iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Аналитика
Надвратная Смоленская икона Божией Матери в Богоматерском храме над Днепровскими воротами (Смоленск). Фото С.М. Прокудина-Горского. 1912 г.
ЖМП № 10 октябрь 2012 /  6 сентября 2012 г.
версия для печати версия для печати

Смоленская икона Божией Матери в Отечественной войне 1812 года

Надвратная Смоленская икона Божией Матери Одигитрии (в переводе с греческого — Путеводительница), находящаяся ныне в Свято-Успенском кафедральном соборе города Смоленска, является одной из величайших святынь нашего Отечества. Этот образ представляет собой точный список с древней чудотворной Смоленской иконы Одигитрии, написанной апостолом и евангелистом Лукой[1]. По указанию выдающегося русского историка С.М. Соловьева, икона Божией Матери Одигитрии, ставшая затем Надвратной, была написана в 1535 году в Москве по повелению царя Иоанна IV Грозного художником Посником Ростовцем, за что ему пожаловали “сукно в два рубля и еще два рубля денег”[2].

В Смоленск эту икону прислал в 1602 году царь Борис Годунов для сооруженной здесь в 1596-1602 годах крепостной стены, строительством которой он руководил[3]. Известный дореволюционный смоленский историк И.И. Орловский пишет об этом так: “Осенью 1602 года стену освятили, причем, на главных воротах города, Днепровских, поставили в нише большую икону Божией Матери — Одигитрии, копию с соборной иконы, присланную из Москвы царем Борисом Смоленску, как образ покровительницы града и небесного стража новой крепости”[4]. От места своего нахождения — над Днепровскими (иначе Фроловскими — авт.) воротами данная икона и получила наименование “Надвратная”. Священник Никифор Адрианович Мурзакевич в “Историческом описании  Смоленской Чудотворной иконы Божией Матери — Одигитрии”, написанном в 1831 году, указывает размеры Надвратной иконы Одигитрии — “высотой 2½ арш., шир. 1½ арш.”[5].

С момента принесения в Смоленск Надвратная икона постоянно находилась во Фроловской башне над Днепровскими воротами в специально устроенной со стороны города нише[6]. В 1611-1654 годах, когда Смоленск пребывал в составе Речи Посполитой, не смотря на насильственное окатоличивание, икона по-прежнему оставалась на своем месте. Именно перед Надвратной иконой Одигитрии совершил свою первую благодарственную молитву присоединивший Смоленск к Московскому государству царь Алексей Михайлович, который торжественно въехал в город 23 сентября (по новому стилю 6 октября) 1654 года[7].

Отечественная война 1812 года явилась временем всеобщего прославления Надвратной Смоленской иконы Божией Матери Одигитрии, которая стала тогда покровительницей и путеводительницей всего русского войска.

Вскоре после вторжения армии Наполеона в пределы России начались ожесточенные бои за Смоленск. 5 (18) августа 1812 года неприятель бомбардировал город из 300 орудий. Однако французам все же не удалось в тот день овладеть Смоленском. Сражение закончилось в 9 часов вечера. В полночь генерал Дохтуров получил приказ главнокомандующего оставить Смоленск, что и было исполнено им за два часа до рассвета 6 (19) августа[8]. По распоряжению генерала Ермолова, Надвратную Смоленскую икону Божией Матери Одигитрии, находившуюся в тот момент в Благовещенской церкви, вынесли из города. Впоследствии сам Ермолов  писал об этом так: “Я приказал вынести из города образ Смоленской Божией Матери, укрывая его от бесчинств и поруганий святыни. Отслужен молебен, который произвел на войско полезное действие”[9].

Описание выноса из города Надвратной иконы оставил и другой очевидец тех событий — офицер Ф.Н. Глинка: “В глубокие сумерки вынесли из Благовещенской церкви икону Смоленской Божией Матери. Унылый звон колоколов, сливаясь с треском распадающихся зданий и громом сражения, сопровождал печальное шествие сие. Блеск пожаров освещал оное, между тем, черно-багровое облако дыма засело над городом, и ночь присоединила темноту к мраку и ужас к ужасу!!”[10].

Весьма интересно и свидетельство находившегося тогда в Смоленске английского генерала Вильсона: “Когда я обратил на то, какое нравственное впечатление в России произведет оставление священного города, как Смоленск, главнокомандующий ответил: “в этом отношении я ничего не опасаюсь, об этом я уже позаботился. Пресвятая Дева у нас в лагере. Эта икона единственно придает значение этому городу в глазах русских. Она, в торжественной колеснице, будет постоянно следовать за войсками, и ее будет охранять особенно для того назначенный батальон”[11].

Сопровождение Надвратной иконы Одигитрии было поручено батарейной № 1-го роте 3-ей артиллерийской бригады под командованием полковника В.А. Глухова. Данная рота входила в состав 3 корпуса 1-ой армии и принимала активное участие в боях под Смоленском 5 (18) августа. Для обороны города эта рота сначала была расположена в Мстиславском предместье, где приняла бой, однако с другими войсками под неприятельским огнем вынуждена была отступить для занятия следующей позиции у Молоховских ворот. Во время отступления, французское ядро попало в один из зарядных ящиков 1-ой батарейной роты. Взрыв был таким, что от ящика осталось только одно днище. Этот ящик был сохранен и затем в нем, как в колеснице, возили Надвратную икону Богоматери в течение всех трех месяцев ее пребывания в русской армии[12].  

Фельдфебель и солдаты роты полковника В.А. Глухова, приняв икону в свое ведение, соорудили для нее особый деревянный киот, который окрасили в зеленый цвет и убрали разноцветными лентами. Через три-четыре дня после выхода из Смоленска для сопровождения Надвратной иконы Одигитрии были назначены особый священник и церковнослужитель, которые совершали перед ней молебны в течение всей военной кампании. С этого момента Надвратная Смоленская икона Божией Матери постоянно находилась среди русского войска — в третьей пехотной дивизии генерал-лейтенанта Коновницына, укрепляя силы и боевой дух наших воинов[13]. На протяжении всей войны при иконе помимо полковника В.А. Глухова состояли: штабс-капитан И.Ф. Богданович, поручик А.И. Гречь, подпоручики М.К. Реан, Г.Г. Сигунов, А.А. Ольхин, прапорщики Н.Г. Сигунов и П.Д. Зеленин[14].

Протоиерей П. Левашев в своей небольшой книге “Краткое сказание о Смоленской иконе Божией Матери – Одигитрии, именуемой Надворотной” так пишет о том огромном значении, какое имело пребывание Надвратной иконы Пресвятой Богородицы в рядах русской армии: “Эта святыня, поистине, была единственным духовным прибежищем для нашей благочестивой армии. Всюду следуя с армией, оставаясь при ней  во всех случаях боевых действий, Икона Богоматери — Одигитрии являлась поистине Взбранной Воеводой для русского воинства и залогом побед над  врагами. Каждый раз, как пред началом, так и при окончании битвы, для всех участников сражения Небесная Заступница была истинным прибежищем, подавала им бодрость и крепость сил, одушевляла их, а умирающим на поле брани служила утешением в последние минуты жизни. Твердая и живая вера в небесное заступление Богоматери, как бы лично, через Свою чудотворную Икону, пребывавшей в русской армии, могла придавать необыкновенную силу и храбрость русским воинам”[15].

Апофеозом пребывания Надвратной Смоленской иконы Божией Матери Одигитрии в русской армии стало обнесение ее по приказу главнокомандующего М.И. Кутузова по всему войску накануне Бородинской битвы, состоявшейся 25 августа (7 сентября) 1812 года. Торжественно, в сопровождении крестного хода, Смоленскую икону носили перед рядами всей армии вдоль боевой линии Бородинской позиции и служили перед ней молебны, за одним из  которых молился сам М.И. Кутузов со всеми генералами[16]. Свидетель данного события офицер Ф.Н. Глинка написал об этом так: “Духовенство шло в ризах, кадила дымились, воздух оглашался пением и святая икона шествовала… Сама собою, по влечению сердца, стотысячная армия падала на колени и припадала челом к земле, которую готова была упоить досыта своею кровью. Везде творилось крестное знамение, по местам слышались рыдания. Главнокомандующий, окруженный штабом, встретил икону и поклонился ей до земли”[17].

10 (23) ноября 1812 года Надвратная икона Божией Матери Одигитрии была возвращена в Смоленск[18]. В этот день к коменданту города майору Горихвостову пригласили члена Смоленской духовной консистории протоиерея Алексея Васильева для получения специального письма от дежурного генерала всех армий генерал-лейтенанта Коновницына, в котором говорилось:

“Августа  6-го дня сего текущего года, при оставлении войсками нашими города Смоленска, святая чудотворная икона Смоленской Божией Матери взята была артиллерийскою ротою, командуемою полковником Глуховым, и с того времени возима при полках 3-й пехотной дивизии, кои во все боях противу неприятеля охраняли оную в рядах своих. Войска с благоговением зрели посреди себя образ сей и считали оный благоприятным залогом всевышнего милосердия. При одержании над неприятелем важных побед и успехов приносимо было всегда благодарственное молебствие пред иконою.

Ныне же, когда Всемогущий Бог благословил Российское оружие и с поражением врага город Смоленск очищен, я по воле главнокомандующего  всеми армиями, Его Светлости генерал-фельдмаршала Михаила Ларионовича Голенищева-Кутузова, препровождаю святую икону Смоленской Божией Матери обратно, да водворится Она на прежнем месте и прославляется в ней русский Бог, чудесно карающий наконец кичливого врага, нарушающего спокойствие народов.

С сим вместе следуют учиненные образу вклады и приношения — 1809 руб. ассигнациями, 5 червонных золотом, и серебра в лому, отбитого у неприятеля, один пуд”[19].

Подводя итог, можно с уверенностью сказать, что в период Отечественной войны 1812 года перед Надвратной Смоленской иконой Божией Матери Одигитрии вместе с русской армией молилась вся Россия. Ведь за спинами солдат и офицеров, молившихся Богоматери, свою молитву совершали их родители, жены и дети, родные и близкие. И эта молитва, несомненно, давала твердую надежду на ратный успех. Своим присутствием икона Одигитрии вливала мужество в сердца самоотверженно сражавшихся русских воинов, являясь для них залогом победы.

Справка об авторе: иеромонах Серафим (Амельченков), кандидат исторических наук, кандидат богословия, секретарь Смоленской епархии



[1] Трофимовский Н.В. Историко-статистическое описание Смоленской епархии. Санкт-Петербург, 1864.С. 246-247; Описание Смоленской чудотворной иконы Божией Матери Одигитрии, находящейся в Смоленском Успенском соборе. Смоленск, 1894. С. 8; Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 4-5 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 год. Смоленск, 1912.

[2] Соловьев С.М. Сочинения. В 18 кн. Кн. IV. История России с древнейших времен. Т. 7-8/Отв. Ред.: И.Д. Ковальченко, С.С. Дмитриев. – М.: Мысль, 1989. – 752 с. С. 301-302; Орловский И. Смоленская стена 1602-1902. Исторический очерк Смоленской крепости в связи с историей Смоленска. Смоленск, 1902. С. 14; Орловский И.И. Достопамятности Смоленска. Смоленск, 1905. С. 22; Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 4-5 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 год. Смоленск, 1912.

[3] Орловский И.И. Смоленск и его стены. Краткая история Смоленска и его крепости. (К 300-летнему юбилею городской стены). Смоленск, 1902. С. 13-16.

[4] Там же. С. 16.

[5] Орловский И. Священник Никифор Адрианович Мурзакевич (1769-1834 г.) / Мурзакевич Н.А., священник. История города Смоленска. Смоленск, 1903. С. 16; Орловский И. Смоленская стена 1602-1902. Исторический очерк Смоленской крепости в связи с историей Смоленска. Смоленск, 1902. С. 14-15, примеч. 1).

[6] Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 4-5 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912.

[7] Там же. С. 6. 

[8] Исторический очерк Смоленска. Санкт-Петербург, 1894. С. 41-42; Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 11-12 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912.

[9] Цит. по Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 12 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912.

[10] Цит. по Левашев П. Н., протоиерей. Краткое сказание о Смоленской иконе Божией Матери – Одигитрии, именуемой Надворотной. Санкт-Петербург, 1912. С. 6.

[11] Цит. по Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 12-13 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912.

[12] Левашев П. Н., протоиерей. Краткое сказание о Смоленской иконе Божией Матери – Одигитрии, именуемой Надворотной. Санкт-Петербург, 1912. С. 6-7.

[13] Левашев П. Н., протоиерей. Краткое сказание о Смоленской иконе Божией Матери – Одигитрии, именуемой Надворотной. Санкт-Петербург, 1912. С. 7; Вороновский В.М. Отечественная война 1812 г. в пределах Смоленской губернии В.М. Вороновского / В.М. Вороновский. – С.-Петербург: Юбилейное издание Смоленского губернского земства, 1912. – 428. С. 337.

[14] Вороновский В.М. Отечественная война 1812 г. в пределах Смоленской губернии В.М. Вороновского / В.М. Вороновский. – С.-Петербург: Юбилейное издание Смоленского губернского земства, 1912. – 428. С. 337.

[15] Левашев П. Н., протоиерей. Краткое сказание о Смоленской иконе Божией Матери – Одигитрии, именуемой Надворотной. Санкт-Петербург, 1912. С. 7-8.

[16] Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 13-14 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912; Левашев П. Н., протоиерей. Краткое сказание о Смоленской иконе Божией Матери – Одигитрии, именуемой Надворотной. Санкт-Петербург, 1912. С. 8-9.

[17] Цит. по Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 14-15 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912.

[18] Грачев В.И. К истории 1812 года. Смоленск, 1911. С. 15-16 / Памятная книжка Смоленской губернии на 1912 г. Смоленск, 1912.

[19] Цит. по Вороновский В.М. Отечественная война 1812 г. в пределах Смоленской губернии В.М. Вороновского / В.М. Вороновский. – С.-Петербург: Юбилейное издание Смоленского губернского земства, 1912. – 428. С. 337-338.

 

6 сентября 2012 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Точка отсчета
В истории монашества Афона, и прежде всего русского Пантелеимонова монастыря, есть важная, точная и непреложная дата — «февраль 14-го индикта» как хронологически первое документально верифицированное упоминание «обители Рос(а)», игумен которой Герасим собственноручно подписал документ с указанием своего развернутого титула. Грамота из архива Святогорской лавры Святого Афанасия (Акт. Лавр. I.19: P. 155.37–38) сохранилась в подлиннике и издана в 1970 году Полем Лемерлем с коллегами в парижской серии «Архивы Афона» по этому оригиналу с приложением альбома фотографий. Подлинный документ представляет собой гарантийное подтверждение (Ἀσφάλεια) игумена обители Святого Илии Николая, который, судя по тексту, намерен обосноваться в монастыре Предтечи τοῦ Ἀτζιιωάννη, где игуменом являлся Симеон, чтобы исполнять свои обязанности (игумена) по управлению (обителью) — временно, на один год. Акт подписан свидетелями — игуменами афонских монастырей, среди которых и «пресвитер и игумен обители Рос(а)» Герасим.
15 мая 2017 г. 12:59
Десять веков Русского Афона
От расположившейся в центре Македонии материковой части Халкидик в Эгейское море Творец бросил три полуострова-«пальца». Западная Кассандра — скопление молодежных курортов, пристанище любящих вольный морской ветер серферов. Центральная Ситония, еще несколько десятков лет назад сплошь покрытая рыбацкими деревушками, теперь превратилась в облюбованное немецкими, сербскими и русскими отпускниками место для спокойного семейного отдыха. Восточный Афон, отделенный от Ситонии заливом Святой горы, — удел Пресвятой Богородицы, единственное в мире монашеское государство и один из центров мирового Православия. Перед празднованием тысячелетнего присутствия русских на этой земле корреспондент «Журнала Московской Патриархии» совершил краткое паломничество в Пантелеимонов монастырь, которое, впрочем, едва не затянулось.
12 мая 2017 г. 17:59