iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Два бойца
Состоявшийся в феврале прошлого года Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви своим определением благословил общецерковное почитание нескольких десятков местночтимых святых и постановил включить их имена в Месяцеслов Русской Православной Церкви. В их числе оказались и два героя-воина — ученики преподобного Сергия схимонахи Александр Пересвет и ­Андрей Ослябя, сложившие свои головы в Куликовской битве в 1380 году. Днями их общецерковной памяти отныне утверждены 7 (20 н.ст.) сентября и 6 (19 н.ст.) июля — праздник Собора Радонежских святых, в списке которого преподобные Александр Пересвет и Андрея Ослябя занимают 12-е место.Настоятель московского храма Рождества Богородицы в Старом Симонове протоиерей Владимир Силовьев вспоминает о закономерно приведших к такому решению событиях последних десятилетий, свидетелем которых ему довелось стать.
14 июля 2017 г. 14:30
На Рождественских чтениях обсудили проблемы прославления святых и почитания новомучеников в современных исторических условиях
Сегодня, 26 января, в рамках конференции «Прославление и почитание святых. Новомученики и исповедники Церкви Русской и их почитание в России и Зарубежье» в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя состоялась широкая экспертная дискуссия по вопросам канонизации святых и почитания уже прославленных в лике новомучеников и исповедников угодников Божиих. С развернутыми сообщениями, приуроченными к 100-летию трагических революционных событий, выступили секретарь Комиссии по канонизации святых Рязанской митрополии монахиня Мелетия (Панкова) – о первомученике Иоанне Царскосельском (Кочурове; + 1917); член Союза писателей России Артем Маркелов – о первых новомучениках Вятской земли протоиерее Павле Дернове и трех его сыновьях (+ 1918); член Комиссии по канонизации святых Симферопольской и Крымской епархии протодиакон Василий Марущак – о святителе Антонии Абашидзе (+ 1942); настоятельница Александро-Невского Ново-Тихвинского монастыря игумения Домника (Коробейникова) – о верных слугах августейшего семейства последнего российского императора генерале Илье Татищеве (+1918) и наставнике юного цесаревича матросе Клементии Нагорном (+1918).
26 января 2017 г. 19:45
История
ЦВ № 11 (288) июнь 2004 /  9 июня 2004 г.
версия для печати версия для печати

Патриаршая резиденция в Чистом Переулке

Многие десятилетия епископы, священники и миряне со всей страны с разными нуждами приезжают в Патриаршую канцелярию, расположенную в Чистом переулке. Выражение «еду в Чистый» прочно вошло в церковный обиход. Сегодня у Святейшего Патриарха есть резиденция в Даниловом монастыре и Патриаршии покои в Храме Христа Спасителя, однако по-прежнему многие встречи Патриарх Алексий проводит в своей рабочей резиденции в Чистом переулке. Об истории резиденции рассказывает церковный историк.

Современное домовладение № 5 по Чистому переулку было основано в XVIII веке капитаном Артемием Алексеевичем Обуховым, и по его фамилии переулок долгое время именовался Обуховским или Обуховым. В 1796 году этот участок городской территории перешел к дворянской семье Офросимовых. В частности, с 1805 года владельцем усадьбы был генерал-майор Павел Афанасьевич Офросимов (1752—1817), а после его смерти — его супруга Анастасия Дмитриевна Офросимова (1753—1826), многократно упоминавшаяся в мемуарах начала XIX века. Колоритный образ этой московской барыни нашел отражение на страницах комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума» под именем Хлестовой и романа Л.Н. Толстого «Война и мир» под фамилией М.Д. Ахросимовой.

После пожара Москвы 1812 года архитектором Ф.К. Соколовым был создан проект усадьбы с типичной для сторомосковских дворянских жилищ планировкой: главный дом в глубине и два флигеля по бокам. Все деревянные строения усадьбы были снабжены мезонинами и портиками уличных фасадов — ионическим у главного здания и тосканскими у флигелей. В 1847 году главный дом был расширен за счет пристройки боковых ризалитов из кирпича. После реконструкции в 1878 году фасад главного корпуса получил существующее в настоящее время архитектурное оформление, тогда же были изменены интерьеры, внутренняя планировка, устроен стеклянный фонарь над внутренней лестницей, ведущей в мезонин. Вдоль линии переулка протянулась ограда с массивными столбами, двумя воротами и кованными решетками.

В 1899 году владелицей усадьбы стала Мария Ивановна Протопопова (урожд. Четверикова, 1849—1923). Домовладение на ее имя (как это было принято в купеческих семьях) купил за 239 тысяч рублей ее муж, мануфактур-советник, потомственный почетный гражданин Степан Алексеевич Протопопов (1843—1916). Будучи крупным московским предпринимателем и банкиром, С.А. Протопопов был известен как щедрый благотворитель: на его средства были построены и содержались убежище для детей-сирот, богадельня, детский приют и другие учреждения. В 1892 году великая княгиня Елизавета Феодоровна пригласила его в числе пяти известных в Москве предпринимателей и общественных деятелей в первый состав Совета учрежденного под ее попечительством Елизаветинского благотворительного общества. Долгие годы С.А. Протопопов был старостой своего приходского храма Успения на Могильцах, располагавшегося вблизи его дома в Обуховском переулке.

В описании строений усадьбы во владении № 5 по Обуховскому переулку, сделанном в 1900-х годах, отмечено, что главный корпус представлял собой одноэтажный деревянный дом на каменном фундаменте, с мезонином и антресолями. На первом этаже было 13 светлых комнат, 4 темных чулана и коридор. Деревянная лестница вела в мезонин, в котором была темная комната и три светлых, одна из которых имела выход на балкон. Полезная площадь особняка была увеличена устройством антресолей — низких помещений в полуэтаже над помещениями первого этажа. В антресолях было 4 светлых комнаты, имевших 11 окон, выходящих во двор. В каменном подвальном этаже находились помещения людской, кухни, столовой и поварской. Дом имел печное отопление, водопровод и канализацию. За главным зданием был небольшой сад и хозяйственный двор с двумя каменными амбарами и служебными постройками: конюшнями, погребами, кладовыми, сторожками и дворницкими. Правый деревянный флигель имел шесть комнат на первом этаже, две светлые комнаты в мезонине и четыре — в антресолях. Здесь жила дочь домовладельцев, а главный корпус был квартирой М.И. и С.А. Протопоповых. Левый флигель, перестроенный в комфортабельный каменный двухэтажный особняк, сдавался состоятельным квартиросъемщикам. Уже в советское время он был надстроен. Фронтон фасада главного дома, выходящий в переулок, был украшен вензелем «МП», составленным из инициалов владелицы усадьбы Марии Протопоповой.

В 1918 году усадьба Протопоповых была реквизирована и затем использовалась под жилье и размещение учреждений. После установления дипломатических отношений между Советской Россией и Германией в 1922 году усадьба в Обуховом переулке (переименованном в том же году в Чистый переулок) была передана в ведение Наркоминдела для сдачи в аренду главе дипломатической миссии Германии в Москве.
В 1922 году в доме поселился германский посол Ульрих фон Брокдорф-Ранцау, бывший министр иностранных дел и глава делегации Германии на Парижской мирной конференции 1919-1920 годов. Со временем между ним и народным комиссаром по иностранным делам Г.В. Чичериным возникла личная дружба, что способствовало установлению дружеских германо-советских отношений в 1922—1928 годах, отвечавших, по мнению самого посла, интересам его страны. В чем-то личные качества и привычки обоих дипломатов совпадали. Подобно Г.В. Чичерину, Брокдорф-Ранцау был холостяком, поэтому почти все свое время он отдавал работе. Германский посол предпочитал работать ночью и часто заполночь принимал в своей резиденции советского наркома, чтобы поговорить не только на служебные, но и на исторические, литературные и философские темы, которые их обоих занимали.

После смерти У. фон Брокдорф-Ранцау, последовавшей 11 сентября 1928 года, послом в Москву был назначен опытный дипломат Герберт фон Дирксен. В его мемуарах, опубликованных в России в 2001 году, есть описание особняка резиденции посла в Москве: «Сразу после прибытия в Россию мы решили снять дом, который до этого занимал граф Ранцау... Скромная одноэтажная вилла в тихом переулке удовлетворяла нашим требованиям: пять гостиных, большинство из которых небольшие по размерам, но хорошо обставленные (частично нашей собственной мебелью), столовая, способная вместить 25 человек, несколько крошечных комнат для переговоров, а на верхнем этаже наша спальня и гардеробная, внизу — превосходная кухня, гараж и помещение для слуг... Сад, примыкавший к дому, был достаточно просторен для устройства в нем теннисного корта».

Занимая в Москве почетный пост дуайена (старшины) дипкорпуса, посол фон Дирксен часто собирал у себя в доме глав посольств и миссий иностранных государств, устраивал музыкальные вечеринки. Тесного общения с кем-либо из советских официальных лиц во внеслужебной обстановке у посла Германии не было.

В 1933 году преемником Г. фон Дирксена стал немецкий дипломат А.Надольный, но ввиду принципиальных расхождений с А.Гитлером по вопросам политики в отношении СССР он был отозван из Москвы и уже в 1934 году заменен графом Фридрихом Вернером фон дер Шуленбургом. Шуленбург считался в МИД Германии спокойным и бесцветным чиновником, со стороны которого Гитлеру не приходилось опасаться каких-либо подчеркнуто самостоятельных мнений и инициатив.

Естественно, резиденция посла и ее обитатели оказались под пристальным наблюдением советских спецслужб. Им удалось завербовать личного камердинера посла Г.Флегеля и его жену, от которых была получена ценная информация о подготовке к войне с СССР. В частности, стало известно, что уже в марте 1941 года в подвале особняка начали сжигать архивные документы посольства на случай срочной эвакуации. В отсутствии самого Шуленбурга секретный агент НКВД Николай Кузнецов (в будущем — знаменитый разведчик, Герой Советского Союза), уговорил Г.Флегеля показать ему особняк в Чистом переулке и затем составил план помещений, подробное описание кабинета посла и даже предметов на его рабочем столе (см.: Гладков Теодор. Легенда советской разведки. М., 2001).

Однако берлинское начальство плохо знало своего посла в Москве. Фон дер Шуленбург, принадлежавший к древнейшей фамилии Германии, был воспитан в духе веками складывавшейся германо-русской дружбы и подготовку своей страны к войне с СССР воспринял как личную трагедию. 5 мая 1941 года Шуленбург на личной встрече в резиденции с находившимся в Москве послом СССР в Берлине В.Г. Деканозовым и заведующим отделом НКИД В.П. Павловым сообщил им точную дату нападения фашистской Германии на СССР, предупредив, что он совершает такой рискованный поступок по собственной инициативе. (Через несколько лет Шуленбург примкнул к немецкой антигитлеровской оппозиции, участвовал в заговоре 20 июля 1944 года и был казнен после провала путча.)

22 июня 1941 года, после получения известий об интернировании советских граждан в здании посольства СССР в Берлине и о захвате гестапо помещений дипломатических и торговых представительств Советского Союза, советское правительство отдало распоряжение о блокировании здания посольства Третьего рейха на ул. Станиславского (ныне — Леонтьевский пер., д.10). Весь персонал дипломатических, торговых и других учреждений Германии в Москве, включая и посла Шуленбурга, в течение двух дней находился в изоляции на территории своего посольства. Затем все германские подданные были отправлены к советско-турецкой границе, в район города Ленинакана, и обменены на доставленных туда из Берлина советских граждан.

Опергруппа НКВД под командой начальника отделения контрразведки капитана госбезопасности В.С. Рясного заняла здание резиденции посла Германии в Чистом переулке, произвела там тщательный обыск и вывезла всю обнаруженную документацию. С этого времени главный дом усадьбы был опечатан и пустовал до тех пор, пока не был передан, вместе с находящимися в нем предметами мебели, убранства и хозяйственной утвари, Русской Православной Церкви. Пышный вензель на фасаде «МП» теперь мог с полным правом читаться как «Московская Патриархия».

* * *
8 сентября 1943 года в новом доме Московской Патриархии состоялся Собор епископов, единодушно избравший Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. А 20 сентября в его резиденции впервые принимали иностранных гостей — делегацию Англиканской Церкви во главе с архиепископом Йоркским С. Ф. Гарбеттом.

В главном доме усадьбы были устроены Крестовый храм в честь Владимирской иконы Богоматери (освящен 8 сентября 1943 года), зал заседаний Синода (Красный зал) и другие представительские помещения, рабочие комнаты персонала учреждений Московской Патриархии и личные покои Святейшего Патриарха Сергия. В одноэтажном дворовом корпусе, в глубине владения, разместились службы Московского епархиального управления, синодальные отделы и хозяйственные подразделения.

15 мая 1944 года в 6 часов 50 минут Святейший Патриарх Сергий скоропостижно скончался. В 8 часов того же дня в здание Патриархии прибыл митрополит Крутицкий Николай и совершил первую литию у одра почившего. В 9 часов 30 минут члены Священного Синода вместе со срочно приехавшим Г.Г. Карповым прошли в рабочий кабинет Патриарха и вскрыли конверт с его духовным завещанием.

Тем временем священнослужители одели почившего в полное патриаршее облачение и положили во гроб, который установили в зале перед открытыми дверями домового храма. Иерархи, во главе с Патриаршим Местоблюстителем, митрополитом Ленинградским и Новгородским Алексием, совершили у гроба панихиду. К тому времени верующие москвичи стали заполнять залы резиденции Московской Патриархии. Отдельными группами прибывали представители приходов со своим духовенством. У гроба не прерывали чтение Евангелия священники, заупокойные служения следовали одно за другим, до тех пор, пока гроб оставался в Патриархии. 16 мая тело Святейшего Патриарха Сергия было перевезено в Богоявленский Елоховский собор, где 18 мая состоялось погребение.

С 21 по 23 ноября 1944 года в здании резиденции в Чистом переулке заседал Собор епископов, главной целью которого была подготовка Поместного Собора. 2 февраля 1945 года на Поместном Соборе, проходившем в здании храма Воскресения в Сокольниках, митрополит Алексий был избран Патриархом Московским и всея Руси. В Патриаршей и Синодальной резиденции состоялся торжественный прием для многочисленных церковных делегаций, прибывших на Собор из зарубежных стран. Центральная студия документальных фильмов по заказу Московской Патриархии выпустила кинофильм «Поместный Собор Русской Православной Церкви. 1945 год» (режиссер М.Славинская), в который вошли уникальные кадры. В частности, на кинопленке запечатлены внешний вид здания военных лет и интерьер зала заседаний со скромным убранством того времени. (В 2001 году Издательским Советом Русской Православной Церкви была выпущена видеокопия этого фильма.)

Характерные черты быта, обстановки и установленного порядка в Патриаршей резиденции того времени описал в своих воспоминаниях регент Патриаршего хора Храма Христа Спасителя Николай Сергеевич Георгиевский, еще мальчиком посещавший воскресные богослужения в Крестовом храме Патриархии: «Через небольшую комнатку налево, с письменным столом дежурного, зеркалом и двумя венецианскими стульчиками, мы проходили в зал, где была устроена домашняя церковь Патриарха, во имя чудотворной иконы Владимирской Божией Матери. Здесь преобладал запах крепкого росного ладана... Ровно в 10 часов 30 минут утра, с боем больших напольных часов в ризнице, которая примыкала к Крестовой церкви, открывались внутренние двери и, слегка опираясь на палку, выходил Святейший Патриарх Алексий I, делая общий полупоклон, здороваясь таким образом с нами и обводя нас, с улыбкой, своими чудесными глазами, проходил на свое место в углу, где было его кресло и орлец под ноги...

Богослужение укладывалось в час, час пятнадцать минут. Патриарх, милостиво улыбаясь, всегда говорил присутствующим: “Пожалуйте за стол”, и проходил во внутренние покои. Потом шли в столовую, через ризницу и Красный зал, в котором мне всегда нравилось изображение святого великомученика и Победоносца Георгия, исполненное на стекле. В красивой позолоченной раме, поставленное перед окном “на просвет”, изображение смотрелось как очень красочный витраж. Я гордился, что наша фамилия Георгиевских созвучна этому великолепному изображению, которое очень любил и Святейший Патриарх, бережно перевезший его из блокадного Ленинграда в Москву...»
Устроенный в правом ризалите дома Крестовый храм до 1957 года не имел иконостаса, и алтарной преградой в нем служил шелковый занавес, за которым находились престол и аналои с иконами. В одном из углов храмового помещения, слева от входа, было помещено Патриаршее место с креслом, по стенам были развешаны многочисленные образа. В соседней ризнице (перестроенной много позже, при Святейшем Патриархе Пимене, в гостиную — «Белый зал») в закрытых шкафах хранились Патриаршие облачения. В бывшей келлии Святейшего Сергия, в левом ризалите, была размещена личная библиотека Патриарха Алексия I.

Из прихожей можно было попасть в приемную — «ожидальню», которая сообщалась с кабинетом Патриарха, а также с комнатой его секретаря и ближайшего помощника — Данилы Андреевича Остапова. Приемная зала имела прямой выход в небольшой приусадебный сад с беседкой в левом углу участка, позднее перестроенной в двухэтажный флигелек. Из приемной проходили к крутой лестнице, ведущей на антресоли и в мезонин.

В антресольном полуэтаже находились рабочие кабинеты протопресвитера Николая Колчицкого и митрополита Николая (Ярушевича), который имел право, при отсутствии Святейшего Алексия I в Москве, принимать в доме от его имени почетных гостей и иностранные делегации. Здесь же по соседству располагались комнаты их сотрудников из Канцелярии и Отдела внешних церковных сношений.

В мезонине были устроены личные покои Святейшего Патриарха с небольшим помещением без окон, в котором хранились многочисленные ордена и подарки, полученные Патриархом Алексием I. Здесь же находилась бухгалтерия и трудился секретарь Хозяйственного управления Патриархии Лев Николаевич Парийский, чей рабочий кабинет занимал бывшую ванную комнату посольского особняка. Кроме того, в разных местах дома располагались жилые комнаты ближайших соработников и помощников Патриарха Алексия I. В подвале, имевшем отдельный вход со двора, размещались кухня, трапезная для персонала Патриархии и, до 1948 года, некоторые отделы Московского епархиального управления.
Сосредоточение в одной небольшой городской усадьбе органов управления Церковью, служб Московского епархиального управления, а также рабочих и жилых покоев Патриарха принесло много неудобств и вскоре вынудило Святейшего к поиску возможности приобретения или строительства дополнительных административных и хозяйственных зданий. Во время новой встречи с И.В. Сталиным 10 апреля 1945 года Патриарх Алексий I ходатайствовал о получении разрешения на строительство в Москве Православного центра с дворцом, типографией, учебными заведениями и мастерскими.

22 мая 1945 года Г.Г. Карпов представил на утверждение в правительство СССР проект постановления, в котором было определено:
«1. Разрешить Московской Патриархии за счет ее средств построить в гор. Москве дом для размещения в нем патриарха, Синода, Управления делами Патриархии, богословского института и пастырско-богословских курсов, типографии, свечного завода, мастерских и других подсобных служб.

2. Обязать Исполком Московского Городского Совета депутатов трудящихся в 10-дневный срок выделить Московской Патриархии необходимый земельный участок в гор. Москве или на окраине города под строительство дома и поручить в 2-месячный срок разработку проекта строительства дома за счет средств Московской Патриархии».
Однако заместитель председателя Совнаркома СССР В.М. Молотов не подписал это постановление. В мае 1945 года Патриархии для нужд Богословского института была выделена лишь бывшая трапезная Успенская церковь Новодевичьего монастыря с прилегающими помещениями, общей площадью 1500 кв. метров.
В 1948 году Патриархия, после неоднократных ходатайств перед властями, получила разрешение на перемещение Московского епархиального управления в Лопухинский корпус Новодевичьего монастыря. Туда же, в помещения при Успенской трапезной церкви, переехала из Чистого переулка редакция «Журнала Московской Патриархии». В освободившейся части служебного корпуса во дворе были оборудованы гостевые комнаты для архиереев, приезжавших по вызову в Патриархию. В здании резиденции оставили Канцелярию по управлению делами, Отдел внешних церковных сношений и архив Патриархии.

Лишь через 40 лет после получения Московской Патриархией комплекса зданий в Чистом переулке удалось присоединить к старинной усадьбе издавна ей принадлежавший правый флигель. 23 июня 1983 года состоялось освящение нового административного корпуса в этом здании, в котором разместились Управление делами Московской Патриархии, Учебный и Пенсионный комитеты при Священном Синоде. В 1988 году, к празднованию 1000-летия Крещения Руси, Патриархия обрела новую официальную резиденцию в Даниловом монастыре, а дом в Чистом переулке остался рабочей резиденцией Святейшего Патриарха Алексия II.
 

Валерий Любартович
9 июня 2004 г.
Ключевые слова: Патриарх Пимен
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Одним миром
Иван-чай пахнет недлинным русским летом, низким небом, луговым разноцветьем на дороге от Ростова Великого к Угличу. В терпком его вкусе — десятки поколений живших и кормившихся от родной земли хлебопашцев, сотни исхоженных нищими босоногими странниками верст и напутственная спозаранку материнская молитва. Есть в нем и добросовестный труд безымянных паломников — неутомимых крестоходцев, кропотливо собирающих соцветия кипрея ежегодно в конце июля. И еще этот маленький пакетик плотной бумаги несет имя великого святого подвижника Церкви Русской. К преподобному Иринарху Затворнику корреспондент «Журнала Московской Патриархии» отправился в юбилейный год: угодник Божий окончил земной путь ровно четыре века назад — 13/26 н.ст. января 1616 года. Вернулся же из Ростовского Борисо-Глебского, что на Устье, монастыря я со знаменитым местным иван-чаем... Но не только с ним.
24 июля 2017 г. 16:00