iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий: На посох священномученика Платона я опираюсь до сих пор
Эстонскую Православную Церковь постигла тяжелая утрата. На 94 году жизни скончался митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий. Долгая жизнь владыки Корнилия вместила в себя многие коллизии XX века. Сын белого офицера, эмигрировавшего в Эстонию, владыка решился на служение в Церкви, за что был репрессирован после войны. На его плечи легла тяжелая ответственность сохранения Эстонской Православной Церкви после обретения страной независимости. Так уж сложилось, что за три месяца до своей кончины старейший иерарх Русской Православной Церкви дал свое последнее интервью «Журналу Московской Патриархии», в котором подробно рассказал о своей жизни и служении в Эстонии. Редакция Журнала выражает самые искренний соболезнования и предлагает вниманию наших читателей это интервью. ПДФ-версия 
19 апреля 2018 г. 21:05
Архив, собранный по крупицам
Сегодня в Петербурге живет правнучка отца Иоанна Кочурова — Татьяна Игоревна Кочурова. По профессии инженер, работает в «Ленэнерго», она более 20 лет собирает фотографии, письма, документы, связанные с историей семьи Кочуровых, с судьбой отца Иоанна. К 100-летию трагической гибели своего прадеда, основываясь на этом архиве, она написала книгу «…и страдавша и погребенна… Священномученик Иоанн Царскосельский». «Я стала интересоваться историей нашей семьи, когда училась в старших классах, задавала своему дедушке, Кочурову Василию Ивановичу, вопросы о его отце. Он отвечал неохотно и очень скупо: “Мой отец был священник, расстрелян за молебен казаками Краснова в годы революции”. И все. Помню, когда его хоронили, мой отец обмолвился: “Чем жил — всё и унес с собой”». PDF-версия
13 ноября 2017 г. 15:50
Церковь
11 февраля 2004 г.
версия для печати версия для печати

В память вечную будет праведник

18 февраля в Москве, в здании Российского фонда культуры, состоялся вечер, посвященный памяти выдающегося церковного и общественного деятеля митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима. Этот вечер — первый в мемориальном цикле, организованном Издательским Советом Русской Православной Церкви и Российским фондом культуры, одним из создателей которого был митрополит Питирим. Тридцать один год, с 1963 по 1994, владыка Питирим возглавлял Издательский отдел Московской Патриархии. Своими воспоминаниями о нем поделились митрополит Минский и Слуцкий Филарет, старейший сотрудник Отдела внешних церковных связей Алексей Сергеевич Буевский, известный реставратор Савелий Ямщиков, коллеги и друзья владыки.

В Москве местом служения митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима был храм Воскресения Словущего на Успенском Вражке. Одна из главных святынь этой церкви — чудотворный образ Богородицы «Взыскание погибших». Вечер памяти владыки Питирима состоялся в день празднования этого образа Божьей Матери.

В юности, перед поступлением в Московскую духовную семинарию, будущий митрополит Питирим окончил Московский институт инженеров транспорта (МИИТ). Как отмечал сам владыка, МИИТ научил его инженерному уму и организованности. Позднее в этом техническом вузе впервые в России появилась межфакультетская кафедра теологии, которую возглавил митрополит Питирим. На его лекции ходили не только студенты, но и преподаватели.

В 1997 году в МИИТе был вновь организован студенческий строительный отряд, отправившийся восстанавливать Иосифо-Волоцкий монастырь, настоятелем которого в конце 80-х был назначен митрополит Питирим. Теперь каждое лето студенты МИИТа ездят на восстановительные работы в разные монастыри Подмосковья.

Также по инициативе владыки Питирима был создан миссионерский храм-вагон «Одигитрия», который уже не первый год путешествует по железным дорогам России.

Бог наградил митрополита Питирима множеством талантов. И каждый из них он приумножил.

«Церковный вестник» продолжает публикацию воспоминаний о митрополите Питириме (см. также № 21, 2003 г.)

Митрополит Минский и Слуцкий Филарет

В 1953 году я начал обучение в Московской духовной семинарии. Нашим классным руководителем был назначен диакон Константин Нечаев, будущий митрополит Питирим. И эти отношения учителя и ученика между нами сохранились, можно сказать, до конца его жизни. Последняя наша беседа состоялась в Дивеево, на юбилее преподобного Серафима.

Владыка Питирим вел меня через всю мою сознательную жизнь, начиная с первого класса семинарии, а потом в академии продолжал свое попечительство надо мной, привел к монашеству.

Однажды владыка Питирим, возвратившись от старца Севастиана, которого я не знал лично, передал мне, тогда студенту второго курса академии, спелую грушу и спросил: «Ты понял знак, который прислал тебе старец?» Я сказал: «Понял, благословите». И через некоторое время я перешел на жительство из академии в монастырь.

 Еще одна ниточка уходит глубже, в 1943 год. В тот год я должен был идти в первый класс, и в день Успения Божией Матери мама привела меня в храм Иоанна Воина, что на Якиманке, чтобы получить благословение у настоятеля отца Александра, который, как я узнал позднее, был духовником владыки Питирима. Вот такие у нас духовные связующие нити. По-моему, этого достаточно для того, чтобы охарактеризовать наши отношения с владыкой и проиллюстрировать, что есть промысел Божий, который ткется из таких тонких нитей. И спустя годы мы можем только вспоминать и сожалеть о том, сколько было возможностей сделать эти нити более прочными...

 Владыка был коренным москвичом и, конечно, прекрасно знал Москву. Я тоже москвич, и у нас была такая договоренность, чтобы найти время и вместе проехать по святым местам Москвы. Потому что мне зачастую бывает стыдно перед людьми, которые приезжают в Москву, очень хорошо знают ее, изучают, а я знаю плохо. И вот, у нас была такая договоренность с владыкой, — а тогда храмов в Москве было чуть больше сорока, и объехать их все было легко... Теперь вы можете понять, какая красота, какой духовный сад расцвел в Москве. Но, к сожалению, наша договоренность так и не осуществилась.

Помню, когда мы закончили первый класс семинарии, наш наставник устроил нам поездку в Москву всем классом. Мы тогда побывали в нескольких храмах, и в том числе посетили Богоявленский собор. Служил протопресвитер Николай Колчицкий, и после полиелея мы все приложились к Евангелию, приложились к мощам и получили в благословение от отца Николая иконочку святителя Алексия, которая у меня хранится до сих пор. А потом мы поднялись на Воробьевы горы, и на фоне университета вот такая группа бурсаков во главе с владыкой в белом макинтоше сфотографировалась. У меня есть эта фотография 1954 года.

 Подражайте наставникам вашим, завещал нам апостол Павел, и мы стараемся запомнить этот образ благостного нашего архипастыря и подражать вере, жизни и делам дорогого владыки.

Савелий Ямщиков, реставратор

Я познакомился с владыкой Питиримом в те времена, когда наша страна еще переживала гнет атеизма. Однажды в моей мастерской раздался звонок из Издательского отдела, и владыка Питирим попросил меня приехать и помочь в подготовке альбома, посвященного Троице-Сергиевой лавре. Первое, что меня поразило в Издательском отделе, это царивший там фантастический порядок. Я был совершенно потрясен этим после привычной обшарпанности советских учреждений. Я знал владыку Питирима, бывал на службах у него в храме, но вот эти три часа, которые мы с ним провели, запомнились мне на всю жизнь. Я встретил человека, знающего для чего он делает свое дело.

Поэтому, когда в 1986 году создавался Советский фонд культуры и в его президиум вошел владыка Питирим, для меня это была очень большая радость. И все пять лет нашей совместной работы в Фонде культуры были для меня большой радостью. Он четко знал,  чем он может быть полезен в работе Фонда. И Фонд тогда действительно работал, там были замечательные сотрудники. Обстановка, как и во многих учреждениях, была непростой, но владыка умел во всех спорных вопросах приходить к спокойному, взвешенному решению.

Я помню нашу поездку в Ленинград на международную конференцию Фонда культуры. Мы провели эти пять дней бок о бок, и каждое утро, выходя их своего номера и подходя к владыке под благословение, я чувствовал, что день будет хорошим. Он обладал потрясающим чувством юмора, но при этом никогда не допускал панибратства. Он всегда был владыкой и всегда был простым человеком, другом.

Жизнь так распорядилась, что несколько лет своей жизни я провел с одним из выдающихся деятелей Русской Церкви архимандритом Алипием, настоятелем Псково-Печерского монастыря. Мы очень много с ним работали. И однажды я спросил владыку, не говорили ли ему, что он очень похож на отца архимандрита. Он ответил: «Знаю-знаю, на вашего батюшку. А вы знаете, какая у нас с ним разница? У него добрые глаза». — «А почему же у вас-то не добрые?» — «Потому что он в монастыре, а я вот в президиуме».

И еще по поводу глаз владыки Питирима. В прошлом году он служил в храме Христа Спасителя, и мы с моей дочкой, вернувшись из Церкви Святителя Николая в Клениках, еще застали конец праздничного богослужения, которое транслировалось по телевизору. И когда в алтаре владыка, обратившись к одному из священников, вдруг улыбнулся, дочка мне сказала: «Папа, экран стал голубым от его улыбки». Это была улыбка ребенка. Я потом ему позвонил и сказал об этом, а он мне ответил: «Это счастье, если мы с вами умрем детьми».

 Алексей Сергеевич Буевский, консультант Отдела Внешних Церковных Связей

Бог привел мне познакомиться с владыкой Питиримом, когда он был еще молодым человеком, студентом Московского института инженеров транспорта, а я в то время был студентом Института связи. Но когда я вдруг услышал, что открылся Богословский институт, меня это так потрясло, что я подал туда заявление и летом 1945 года уже начал готовиться к экзаменам. Как-то я сидел в скверике и у меня на коленях лежала Библия. Вдруг ко мне подходит молодой человек и так грозно спрашивает: «Библия?» Я говорю: «Да, Библия». Мы с ним разговорились, познакомились — звали его Константин Владимирович Нечаев — и, удивительная вещь, оказалось, что он тоже подал заявление в Богословский институт и тоже готовился к экзаменам. Вот так состоялось наше знакомство, и дальше фактически вся наша жизнь прошла вместе. Мы начали учиться в одном институте, потом оба закончили академию, и одновременно он трудился в Патриархии, а я, будучи студентом, поступил работать в Отдел внешних церковных сношений.

Он был удивительный человек по своим дарованиям. У него действительно, что ни возьми, все было в превосходной степени. Яркий был человек. И мы знаем, какой невероятный объем труда он нес. После его кончины осталось множество начинаний. Исключительный вклад владыка внес в издательскую деятельность. А я был по своей работе связан с Издательским отделом. Владыка трудился и день и ночь. Он сумел в очень нелегкое время качественно поднять издательство и привлечь лучшие силы страны к участию. Когда критикуют «Журнал Московской Патриархии» послевоенного периода, я внутренне протестую. Потому что его не критиковать надо, а понимать, на какой высокий уровень сумел владыка поднять этот журнал.

На протяжении всей своей деятельности владыка очень много работал с Отделом внешних церковных сношений. И не осталось ни одной стороны деятельности отдела, в которой бы владыка не принимал участия. Это и конференции, и его зарубежные поездки. Кстати, в наших приходах за рубежом к нему было особое, сердечное отношение. Владыку любили и в неправославных кругах, и в мусульманских... Мы утратили человека, который был бесконечно предан Церкви, и эта преданность давала огромные результаты, которые останутся не только в нашей памяти, но и в истории Церкви.

Подготовила Мария Ельцова.

11 февраля 2004 г.
Ключевые слова: Питирим (Нечаев)
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Жизнь и молитва на Смоленской земле
В этом году Смоленск отпраздновал свое 1155-летие. За почти 12 веков существования этот город неоднократно становился крепостью на пути рвущихся к Москве захватчиков и навсегда вписал себя в ле­топись воинской славы России. Но есть у него и еще одна особенность. Не случайно на Днепровских воротах, на въезде в историческую часть Смоленска, на огромном плакате с изображением Предстоятеля Русской Церкви написано: «Смоленск — земля Патриарха». Над духовным возрождением города Святейший Патриарх Кирилл трудился без малого четверть века. Как сегодня организована и развивается здесь духовная жизнь, какие проблемы стоят перед ее духовенством и как оно отвечает на вызовы времени, «Журналу Московской Патриархии» рассказал митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор. ПДФ-версия
10 октября 2018 г. 15:21