свободного от излишней эмоциональности. Примечательно также, что при всем разнообразии представленных позиций участники полемики высказывали свои мнения, основываясь не на личных обидах или амбициях, но на данных источников, принципах христианской любви и соображениях церковной пользы.

HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Одним миром
Иван-чай пахнет недлинным русским летом, низким небом, луговым разноцветьем на дороге от Ростова Великого к Угличу. В терпком его вкусе — десятки поколений живших и кормившихся от родной земли хлебопашцев, сотни исхоженных нищими босоногими странниками верст и напутственная спозаранку материнская молитва. Есть в нем и добросовестный труд безымянных паломников — неутомимых крестоходцев, кропотливо собирающих соцветия кипрея ежегодно в конце июля. И еще этот маленький пакетик плотной бумаги несет имя великого святого подвижника Церкви Русской. К преподобному Иринарху Затворнику корреспондент «Журнала Московской Патриархии» отправился в юбилейный год: угодник Божий окончил земной путь ровно четыре века назад — 13/26 н.ст. января 1616 года. Вернулся же из Ростовского Борисо-Глебского, что на Устье, монастыря я со знаменитым местным иван-чаем... Но не только с ним.
24 июля 2017 г. 16:00