iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Срок на покаяние
По данным Российского агентства правовой и судебной информации, сегодня в России в местах лишения свободы находятся около 520 тысяч человек. В зависимости от совершенного преступления они содержатся в разных условиях, но у каждого есть возможность пообщаться со священником, исповедаться и причаститься. Как устроена в зоне духовная жизнь, повлияло ли на нее не­уклонно растущее число мусульман в тюрьмах Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО), в какой момент к отбывающему наказание человеку приходит искреннее покаяние, как священнику работать с разными группами осужденных, «Журналу Московской Патриархии» рассказал настоятель храма иконы Божией Матери «Споручница грешных» на территории исправительной колонии строгого режима № 11 в Сургуте протоиерей Георгий Кошелев. PDF-верия.
19 августа 2021 г. 13:00
Церковь
Участники "военной" секции XIX Международных Рождественских чтений
ЦВ № 3-4 (449) февраль 2011 /  18 февраля 2011 г.
версия для печати версия для печати

Введение военного духовенства – первый рубеж взят

В 2011 году Минобороны России обещает назначить первых священнослужителей на штатные должности в Вооруженных силах. Какие проблемы стоят сегодня перед военными священниками? Какие задачи им предстоит решить? Эти вопросы оказались в центре внимания участников «военной» секции Международных Рождественских чтений.

В Вооруженных силах Российской Федерации официально служит только один военный священник Русской Православной Церкви — протоиерей Александр Бондаренко, занимающий должность помощника командующего Черноморским флотом по работе с верующими военнослужащими. Остальные, даже если состоят на минимальном довольствии в соответствующей части, оформлены как психологи или заведующие полковыми клубами. Однако в 2011 году ситуация может измениться. Уже сейчас на утверждении министра обороны находятся семь кандидатур священнослужителей, которые в скором времени займут соответствующие штатные должности на российских военных базах за рубежом. Далее последуют и остальные назначения. Всего в штат Вооруженных сил планируется ввести 240 военных священников. Такой прогноз на заседании «военной» секции нынешних Рождественских чтений озвучила сотрудник управления Минобороны по работе с верующими военнослужащими Людмила Непокрытова.

Несмотря на то что священники трудятся в Вооруженных силах уже без малого двадцать лет, наличие специальных должностей для священнослужителей в штатном расписании Минобороны — принципиально новое явление. И в первую очередь — для военного руководства, которое, по словам председателя Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерея Димитрия Смирнова, «зачастую не понимает роль и функциональное значение представителей религиозных объединений в армии». Командиры не возражают против периодических визитов священника в военную часть, совершения богослужений, духовно-нравственных бесед с личным составом, но растерянно разводят руками при мысли, что священнослужитель станет штатным сотрудником. Что с ним делать, как выстраивать отношения, чем именно будет заниматься военный пастырь? «Сегодня самое важное — четко определить границы взаимодействия в отношениях священнослужителя и командира», — отметил в этой связи начальник упомянутого выше управления Борис Лукичёв. «Командир обычно человек амбициозный, властный. И когда у него в подчинении появляется священнослужитель, командир порой не знает, как ему действовать. Ведь бывает и так: всех построили и шагом марш в храм, а там 30 буддистов, 15 мусульман и 50–60 православных. Поэтому работу командира нужно регламентировать», — заострил проблему Борис Михайлович. Он сообщил также, что для решения этого вопроса управление в тесном сотрудничестве с Синодальным отделом по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями разработало основы концепции по работе с верующими военнослужащими, своего рода руководство к действию как для священнослужителей, так и для командиров.

Проблемы возникают и в ходе подборки кандидатур на должность военного священника. Вопреки расхожему мнению, что священнослужители, до сих пор работавшие в армии «на энтузиазме», с радостью заполнят штатные «клетки», дело обстоит иначе. Как следовало из докладов представителей епархий, многие священнослужители предпочли бы и дальше трудиться на добровольной основе, чем «сесть на оклад» и оказаться в  подчинении у командира. Такая ситуация сложилась, к примеру, в Мурманской епархии. Председатель епархиального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами протоиерей Андрей Амелин указал, что из-за отсутствия добровольных кандидатов со стороны духовенства места помощников по работе с верующими военнослужащими на Северном флоте могут занять отставные офицеры-воспитатели. На это последовало резкое возражение Бориса Лукичёва, назвавшего подобные планы профанацией решения Президента, которое предполагает назначение на эти должности именно священнослужителей.

В докладе на Архиерейском Соборе Святейший Патриарх Кирилл подчеркнул, что должность военного священника «требует профессиональных умений и навыков, самоотверженности и мужества, полной отдачи сил». В этой связи встает вопрос о требованиях, предъявляемых к кандидатам. В соответствии с принятым Минобороны Положением по организации работы с верующими к священнослужителю предъявляются как минимум два требования: как к духовному лицу и как к специалисту воинской части, имеющему специфические, ни с кем не схожие функции. Как отметил в своем докладе заведующий информационно-аналитическим сектором Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Александр Суровцев, это позволяет сформулировать два основных направления подготовки священнослужителей к работе с верующими военнослужащими: военно-пастырское, то есть формирование системы знаний, умений и навыков пастырской работы  с военнослужащими, и военно-специальное, включающее в себя изучение особенностей взаимодействия с командиром и другими должностными лицами.

В целом подготовка штатного военного духовенства будет включать различные уровни и формы, в том числе теоретическую подготовку, практическую подготовку, самоподготовку, в дальнейшем — переподготовку и повышение квалификации.

Еще одной проблемой, связанной с положением военного священника, является его двойная подчиненность: с одной стороны, он подчиняется непосредственно командиру части, с другой — правящему архиерею своей епархии. И при этом работа в военной части, как следует из проекта типового договора с должностными лицами по работе с верующими военнослужащими, является для работника основным местом работы. А как быть в том случае, если часть, где работает священник, оказывается на территории другой епархии, с духовенством которой ему также необходимо выстраивать служебные отношения? Что делать, к примеру, священникам Северо-Кавказского военного округа, который включает в себя территории трех епархий? Нужно ли создавать особую структуру управления военным духовенством? Для решения этих вопросов следует более глубоко изучить дореволюционный и зарубежный опыт работы военного духовенства,  адаптировав его к современным российским условиям.

Нерешенным на сегодняшний день остается вопрос о судьбе храмов, построенных на подведомственной Минобороны территории. В ходе проводимой в Минобороны инвентаризации культовых объектов обнаружилось, что сегодня их 187. При этом информация продолжает уточняться. «Сложность положения состоит в том, что в результате реформирования Вооруженных сил количество военных городков и гарнизонов резко сократится, — заметил Борис Лукичёв, — и если где-то поставлена часовня, а то и храм, то при уходе военных с этой территории в них может наступить мерзость запустения. Что делать с этими объектами? В этой ситуации Министерство обороны выступает за строительство храмов там, где будут располагаться крупные военные гарнизоны». Борис Лукичёв сообщил также, что в настоящее время по решению министра обороны создается совместная рабочая группа (пять человек от Русской Православной Церкви и пять человек от Министерства обороны), которая будет решать вопросы, связанные с учетом и приведением в порядок нормативной базы для храмов.

Это основные, но далеко не все проблемы, которые стоят сегодня перед военным руководством, священноначалием и священниками, непосредственно работающими в войсках. Не менее актуальными представляются вопросы о размерах заработной платы военных священников, формах допуска гражданского лица к служебной документации части, степени участия священнослужителя в воспитательной работе и т.д. Механизм функционирования института военного духовенства требует детальной проработки. Именно поэтому возрождение структуры полковых священников носит неспешный, постепенный характер. Понятно, что 240 священнослужителей для Российской армии — ничтожно малое число. Но любой эксперимент начинается с малого. И от того, насколько успешно пройдет этот первый этап, зависит судьба военного священства в Российской армии.

Из резолюции секции «Церковь и армия: актуальные проблемы формирования корпуса штатных военных
священнослужителей в Вооруженных силах РФ»

<...> В ходе формирования корпуса штатного военного духовенства необходимо обеспечить своевременный и качественный подбор кандидатов из числа священнослужителей Русской Православной Церкви. К назначению на должности помощников командиров по работе с верующими военнослужащими рекомендовать священнослужителей, прошедших квалификационный отбор, имеющих соответствующие образование, подготовку и опыт работы.
<...> Военная секция Рождественских чтений рекомендует епархиальным военным отделам и органам военного управления обратить особое внимание на бережное отношение к опыту сотрудничества Русской Православной Церкви с Вооруженными силами и другими силовыми структурами Российской Федерации на внештатной основе.
Следует развивать добрососедские отношения между православными приходами и воинскими частями, совершенствовать существующие организационные формы и методы совместной работы, которые доказали свою эффективность на практике.
<...> Введение штатного военного духовенства требует дальнейшего повышения внимания к образовательной сфере. В области военного образования представляется необходимым дополнить образовательные программы военных учебных заведений, а также курсов переподготовки и повышения квалификации специальными темами и разделами учебных дисциплин, которые позволили бы командирам, начальникам и другим должностным лицам Вооруженных сил Российской Федерации овладеть основами работы со священнослужителями и верующими военнослужащими.
В области подготовки военных священнослужителей необходимо разработать соответствующие стандарты знаний, умений и навыков, которыми должен владеть кандидат на замещение штатной должности в структурах военного духовенства.

18 февраля 2011 г.
Ключевые слова: армия
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Нужны ли таинства нецерковным людям
Этим материалом «Журнал Московской Патриархии» продолжает цикл публикаций, задача которого — дать ответы известных и уважаемых духовников на самые острые и актуальные практические вопросы пастырского служения. Идея именно в том, что это не ответ одного пастыря, а целая палитра мнений, охватывающих разные аспекты темы и часто не совпадающих между собой. Такой подход позволяет шире взглянуть на проблему, учесть многообразие современного пастырского опыта и соотнести его с теми трудностями, которые возникают в контексте служения у каждого священника. Основой для этих статей служат публикации интернет-портала «Пастырь», созданного при совместном участии Православного Свято-Тихоновского богословского института и Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви, чтобы поддерживать диалог и обмен практическим опытом между духовенством Русской Церкви. Все наши читатели в священном сане могут присоединиться к этому обсуждению и продолжить общение после регистрации на портале «Пастырь». PDF-версия.  
10 января 2022 г. 16:30
Когда отверзается и когда затворяется
Обычай совершения Божественной литургии при закрытых царских вратах иереями, являющийся отличительной особенностью богослужебной практики в Русской Православной Церкви, в течение последних лет становится предметом оживленной дискуссии. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в указе от 31 декабря 2014 года благословил совершение Божественной литургии во всех храмах Русской Православной Церкви в праздник Рождества Христова с отверстыми царскими вратами по «Отче наш», аргументируя свое распоряжение «особым миссионерским значением праздничного богослужения». Бесспорно, апостольский, миссионерский характер церковного богослужения должен рассматриваться как существенный мотив, определяющий те или иные изменения в литургической практике. Но не менее важным является соответствие сложившегося порядка совершения Божественной литургии богословскому и догматическому учению Церкви о таинстве Евхаристии, о котором «Журналу Московской Патриархии» рассказал преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви протодиакон Константин Маркович. PDF-версия.  
5 января 2022 г. 14:00