выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте
Статьи на тему
Я готов по капле отдать всю свою кровь за Христа моего…
Поиск и изучение сведений о приснопамятном архиепископе Брянском и Севском Данииле (Троицком; 1887–1934) были начаты в 2002 году по благословению епископа Феофилакта (Моисеева). Старший брат архиепископа Даниила — священномученик Иларион, архиепископ Верейский; младший — священник Алексий, убиенный в 1937 году за Христа на Бутовском полигоне. Их братская любовь утверждалась на единении духовных устремлений и жертвенном служении Богу и Его Святой Церкви, на исполненной делом решимости пострадать за Христа. Архиепископ Даниил непримиримо боролся с обновленчеством, противостоял «григорианскому» расколу. Проповеди его производили неизгладимое впечатление. Учил, что для пастыря важно уметь воспринять истину не умом только, но, главное, сердцем и передать это горение духа пасомым. Даже краткое общение с архипастырем люди запоминали на всю жизнь. Он участвовал в хиротонии священноисповедника Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Симферопольского и Крымского. Его почитал как своего духовника Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен. Архи­епископ ­Даниил усердно совершал служение на Елецкой, Болховской, Рославльской, Орловской и Брянской кафедрах. Венцом его богоугодной жизни стали блаженная кончина и почитание народом Божиим. PDF-версия.
31 мая 2024 г. 11:00
Мы вериги несем на теле нерассказанных этих лет
В судьбе Сергея Иосифовича Фуделя нашла отражение эпоха гонений на Церковь. Одиннадцать лет он провел в ссылках, первый срок получил в 22 года за то, что в его квартире нашли 35 экземпляров послания митрополита Ярославского Агафангела (Преображенского) к архипастырям и всем чадам Русской Православной Церкви, призывавшего не подчиняться обновленцам. Во время Великой Отечественной войны был призван в армию и служил в железнодорожных войсках, а после войны опять был арестован. Первый дом, который он построил для своей семьи накануне войны, сгорел… Неустроенность, безденежье, переезды с женой и детьми, отсутствие постоянного места работы и источника дохода... И в то же время Сергей Иосифович не был сломлен. Он смог сохранить библиотеку с творениями святых отцов. Писал, понимая, что, возможно, его труд никогда не будет опубликован. Его мысли и суждения расходились в рукописном виде, распространялись среди верующих, переписывались, перепечатывались на машинке…Разговор о творческом наследии С. И. Фуделя с читателями «Журнала Московской Патриархии» ведет сегодня старший преподаватель МГУ, преподаватель Института дистанционного образования ПСТГУ, кандидат филологических наук, магистр теологии Даниил Дмитриевич Черепанов. PDF-версия.
16 января 2024 г. 14:30
Михаил Ефимович Губонин — верный свидетель церковной истории ХХ века
В 2025 году Русская Православная Церковь будет отмечать 100-летие блаженной кончины святителя Тихона, Патриарха Всероссийского. Его первосвятительское служение пришлось на самое начало кровавых гонений, воздвигнутых безбожной властью на Церковь. Враги Христовы всеми силами стремились засекретить или уничтожить документальные свидетельства как своих беззаконий, так и мужества защитников веры. Кому же было суждено противостоять этому? История знает самоотверженных тружеников, которые втайне, настойчиво и непреклонно совершали свой подвиг служения правде, не дожидаясь понуждения и не имея гарантий, что их усилия не пропадут. Таким был Михаил Ефимович Губонин, собравший огромный корпус документальных материалов, касающихся эпохи святителя Тихона. Его первый архив был изъят органами госбезопасности, но он не убоялся и смело продолжил работу, заложившую документальную основу для современных исследований по истории Русской Православной Церкви. О человеке, дело которого устояло (см. 1 Кор. 3, 14), рассказывает ректор Православного Свято-­Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Владимир Воробьев, имевший духовную радость общения с М. Е. Губониным. PDF-версия.
21 ноября 2023 г. 14:00
«Величавое сладкоголосие»
В 2023 году исполнилось 100 лет со дня кончины Константина Васильевича Розова — единственного священнослужителя в истории Русской Церкви, нареченного титулом «Великий архидиакон». Современники знали его как человека крепкой веры и необыкновенного таланта. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла в Москве прошли праздничные мероприятия, завершившиеся концертом памяти отца Константина Розова в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя с участием ведущих диаконов Русской Православной Церкви. Художественный руководитель Московского Синодального хора заслуженный артист Российской Федерации Алексей Пузаков и композитор Антон Висков рассказывают читателям о Великом архидиаконе — усердном и ревностном служителе Церкви во время гонений ХХ века. PDF-версия.    
2 августа 2023 г. 16:00
Начало поражения обновленцев было положено в Москве
В 2022 году в связи со столетием начала кампании по изъятию церковных ценностей «Журнал Московской Патриархии» много писал о тех событиях. В 1922 году в разгар этой кампании возникло движение обновленцев, ставшее одновременно печальной и героической страницей в истории Русской Церкви. Сто лет назад, весной 1923 года, в Москве прошел раскольничий собор, на котором была сделана попытка отменить институт патриаршества и лишить Предстоятеля Русской Церкви патриаршего сана и монашеского достоинства. О причинах возникновения обновленцев, о том, как готовился этот «собор» и как он стал началом краха обновленческого движения, как Патриарх Тихон вместе со своей паствой сумел противостоять разрушительной силе раскола, рассказывает священник Сергий Иванов, кандидат богословия, научный сотрудник Отдела новейшей истории Русской Православной Церкви богословского факультета ПСТГУ. PDF-версия.
16 мая 2023 г. 10:30
Церковь
Епископ Якутский и Ленский Зосима
ЦВ № 9 (430) май 2010 /  14 мая 2010 г.
версия для печати версия для печати

Епископ Якутский и Ленский Зосима

9 мая 2010 года, отслужив Божественную литургию в кафедральном храме Якутска и причастившись Святых Христовых Таин, прямо в алтаре отошел ко Господу епископ Якутский и Ленский Зосима.

Я думаю — и даже твердо уверен — что владыка сейчас неизреченно рад этому неожиданному обстоятельству. Для всех же, кто его знал и любил, это невосполнимая потеря.
Мне довелось более десяти лет жить с будущим владыкой бок о бок в Даниловом монастыре. В нашу обитель он пришел вскоре после ее открытия — в середине 1980-х годов он работал в монастыре краснодеревщиком. У владыки были золотые руки.

Монашеский постриг будущий архипастырь принял в Троице-Сергиевой лавре, а в 1992 году перешел в Данилов. Отец Зосима проходил в нашем монастыре весьма ответственные послушания: сначала он был руководителем монастырского офиса — на этой нелегкой должности его постиг первый инфаркт; а затем он стал ризничим обители.

О. Зосима обладал безупречным церковным вкусом; он очень гармонично обустраивал храмовое пространство, заботился о красоте облачений и церковной утвари. И эта красота была именно церковной: благолепной, но без излишней пышности и аляповатости. Больше всего будущий владыка любил сидеть в келье: он много читал, писал академическую диссертацию, для отдохновения резал иногда по дереву. Отец Зосима строго относился к своим иноческим обязанностям, к чтению правила, к внешнему монашескому виду; но эта строгость к себе никогда не переходила у него в поучательство и осуждение других. Его очень любили прихожане нашего монастыря, для многих он стал любвеобильным духовным отцом.
Для меня общение с о. Зосимой было всегда радостным и плодотворным. К нему в келью можно было прийти в любое время. Не раз я исповедовался ему; в каких-то тяжелых обстоятельствах владыка всегда старался утешить и подбодрить — было видно, как он сочувствует и сопереживает тебе.

В течение двух лет — с 1998-й по 2000-й — о. Зосима находился в командировке на Святой земле. Тяжелый климат Палестины привел его ко второму инфаркту, и он вернулся в монастырь. В 2003 году, на осенний престольный праздник прп. кн. Даниила архиепископ Арсений возвел двух иеромонахов — Зосиму и пишущего эти строки — в сан игумена; а через год, на праздник Воздвижения Креста Господня, в Храме Христа Спасителя игумен Зосима был рукоположен во епископа Якутского и Ленского. Его избрание на столь высокое церковное служение было для него неожиданностью; епископом он быть не хотел, к чинам и церковной карьере никогда не стремился, и лишь после длительной беседы с Патриархом Алексием II ради послушания согласился на архиерейство.

Архиереем же он был — думаю, без преувеличения — уникальным. Несколько освоившись со своим новым служением, он без всякого лукавства и рисовки говорил мне, что оно ему очень нравится. Но нравилось ему именно пастырство — возможность, обустраивая церковную жизнь, проповедовать Христа и дарить людям любовь и добро, — а вовсе не архиерейская власть, почет и деньги. Высокий сан нисколько не изменил ни его простого и открытого характера, ни строгого отношения к своему монашеству. Владыка остался бессребреником, совершенно нестяжательным человеком. Бывая в Москве, он всегда приходил в Данилов монастырь, и было видно, какую радость доставляет ему общение с братией. В этом общении никогда не чувствовалось натянутости, искусственной дистанции; с ним запросто можно было попить чаю, поболтать о том, о сем; владыка говорил, что он отдыхает душой в таком братском общении.

Как-то в один из его приездов в Москву я попросил владыку послужить на монастырском подворье, настоятелем которого я являюсь. Получив соответствующее благословение священноначалия, владыка приехал — и в нашем крошечном храме состоялась первая и единственная на сегодняшний день архиерейская служба. Она запомнилась всем прежде всего не-обыкновенной простотой и какой-то молитвенной легкостью. Владыка служил иерейским чином, не было ни орлецов, ни дикириев с трикириями, ни иподиаконов с рипидами, ни громогласного протодиакона, ни прочих атрибутов сложного чина архиерейской службы, — но было ощущение полноты Церкви, евангельской радости и глубины Литургии. После службы за общей приходской трапезой владыка запросто общался с нашими старушками, совершенно очаровав всех своей лаской и открытостью.

Не могу не отметить, что владыка, будучи человеком очень традиционных и даже консервативных взглядов, обладал широтой души и прекрасной «церковной интуицией», что позволяло ему принимать самые разные точки зрения, если он видел в них реальную пользу для Церкви, — он не боялся мнимых «угроз для православия». Владыка интересовался опытом реабилитации алкоголиков по программе «12-ти шагов» — в нашем монастыре много лет этот метод реально помогает людям выздоравливать от их тяжкого недуга; видя добрые плоды от этой программы, владыка не усомнился поддержать игумена Иону (Займовского), который ведет в монастыре реабилитационную деятельность, и с его помощью ввел группы самопомощи у себя в епархии. Он очень поддерживал меня и поощрял к занятиям церковной публицистикой, хотя со многими моими «полемическими заострениями» согласен не был.
Разумеется, я не могу подробно рассказать о деятельности владыки в Якутской епархии; знаю лишь, что делал он очень много. Очень важно, что при энергичной деятельности и соответствующей требовательности к своим подчиненным владыка никого не обижал и не угнетал (что нередко, увы, бывает оборотной стороной административной активности). В моем сердце отозвалось, что владыка велел похоронить себя на своей кафедре — в Якутске, хотя многочисленные его друзья и духовные чада, конечно, хотели бы, чтобы он был погребен в Москве. Это поступок настоящего святителя.

Наконец, мне хотелось бы сказать о главной черте почившего владыки — его необыкновенной доброте. Он был очень добрым человеком, настоящим христианином. Я получил известие о его кончине перед Литургией, за которой управлял хором. Когда мы пели Третий антифон — Заповеди Блаженств, — я подумал, что все они точно про владыку. Его милостивость, кротость, смирение, чистота сердца, стремление умирить всех составляли содержание его жизни, причем совершенно естественное, отнюдь не показное. Вспоминал я также, что владыка очень серьезно относился к прошению на Просительной ектенье, говорящему о безболезненной, непостыдной, мирной кончине нашей жизни и добром ответе на Суде Христовом. Он всегда делал в этом месте службы поклон, и как-то, еще будучи иеромонахом, сказал мне, что для него это прошение чрезвычайно важно. Милосердный Сердцеведец Господь исполнил эту молитву Своего верного раба: владыка Зосима умер кончиной праведника.

Его любовь останется со мною всегда; я верю, что он никогда не оставит меня своим доброжелательством… Да теперь у него, не связанного уже никакими земными ограничениями, и больше возможностей помогать всем, кого он любил и кто любил его.
Вечная ему память.
 

игумен Петр (Мещеринов)
14 мая 2010 г.
Ключевые слова: Дальний Восток, духовенство
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи