iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Сосуд благодати полный и преизливающийся
В этом году Русская Православная Церковь отмечает значимую юбилейную дату — шесть столетий со дня обретения святых мощей Игумена земли Русской, всея России чудотворца преподобного Сергия. В посвященном ему каноне приводятся удивительные слова: «...честныя твоя мощи, яко сосуд благодати полный и преизливающийся, нам оставивый». К этому сосуду благодати из века в век прибегали и прибегают в своих нуждах и болезнях сотни тысяч православных верующих, всегда находя в нем духовную опору и поддержку. За шесть веков у мощей преподобного Сергия сложилась своя история, о которой «Журналу Московской Патриархии» рассказал насельник Свято-Троицкой Сергиевой лавры, исполняющий обязанности настоятеля храма Преображения Господня — Патриаршего подворья в Звездном городке, иеромонах Пафнутий (Фокин). PDF-версия.
5 июня 2022 г. 11:00
Религиозность и опасные грани секуляризма
Для Русской Православной Церкви время петровских преобразований было связано со многими печальными событиями, имевшими, как мы сейчас видим, самые драматические последствия для национальной истории. Среди этих событий, в частности, упразднение патриаршества и создание подконтрольной государству синодальной системы управления Церковью, которая действовала фактически более двухсот лет. Но самое главное, с началом секуляризационных процессов, запущенных Петром Первым, русская культура потеряла внутреннюю цельность. Отныне она стала делиться на культуру церковную, ассоциированную с многовековыми духовными традициями, и культуру светскую, воспринимаемую простыми обывателями как прогрессивную культуру просвещения. Плоды столь плачевного разделения мы, к сожалению, пожинаем до сих пор. PDF-версия.
17 мая 2022 г. 14:00
Шуйское дело: от приговора до канонизации
Ровно век назад, 10 мая 1922 года, были расстреляны протоиерей Павел Светозаров, иерей Иоанн Рождественский и мирянин Петр Языков — главные обвиняемые по так называемому Шуйскому делу. События в этом уездном городе Иваново-­Вознесенской губернии стали самым масштабным примером гражданского сопротивления изъятию церковных ценностей, а Воскресенский собор с одной из самых высоких православных колоколен в мире стал знаковым местом трагедии русского Православия в ХХ веке. О трагических событиях в Шуе в марте 1922 года и о том, почему этот акт неповиновения властям и последовавшее за ним письмо В. И. Ленина членам Политбюро в какой-­то мере стали переломными в отношениях государства и Церкви в Советской России, «Журналу Московской Патриархии» рассказал доктор исторических наук, профессор Шуйского филиала Ивановского государственного университета Юрий Иванов. PDF-версия.
9 мая 2022 г. 12:00
Главный упор — на Москву
Перед изъятием церковных ценностей не устояли даже кремлевские соборыНачавшаяся в феврале 1922 года кампания по изъятию церковных ценностей не могла обойти стороной Москву. В феврале Патриарх Тихон издает воззвание к приходам и пастве — жертвовать драгоценные церковные вещи, не имеющие богослужебного употреб­ления. Вскоре в газете «Известия» публикуется декрет ВЦИК «Об изъятии церковных ценностей для реализации на помощь голодающим». В ответ Патриарх пишет новое послание, где прямо говорит, что декрет призывает изымать из храмов в том числе и священные сосуды, а это является актом святотатства. Архиепископ Крутицкий Никандр (Феноменов) собирает благочинных города и зачитывает патриаршее послание, а также в распечатанном виде раздает его для ознакомления на приходах. Как проходила кампания по изъятию церковных ценностей в древних московских храмах и как на нее реагировали москвичи, «Журналу Московской Патриархии» рассказывает историк-архивист, автор книг по истории Москвы и ее храмов Леонид Вайнтрауб. PDF-версия.
18 апреля 2022 г. 17:00
Небесный заступник Тюменского края
Двадцать девятого декабря 2021 года Священный Синод включил имя священника Михаила Красноцветова в поименный список Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской (журнал № 111). Прославлению священномученика Михаила предшествовала подготовка необходимых документов и материалов, которая была предпринята несколько лет назад. Большую помощь на начальном этапе работы оказали потомки отца Михаила: его внук — настоятель Казанского собора в Санкт-­Петербурге протоиерей Павел Красноцветов († 2019), правнук — настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского в Роттердаме (Нидерланды) протоиерей Григорий Красноцветов († 2017), правнучка — монахиня Серафима (Каменяка), предоставившие документы, фотографии и другие ценные материалы из семейного архива. Основными источниками биографических сведений о священномученике послужили воспоминания членов семьи Красноцветовых, опубликованные в книгах «За все благодарите» и «В руку Твоею жребий мой». PDF-версия.
8 апреля 2022 г. 14:00
Церковь
Епископ Якутский и Ленский Зосима
ЦВ № 9 (430) май 2010 /  14 мая 2010 г.
версия для печати версия для печати

Епископ Якутский и Ленский Зосима

9 мая 2010 года, отслужив Божественную литургию в кафедральном храме Якутска и причастившись Святых Христовых Таин, прямо в алтаре отошел ко Господу епископ Якутский и Ленский Зосима.

Я думаю — и даже твердо уверен — что владыка сейчас неизреченно рад этому неожиданному обстоятельству. Для всех же, кто его знал и любил, это невосполнимая потеря.
Мне довелось более десяти лет жить с будущим владыкой бок о бок в Даниловом монастыре. В нашу обитель он пришел вскоре после ее открытия — в середине 1980-х годов он работал в монастыре краснодеревщиком. У владыки были золотые руки.

Монашеский постриг будущий архипастырь принял в Троице-Сергиевой лавре, а в 1992 году перешел в Данилов. Отец Зосима проходил в нашем монастыре весьма ответственные послушания: сначала он был руководителем монастырского офиса — на этой нелегкой должности его постиг первый инфаркт; а затем он стал ризничим обители.

О. Зосима обладал безупречным церковным вкусом; он очень гармонично обустраивал храмовое пространство, заботился о красоте облачений и церковной утвари. И эта красота была именно церковной: благолепной, но без излишней пышности и аляповатости. Больше всего будущий владыка любил сидеть в келье: он много читал, писал академическую диссертацию, для отдохновения резал иногда по дереву. Отец Зосима строго относился к своим иноческим обязанностям, к чтению правила, к внешнему монашескому виду; но эта строгость к себе никогда не переходила у него в поучательство и осуждение других. Его очень любили прихожане нашего монастыря, для многих он стал любвеобильным духовным отцом.
Для меня общение с о. Зосимой было всегда радостным и плодотворным. К нему в келью можно было прийти в любое время. Не раз я исповедовался ему; в каких-то тяжелых обстоятельствах владыка всегда старался утешить и подбодрить — было видно, как он сочувствует и сопереживает тебе.

В течение двух лет — с 1998-й по 2000-й — о. Зосима находился в командировке на Святой земле. Тяжелый климат Палестины привел его ко второму инфаркту, и он вернулся в монастырь. В 2003 году, на осенний престольный праздник прп. кн. Даниила архиепископ Арсений возвел двух иеромонахов — Зосиму и пишущего эти строки — в сан игумена; а через год, на праздник Воздвижения Креста Господня, в Храме Христа Спасителя игумен Зосима был рукоположен во епископа Якутского и Ленского. Его избрание на столь высокое церковное служение было для него неожиданностью; епископом он быть не хотел, к чинам и церковной карьере никогда не стремился, и лишь после длительной беседы с Патриархом Алексием II ради послушания согласился на архиерейство.

Архиереем же он был — думаю, без преувеличения — уникальным. Несколько освоившись со своим новым служением, он без всякого лукавства и рисовки говорил мне, что оно ему очень нравится. Но нравилось ему именно пастырство — возможность, обустраивая церковную жизнь, проповедовать Христа и дарить людям любовь и добро, — а вовсе не архиерейская власть, почет и деньги. Высокий сан нисколько не изменил ни его простого и открытого характера, ни строгого отношения к своему монашеству. Владыка остался бессребреником, совершенно нестяжательным человеком. Бывая в Москве, он всегда приходил в Данилов монастырь, и было видно, какую радость доставляет ему общение с братией. В этом общении никогда не чувствовалось натянутости, искусственной дистанции; с ним запросто можно было попить чаю, поболтать о том, о сем; владыка говорил, что он отдыхает душой в таком братском общении.

Как-то в один из его приездов в Москву я попросил владыку послужить на монастырском подворье, настоятелем которого я являюсь. Получив соответствующее благословение священноначалия, владыка приехал — и в нашем крошечном храме состоялась первая и единственная на сегодняшний день архиерейская служба. Она запомнилась всем прежде всего не-обыкновенной простотой и какой-то молитвенной легкостью. Владыка служил иерейским чином, не было ни орлецов, ни дикириев с трикириями, ни иподиаконов с рипидами, ни громогласного протодиакона, ни прочих атрибутов сложного чина архиерейской службы, — но было ощущение полноты Церкви, евангельской радости и глубины Литургии. После службы за общей приходской трапезой владыка запросто общался с нашими старушками, совершенно очаровав всех своей лаской и открытостью.

Не могу не отметить, что владыка, будучи человеком очень традиционных и даже консервативных взглядов, обладал широтой души и прекрасной «церковной интуицией», что позволяло ему принимать самые разные точки зрения, если он видел в них реальную пользу для Церкви, — он не боялся мнимых «угроз для православия». Владыка интересовался опытом реабилитации алкоголиков по программе «12-ти шагов» — в нашем монастыре много лет этот метод реально помогает людям выздоравливать от их тяжкого недуга; видя добрые плоды от этой программы, владыка не усомнился поддержать игумена Иону (Займовского), который ведет в монастыре реабилитационную деятельность, и с его помощью ввел группы самопомощи у себя в епархии. Он очень поддерживал меня и поощрял к занятиям церковной публицистикой, хотя со многими моими «полемическими заострениями» согласен не был.
Разумеется, я не могу подробно рассказать о деятельности владыки в Якутской епархии; знаю лишь, что делал он очень много. Очень важно, что при энергичной деятельности и соответствующей требовательности к своим подчиненным владыка никого не обижал и не угнетал (что нередко, увы, бывает оборотной стороной административной активности). В моем сердце отозвалось, что владыка велел похоронить себя на своей кафедре — в Якутске, хотя многочисленные его друзья и духовные чада, конечно, хотели бы, чтобы он был погребен в Москве. Это поступок настоящего святителя.

Наконец, мне хотелось бы сказать о главной черте почившего владыки — его необыкновенной доброте. Он был очень добрым человеком, настоящим христианином. Я получил известие о его кончине перед Литургией, за которой управлял хором. Когда мы пели Третий антифон — Заповеди Блаженств, — я подумал, что все они точно про владыку. Его милостивость, кротость, смирение, чистота сердца, стремление умирить всех составляли содержание его жизни, причем совершенно естественное, отнюдь не показное. Вспоминал я также, что владыка очень серьезно относился к прошению на Просительной ектенье, говорящему о безболезненной, непостыдной, мирной кончине нашей жизни и добром ответе на Суде Христовом. Он всегда делал в этом месте службы поклон, и как-то, еще будучи иеромонахом, сказал мне, что для него это прошение чрезвычайно важно. Милосердный Сердцеведец Господь исполнил эту молитву Своего верного раба: владыка Зосима умер кончиной праведника.

Его любовь останется со мною всегда; я верю, что он никогда не оставит меня своим доброжелательством… Да теперь у него, не связанного уже никакими земными ограничениями, и больше возможностей помогать всем, кого он любил и кто любил его.
Вечная ему память.
 

игумен Петр (Мещеринов)
14 мая 2010 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Подрясник как форма проповеди
Этим материалом «Журнал Московской Патриархии» продолжает цикл статей, задача которых — собирать ответы известных и уважаемых духовников на самые острые и актуальные практические вопросы пастырского служения, волнующие священников сегодня. Ценность материала именно в том, что это ответ не одного пастыря, а целая палитра мнений, отражающих разные аспекты темы и не совпадающих между собой. Такой подход позволяет шире взглянуть на проблему, учесть многообразие современного пастырского опыта и соотнести его с теми трудностями, которые возникают в контексте служения у каждого священника. Основой для этих статей служат публикации интернет-портала «Пастырь», созданного при совместном участии Православного Свято-Тихоновского богословского института и Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви для того, чтобы поддерживать диалог и обмен практическим опытом между священнослужителями Русской Церкви. Все наши читатели могут присоединиться к этому обсуждению и продолжить общение после регистрации на портале «Пастырь». PDF-версия.
6 августа 2022 г. 19:00