iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Райский сад на земле
Прихрамовая территория — словно церковная сень, которая приглашает молящихся в храм и помогает им на пороге храма оставить повседневную житейскую суету. Талантливая организация прилегающего к храму зеленого участка зачастую не только настраивает на молитву, но и способствует первому общению со священнослужителем — ведь желание просто погулять, отдохнуть в монастырском или приходском саду со временем может перерасти в стремление к воцерковлению. Тем не менее единых подходов к ландшафтному озеленению в Церкви, как ни странно, до сих пор нет, и это направление продолжает оставаться полем для экспериментов архитекторов и садовников. «Журнал Московской Патриархии» представляет несколько удачных проектных и уже реализованных на практике решений, которые можно рассматривать в качестве ориентиров при благоустройстве прихрамовых земельных участков. PDF-версия
20 сентября 2019 г. 09:59
Аналитика
Надвратная Смоленская икона Божией Матери в Богоматерском храме над Днепровскими воротами (Смоленск). Фото С.М. Прокудина-Горского. 1912 г.
ЖМП № 10 октябрь 2012 /  6 сентября 2012 г.
версия для печати версия для печати

Смоленская икона Божией Матери в Отечественной войне 1812 года

Надвратная Смоленская икона Божией Матери Одигитрии (в переводе с греческого — Путеводительница), находящаяся ныне в Свято-Успенском кафедральном соборе города Смоленска, является одной из величайших святынь нашего Отечества. Этот образ представляет собой точный список с древней чудотворной Смоленской иконы Одигитрии, написанной апостолом и евангелистом Лукой[1]. По указанию выдающегося русского историка С.М. Соловьева, икона Божией Матери Одигитрии, ставшая затем Надвратной, была написана в 1535 году в Москве по повелению царя Иоанна IV Грозного художником Посником Ростовцем, за что ему пожаловали “сукно в два рубля и еще два рубля денег”[2].

В Смоленск эту икону прислал в 1602 году царь Борис Годунов для сооруженной здесь в 1596-1602 годах крепостной стены, строительством которой он руководил[3]. Известный дореволюционный смоленский историк И.И. Орловский пишет об этом так: “Осенью 1602 года стену освятили, причем, на главных воротах города, Днепровских, поставили в нише большую икону Божией Матери — Одигитрии, копию с соборной иконы, присланную из Москвы царем Борисом Смоленску, как образ покровительницы града и небесного стража новой крепости”[4]. От места своего нахождения — над Днепровскими (иначе Фроловскими — авт.) воротами данная икона и получила наименование “Надвратная”. Священник Никифор Адрианович Мурзакевич в “Историческом описании  Смоленской Чудотворной иконы Божией Матери — Одигитрии”, написанном в 1831 году, указывает размеры Надвратной иконы Одигитрии — “высотой 2½ арш., шир. 1½ арш.”[5].

С момента принесения в Смоленск Надвратная икона постоянно находилась во Фроловской башне над Днепровскими воротами в специально устроенной со стороны города нише[6]. В 1611-1654 годах, когда Смоленск пребывал в составе Речи Посполитой, не смотря на насильственное окатоличивание, икона по-прежнему оставалась на своем месте. Именно перед Надвратной иконой Одигитрии совершил свою первую благодарственную молитву присоединивший Смоленск к Московскому государству царь Алексей Михайлович, который торжественно въехал в город 23 сентября (по новому стилю 6 октября) 1654 года[7].

Отечественная война 1812 года явилась временем всеобщего прославления Надвратной Смоленской иконы Божией Матери Одигитрии, которая стала тогда покровительницей и путеводительницей всего русского войска.

Вскоре после вторжения армии Наполеона в пределы России начались ожесточенные бои за Смоленск. 5 (18) августа 1812 года неприятель бомбардировал город из 300 орудий. Однако французам все же не удалось в тот день овладеть Смоленском. Сражение закончилось в 9 часов вечера. В полночь генерал Дохтуров получил приказ главнокомандующего оставить Смоленск, что и было исполнено им за два часа до рассвета 6 (19) августа[8]. По распоряжению генерала Ермолова, Надвратную Смоленскую икону Божией Матери Одигитрии, находившуюся в тот момент в Благовещенской церкви, вынесли из города. Впоследствии сам Ермолов  писал об этом так: “Я приказал вынести из города образ Смоленской Божией Матери, укрывая его от бесчинств и поруганий святыни. Отслужен молебен, который произвел на войско полезное действие”[9].

Описание выноса из города Надвратной иконы оставил и другой очевидец тех событий — офицер Ф.Н. Глинка: “В глубокие сумерки вынесли из Благовещенской церкви икону Смоленской Божией Матери. Унылый звон колоколов, сливаясь с треском распадающихся зданий и громом сражения, сопровождал печальное шествие сие. Блеск пожаров освещал оное, между тем, черно-багровое облако дыма засело над городом, и ночь присоединила темноту к мраку и ужас к ужасу!!”[10].

Весьма интересно и свидетельство находившегося тогда в Смоленске английского генерала Вильсона: “Когда я обратил на то, какое нравственное впечатление в России произведет оставление священного города, как Смоленск, главнокомандующий ответил: “в этом отношении я ничего не опасаюсь, об этом я уже позаботился. Пресвятая Дева у нас в лагере. Эта икона единственно придает значение этому городу в глазах русских. Она, в торжественной колеснице, будет постоянно следовать за войсками, и ее будет охранять особенно для того назначенный батальон”[11].

Сопровождение Надвратной иконы Одигитрии было поручено батарейной № 1-го роте 3-ей артиллерийской бригады под командованием полковника В.А. Глухова. Данная рота входила в состав 3 корпуса 1-ой армии и принимала активное участие в боях под Смоленском 5 (18) августа. Для обороны города эта рота сначала была расположена в Мстиславском предместье, где приняла бой, однако с другими войсками под неприятельским огнем вынуждена была отступить для занятия следующей позиции у Молоховских ворот. Во время отступления, французское ядро попало в один из зарядных ящиков 1-ой батарейной роты. Взрыв был таким, что от ящика осталось только одно днище. Этот ящик был сохранен и затем в нем, как в колеснице, возили Надвратную икону Богоматери в течение всех трех месяцев ее пребывания в русской армии[12].  

Фельдфебель и солдаты роты полковника В.А. Глухова, приняв икону в свое ведение, соорудили для нее особый деревянный киот, который окрасили в зеленый цвет и убрали разноцветными лентами. Через три-четыре дня после выхода из Смоленска для сопровождения Надвратной иконы Одигитрии были назначены особый священник и церковнослужитель, которые совершали перед ней молебны в течение всей военной кампании. С этого момента Надвратная Смоленская икона Божией Матери постоянно находилась среди русского войска — в третьей пехотной дивизии генерал-лейтенанта Коновницына, укрепляя силы и боевой дух наших воинов[13]. На протяжении всей войны при иконе помимо полковника В.А. Глухова состояли: штабс-капитан И.Ф. Богданович, поручик А.И. Гречь, подпоручики М.К. Реан, Г.Г. Сигунов, А.А. Ольхин, прапорщики Н.Г. Сигунов и П.Д. Зеленин[14].

Протоиерей П. Левашев в своей небольшой книге “Краткое сказание о Смоленской иконе Божией Матери – Одигитрии, именуемой Надворотной” так пишет о том огромном значении, какое имело пребывание Надвратной иконы Пресвятой Богородицы в рядах русской армии: “Эта святыня, поистине, была единственным духовным прибежищем для нашей благочестивой армии. Всюду следуя с армией, оставаясь при ней  во всех случаях боевых действий, Икона Богоматери — Одигитрии являлась поистине Взбранной Воеводой для русского воинства и залогом побед над  врагами. Каждый раз, как пред началом, так и при окончании битвы, для всех участников сражения Небесная Заступница была истинным прибежищем, подавала им бодрость и крепость сил, одушевляла их, а умирающим на поле брани служила утешением в последние минуты жизни. Твердая и живая вера в небесное заступление Богоматери, как бы лично, через Свою чудотворную Икону, пребывавшей в русской армии, могла придавать необыкновенную силу и храбрость русским воинам”[15].

Апофеозом пребывания Надвратной Смоленской иконы Божией Матери Одигитрии в русской армии стало обнесение ее по приказу главнокомандующего М.И. Кутузова по всему войску накануне Бородинской битвы, состоявшейся 25 августа (7 сентября) 1812 года. Торжественно, в сопровождении крестного хода, Смоленскую икону носили перед рядами всей армии вдоль боевой линии Бородинской позиции и служили перед ней молебны, за одним из  которых молился сам М.И. Кутузов со всеми генералами[16]. Свидетель данного события офицер Ф.Н. Глинка написал об этом так: “Духовенство шло в ризах, кадила дымились, воздух оглашался пением и святая икона шествовала… Сама собою, по влечению сердца, стотысячная армия падала на колени и припадала челом к земле, которую готова была упоить досыта своею кровью. Везде творилось крестное знамение, по местам слышались рыдания. Главнокомандующий, окруженный штабом, встретил икону и поклонился ей до земли”[17].

10 (23) ноября 1812 года Надвратная икона Божией Матери Одигитрии была возвращена в Смоленск[18]. В этот день к коменданту города майору Горихвостову пригласили члена Смоленской духовной консистории протоиерея Алексея Васильева для получения специального письма от дежурного генерала всех армий генерал-лейтенанта Коновницына, в котором говорилось:

“Августа  6-го дня сего текущего года, при оставлении войсками нашими города Смоленска, святая чудотворная икона Смоленской Божией Матери взята была артиллерийскою ротою, командуемою полковником Глуховым, и с того времени возима при полках 3-й пехотной дивизии, кои во все боях противу неприятеля охраняли оную в рядах своих. Войска с благоговением зрели посреди себя образ сей и считали оный благоприятным залогом всевышнего милосердия. При одержании над неприятелем важных побед и успехов приносимо было всегда благодарственное молебствие пред иконою.

Ныне же, когда Всемогущий Бог благословил Российское оружие и с поражением врага город Смоленск очищен, я по воле главнокомандующего  всеми армиями, Его Светлости генерал-фельдмаршала Михаила Ларионовича Голенищева-Кутузова, препровождаю святую икону Смоленской Божией Матери обратно, да водворится Она на прежнем месте и прославляется в ней русский Бог, чудесно карающий наконец кичливого врага, нарушающего спокойствие народов.

С сим вместе следуют учиненные образу вклады и приношения — 1809 руб. ассигнациями, 5 червонных золотом, и серебра в лому, отбитого у неприятеля, один пуд”[19].

Подводя итог, можно с уверенностью сказать, что в период Отечественной войны 1812 года перед Надвратной Смоленской иконой Божией Матери Одигитрии вместе с русской армией молилась вся Россия. Ведь за спинами солдат и офицеров, молившихся Богоматери, свою молитву совершали их родители, жены и дети, родные и близкие. И эта молитва, несомненно, давала твердую надежду на ратный успех. Своим присутствием икона Одигитрии вливала мужество в сердца самоотверженно сражавшихся русских воинов, являясь для них залогом победы.

Справка об авторе: иеромонах Серафим (Амельченков), кандидат исторических наук, кандидат богословия, секретарь Смоленской епархии



[1] Трофимовский Н.В. Историко-статистическое описание Смоленской епархии. Санкт-Петербург, 1864.С. 246-247; Описание Смоленской чудотворной иконы Божией Матери Одигитрии, находящейся в Смоленском Успенском соборе. Смоленск, 1894. С. 8; Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 4-5 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 год. Смоленск, 1912.

[2] Соловьев С.М. Сочинения. В 18 кн. Кн. IV. История России с древнейших времен. Т. 7-8/Отв. Ред.: И.Д. Ковальченко, С.С. Дмитриев. – М.: Мысль, 1989. – 752 с. С. 301-302; Орловский И. Смоленская стена 1602-1902. Исторический очерк Смоленской крепости в связи с историей Смоленска. Смоленск, 1902. С. 14; Орловский И.И. Достопамятности Смоленска. Смоленск, 1905. С. 22; Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 4-5 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 год. Смоленск, 1912.

[3] Орловский И.И. Смоленск и его стены. Краткая история Смоленска и его крепости. (К 300-летнему юбилею городской стены). Смоленск, 1902. С. 13-16.

[4] Там же. С. 16.

[5] Орловский И. Священник Никифор Адрианович Мурзакевич (1769-1834 г.) / Мурзакевич Н.А., священник. История города Смоленска. Смоленск, 1903. С. 16; Орловский И. Смоленская стена 1602-1902. Исторический очерк Смоленской крепости в связи с историей Смоленска. Смоленск, 1902. С. 14-15, примеч. 1).

[6] Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 4-5 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912.

[7] Там же. С. 6. 

[8] Исторический очерк Смоленска. Санкт-Петербург, 1894. С. 41-42; Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 11-12 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912.

[9] Цит. по Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 12 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912.

[10] Цит. по Левашев П. Н., протоиерей. Краткое сказание о Смоленской иконе Божией Матери – Одигитрии, именуемой Надворотной. Санкт-Петербург, 1912. С. 6.

[11] Цит. по Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 12-13 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912.

[12] Левашев П. Н., протоиерей. Краткое сказание о Смоленской иконе Божией Матери – Одигитрии, именуемой Надворотной. Санкт-Петербург, 1912. С. 6-7.

[13] Левашев П. Н., протоиерей. Краткое сказание о Смоленской иконе Божией Матери – Одигитрии, именуемой Надворотной. Санкт-Петербург, 1912. С. 7; Вороновский В.М. Отечественная война 1812 г. в пределах Смоленской губернии В.М. Вороновского / В.М. Вороновский. – С.-Петербург: Юбилейное издание Смоленского губернского земства, 1912. – 428. С. 337.

[14] Вороновский В.М. Отечественная война 1812 г. в пределах Смоленской губернии В.М. Вороновского / В.М. Вороновский. – С.-Петербург: Юбилейное издание Смоленского губернского земства, 1912. – 428. С. 337.

[15] Левашев П. Н., протоиерей. Краткое сказание о Смоленской иконе Божией Матери – Одигитрии, именуемой Надворотной. Санкт-Петербург, 1912. С. 7-8.

[16] Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 13-14 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912; Левашев П. Н., протоиерей. Краткое сказание о Смоленской иконе Божией Матери – Одигитрии, именуемой Надворотной. Санкт-Петербург, 1912. С. 8-9.

[17] Цит. по Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 14-15 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912.

[18] Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 15-16 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912.

[19] Цит. по Вороновский В.М. Отечественная война 1812 г. в пределах Смоленской губернии В.М. Вороновского / В.М. Вороновский. – С.-Петербург: Юбилейное издание Смоленского губернского земства, 1912. – 428. С. 337-338.

 

6 сентября 2012 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Нота как мишень
Для немногочисленных посвященных музыкантов узкий длинный зал в первом ярусе лаврской колокольни в Сергиевом Посаде — место поистине легендарное. Это постоянная репетиционная база основанного архимандритом Матфеем (Мормылем) братского хора Троице-Сергиевой лавры. Дождливым осенним вечером в гости к хористам впервые приехал регент Московского подворья — старший преподаватель Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Владимир Горбик. Не один — с десятком певчих своего клиросного хора. И не просто так, а для пользы дела — провести мастер-класс со студентами Московской духовной академии. Яркая, наполненная экспрессивными образами преподавательская манера Владимира Александровича помогла молодым людям за одну репетицию понять, при помощи какого приема клирошане создают атмосферу вечности, почему им категорически не рекомендуется петь «консерваторским» звуком и какую фразу знаменитого Шаляпина следует помнить в любое время дня и ночи.
9 октября 2019 г. 14:59
Пешком к преподобному Сергию
К Игумену земли Русской в Троицкий монастырь издавна течет людская река. В прежние времена паломники традиционно шли туда пешком. Но уже больше века Сергиев Посад прочно интегрирован в транспортную систему страны, и сейчас пешее паломничество к преподобному Сергию выглядит экзотикой. Группа энтузиастов решила изменить это представление, занявшись обустройством пешеходной тропы из Москвы до Троице-Сергиевой лавры. Фактически авторы этого начинания стоят у истоков новой общест­венной инициативы — создания многокилометрового пешего пути, преодоление которого рассчитано не на одни сутки: ничего подобного в России нет. Корреспондент «Журнала Московской Патриархии» анализирует этот опыт и делится собственными рекомендациями по правильной подготовке к такому паломничеству. PDF-версия
4 октября 2019 г. 16:59