iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Экспертиза
В цеху по изготовлению митр ХПП "Софрино"
ЖМП № 11 ноябрь 2013 /  25 декабря 2013 г. 10:00
версия для печати версия для печати

Митры. Венец брака небесного

Как заказывать, покупать и хранить митры

Разговор о церковных облачениях в нашей регулярной рубрике мы начинаем с митры. Ее история восходит к первым векам христианства, а его прообразы, в свою очередь, к головным уборам ветхозаветных первосвященников. А вот на Руси митры в современном понимании известны только с эпохи Патриарха Никона. Несмотря на шагнувшие вперед с того момента пошивочные технологии, способы отделки формы почти не изменились.

Символ княжеской власти

История возникновения митры теряется в первых веках христианства. Она еще ждет внимательного исследователя, которому, возможно, удастся объединить и систематизировать все научные данные, свидетельства современников, иные исторические документы и множество легенд. Считается, что митра олицетворяет царскую власть и одновременно является несомненным атрибутом князя Церкви. По свидетельству древних церковных источников, Иоанн Богослов и брат Господень Иаков носили на главах увясло — повязку с золотой дощечкой. В Израиле тех времен таким был богослужебный головной убор, восходивший к кидарю первосвященника Аарона и одновременно напоминавший о сударе (плате), который закрывал лицо Спасителя во гробе (ср.: Ин. 20, 7). Аналогичный светский головной убор (др. греч. μίτρα — пояс, повязка) существовал также в Древнем Риме и в Древней Греции. По свидетельству Феодора Вальсамона, Патриарха Антиохийского († ок. 1200) и блаженного Симеона, архиепископа Солунского (†1429), митры в виде короны — богатого царского головного убора — впервые стали носить в IV веке Римские Папы. На III Вселенском Соборе (431) святой Кирилл Александрийский (†444), представляя Римского Папу Целестина, надел в качестве символа власти на его голову митру-корону. Вплоть до XII века такие головные уборы носили на Востоке лишь Александрийские Патриархи, а потом этот обычай распространился на константинопольских предстоятелей.

Остальные же архиереи довольствовались клобуками. До XV века, как указывает «Настольная книга священнослужителя»1, исключительно клобуки носили и иерархи Русской Церкви. Постепенно традицию митр наши предки заимствовали от греков. Но русская митра XV века — шапочка с плоским донышком, почти всегда с меховой опушкой — разительно отличается от сегодняшней, да и митрой тогда ее называли редко. В ходу был термин «митрополичья шапка», а ее внешний вид лучше всего передает широко распространенная иконография, к примеру, одного из московских святителей митрополита Ионы. Сегодня подобные митрополичьи шапки можно увидеть на старообрядческих епископах.

Современный вид митры как высокой твердой шапки, плавно сужающейся к ободу вокруг головы, окончательно оформился при Патриархе Никоне. С тех пор геометрические размеры, форма и внешний вид этой детали богослужебных облачений практически не изменились. Но в «биографии» самой митры можно назвать еще несколько существенных вех. Так при Петре I, в 1705 году, право ношения митры делегируется всем архимандритам. Несколько позднее круг возможных пользователей этой детали церковного облачения расширяют до протопресвитеров, а в 1786 году Екатерина II жалует митру первому протоиерею — своему духовнику Иоанну Памфилову (†1794). Указом же Павла I от 18 декабря 1797 года подобная практика приобрела легальный характер: «А дабы священники могли за отличные заслуги удостоиться и особливых почестей, определяем в пользу белого священства: во-первых, получение креста для ношения на цепи на шее; во-вторых, употребление фиолетовой бархатной камилавки или скуфьи; и, наконец, третие, для знатнейших из них митры, каковую употребляют архимандриты, с тем, однако ж, что сии отличные почести не инако, как по воле или утверждению нашему даваемы или дозволяемы будут»2.

При восстановлениии патриаршества право носить митры с крестом получили все митрополиты (до революции эту привилегию жаловал исключительно государь император). Архиепископы и епископы в советское время продолжали служить в митрах без креста (на маковке последних обычно располагается Троичная икона, лик Спаса Эммануила или изображение серафима). И только в декабре 1988 года Священный Синод «уравнял в правах» все архиерейские митры, оставив митры без креста представителям остальных священных санов3.

Шапочное знакомство: сборка и вышивка

Функционально изготовление любой митры состоит из двух больших этапов: сборки и вышивки. На крупных предприятиях ими занимаются, как правило, разные специалисты, а в небольших мастерских встречаются универсалы.

Промзона на окраине подмосковного Серпухова. Обычный этаж в одном из индустриальных зданий: над нами — остатки полуразвалившейся фабрики, под нами — столовая. Помещение бывшего цеха занимает швейная мастерская «Кустодия» — одно из немногих малых предприятий, специализирующихся на пошиве церковных облачений и митр в том числе.

«По производственной классификации изготовление митр относится к швейной отрасли. Сами мы часто спорим, чего в этом процессе больше — ремесла или искусства. Лично мне кажется, примерно пополам», — улыбается Светлана Анатольевна, прежде чем познакомить гостя с секретами своего мастерства. В начале своей карьеры Ильина, уроженка Саратова, несколько лет работала на одной из петербургских швейных фабрик. Митры изготавливает последние полтора десятка лет — с того момента, как перебралась в Московскую область.

Основное сырье для сборки любой митры — марля и клейстер. Нужна еще болванка — деревянная (чаще кленовая или липовая) объемная форма, на которой начальная фаза сборки и осуществляется. Заключается она в обертывании болванки несколькими слоями марли, обильно промазываемой клейстером. Толщина такого «коржа» обычно составляет от 6 до 12 слоев: чем их больше, тем толще, тяжелее и внушительнее получится митра (и наоборот).

«Марлю я беру самую обычную, в аптеке, — признается Ильина. — Клейстер варю сама по известному любой хозяйке рецепту. Единственное отличие — добавляю туда перец для защиты от насекомых-вредителей (моли и пр.)».

Основные технологические этапы и принципы в изготовлении митр, говорят мне в «Кустодии», — дедовские, еще дореволюционные. Научно-технический прогресс если и вносит свою лепту, то минимальную, и в такие отдельные точки производственного процесса, которые неспециалисту объяснить трудно. После укладки марли ее на болванке оставляют сохнуть на два-три дня, а потом на специальной механической растяжке придают окончательную форму. Склеенной, высушенной и проглаженной при помощи обычного утюга марле до митры еще далеко. Но это уже собранная заготовка, которую осталось «одеть» в красивый наряд.

«От камений драгих...»: ценовой мониторинг

Во время надевания митры при облачении перед Литургией произносится молитва «Положи Господь на главу твою венец от камений драгих, живота просил еси, и даст ти долготу дний, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь». Аналогичный прокимен, как известно, поется на венчании — при совершении таинства брака4. Не случайна и внешняя похожесть митры и брачного венца: оба символизируют царскую корону. Являясь образом золотых венцов для праведников в Царстве Небесном, митра завершает собой символику богослужебных облачений духовенства как образа тех брачных одежд, о которых сказано в Откровении Иоанна Богослова (ср.: Откр. 4, 4).

Для внешней поверхности митры обычно используют те же материалы, что и в пошиве других церковных облачений: церковный шелк, бархат или парчу. Формирование этого элемента тоже требует навыка: прежде чем ткань прикрепить к заготовке (как правило, это делают при помощи клейстера), ее предварительно разрезают на несколько клинышек, попутно подгоняя по месту прямо поверх марли. Снова ждем, пока изделие высохнет, обвязываем его перекрестьем (соединенной крест-накрест лентой из того же материала, что и внешняя поверхность митры) и пришиваем подкладку на внутреннюю сторону (ту, которая прилегает к голове).

«Как видите, ничего сверхъестественного, — говорит Ильина. — Любая квалифицированная швея вполне способна освоить этот процесс. Если задаться такой целью, митры даже нашими скромными силами можно выпускать каждую неделю. Собственно, на этом рассказ можно было бы и закончить, если бы не финальный и, пожалуй, самый кропотливый этап — украшение изделия декоративными элементами».

Именно разнообразными украшательствами объясняется невероятный разброс в ценах на митры — беспрецедентный в других видах церковных облачений, достигающий двух порядков. Дело в том, что сама по себе митра невелика, а заготовка дешева, зато разместить при желании на ней можно целое состояние. Украшают митру обычно ручной вышивкой, лентами со стразовыми дорожками, полудрагоценными камнями, а далее нет предела совершенству, фантазии автора и средствам заказчика — вплоть до натурального жемчуга, золота и серебра в отделке. Если митра простая, вовсе без украшений, в «Кустодии» стоит около 6 тысяч рублей, то изделие с ручной вышивкой и канителью (декором при помощи крученой золотой нити) доходит в цене до 250 тысяч. Говорить о том, что это серийное производство, конечно, нельзя (Ильина вообще не делает митры «про запас», работая только под готовые заказы), но и ничего сенсационного в подобной продукции нет: это обычные компоненты. «Хотя чаще нам заказывают декор всё же с полудрагоценными камнями, — признается глава “Кустодии”. — Мы их приобретаем у оптовых и мелкооптовых поставщиков, традиционно представленных и известных на нашем рынке — из Ирана, Индии, Пакистана. В этом случае средняя митра стоит 70–80 тыс. рублей. Примерно половина себестоимости — труд мастера, остальное — материалы».

На художественно-промышленном предприятии «Софрино» митры аналогичного класса чуть дороже. Это и понятно: здесь по сравнению с ИЧП несопоставимы энергозатраты (хотя в основе для сборки — те же марля и клейстер, да и ткани используются опять же традиционные: шелк, парча и бархат), а в изготовлении самой простой митры обязательно участвуют несколько мастеров. Так, декоративный орнамент в «Софрине» при начале работы над митрой обязательно моделируют на компьютере.

Мастерицы же высочайшего класса, вышивающие митры вручную, здесь работают на дому. «Статистику рекордных цен мы не ведем, но митра ручной вышивки с декором натуральным серебром и большими драгоценными камнями обойдется заказчику примерно в 270 тыс. рублей», — говорит заместитель начальника швейного цеха ХПП «Софрино» Ирина Качкина.

К этому стоит добавить, что на цену митры влияют и рамки (обрамление икон), и сам материал, из которого делаются иконы и крест. Кроме того, в Софрине в отдельную категорию выделяют митры полуавтоматического производства: к ним относятся изделия машинной вышивки с дошивкой, к примеру, канителью (сейчас подобная продукция уходит примерно за 40 тыс. рублей). Самая дешевая из имевшихся в наличии в отделе сбыта «Софрина» на момент подготовки материала (конец лета 2013 года) митр — машинной вышивки, с минимумом декора — стоила 19 370 рублей. Самая дорогая — 115 700 рублей.

Самая же дорогая из сделанных за всё время существования ХПП «Софрино» митр была преподнесена в подарок Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, который служил в ней Литургию в день своего 65-летнего юбилея. Конечно, это не продукция для рыночного спроса, и даже прикинуть ее стоимость можно лишь приблизительно: в России уже давно не выпускали аналогичных элементов богослужебных облачений. Собранная из отдельных сферических секторов чистого серебра, инкрустированная натуральным жемчугом и топазами двухкилограммовая митра скорее служит демонстрацией возможностей софринских виртуозов.

Субъективный взгляд: производители от Сергиева Посада до Минска

Субъективными оценками тех или иных митр, регулярно используемых за богослужениями, архиереи, архимандриты и митрофорные протоиереи делятся неохотно. Большинство из них даже не сообщает, где они заказывают эти изделия. «Но так далеко не всегда происходит из-за нежелания поделиться информацией, — считает эксперт в области производства церковных тканей Марина Бирюкова из Подмосковья. — Вот всего лишь один пример. На условиях анонимности знакомый петербургский священнослужитель из нашего города поведал: их приход традиционно заказывает митры известной швейной фабрике, продукцией которой очень доволен уже много лет. Но та в свою очередь выдает задание мастерице-надомнице, о которой конечный пользователь ничего не знает. Такой алгоритм в интересах прежде всего самой мастерицы. Заказов у нее, как мне известно, достаточно, и открытая реклама ей не нужна. А ремесло это вполне доходное, и далеко не каждый вовлеченный в него с радостью сообщает о себе».

Из тех же священнослужителей, которые ответили на мини-опрос ЖМП, можно сделать вывод: в последние годы всё больше митр заказывают частным мастерицам Сергиева Посада. Так поступают, к примеру, наместник Богородичного Пантелеимонова Щегловского мужского монастыря (Тульская митрополия) архимандрит Клавдиан (Ларьков), духовник Спасо-Яковлевского мужского монастыря, настоятель храма во имя священномученика Андрея Стратилата в селе Сулость (Ростовский район) архимандрит Сильвестр (Лукашенко). Из опытных митрошвей, традиционно работающих на подряде у Троице-Сергиевой лавры и у Московских духовных школ, чаще всего положительных оценок удостаиваются надомницы родные сестры Надежда и Нина Осиповы, слава о которых дошла даже до пределов Финской Православной Церкви.

А вот наместнику Свято-Троицкой Александро-Невской лавры епископу Кронштадтскому Назарию по душе митры из пока еще не очень привычного в нашей Церкви материала — из соломы. Делают их в единственном месте — в швейной мастерской «Золотая ризница» минского Дома милосердия. «Впервые подобную митру я увидел у ныне покойного митрополита Николая (Кутепова; †2001), — рассказывает Преосвященный Назарий. — Соломенные митры очень легкие, особенно удобно их носить летом. Отлично они сочетаются с льняным облачением, которое выпускают на том же предприятии».

Идею митр из натуральной соломки — традиционного белорусского материала — впервые высказал настоятель Всехсвятского прихода Минска, руководитель Дома милосердия протоиерей Феодор Повный. Тем самым в искусство пошива церковных облачений была привнесена народная традиция. Все соломенные митры собирает один человек — соломенщица в четвертом поколении Светлана Хруцкая, выпускница минской Академии художеств. «Любовь к соломке передалась ей от мамы, всю жизнь занимавшейся этим ремеслом, — рассказывает иконописец Дома милосердия Георгий Сутулин. — А вот иконы для митр мы изготавливаем по особой технологии, используя в качестве дополнительного декора ручную вышивку».

«Недавно на торжествах в Полоцке сонм архиереев и священников пешком преодолевал небольшое расстояние — от Софийского собора до монастыря, — добавляет отец Феодор. — На улице страшная жара, все изнывают от духоты, а мне в соломенной митре приятно! Мы пришиваем к таким митрам льняную подкладку, так что голове двойная польза. И можно спокойно сосредоточиться на молитве, а не думать о жаре. Многие почему-то считают, будто зимой в соломенной митре холодно. Многократно опробовал ее и готов опровергнуть это мнение — если, конечно, долго не стоять на морозе».

Размер имеет значение. Решающее...

Стоят митры из белорусской соломки в зависимости от количества и качества размещаемых на них икон от 1000 до 2000 долларов. С контрафактом и откровенными подделками в Минске дела пока не имели. «Сталкивались с другими удивительными случаями, — признается отец Феодор. — Посредники умудряются продавать наши митры за суммы на порядок выше. Так что хочется предупредить священнослужителей, в первую очередь за пределами СНГ: если увидите белорусские соломенные митры по цене около 10 000 евро, не торопитесь покупать! У нас вы приобретете такую же значительно дешевле».

Вопрос о подделках с недоумением воспринимают и производители митр из традиционных материалов. Правда, когда их спрашиваешь о гарантиях, тоже красноречиво молчат. «Но у нас пока не было ни единого случая, когда бы гарантией интересовались, — заявляет Ирина Качкина. — Если заказчика что-то смущает, сначала на предприятии можно приобрести простую митру, без дорогих украшений и посмотреть, как она себя “ведет”. Кстати, сейчас в нашей Церкви довольно много хиротоний, для которых требуется митра, в том числе и в епархиях. Поэтому бывают случаи, когда к нам обращаются буквально за два дня до требуемой даты. Столь стремительно митру мы сделать можем, но, конечно, особых украшений вы на ней не увидите».

Поскольку митра — неотъемлемая часть богослужебного облачения, полный комплект используемых в служении изделий должен составлять как минимум семь штук, по количеству цветов (белый, золотой, красный, фиолетовый, зеленый, черный, голубой). К счастью, не все они бывают необходимы постоянно в течение года, поэтому лучше заказать на пробу одну простую митру. Еще все опрошенные производители сходятся на важности точно выдержать размер. Если митра окажется чуть великовата, она будет перманентно сползать с головы, что во время богослужения крайне неудобно. «В дальнейшем можно будет заказывать новинки даже по телефону, если обладатель митры оставит данные в нашей картотеке, — рассказывает Качкина. — Кроме того, мы предоставляем услугу изготовления индивидуальной болванки под любую желаемую форму. Это также даст возможность идеально подогнать митру».

При проверке качества готовой митры Светлана Ильина, кроме вышесказанного, пристальное внимание советует уделять качеству и чистоте шва. Если шов неровный или, хуже того, загрязненный — скорее всего, перед вами откровенный брак. Что же касается правил и советов по хранению, они обычны для любых текстильных, тканых и швейных изделий: митры важно вовремя просушивать, а держать их между богослужениями следует в темном, сухом и прохладном месте. И, конечно, стоит не забывать о том, что к ним недопустимы сильные механические воздействия.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 См. Т. 4, раздел «Одеяния духовенства», гл. 4: «Богослужебные одеяния архиерея». М.: Изд-во Московской Патриархии, 1983. С. 146–147.

2 Православный просветитель. 2008. № 5 «Награды Православной Церкви».

3 ЖМП. 1989. № 3. С. 7.

4 «Положил еси на главах их венцы от камений честных, живота просиша у Тебе, и дал еси им». Стих: «Яко даси им благословение во век века, возвеселиши я радостию с лицем Твоим». И молитва, и прокимен — результат адаптации к богослужебномй употреблению цитат из 20‑го псалма «Господи, силою Твоею возвеселится царь и о спасении Твоем возрадуется зело…»

25 декабря 2013 г. 10:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи