iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Миссия заботы, добра и любви
Более полутора веков назад в Иерусалиме резолюцией «Быть по сему» император Николай I утвердил предложение о создании представительства Русской Православной Церкви на Святой Земле. В его первый состав входили архимандрит Порфирий (Успенский) и иеромонах Феофан (Говоров; будущий святитель Феофан Затворник) с тремя помощниками. Очень много для русских паломников сделал четвертый по счету начальник Русской духовной миссии архимандрит Антонин (Капустин). С тех пор путешествие наших соотечественников к главной христианской святыне — Гробу Господню и другим местам, связанным с земной жизнью Христа, стало гораздо безопаснее. Кроме помощи паломникам, Россия открывала здесь школы и больницы для местного населения, несла им свою культуру, создала целую инфраструктуру храмов и монастырей. С чем встречает значимую дату Русская духовная миссия, какие изменения вносит в ее работу время и с какими проблемами она сталкивается сегодня, «Журналу Московской Патриархии» рассказал начальник Миссии архимандрит Александр (Елисов). PDF-версия.
14 апреля 2022 г. 18:00
Крест на плацу
Исправительную колонию ИК-18 в Ардатове клирик Знаменского храма протоиерей Михаил Резин посещает с 1992 года. На этом месте до революции располагался Покровский женский монастырь, основанный в начале XIX века по благословению преподобного Серафима Саровского. После того как обитель ликвидировали, здесь была детская коммуна, похожая на ту, которая описана в повести Антона Макаренко «Педагогическая поэма», затем содержались несовершеннолетние преступники, а десять лет назад учреждение перепрофилировали в женскую исправительную колонию. Какова специфика окормления осужденных женщин, как здесь нужно расставлять акценты на проповеди, каких тем лучше избегать в разговоре и в чем заключаются истоки женской преступности, священник рассказал «Журналу Московской Патриархии». PDF-версия.
19 мая 2022 г. 13:00
Митрополит Тверской и Кашинский Амвросий: «Поездки по сельским приходам — самая большая радость для меня как правящего архиерея»
В уходящем году Тверской епархии исполнилось 750 лет. Праздничная Литургия по поводу столь значительного юбилея состоялась в Спасо-Преображенском соборе Твери. Этот храм, основанный первым Тверским епископом святителем Симеоном, несколько веков был кафедральным собором епархии, а в 1935 году большевики его взорвали. Нынешний правящий архиерей Тверской епархии митрополит Тверской и Кашинский Амвросий рассказал «Журналу Московской Патриархии», как уже в процессе воссоздания собор наполняется жизнью, зачем архипастырь недавно пригласил директоров школ на совещание в один из монастырей, часто ли он видит страх в глазах подчиненных и каким образом удалось прекратить поток жалоб в епархиальное управление от мирян. PDF-версия.  
16 декабря 2021 г. 16:30
Интервью
храм святителя Николая в Штутгарте
ЖМП № 8 август 2011 /  22 августа 2011 г.
версия для печати версия для печати

Архиепископ Берлинский и Германский Марк: Наша первостепенная задача - миссионерство

Современный приход как в России, так и за ее пределами становится не только местом совместной молитвы, но и локальным центром активной, социально-культурной жизни. О роли, проблемах и перспективах православных приходов в Германии рассказывает архиепископ Берлинский и Германский Марк.

 

— Ваше Высокопреосвященство, каковы, на ваш взгляд, задачи современного православного прихода и, в частности, приходов Германии?

— Прежде всего укреплять веру у тех, кто верит, и помогать обретать тем, у кого ее нет, то есть воцерковлять людей крещеных, но не соблюдающих обрядовую сторону религии.

Из России к нам приезжает немало таких людей. И здесь в переселенцах просыпается их православное сердце: они приходят в Церковь. Надо сказать, что в сравнении с общей численностью храмы посещают немногие, впрочем, как и в России, где постоянно принимает участие в богослужениях небольшой процент населения.

Поэтому наша первостепенная задача — миссионерство. Ее выполнение предполагает работу, во-первых, с крещеными и некрещеными, во-вторых, с русскоязычными и немцами, среди которых мы живем.

— Не могли бы вы рассказать о проблемах приходов Германии?

— Их непочатый край. Прежде всего, как я уже сказал, они связаны с тем, что в настоящее время к нам приходят люди совершенно иные, чем те, кто приезжал к нам, скажем, до 1990 года.

Тогда мы имели дело с людьми, которые «врастали» в церковь органически, поскольку происходили из верующих семей, либо с людьми, оказавшимися у нас в конце Второй мировой войны, которые еще имели какие-то корни и уже здесь воцерковлялись. Известно, что в 80-х — начале 90-х годов, когда ушли из жизни последние поколения людей, воспитанных в православной вере, русское общество резко изменилось. И мы чувствуем это очень остро. В этой связи у нас возникли, во-первых, проблема воцерковления людей, переселившихся к нам после 1990 года, и, во-вторых, проблема их ознакомления с нашими церковными традициями, поскольку они, конечно, имеют свои особенности, в том числе языковые.

Следующая проблема — отношение наших верующих к инославному и иноверному окружению. Нельзя не учитывать и того, что наши прихожане происходят из самых разных мест. Кроме переселенцев, у нас временно проживают ученые, студенты. Таким образом, на каждом приходе восприятие многих прихожан существенно разнится, и, стало быть, они нуждаются в индивидуальном окормлении. Поэтому и священнослужители, и церковнослужители при изложении истин православия зачастую вынуждены учитывать не только разницу восприятия, но и знание (незнание) языка и многое другое.

Еще одна большая проблема — отношение прихожан к неверующим или маловерующим. У нас также немало семей, члены которых принадлежат к разным конфессиям. Ситуация, чтобы все члены одной семьи были православными, — большая редкость. Православным в семье может быть кто-то один. В воскресенье он спешит в храм, чтобы причаститься, а его ждут дома к двенадцати часам на семейный обед, и он не может причаститься, потому что причащать начинают не раньше двенадцати. Здесь возникает комплекс проблем, вплоть до такой, как запрет в некоторых семьях говорить на русском языке.

Иными словами, мы сталкиваемся с рядом проблем, которые сильно отличают жизнь нашего прихода от жизни любого прихода в России. Возьмем культурный уровень наших верующих. К сожалению, мы наблюдаем сильный, резкий, быстрый спад присутствия русского языка. Дети, которым сейчас 10–12 лет, уже с трудом говорят на русском языке. Для них это язык, на котором они общаются только с мамой на кухне, но не в повседневной жизни. Обучение таких детей, их приобщение к русской культуре весьма и весьма затруднительно, требует большой гибкости для сохранения у них интереса ко всему русскому, славянскому при неизбежном в таком случае переходе на немецкий язык.

Священник, хорошо владеющий местным языком, может лавировать между русско- и немецкоговорящими прихожанами. В то время как пастырь, не владеющий языком, со временем потеряет большинство своих молодых прихожан.

Другая проблема заключается в том, что православным в Германии приходится противостоять внешней инославной, культурно иной среде. Чем образованнее человек, тем легче ему аргументировать свою позицию, защитить свою веру. Поэтому роль священника и прихода заключается именно в том, чтобы поддерживать своих прихожан, научить их защищаться от внешнего окружения.

— Вы сказали, что работы непочатый край. В таком случае как обстоит дело с кадрами, которые должны заниматься этой работой?

— Нехватка кадров в Церкви — проблема «вечная», и, вероятно, так будет всегда. Вопрос в том, сможем ли мы их обеспечить. Германия в этом отношении — особая страна; в отличие от всего зарубежья у нас самый большой приток официально крещеных людей из России. Но большинство из них не катехизировано, и поэтому мы сталкиваемся с проблемами, с которыми не сталкиваются ни в Америке, ни в Австралии, ни где-либо еще.

Казалось бы, нужны священники, но где взять средства, чтобы их содержать? Сегодня в Германии фактически в любой деревне можно открыть приход, чего до 1990 года не было. Даже при тюрьме любой священник может открыть приход. Но вместе с тем у нас мало таких мест, где люди были бы достаточно активны, чтобы создать общину, пригласить священника и кормить его. Поэтому мы занимаемся решением финансовых проблем постоянно.

Сейчас мы более или менее с этим справляемся. Наши приходы обеспечивают своих священников, правда, это обеспечение мизерное, но все-таки оно есть. Вопрос стоит так: если у вас есть средства платить священнику, милости просим — мы вам его найдем! Так что, думаю, проблема кадров и есть, и ее нет одновременно.

— Как вы думаете, могла бы оказать какую-то помощь в этом плане Московская Патриархия?

— Мы ее получаем и в некоторых случаях к ней прибегаем. Мы можем получать священников из России, но это всегда сопряжено с большими трудностями. Найдите мне в России священника, который сносно говорил бы по-немецки, по-английски или по-французски. Такие люди — большая редкость. Кроме того, знать надо не только язык, надо знать психологию эмигрантов, обстановку, проблемы, с которыми приходят верующие на исповедь за границей. А когда ты их не знаешь, что ты можешь сказать?!

Поэтому я всегда, с самого начала своей архипастырской деятельности, говорил, что больна та епархия, которая не может пополняться из собственных рядов. Мы должны стремиться к тому, чтобы воспитывать своих священников, только тогда мы сможем правильно окормлять свою паству. Это не всегда удается. Но бывают случаи, когда, слава Богу, получается.

— Каким вам видится будущее приходов Германской епархии?

— Всё зависит от нас, священнослужителей. Сколько мы станем вкладывать, столько и будет плодов. Потому что сейчас почва богатая, но ее надо пахать. Как мы пашем? Думаю, что можно делать гораздо больше. Вместе с тем я полагаю, что каждый священник делает то, что может. Хотя иногда и нуждается в том, чтобы его подталкивали немножко, давали новые идеи, новые импульсы для пастырской деятельности.

22 августа 2011 г.
Ключевые слова: Европа, диаспора, духовенство
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Вышел в свет №7 «Журнала Московской Патриархии» за 2022 год
Этот номер придет к вам, дорогие читатели, в июле, когда в праздник святых первоверховных апостолов Петра и Павла в храмах будет звучать тропарь «Апостолов первопрестольницы и вселенныя учителие...» Кто-то из нас вспомнит, что «первопрестольницы» они по-разному: Петр был ближайшим учеником Господа, а Павел не был участником евангельских событий. Но Церковь прославляет их в один день и изображает на одной иконе. Зачем? Может быть, желая напомнить, что к Богу могут вести разные пути? И вот уже Павел — враг Христа, ставший Его преданнейшим другом, — пишет гимн любви на все времена: Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий (1 Кор. 13, 1). И оказывается, что в этих удивительных словах апостола о любви, написанных две тысячи лет назад, — вся жизнь, все смыслы и вся правда. 
29 июня 2022 г. 15:30
Родом угреня
Борисоглебский монастырь в Торжке, основанный около 1038 года, — древнейшая обитель на нашей земле, сыгравшая важную роль в распространении христианства на Руси. История монастыря неразрывно связана с его основателем — преподобным Ефремом Новоторжским, 450-летие обретения мощей которого отмечается в июне этого года. Проанализировав различные источники и документы, российский ученый предлагает свою трактовку событий жития подвижника. Действительно ли Ефрем и его братья прибыли на Русь, как считается, из Венгрии, мог ли преподобный построить каменный храм во имя Бориса и Глеба, а также о том, почему святой Ефрем, скорее всего, был убит, «Журналу Московской Патриархии» рассказал научный сотрудник Всероссийского историко-этнографического музея, кандидат филологических наук Виктор Кузнецов. PDF-версия.
23 июня 2022 г. 17:00