iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
За каменной стеной
В беседе с одним из своих ближайших сподвижников — апостолом Петром — Спаситель прямо говорит: Аз тебе глаголю, яко ты еси Петр (Petrus), и на сем камени (petra) созижду Церковь мою (см.: Мф. 16, 16–18). Основываясь на богатейшем опыте ветхозаветного храмового каменного строительства, архитекторы Нового Завета использовали этот материал уже в самые первые века христианства. Библейская география практически не оставила им выбора — на Ближнем Востоке дерево встречается редко и потому довольно дорого, а все постройки в основном каменные. При этом камень почти сразу же начинает работать в храмах и как деталь интерьера: в самых ранних, еще катакомбных, церквах алтарная преграда, как правило, вырубалась как единое целое из той же скалы, что служила и стенами. Из чего вырубаются современные храмы, какие месторождения дают лучшее сырье и пол из какого камня нельзя мыть, скрупулезно выяснял корреспондент «Журнала Московской Патриархии».
27 ноября 2017 г. 15:20
Одним миром
Иван-чай пахнет недлинным русским летом, низким небом, луговым разноцветьем на дороге от Ростова Великого к Угличу. В терпком его вкусе — десятки поколений живших и кормившихся от родной земли хлебопашцев, сотни исхоженных нищими босоногими странниками верст и напутственная спозаранку материнская молитва. Есть в нем и добросовестный труд безымянных паломников — неутомимых крестоходцев, кропотливо собирающих соцветия кипрея ежегодно в конце июля. И еще этот маленький пакетик плотной бумаги несет имя великого святого подвижника Церкви Русской. К преподобному Иринарху Затворнику корреспондент «Журнала Московской Патриархии» отправился в юбилейный год: угодник Божий окончил земной путь ровно четыре века назад — 13/26 н.ст. января 1616 года. Вернулся же из Ростовского Борисо-Глебского, что на Устье, монастыря я со знаменитым местным иван-чаем... Но не только с ним.
24 июля 2017 г. 16:00
Аналитика
показ женской одежды в ювелирном доме "Эстет"
ЦВ № 10 (455) май 2011 /  27 мая 2011 г.
версия для печати версия для печати

Православный стиль в современной моде

Существует ли православная мода? Начало спору положил недавний показ женской одежды в ювелирном доме «Эстет». Реакция общественности была бурной. Несмотря на взвешенную позицию организаторов, вдумчивого разговора о том, что же такое православная мода, не получилось.

Есть три темы, к обсуждению которых мгновенно подключается большинство СМИ. Это политика, личная жизнь бомонда и общественные инициативы православного духовенства. Что до последних, очень часто на голову бедных организаторов обрушиваются горы пепла. Так произошло и с показом православной моды, состоявшимся в конце апреля в ювелирном доме «Эстет», когда обсуждение идеи протоиерея Всеволода Чаплина о национальном дресс-коде выплеснулось на подиум.

Никто не хотел уходить
Пресс-релиз заманчиво обещал по окончании показа дискуссию между главой Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиереем Всеволодом Чаплиным, Никитой Михалковым, директором музея моды Натальей Козловой и телеведущим Максимом Шевченко. Может быть, еще и поэтому в зале было так много журналистов. Однако заявленные светские лица не пришли и ведущему второй половины вечера — Дмитрию Диброву — пришлось работать за троих. Но обо всем по порядку.
Прежде чем на красной дорожке появились девушки в коллекционной одежде, отец Всеволод огласил приветствие Святейшего Патриарха Кирилла. Главная мысль послания стала рефреном всех дальнейших комментариев священника — в человеке всё взаимосвязано: здоровье и праведность, покаяние и чистота сердца, внутреннее содержание и внешний облик. Поэтому то, как мы одеваемся, влияет на наш внутренний мир.
Показ начался с песни иеромонаха Романа «Господи, помилуй», минорный настрой которой не соответствовал праздничному настроению вечера. И вот на ковровую дорожку вышли модели. В целом смотрелись они неплохо. Некоторые платья скрывали женскую фигуру, но отнюдь не уродовали ее. Однотонная одежда радовала узорной вышивкой. Было несколько моделей одежды для беременных женщин, но вместе с тем были и деловые костюмы. Алый цвет гармонично сочетался с черным, пастельные тона цветных платьев были подобраны со вкусом.
Однако назвать всё, увиденное на сцене, православной модой было бы не вполне корректно. В частности, неприкрытое женское тело под кружевной одеждой и лосины с балахонами вряд ли будут уместны для воскресного выхода не только в храм, но и просто на улицу. Показ завершился «русской народной» коллекцией зимней одежды Вячеслава Зайцева, которая уже абсолютно не отвечала заявленной православной тематике.

«Оппозиция» на сцену не вышла
Вторая часть программы была больше похожа на пресс-конференцию протоиерея Всеволода Чаплина, чем на дискуссию. Дмитрий Дибров тщетно пытался найти среди зрителей хотя бы одного достойного оппонента главному гостю. Даже журналистка одного из интернет-изданий, озвучившая точку зрения молодежной аудитории в соцсетях, открестилась от своей принадлежности к «антиклерикальному» лобби. Но зато донесла до присутствующих мнение молодых оппонентов. По ее словам, молодые блогеры утверждают, что Церковь мешает им свободно мыслить, а православный дресс-код ограничивает свободу выбора.
«Они мыслят по лекалам моды и лекалам ложной свободы, — ответил отец Всеволод. — Но я не представитель прокуратуры, спецслужб или полиции. И не могу ничего запрещать. Я представитель Церкви и предлагаю людям подумать над своим внешним видом, а главное, над своим внутренним содержанием». Если человек считает, что развязная одежда сделает его счастливым, это его право. Но его желательно предупредить, что попытка добиться чего-то в жизни через вульгарную одежду, например стать «круче» других, — это шаг к потере собственной свободы. И за этим могут последовать вещи, которые разрушают личность физически и духовно. Задача Церкви не запрещать, а научить человека мыслить самостоятельно и видеть результат ошибочных шагов.
Давая оценку показу православной моды, отец Всеволод положительно отозвался обо всех коллекциях: «Авторы пытались рассуждать через моду и через одежду, что должна представлять из себя духовная чистота человека». И хотя это вряд ли относится к кружевным моделям, надетым на голое тело, отец Всеволод высказал пожелание, что теперь на улицах, в местах отдыха или на работе всё чаще можно будет встретить людей в представленной на подиуме одежде.
Сопредседатель Союза православных женщин России Галина Ананьина заметила, что нынешний показ моды соответствует трем главным качествам хорошей, качественной одежды: простота, чистота и красота. И предложила создавать бутики православной одежды. Эта идея показалась интересной и отцу Всеволоду. «Нет ничего плохого, если православные люди создадут любые формы общения друг с другом, в которых нет греха. Плохо только то, где есть грех», — отметил он.
В какой-то момент показалось, что Дмитрий Дибров совсем сник.
На его пассаж, что при термине «православный дресс-код» в воздухе повисает ощущение скуки от однотонной одежды, отец Всеволод заметил, что говорил только об общенациональном дресс-коде, который должен быть приемлем для всех вероисповеданий, а также для неверующих. «Но прежде всего человек должен быть прилично одет», — подчеркнул священник. Он ответил на хрестоматийные вопросы к представителям Церкви. Что благословляется для женщин в храме — юбка или брючный костюм («как настоятель, я не задавался этим вопросом, но стараюсь увещевать людей, которые приходят в храм в неприличной одежде»). И следует ли православному верующему избегать богатства — в зале демонстрировались бриллиантовые украшения («проблем не будет, если не привязываться к богатству душой. А те украшения, что находятся в храмах, принадлежат не людям, а Богу»).
Казалось, организаторам вечера всё удалось. Восторженные зрители, обсуждение, хвалебные отзывы. Однако рано было праздновать победу. На следующий день Интернет буквально вскипел сарказмом и желчью.

После бала
Камни полетели со всех сторон. С кем только не сравнивали отца Всеволода! Один из журналистов возмущался в адрес организаторов подиума, которые не смогли обеспечить фотографам поле для съемки. И сокрушался, что вместо редакционного удостоверения требовали паспорт (с учетом приглашенных председателя Сбербанка Германа Грефа и первого зама В.В. Путина Игоря Шувалова это неудивительно). Досталось не только модельерам и их одежде («назад в колхоз», «безвкусица»), но и самим манекенщицам, которые, по мнению журналистов, то не так ходили, то не так улыбались. Мероприятие было названо «православным стебом». Перепало и от православной прессы. Представленные коллекции оказались недостаточно благочестивы, слишком дороги и пропахшие нафталином (это в отношении платьев для беременных).
В своих комментариях никто не высказал конструктивных мыслей (кроме как привлечь к таким мероприятиям модельеров из регионов), не предложил новых идей, интересных примеров, не сказал, как он лично видит православную моду. Никто не стал обсуждать, какую одежду можно считать православной и существует ли православная мода и какие здесь могут быть перспективы. Забавно, что каждый при этом чувствует себя специалистом.
В итоге дискуссии не получилось. Ответить на вопрос, что же такое православная мода, попыталась организатор подиума Вера Шестовская, отбиравшая модели для показа: «Для меня это закрытые колени, плечи, скромность и обаяние. Это то, в чем можно пойти и в храм на службу, и вообще выходить на улицу». Однако ее голос не был услышан.

На показе моды «Пасха Красная» были представлены коллекции дизайнеров Вячеслава Зайцева, Елены Черных, Натальи Гайдаржи (коллекция «Цветы России»), Елены Чернышевой («Сударыня»), Шуйской строчевышивальной фабрики (коллекция «Пасхальная») и компании «Калинкина горка».

Елена Макашова, дизайнер одежды (торговая марка «Студия платья ХакаМа»):

- Для меня понятия «православие» и «мода» не совместимы. Точно так же, как «монастырь» и «карнавал». Православие в моей душе ассоциируется со смирением, а мода — это постоянное подчеркивание своего Я. Поэтому давайте говорить о показе православной одежды, а не о православной моде. Каждая одежда несет свою философию и рассказывает о человеке. Кто он, какое у него образование, каков мир его интересов и как к нему относиться. О чем должна говорить одежда православной женщины? О смирении — одной из основных христианских добродетелей. Можно ли сказать об этом, глядя на старомодные или эпатажные наряды с элементами национальной русской одежды? В полупрозрачных блузках и платьях девочек превратили в пятидесятилетних матрон. Очевидно, авторы коллекций или не очень поняли свою задачу, или плохо разбираются в том, что им предложили сделать. Ведь платок, закрытые плечи и руки, старомодные платья в пол еще не говорят о православии. Вера не в том, что ты по-дурацки оденешься. Деликатный вырез, полуоткрытые плечи с драматично спадающей тканью натуральных цветов, юбка выше колен (но не мини) почему не могут свидетельствовать о смирении? Конечно, коллекция Вячеслава Зайцева по своему уровню стоит особняком ко всему показу. Я его ученица и с огромным уважением отношусь к своему учителю, но и его коллекция — это русская национальная одежда, но не православная.
Одним словом, если бы мне довелось работать над коллекцией православной одежды, то это были бы, наверное, более простые ткани (хлопок, лен — без лоска). Я придала бы им интересную форму (это был бы сложный крой), чтобы интересно было носить молодым. И еще я бы объединила модели и выпустила их группами. А там каждый позиционировал сам себя. Я оттолкнулась бы от образа странника, проповедника, но сделала бы из этого что-то современное. Потому что, к сожалению, в представленной одежде мне не видны ни современность, ни евангельские заповеди о целомудрии, чистоте и смирении.

 

Любовь Логинова, художник-дизайнер

От православия на этом показе было очень мало. Может быть, только то, что модели были в платках. Да, большинство платьев были длинными, но мягко говоря, не радовали новизной и свежестью идей. Модельеры просто взяли, одели на людей балахоны и заставили пройтись. На мой взгляд, самое ценное в этих моделях были вышивка на одежде и ювелирные украшения. Представленные модели трудно назвать идеалом православной моды. Мне кажется, она должна быть более тонкая и интересная. В одежде, которую можно отнести к православному дресс-коду, главное элегантность и строгость, но без какого – либо фанатизма. Вовсе не обязательно, чтобы платье было закрытым, со стоечкой по шею. Это могут быть и красиво открытые руки или ноги. Зачем сразу балахоны, это может быть и приталенная одежда, длинная или чуть ниже колена. Нужно учитывать особенности женской фигуры, тип, к которому она относится. Я думаю, православная одежда не должна быть зажата в какие-то узкие цветовые рамки: быть либо черной, либо белой. Она может быть цветная, нарядная, но подобрана со вкусом и отвечать правилам приличия.

Конечно, не должно быть открытой груди или спины, это противоречило бы православным правилам. Но красивые рукава, красивые вырезы, которые не являются вульгарными и вызывающими, провоцирующими, лишь подчеркивают красоту женской фигуры. Думаю, это было бы очень уместно и не противоречило православной моде. Хочется, чтобы православные женщины своей одеждой привили людям вкус одеваться достойно и элегантно, и многие бы увидели, что для того, чтобы показать себя Женщиной, совсем не обязательно обнажаться и ярко привлекать внимание. Одежда обрамляет женщину, подчеркивает ее натуральную, естественную красоту. Так было во все времена. Не уродовает и не скрывает, а просто подчеркивает. В данном случае, православная одежда показывает степень воспитания женщины, степень ее понимания ситуации, правил поведения и места, в которое она пришла.

 

27 мая 2011 г.
Ключевые слова: мода, женщины
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи