iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Церковь
фото: gatchinka.ru
31 октября 2012 г. 01:00
версия для печати версия для печати

Протоиерей Всеволод Чаплин: Должны быть четкие критерии, когда вмешательство в семью возможно и необходимо

В ходе обсуждения в СМИ принятого месяц назад в первом чтении законопроекта о социальном патронате, требующем по мнению многих экспертов, кардинальной переработки, стало очевидным, что общественное мнение столкнулось с организованными группами лоббистов. И если позиция противников законопроекта представлена аргументировано и убедительно, то мотивация сторонников документа не так ясна и понятна. Своими предположениями и размышлениями об этом с ЦВ поделился председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин.

Поднимаемый вопрос очень серьезно волнует наше общество, особенно родительские организации. И не случайно проект документа "Позиция Русской Православной Церкви по ювенальной юстиции", представленный для общецерковного обсуждения, вызывает такие серьезные, пусть даже разнонаправленные отклики. Люди понимают, что излишнее вмешательство государства и представителей общественности в жизнь семьи может коснуться каждого. Как это нередко бывает, при обсуждении вопроса проявляются две крайности. Одни говорят, что в жизнь семьи вообще никому нельзя вмешиваться, другие - что самые радикальные меры вмешательства оправданы, а закон должен предоставлять чиновникам и общественникам максимальные возможности для такого вмешательства.

Тем не менее очевидны две проблемы. С одной стороны, есть дети, к которым родители относятся преступно, будучи асоциальными личностями. А с другой стороны - существует определенный круг людей, явно заинтересованных в создании системы общенационального государственно-общественного контроля за семьей и системы получения бюджетных средств под это. Западный опыт показывает, что такая система может быть очень дорогостоящей и очень выгодной для тех, кто эту систему организует. На разного рода мероприятиях, особенно в Госдуме РФ, где обсуждался этот вопрос, я заметил что существует несколько групп лоббистов создания подобной системы. Тихими, но очень упорными лоббистами выступают, с одной стороны, представители международных фондов, а с другой - группы, объединяющие нынешних и бывших социальных работников и связанные с ними общественные организации. Это женщины средних лет, которые имеют разветвленную сеть единомышленников и соработников по всей стране. Кто-то из них еще работает, а кто-то уже на пенсии, но видно, что здесь существует мощное корпоративное сообщество.

Не секрет, что система социального патроната предусматривает выделение на каждого ребенка многих десятков тысяч рублей в год. Но эти деньги предусмотрены не для семьи, а для субъекта социального патроната. Похоже, что основной статьей расходов предполагается сделать зарплату. Представьте себе, что на каждого ребенка выделяется 100-150 тысяч рублей и даже более в год. Именно о таких суммах идет речь. И зарплата тем, кто осуществляет патронат, здесь составляет значительную долю. Очевидно, что этот лакомый кусок интересует очень многих. Они готовы даже поделиться средствами с православной общественностью, только чтобы кусок не отнимали.

В идеале социальный патронат - нормальная вещь. Но только в том случае, если бы средства выделялись непосредственно семье, а родители вместе с «патроном» обсуждали планы развития семьи и улучшения ситуации в семье. А вознаграждение патрону было бы символическим или оставлялось на усмотрение общественной организации, которая его делегирует. Одновременно давалась бы четкая оценка результатов деятельности социального патроната, а главное — ясные и понятные критерии и определения тех ситуаций, в которых вмешательство в семью возможно и необходимо.

И очень важно законодательно усилить права родителей на воспитание собственных детей. На определение их мировозрения и нравственного состояния, на регламентацию их жизни, в том числе религиозной практики, включая пост и посещение богослужений, а также степень участия в домашнем труде, общение с противоположным полом, доступ к информации, к телевизору и компьютеру и т. д. Согласно букве и духу действующего права, как международного так и национального, родители имеют полное право определять все это. И чтобы не появлялось новых искушений отнять воспитательные функции у родителей и передать их в какие-то элитные сообщества, нужно максимально гарантировать и подробно расписать права родителей в воспитании детей. Одновременно контроль за деятельностью социального патроната должен быть основан на ясно прописанных в законе полномочиях как государственных контролирующих органов, так и общественности. Проблема в том, что одни общественные структуры будут контролировать другие, и между ними естественно возникнут разногласия, а ситуация может свестись к тому, что контролеры, контролирующие контролеров, будут умножаться до бесконечности. Это не поможет делу, если в законе не будет четко прописано, что субъектам социального патроната можно делать, а что нельзя.

Читайте также:

Наталья Старинова: России нужно законодательство о социальном сопровождении

Ольга Леткова: Спасти нельзя, разрушить можно. Еще раз про законопроект о социальном патронате

 

 

31 октября 2012 г. 01:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Пастырское богословие святого праведного Иоанна Кронштадтского
Школьное богословие, чаще называемое схоластическим, нередко обличают в отсутствии живой мысли, чувства, дыхания истинной жизни и Духа Святого. Хлесткая фраза протоиерея Георгия Флоровского «богословие на сваях» хотя и применялась им к ситуации конца XVIII века, тем не менее стала для многих «вневременным» приговором русскому академическому богословию.  Богословие молитвенное, созерцательное, богословие духовного опыта и жизни во Христе зачастую противопоставлялось и противопоставляется школьному богословию. В этом поле напряжения личность, жизнь и богословие святого праведного Иоанна Кронштадтского, являющегося одним из ярчайших примеров опытного богословия в русской традиции, кажется парадоксом и не может не вызывать удивления и недоуменного вопроса: в чем загадка? «Школа» не смогла «испортить» отца Иоанна, и он, вопреки «школьной» установке, смог уберечь живое чувство веры, стремление не к рациональному знанию, а к жизни во Христе? Или все же школьное богословие так или иначе содействовало богословскому и духовному росту святого праведного Иоанна? PDF-версия.    
12 февраля 2024 г. 14:00
Дивеево в лицах
Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь открывает гостям и паломникам внешнюю сторону своей жизни. Это величественные соборы, богослужения с вдохновенным пением насельниц, дивеевские музеи, где хранятся монастырские реликвии, святые источники. Внутренняя, духовная жизнь, исполненная послушаний и неустанной молитвы, скрыта от посторонних глаз. Ее заповедал дивеевским сестрам святой Серафим Саровский по указанию Самой Пречистой Богородицы, назвавшей Дивеево Своим четвертым уделом. Об особенностях монашеской жизни в Дивеевском монастыре, о том, что такое закрытые Литургии и в чем первая игумения Мария (Ушакова) служит примером для сестер, о необычных случаях помощи по молитвам к преподобному Серафиму узнал корреспондент «Журнала Московской Патриархии». PDF-версия.    
8 февраля 2024 г. 13:00
Игумения Сергия (Конкова): «С верой в Бога можно сделать и невозможное»
В 2023 и 2024 годах в истории Серафимо-­Дивеевского женского монастыря сразу две памятные даты: 120 лет со дня прослав­ления преподобного Серафима Саровского (19 июля / 1 августа 1903 года) и 120 лет со дня кончины первой игумении обители Марии (Ушаковой; † 19 августа / 1 сентября 1904 года). Судьбы первой и нынешней дивеевских игумений имеют сходство. В 1991 году матушка Сергия (Конкова) так же, как некогда игумения Мария, приняла под свое руководство разоренную обитель и за несколько десятилетий привела ее к процветанию. В чем ее предшественница стала примером, как удалось не только возродить обитель, но и создать многочисленные скиты, в чем главные проблемы духовной жизни — об этом игумения Сергия рассказала «Журналу Московской Патриархии». PDF-версия.    
5 февраля 2024 г. 17:00