iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Мостик к Святой Земле
Архимандрит Антонин Капустин родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать просвещению в православной вере, выяснял корреспондент ЖМП. Мостик к Святой земле Алексей Реутский Архимандрит Антонин (Капустин) родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать проповеди православной веры, выяснял корреспондент «Журнала Московской Патриархии». — Здравствуйте! Вы что-нибудь слышали об Антонине Капустине? — спрашиваю редких прохожих на площади у сельского магазина в Батурине.  — Слышали, — улыбается в ответ женщина средних лет. — В школе у моей дочери проводили уроки, посвященные его памяти, и приглашали родителей. Еще в газете местной о нем читала. Нам рассказали, что он покупал в Палестине участки земли и строил там гостиницы для русских паломников, школы и больницы для местных жителей. — А кто у вас в селе храм построил, не подскажете? На помощь замявшейся односельчанке приходят двое немолодых мужчин: — Этот храм его отец построил. А он потом в Израиль уехал и там построил три храма! Возведенный в 1835 году каменный храм в Батурине служил веру­ющим до 1931 года и был закрыт вопреки их воле по решению поселкового совета. Затем был банком, дизельной станцией, типографией и даже парашютной вышкой — колокольня-то высотой в 50 м. Тонны мусора, свисающие с купола веревки юных скалолазов, оставивших на стенах автографы, протекающая крыша и огромный проем в северной стене для парковки сельхозтехники — таким его запомнила Александра Егоровна Кузнецова, когда в 2000 году вместе с другими женщинами она решила заняться восстановлением святыни и стала одной из первых прихожанок храма.  10 бабушек и храм  «Мы первую уборку в июне 2000 года провели, — рассказывает Кузнецова. — Раньше все у кого-то дома на молитву собирались, а потом я предложила: матушки, что же мы всё по углам молимся, у нас вон какой храм в селе стоит!» Повесили у магазина объявление, народ пришел на субботники. Поначалу людей было много — вырубили вокруг бурьян, вывезли из нижнего храма несколько грузовиков мусора. А дальше наступили времена подвижничества: не нашлось в селе охотников таскать в храм тяжелые доски для пола и заделывать блоками проем в стене. Приход наш — 10 пенсионерок, а работать могли только я и Валентина Панькова. Окна мы пленкой закрыли, рам не было. Печку сложили, на ней и готовили. Дочь мне провод купила, а электрикам за проводку света 400 рублей отдали, куда деваться? Я хоть и пенсию 2700 рублей получала, да ведь в темноте молиться не будешь, — вспоминает Александра Егоровна. — На нее и гвозди покупала — так и восстанавливали».  Через год в Преображенский храм назначили первого настоятеля, священника Сергия Кривых (с мая 2017 года он второй священник, а настоятель храма — протоиерей Владимир Тарасов). Немногочисленные прихожане воспряли духом. Благодаря усилиям отца Сергия, его семьи, друзей, прихожан и благодетелей заказали и вставили окна, сделали лестницу на второй этаж и очистили его от мусора, провели паровое отопление, заменили крышу. Когда меняли купола, из отверстий (видимо, пулевых, вмятины от пуль сохранились и на купольных крестах) вылетели пчелы. «Первое время за дверями храма ничего нельзя было оставить: ни тележку, ни лопату, народ по дворам всё тащил, — грустно улыбается Ирина, матушка отца Сергия. — Стройматериалы хранили в храме, под замком! Ведь прежде храм для батуринцев был источником стройматериалов. Например, у одной бабушки в сарае окно из храма было вставлено. Однажды во время службы, кто-то в храм вбежал и кричит: “Батюшка, народ песок растаскивает!” Нам накануне машину песка пожертвовали. Отец Сергий сначала увещевал людей, а потом просто огородил территорию. Столько возмущения у народа было, но воровство прекратилось».  Матушка приглашает в храм: в притворе и на втором этаже, куда ведет прочная лестница, штукатурка почти не сохранилась, на нас обреченно смотрит голая кирпичная кладка. На память приходят слова депутата Курганской областной думы, председателя Курганского отделения ИППО Александра Брюханова: «Нам бы только тендер выиграть на внутреннюю отделку, привести всё в порядок, и можно включать Батурино в местный паломнический маршрут: Большие кресты — Чимеево — Далматово». Сейчас нижний придел храма, освященный в честь Казанский иконы Божией Матери, уже готов к богослужениям. Небольшой, с выбеленными стенами, скромным иконостасом и невысокими потолками, он кажется по-домашнему уютным и теплым. 25 августа (в день рождения архимандрита Антонина) Святейший Патриарх Кирилл посетит этот храм и откроет мраморный бюст создателю Русской Палестины, который уже установлен рядом в яблоневом саду.  Прихожане рассказывают, что каждый, кому дорого имя архимандрита Антонина, в меру своих сил потрудился для храма на его ­малой ­родине. ­Одни участвовали своим трудом (например, прихожане Никольского храма и студенты политехнического колледжа города Шадринска), другие посильной жертвой. В 2007 году игумения Горненского монастыря в Иерусалиме Елисавета передала Преображенскому храму частицы мощей преподобномучениц Варвары и Елисаветы. А уроженец Батурина Владимир Симаков решил все юридические земельные вопросы и объединил неравнодушных людей вокруг благотворительного фонда «Батуринская святыня», благодаря которому колокольню обнесли деревянными лесами, подготовив ее тем самым к реставрации. В августе в Батурине должны закончиться последние приготовления к торжествам. Отремонтирована дорога к селу, рядом с храмом постро­ена автостоянка, из государственного бюджета поступили средства на реставрацию фасада храма и определен подрядчик. Выложена площадка, на которой установят бюст собирателю Русской Палестины. Кто такой  Антонин (Капустин)? 2017 год губернатор Курганской области Алексей Кокорин объявил годом Антонина (Капустина), дав старт масштабной информационно-просветительской кампании. На местном ТВ и по радио выходят передачи, районные и областные газеты публикуют тематические подборки, в музеях проходят выставки, посвященные отцу Антонину, на улицах Шадринска (районный центр) и Кургана установлены билборды с его портретом. Есть ли эффект? Мой опрос на улицах Шадринска показал, что многие горожане знают об отце Антонине, хотя не запомнили детали его биографии. «Поверьте, два года назад ни в Батурине, ни в Шадринске, ни в Кургане никто не мог ответить на вопрос, кто такой архимандрит Антонин (Капустин), — говорит митрополит Курганский и Белозерский Иосиф, — хотя материала о нем много и этот материал интересный. Например, есть две книги — митрополита Никодима (Ротова) и архимандрита Киприана (Керна)1, посвященные отцу Антонину. Издаются его дневники. Например, Далматовский монастырь подготовил к изданию дневники, охватывающие период от детства до перевода в Киевскую академию. Телеканал “Союз” снял о нем два фильма. А если вы приедете на Святую землю и экскурсовод поведет вас по святым местам, будет постоянно звучать имя архимандрита Антонина. Кого еще из начальников Русской духовной миссии там вспоминают? Кто из них оставил о себе память? И не зря ему усвоили имя — создатель Русской Палестины. Взять, например, Иерихон. Это один из самых древних на земле городов. Во времена архимандрита Антонина там было несколько мазанок. А он приобрел там участок, построил первое каменное здание. Его примеру последовали другие, и с этого началось возрождение Иерихона, который сегодня вполне современный город». Эти и многие другие подробности звучат в выступлениях митрополита Иосифа и епископа Шадринского и Далматовского Владимира, духовенства митрополии на многочисленных встречах со школьниками, студентами, педагогами, ветеранами и всеми, кому в Зауралье интересна история и культура России.  Популяризация имени архимандрита Антонина — первая задача, которую поставил перед духовенством митрополит Иосиф. А вторая — возрождение памятных мест, связанных с его именем. Например, администрация Шадринского района планирует открыть в Батурине музей, посвященный памяти создателя Русской Палестины, который вызовет интерес у паломников и туристов. «Если говорить о человеке, не имея наглядных предметов, связанных с его жизнью или свидетельствами эпохи, это и скучно и не запоминается. Нужна экспозиция. К счастью, экспонатов XIX век оставил нам немало. Это и предметы, связанные с паломничеством, и с церковным бытом, и со служением. Сохранилось много фотографий и документов. Всё это можно собрать для музея», — продолжает архиерей.  Главный редактор регионального журнала «Мое Зауралье» Валерий Мурзин видит создание музея в Батурине в связке с развитием Шадринского района в целом. По его мнению, имя архимандрита Антонина (Капустина) стоит первым в ряду его знаменитых земляков — скульптура Ивана Шадра, крестьянина-новатора Терентия Мальцева и собирателя русских народных сказок Александра Зырянова («Царевна-лягушка»). Благодаря этим именам в Шадринский район можно привлечь как паломников, так и туристов, что создаст дополнительные рабочие места в сфере услуг.  «Музей должен быть некой информационной альтернативой Святой земле, чтобы каждый посетитель мог узнать, почему архимандрит Антонин треть жизни провел в Палестине, заботясь о русских паломниках, как выглядели паломники в XIX веке и как выглядят сейчас. Это нужно совместить с рассказом о православии: почему Россия приняла именно восточное христианство, — говорит Валерий. — Интерактивный экран — уже ничем не заменимая составляющая современного музея. На нем можно полистать редкие документы, посмотреть документальные фильмы, провести интерактивные викторины по примеру выставок “Русь Православная”. Всё это привлечет школьников и молодежь». Ведь говорить с молодежью о православии нужно на понятном для неё языке, считает Валерий. Только в этом случае рассказ о православных святынях Палестины, отце Антонине и его подвиге будет понятен каждому, кто приедет в Батурино, а сам отец Антонин станет примером для подражания. Если же еще сделать и виртуальную экскурсию по музею и храму, то о Батурине узнают миллионы людей по всей России и тоже захотят сюда приехать, уверен журналист.  Но нужен ли еще один музей, если в Далматовском Успенском монастыре (70 км от Батурина) тоже есть музей, один из залов которого посвящен отцу Антонину? Митрополит Иосиф считает, что нужен, потому что это оправдано логически: «Где еще быть музею, как не в месте рождения отца Антонина, и где будет собрана вся доступная о нем информация?»  Прославлять  или не прославлять Далматовский монастырь, как цветок на возвышенности, украшает весь уездный городок. Его белоснежная стена и розовый Скорбященский храм видны с любой точки Далматова. За широкими стенами, скрывающими цветущие яблони, в 1816 году открылось духовное училище, в которое в 1825 году поступил Андрей Капустин. Здесь он изучал латинский язык, географию, арифметику и катехизис, а перед смертью передал обители свой наперсный крест. Прервавшись в 1923 году, монастырская жизнь возобновилась спустя 69 лет.  Наместник Далматовской обители игумен Варнава (Аверьянов) встречает нас у святых ворот. В монастырском музее2 помимо залов, посвященных жизни в царской России и Зауральским новомученикам, устроена экспозиция об отце Антонине. В витринах — предметы, характеризующие различные периоды жизни архимандрита Антонина, начиная от детских лет в родном Шадринском уезде, учебы в училище и семинарии и заканчивая Святой землей.  «В музее отсутствуют, по понятным причинам, личные вещи отца Антонина,— говорит отец Варнава. — Но мы постарались представить эпоху, к которой принадлежал отец Антонин». В частности, здесь представлены прижизненные издания его работ, паломнические реликвии со Святой земли и Святой Афонской горы, предметы, характеризующие его увлечения (астрономия, фотография) и т.п. Для экспонирования подбирались почти исключительно оригинальные предметы: фотографии и стереофотографии, литографии, открытки, письма и почтовые карточки, географические карты и планы, печатные издания (книги, журналы, брошюры, альбомы), документы, церковная утварь (кресты напрестольные, требные и нательные, образки, иконы и иные паломнические реликвии) и т.д. Игумен Варнава в настоящее время занимается подготовкой магистерской диссертации на тему «Духовный облик архимандрита Антонина (Капустина)» в Санкт-Петербургской духовной академии и скрупулезно изучает дневники архимандрита. Работа над этой темой дала ему возможность познакомиться с немногочисленными исследователями наследия отца Антонина, которых в прошлом году радушно принимал Далматовский монастырь. Обитель выступила организатором всероссийской научной конференции (12–13 мая 2016 года), посвященной 200-летнему юбилею Далматовского духовного училища и предстоящему юбилею отца Антонина (Капустина)3. Известно, что отец Антонин был очень разносторонней личностью. Но что в нем запоминается особенно, когда знакомишься с его дневниками? Прежде всего это глубокая церковность, считает отец Варнава, причем в широком смысле слова: за всеми его действиями и поступками всегда скрывается глубокий религиозный смысл. «И самое поразительное, церковность его была не показной, не елейной, не навязчивой. Иногда даже, наоборот, с элементом самоиронии и какого-то юродства. Этим он, наверное, спасался от окружающего формализма, зависти, непонимания, даже явной клеветы, — говорит отец Варнава. — В его биографии есть скорбные страницы, когда он терпел незаслуженный позор и поношение от лжебратии — в Афинах (­клеветнические письма, напечатанные в “Колоколе” А. Герцена) и Иерусалиме (роман-памфлет “Пейс-паша”). При этом сам он проявлял милосердие и сострадание даже к своим недругам, ценил искренность и прямодушие».  Потеряв еще в годы учебы в семинарии и академии самых близких своих друзей (имена их он часто упоминает в дневнике с сердечной теплотой — Афанасий, Егорушко, Алешинька), отец Антонин впоследствии брал на воспитание и попечение юных семинаристов (Андрея Фоменко, Петра Нищинского, Димитрия Мангеля), которые большей частью платили ему обидами и черной неблагодарностью. Однако, несмотря на всё это, отец Антонин до конца своих дней не утратил детской жизнерадостности. Именно этой радостью от созерцания чудного творения Божия можно объяснить, казалось бы, «не монашеские» увлечения его астрономией, фотографией, живописью, игрой на гуслях и т.д. В этом же ряду можно поставить и интерес к историческим наукам (палеографии, археологии, нумизматике и др.).  Возможно ли прославление архимандрита Антонина (Капустина)? Отец Варнава, председатель Комиссии по канонизации святых Курганской митрополии, считает, что это время еще не пришло: «Безусловно, архимандрита Антонина можно с полным правом назвать подвижником благочестия. Сам круг общения — его наставники, друзья, сослуживцы, ученики — говорит сам за себя: святители Филарет Киевский и Филарет Московский, Феофан Затворник Вышенский, Иннокентий Херсонский, преподобный Парфений Киевский. И это лишь некоторые. Несмотря на различную клевету, личная жизнь его как монаха и священнослужителя была безукоризненной».  Отца Антонина иногда упрекают в том, что он посещал молитвенные собрания инославных (католиков, протестантов, армян, коптов) и даже иноверцев (иудеев). Но отец Варнава уверен, что отцу Антонину это не могло нанести вреда, потому что православная вера определяла всю его жизнь. Но как тогда быть с тем, что отец Антонин приобретал участки с христианскими святынями (например, с Мамврийским дубом) часто вопреки благословению Синода? Более того, Синод даже издал указ4, запрещающий ему покупать эти участки на Святой земле. Но очевидно, что в исторической перспективе архимандрит Антонин оказался прав. «Следует помнить в этом случае, что церковное послушание не тождественно армейской дисциплине, а ставит во главу угла истину, — поясняет отец Варнава. — И в духовном облике отца Антонина есть многое, чему мы можем поучиться и чему должны подражать, если желаем стать настоящими христианами. Однако для прославления, как мы понимаем, всего этого недостаточно. Нужна воля Божия, знамение того, что отец Антонин угодил Богу. Как правило, таковыми знамениями служат чудеса, совершающиеся через посредство подвижника благочестия. Это с одной стороны. А с другой — требуется почитание церковным народом. Можем ли мы сегодня сказать, что имеется то и другое?» Фото автора Примечания 1 Киприан (Керн), архим. Отец Антонин Капустин — архимандрит и начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме (1817–1894). Гл. 8: Иерусалимские годы (1865–1894). URL: http://palomnic.org/rdm/k/10/ (дата обращения: 27.07.2017). Никодим (Ротов), архим. История Русской духовной миссии в Иерусалиме. Гл. 3: Архимандрит Антонин (Капустин) и Русская духовная миссия под его управлением. URL: http://www.rusdm.ru/history.php?item=12 (дата обращения: 27.07.2017). 2 URL: dalmate.ru/muzej.html (дата обращения: 27.07.2017). 3 Cм.: URL: agioi-zaural.ru/images/Issledovanij/2016.pdf (дата обращения: 27.07.2017). 4 Указ № 2596 от 21 декабря 1872 г. (Архив РДМ. Дело № 1700). Может ли возрождение памяти об отце Антонине привести современного человека к вере?  Иосиф, митрополит Курганский и Белозерский Сегодня Святая земля привлекает не только паломников, но и тысячи российских туристов, среди которых много и невоцерковленных людей. Они знакомятся не только со святынями, но и с именем архимандрита Антонина, искренне удивляясь тому, что создали там русские. Мы говорим о нем — создатель Русской Палестины. Но без отца Антонина ее не было и могло вообще не быть. Эта идея пришла только ему, и он ее воплотил. И у людей невольно возникает вопрос: кто он, что это за человек? Действительно, можно ли представить себе сегодня Елеон без «Русской Свечи», храма Марии Магдалины или селение Айн-Карем без Русского Горненского монастыря? Убери из Палестины эти русские места, и у наших соотечественников будет совсем другое восприятие Святой земли, она станет чужой. А так это — Русская Палестина, в ее храмах звучит молитва на родном языке, там наши соотечественники совершают свое служение и молятся о русском народе, о нашей стране, о нашем Отечестве. И близкие сердцу христианские святыни воспринимаются по-другому. И не секрет, что, посещая Святую землю, очень многие более близко воспринимают христианство — как что-то родное, важное для их души. Отцу Антонину удалось создать такой миссионерский инструмент, который работал, работает и будет работать, открывая красоту православия и привлекая к вере очень многих. А непосредственно Батурино может стать мостиком, который соединит людей со Святой землей. Протоиерей Владимир Тарасов, настоятель храма Архимандрит Антонин мне очень симпатичен как человек. Таких людей нельзя предавать забвению. Нам нужно постараться, чтобы о нем узнало как можно больше его земляков. И если люди приедут сюда, задача сделать так, чтобы наш рассказ пробудил в них желание больше о нем узнать.  Важно научиться интересно рассказывать об отце Антонине, тогда люди начнут вникать в историю его жизни, постепенно заинтересуются бытом той эпохи, верой отца Антонина. Значение может иметь даже то, что здесь 100 лет на одном и том же приходе служили его прадед, дед и отец, ведь в 1865 г. отмечали 100-летие рода Капустиных и основание прихода. И тогда, быть может, в них постепенно пробудится интерес к истории и к православной вере, и возникнет потребность по-другому увидеть и устроить свою жизнь, чтобы в ней стало больше радости и больше творчества. Игумен Варнава (Аверьянов), наместник Далматовского монастыря Отец Антонин почти три десятилетия трудился для того, чтобы русские люди могли не просто посетить Святую землю, но почувствовать себя там как дома. Для этого он обустраивал купленные с большим трудом (из-за непонимания со стороны недальновидного начальства, конкуренции инославных, особенностей законодательства Османской империи и др. причин) участки с любовью и заботой, как будто это был его родной дом. Так появлялись на Святой земле островки Святой Руси. Любовь и благоговение к Святой земле и находящимся там святыням отец Антонин пытался привить и русским паломникам. Казалось бы, разве может случиться так, что у православных паломников отсутствует благоговение и любовь к святыням? Оказывается, может. Как Церковь состоит не из одних святых, но и из грешников, лишь стремящихся к спасению, так и на Святую землю попадали самые разные люди. Нередко они несли в себе худшие привычки русского человека. Архимандрит Антонин не забывал обличать, увещевать, наставлять, чтобы имя русского человека стало на православном Востоке синонимом истового благочестия, а не «притчей во языцех». Поэтому благодаря отцу Антонину паломники из России не чужие на Святой земле, и Святая земля для многих из них не чужое место. Для популяризации его памяти по большому счету нужно возрождение веры, что невозможно без Святой земли, без живых примеров конкретных людей. Отец Антонин как раз один из таких идеалов, показывающий своей жизнью, как человек может совместить разные интересы — и научные, и практические — с настоящей верой. Он — образ православного человека. Но, с другой стороны, пример отца Антонина может быть действенным только для тех, кто сможет и захочет увидеть в нем что-то родное и близкое.  Поэтому необходимо говорить, напоминать, рассказывать, действовать по-евангельски: надо сеять, а как семя взойдет — не нам решать. Надо проводить конференции и выпускать книги, статьи, фильмы. Но не нужно ждать, что статья выйдет и вера вдруг расцветет. Может, одного она коснется, а другого и нет. Надо относиться к этому со смиренномудрием и понимать, что у каждого человека свой путь к Богу и о каждом человеке у Бога Свой замысел. Отец Антонин, безусловно, вполне заслуживает того, чтобы о нем знали. А то получается как по поговорке: умного никто не знает, а дурака— вся деревня. Но ведь должно быть наоборот.
24 августа 2017 г. 10:30
Церковь
Успенский кафедральный собор в Лондоне
ЖМП № 11 ноябрь 2016 /  30 ноября 2016 г. 17:10
версия для печати версия для печати

В «духе Дарданелл». Миссия русских эмигрантов в Великобритании в ХХ веке

Русская православная миссия на Британских островах, подпитанная послереволюционной эмигрантской волной из России, в XX веке пережила и тяжелый раскол, и воссоединение. Но само ее существование — от «миссии присутствия» до выхода с проповедью за ограду храма — стало возможным благодаря отказу от принципа национальной Церкви. Эта открытость миру, с одной стороны, привлекла в Православную Церковь британцев, а с другой — помогла избежать обвинений в прозелитизме.

Русский храм

Успехам православной миссии в Великобритании в ХХ веке во многом способствовало то, что для нее была подготовлена достойная почва. Двумя столетиями ранее, в октябре 1716 года, секретарь русского посольства в Лондоне Яков Синявич обратился к фиваидскому митрополиту Александрийской Церкви Арсению с просьбой прислать архимандрита Геннадия для устроения православной церкви при посольстве. Затем был арендован дом в переулке Эксчейндж-корт, в гостиной которого устроили домовый храм, освященный в честь Успения Божией Матери. Чтобы не повторять ошибки греков, храм которых был закрыт по приказу англиканского епископа сразу же после открытия в 1680 году, Яков Синявич решил всё согласовать с Англиканской Церковью. Он добился приема у епископа Лондона Джона Робинсона и начал разговор с упоминания о том, что русский царь в своем государстве не препятствует английским протестантам иметь свои храмы. В результате переговоров он получил разрешение совершать православные богослужения при условии приватности и недопущения англичан. Таким образом, первыми прихожанами посольской русской церкви стали греки, оставшиеся без собственного храма, и русские.

Не прошло и десяти лет, как англичане заинтересовались Православием и стали обращаться с просьбами о смене конфессии. Первое из известных присоединений англикан к Православной Церкви состоялось 15 августа 1724 года. В этот день Элизабет Бартон, пройдя оглашение, приняла Православие. Для нее будущий настоятель храма Варфоломей (Кассано) (племянник архимандрита Геннадия) перевел с греческого православный катехизис на английский язык. Это стало хорошим подспорьем для проповеди Православия в дальнейшем. И в 1731 году уже целая англиканская семья — Роберт Райт с женой Елизаветой и детьми — прошла чин присоединения. Новый настоятель храма иеромонах Варфоломей (Кассано), говоривший и писавший по-английски как настоящий англичанин, развивал успех, продолжая переводы духовных книг с греческого на английский язык.

Со второй половины XVIII века настоятели русского храма начинают перенимать местную моду: брить бороды, одеваться, как англиканское духовенство. Это способствовало смягчению отношений с англичанами, которое было наиболее теплым в годы настоятельства протоиерея Иакова Смирнова. Он старался помогать местным жителям, давал рекомендательные письма тем, кто хотел ехать в Россию на работу. В конце XVIII — начале XIX века отец Иаков много трудится, используя местные СМИ, чтобы предотвратить намечавшуюся войну Англии и России. В 1807 году, когда послы из Лондона были отозваны, он был назначен исполняющим обязанности российского посланника — уникальный случай в истории.

«Миссия присутствия»

XIX век ознаменовался выходом с русского православного прихода греческой паствы. В штате клира появился диакон, а с 1897 года и свой хор (до этого момента хор заменяли псаломщики). Всё это создает особую красоту богослужений и тем самым привлекает англичан.
Страшные катаклизмы первой четверти XX века — Первая мировая война, революция 1917 года и последовавшая затем Гражданская война в России — привели к оттоку из страны нескольких миллионов ее граждан, в числе которых были священнослужители, военные, аристократия и интеллигенция. Англия приютила относительно небольшое количество эмигрантов — три тысячи человек (во Францию, например, по разным подсчетам, перебралось от четырехсот до шестисот тысяч), но многие из них стали прихожанами русского храма.

Эмигранты сплотились вокруг русского прихода и основанного ими «Русского дома». В 1919 году решением собрания прихожан Успенской посольской церкви учрежден Лондонский Успенский приход Православной Российской Церкви. Шаг был вынужденным, потому что оставаться храмом, приписанным к посольству несуществующей страны, дальше было опрометчиво.

В первой половине ХХ века миссионерской деятельностью приход практически не занимался. Основное внимание было направлено на организацию приходской жизни и регулярные богослужения. Однако весьма продуктивной была так называемая миссия присутствия, то есть свидетельство о Евангелии не прямо, а опосредованно — через выражение православной позиции в разных областях общественной и культурной жизни. Здесь стоит пояснить, что в Англии в то время были весьма высокие имущественные требования к въезжающим, поэтому основную часть иммигрировавших из России составили представители высших классов, а также деятели науки и культуры. Они довольно быстро нашли в новой стране применение своим навыкам и знаниям, влились в английское общество и через личные контакты, общение и взаимодействие знакомили западных христиан с Православием. Даже те из них, кто на родине не отличался высоким благочестием и церковностью, на чужбине по-новому ощутили значение своей веры. Она стала той ниточкой, которая еще связывала эмиграцию с покинутой ими Россией. На общем фоне заметно выделялась сестра императора Николая II — Ксения Александровна, основавшая сестричество и много потрудившаяся в делах благотворительности и социального служения.

Cимпатия, которую испытывали англикане к русским православным эмигрантам, способствовала передаче приходу в 1921 году здания церкви Апостола Филиппа, большого храма, расположенного недалеко от вокзала Виктория (железнодорожный вокзал в Лондоне. — Прим. ред.). Но в этом же году русская паства разделилась на две юрисдикции: одни остались верны московскому Патриарху Тихону, другие примкнули к группе архиереев, образовавших РПЦЗ. Богослужения в Успенском храме (продолжавшем именоваться церковью Апостола Филиппа) стали проходить поочередно: одну субботу и воскресенье служили «евлогиане», в следующий раз — «карловчане» (см. справку). Причем настоятель последних протоиерей Владимир Тимофеев, двадцать лет перед этим служивший на этом приходе певчим, перед каждой службой заново освящал храм. Митрополит Евлогий (Георгиевский) отмечает в своих воспоминаниях: «С одного амвона и наша проповедь, и брань “карловчан” по моему адресу... Положение в церковном смысле нелепое, а в житейском — соблаз­нительное»1. Настоятелями, сохранившими верность митрополиту Евлогию, были протоиерей Николай Бер и протоиерей Владимир Феокритов, их очень любили прихожане и уважали англичане.

Первые шаги

В первой половине ХХ века православные миссионеры стали выходить за церковную ограду, чтобы свидетельствовать о Православии широкой аудитории. Одним из тех, чья миссия принесла наибольшие плоды, стал Николай Михайлович Зёрнов. Отправной точкой его миссии в Англии можно считать 1923 год, когда он, 25-летний студент, по приглашению Ральфа Холлингера, председателя американской Молодежной мужской христианской ассоциации (сокращенно YMCA), прибыл из Белграда в Туманный Альбион для участия в конференции Британского студенческого христианского движения. Он был приглашен как один из представителей русской эмигрантской молодежи. Николай Зёрнов сразу же продемонстрировал свою инициативность: для более тесного знакомства он предложил регулярно организовывать православно-англиканские встречи. На одном из таких мероприятий было создано Содружество святого Албания и преподобного Сергия (преподобный Сергий был выбран в связи с тем, что практически вся делегация православных представляла Сергиевский институт в Париже). Члены содружества проводили конференции, устраивали концерты и творческие вечера, писали статьи в различные журналы и сделали многое для знакомства англичан с Православием.

Сам Зёрнов переехал в Оксфорд и в первый же год своего проживания в Великобритании посетил двадцать семь англиканских богословских колледжей и восемнадцать колледжей свободных церквей, выступил на восьмидесяти различных собраниях и проповедовал в десяти церквах.
Получается, что как минимум каждые два-три дня проходило какое-нибудь мероприятие с его участием. Эти выступления он совмещал с написанием книг и статей. С 1947 по 1966 год Зёрнов преподавал в Оксфорде историю Русской Церкви и спецкурс по русской иконе. Вместе с супругой он устраивал ежемесячные собрания и приемы в Доме святых Григория и Макрины. Среди гостей был и будущий митрополит Каллист (Уэр) (епископ Константинопольской Православной Церкви с титулом митрополит Диоклийский, викарий Фиатирской архиепископии. — Прим. ред.) и английский писатель, ученый и богослов Клайв Стейплз Льюис.

В те тринадцать лет, в течение которых секретарем был Зёрнов, Содружество святого Албания и преподобного Сергия старалось показать богатство и красоту православных традиций, глубину духовного опыта. Но в последующие годы на первое место вышло экуменическое направление: всё больше участников стали задумываться о том, какие реальные шаги необходимо предпринять для объединения разных конфессий. Это происходило на фоне ажиотажа, вызванного образованием Всемирного совета Церквей.
Одной из важнейших заслуг Николая Зёрнова стало приглашение из Парижа в Англию молодого иеромонаха Антония (Блума), ставшего самым ярким православным миссионером Великобритании в ХХ веке.

Миссия без преград

С первых лет своего пребывания в Англии иеромонах Антоний использовал любые доступные формы миссии: выступление на радио, встречи со студентами, общение на улицах, конференции и другие публичные мероприятия. Сложно сказать, что у него была какая-то программа или план, — скорее он просто пользовался теми возможностями, которые появлялись. По его инициативе для новоначальных активно переводились книги, в том числе богослужебная литература, с русского на английский язык. Это снятие языковой преграды привело к тому, что уже с середины 1950-х на службы в храм стало приходить всё больше англичан, валлийцев, шотландцев и ирландцев. Они допускались до пения на клиросе, даже несмотря на то, что с сильным акцентом произносили славянские слова. Хором в это время руководил брат почившего настоятеля Михаил Феокритов, передавший регентство только в 1964 году отцу Михаилу Фортунато.
При храме Апостола Филиппа создали школу, где кроме православных дисциплин изучалась также и русская культура. Школу посещали не только дети эмигрантов, но и вообще все желающие. Летом ребята отдыхали в православных лагерях, которыми руководил протоиерей Михаил Фортунато.

За успешное служение иеромонаха Антония сначала возводят в сан игумена (7 января 1954 года), затем в сан архимандрита (9 мая 1956 года), а уже в следующем году состоялась его епископская хиротония (30 нояб­ря 1957 года) во епископа Сергиевского, викария Западно-Европейского Экзархата.
В 1955 году приход переехал в англиканский храм Всех святых на Эннисмор Гарденс, где он и располагается по сей день.

Благодаря трудам епископа Антония появились предпосылки для создания на базе миссионерского прихода миссионерски ориентированной епархии. 10 октября 1962 года была образована Сурожская епархия, а владыка Антоний стал архиепископом. В результате переговоров с главой Англиканской Церкви архиепископом Кентерберийским Михаилом Рамсеем решено было отказаться от титула Лондонский и Великобританский, а вместо этого заимствовать название несуществующей ныне епархии с южного побережья Крыма (в Крыму в начале VIII века существовала Cугдейская, или Сурожская епархия. — Прим. ред.).
С первых же дней епархиальная жизнь строится на принципе открытости миру. Это была особая стратегия, которая помогла отделить Православие от национальной идентичности, в то время как греческая, сербская и украинская церкви в Великобритании воспринимались англичанами как национальные. Одновременно это помогало избежать обвинений в прозелитизме, с чем столкнулись представители РПЦЗ.
Таким образом, все предпринятые митрополитом Антонием в миссионерском отношении шаги — акцент на общем для русских и англичан православном прошлом, отказ назвать епархию Лондонской, активное введение английского языка в богослужение, перевод всей богослужебной литературы, привлечение англичан сначала к клиросному послушанию, а потом и к священству — были довольно успешны. Еще одним из важнейших шагов в этом направлении стала инициатива владыки Антония торжественно отмечать в третье воскресенье после праздника Святой Троицы праздник Всех святых Великобритании и Ирландии, в честь которых была написана икона и составлено богослужение. Это, с одной стороны, напоминало британцам об их православных корнях, а с другой —  удерживало русских от самопревозношения, ведь они приехали в страну, принявшую Православие задолго до Крещения Руси (см. справку).

Монастырь для всех православных

Активным помощником митрополита Антония мог бы стать приехавший с Афона схиархимандрит Софроний (Сахаров), ученик преподобного Силуана Афонского. Однако владыка Антоний не был уверен в том, что в Англии православные монастыри смогут сыграть столь же значимую, как и в России, роль в распространении Православия.

В одном из интервью митрополит Диоклийский Каллист (Уэр) отмечает: «Митрополит Антоний был в монашеском постриге, но он никогда не жил в монастыре. Мне не доводилось слышать от него критику монастырского общежития, но я не думаю, что он особенно симпатизировал ему и не слишком беспокоился о развитии монастырей, находящихся в Сурожской епархии. Когда отец Софроний хотел переехать из Франции в Англию, владыка сказал ему: “Мы не нуждаемся в вас в Англии” — и после добавил: “Не ожидайте финансовой поддержки со стороны наших приходов”. Думаю, что отец Софроний мог быть обижен этим»2. Митрополит Евлогий (Георгиевский) также считал, что монашество в чистом виде в эмиграции не удалось, и причинами этого указывал экзальтированность потенциальных кандидатов и нежелание сознательного подвига. Монастырь, основанный отцом Софронием, призван был доказать, что монашество Западу нужно и полезно, если оно укоренено в православной аскетической традиции.

В 1959 году он основал Свято-Иоанно-Предтеченский монастырь в Эссексе. Двери монастыря были открыты для всех. Отец Софроний говорил: «Я основывал монастырь не английский, не греческий, не русский, не румынский, а православный»3. Ввиду того что многие насельники говорили на разных языках, а перевод всех миней, Октоиха, триодей на различные языки занял бы уйму лет, основным богослужебным деланием стала молитва Иисусова, читаемая по очереди на греческом языке. Божественную Литургию отец Софроний служил регулярно сам (во вторник по-гречески, в четверг по-славянски, в субботу по-английски, а в воскресном богослужении эти три языка комбинировались). Языковая доступность и человеческая открытость привели к тому, что на службы стало ездить много людей из разных уголков Великобритании. Отец Софроний написал несколько книг, самая известная из которых — «Старец Силуан». В настоящее время она издана на 22 языках, а в России выдержала уже около 30 переизданий. Монастырь и сейчас выпускает письма, беседы, проповеди схиархимандрита Софрония, способствуя более близкому знакомству западных христиан с восточным богословием и аскетической традицией.

Методом проб и ошибок

Миссионерская работа в Сурожской епархии в это время представляла собой не только мероприятия с участием митрополита Антония или издание его книг, но и включала в себя множество других направлений, в каждом из которых трудились священники и миряне. Тюремное служение было поручено протоиерею Максиму Никольскому, выступление на радио — протоиерею Сергию Гаккелю, социальное и антиабортное направление — Ирине Яновне фон Шлиппе.

Архиепископ Марк (Арндт) вспоминает: «Миссионерство он всегда считал своей первой задачей в Англии, он хорошо понимал, что русская эмиграция будет постепенно вымирать и что после этого можно будет опираться только на английскую часть прихода»4.
Основные усилия в миссионерском плане были направлены на создание благоприятной приходской среды, попадая в которую новообращенные продолжали бы свое воцерковление. Это предусматривало в первую очередь создание общины на приходе. Регулярные приходские собрания в загородном пансионате, внебогослужебные встречи, чаепития, беседы, детские лагеря. Эти и другие мероприятия помогали прихожанам становиться ближе друг к другу.

Однако до конца сплотить разноязычный приход митрополиту Антонию так не удалось, что привело к кризису в епархии, когда после кончины митрополита его приемником стал епископ Василий (Осборн), впоследствии перешедший в Константинопольский Патриархат, а затем снявший с себя сан и монашество. Но Сурожская епархия смогла пройти через все испытания, и в настоящее время появляются новые приходы и привлекаются новые члены православных общин.

Опыт миссии в Англии имеет большое значение в свете современных межконфессиональных отношений и того свидетельства, которое Русская Православная Церковь несет в западных странах. На примере успехов и неудач митрополита Антония Сурожского и других миссионеров Великобритании вполне отчетливо видно, что свидетельство о Православии не приводит к конфликтам и обвинениям в прозелитизме. Напротив, оно помогает преодолеть взаимную отчужденность, то, что схиархимандрит Софроний называл «духом Дарданелл» (по имени пролива, разделяющего Европу и Азию), и способствует лучшему пониманию Православия западными христианами.

См.: ЖМП. 2016. № 10 статьи о современной жизни Сурожской епархии и истории одного из первых прихожан православного храма при российском посольстве в Лондоне.


ПРИМЕЧАНИЯ
1 Евлогий (Георгиевский), митр. Путь моей жизни: Воспоминания. М.: Московский рабочий: ВПМД, 1994. С. 390–391.
2 Митрополит Антоний Сурожский. Биография в свидетельствах современников / Сост. Е.С. Тугаринов. М.: Никея, 2015. С. 144.
3 Ильюнина Л.А. Старец Софроний. Ученик преподобного Силуана Афонского. СПб.: Искусство России, 2011. С. 231.
4 Митрополит Антоний Сурожский. Биография в свидетельствах современников / Сост. Е.С. Тугаринов. М.: Никея, 2015. С. 155.

Справка
Возникновение Православия в Великобритании
Свидетельство о принятии народами Британии христианства встречается уже у Тертуллиана и Оригена, которые писали, что «Евангелие проникло даже до варварских британских берегов». В III в. принял мученический венец первый из английских святых — святой Албаний. В 314 г. три епископа из Британии присутствовали на Арльском Соборе в Галлии. Таким образом, «Романская Британия» была христианской уже к IV в. В 431–461 гг. ирландцы приняли христианство благодаря трудам святого Патрика. Столетием позже началось крещение шотландцев после проповеди святого Колумбы. Однако годом основания Английской Церкви считается 597 г., когда святой Григорий Двоеслов, Папа Римский, направил на Туманный Альбион епископа Августина. Он начал обращение англосаксов, крестив короля Этельберта и 10 000 его подданных. Англичане с ревностью принялись за строительство храмов и монастырей. То есть «до нормандского завоевания в Англии существовала замечательная национальная культура, основывавшаяся на Евангелии. Эта культура получила смертельный удар при Гастингсе (когда в 1066 г. англосаксонская армия короля Гарольда Годвинсона была разбита войсками нормандского герцога Вильгельма. — Ред.). Англия была ввергнута в духовное обмирщение и темное бесплодие чужой, латинской схоластической культуры средних веков», пишет английский священник Андрей Филлипс. Лишь в конце XVII в. греки предприняли попытку создать православный приход в Лондоне, но не смогли согласовать все вопросы с англиканскими иерархами. Русские, зная этот опыт, как мы видим, подошли к делу более основательно.

Справка
Печальное разделение
С 21 ноября по 2 декабря 1921 г. в Сремских Карловцах оказавшиеся за границей русское духовенство и миряне провели Русский Всезаграничный церковный Собор. Среди 163 участников было 11 епископов (из них двое сербских). Кроме церковных вопросов Собор затронул и вопросы политические, издав послание с призывом к возвращению монархического строя в России и возведению на престол представителя династии Романовых. Патриарх Тихон признал это послание не выражающим позицию Русской Православной Церкви и, ввиду политического характера, не имеющим канонического значения. Между участниками Собора возникло разделение, которое после появления «Декларации митрополита Сергия» о лояльности к советской власти, завершилось расколом в 1927 г. Разделение продлилось 80 лет. Лишь 17 мая 2007 г. был подписан Акт о каноническом общении Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви Заграницей.

Справка
Священник Евгений Малых, клирик Вознесенского собора г. Ельца, родился 7 ноября 1984 г. в г. Ельце Липецкой обл. В 2016 г. окончил Московскую духовную академию, магистр богословия. Председатель миссионерской комиссии Елецкой епархии.
Студент первого курса Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. святых Кирилла и Мефодия. Статья подготовлена по материалам магистерской диссертации «Миссионерское служение русских эмигрантов в Великобритании в ХХ веке».

иерей Евгений Малых
30 ноября 2016 г. 17:10
Ключевые слова: Европа, история
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи