iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Циничная афера на уровне государства
Одним из распространенных стереотипов советской историографии изъятия храмового имущества в 1922 году являлся тезис о всенародной поддержке этой антицерковной кампании государства. И хотя изъятие ценностей часто проходило в форме грабежа и почти всегда на фоне волнений среди верующих, многие ученые до сих пор уверены: широкие слои народа с пониманием отнеслись к тому, что Церковь должна отдать властям все, что у нее есть, включая священные сосуды. Мифы об изъятии церковных святынь, порожденные советскими пропагандистами столетие назад, на основе новых архивных данных «Журналу Московской Патриархии» прокомментировал научный сотрудник Отдела новейшей истории Русской Православной Церкви ПСТГУ, кандидат философских наук, кандидат богословия священник Сергий Иванов. PDF-версия.
22 июля 2022 г. 11:00
В единстве с Русской Православной Церковью
Двадцать девятого декабря 2021 года постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви был образован Патриарший экзархат Африки в составе Северо-Африканской и Южно-Африканской епархий. Главной причиной такого решения стало вступление Патриарха Александрийского Феодора в общение с раскольниками. В ноябре 2019 года он объявил о признании украинской раскольнической группировки, начал поминать ее руководителя в качестве Предстоятеля автокефальной Церкви и даже сослужил ему за Божественной литургией. Решение Русской Церкви основывалось также на многочисленных обращениях православного духовенства африканских стран в адрес Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с просьбой о принятии их под его Первосвятительский омофор. Образовав Патриарший экзархат Африки, Московский Патриархат предоставил каноническую защиту тем африканским клирикам, которые не захотели быть соучастниками беззаконной легализации раскола. После принятия исторического решения об образовании Патриаршего экзархата Африки по благословению Патриаршего экзарха Африки митрополита Клинского Леонида на континент были направлены первые миссионерские группы. PDF-версия.
4 июля 2022 г. 15:00
Вышел в свет №7 «Журнала Московской Патриархии» за 2022 год
Этот номер придет к вам, дорогие читатели, в июле, когда в праздник святых первоверховных апостолов Петра и Павла в храмах будет звучать тропарь «Апостолов первопрестольницы и вселенныя учителие...» Кто-то из нас вспомнит, что «первопрестольницы» они по-разному: Петр был ближайшим учеником Господа, а Павел не был участником евангельских событий. Но Церковь прославляет их в один день и изображает на одной иконе. Зачем? Может быть, желая напомнить, что к Богу могут вести разные пути? И вот уже Павел — враг Христа, ставший Его преданнейшим другом, — пишет гимн любви на все времена: Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий (1 Кор. 13, 1). И оказывается, что в этих удивительных словах апостола о любви, написанных две тысячи лет назад, — вся жизнь, все смыслы и вся правда. 
29 июня 2022 г. 15:30
Репортажи
Студенты в академическом храме. Литургия на праздник Входа Господня в Иерусалим. Фото пресс-службы Санкт-Петербургской духовной академии
ЖМП № 8 август 2021 /  31 августа 2021 г. 14:30
версия для печати версия для печати

Православие как судьба

ИНДОНЕЗИЙСКИЙ СТУДЕНТ О СВОЕМ ДУХОВНОМ ПУТИ И ВПЕЧАТЛЕНИЯХ ОТ РОССИИ

Традиция получения образования в российских духовных школах иностранными студентами имеет давние корни. В XIX веке Россия оказалась не только оплотом Православия в мире, но и центром церковного образования. Начиная с 1850-х годов в российских духовных академиях и семинариях получали образование греки, болгары, сербы, черногорцы, а также сирийцы. Одни из них после учебы возвращались на родину, другие оставались в России. Среди иностранцев-выпускников были будущие архиереи, богословы, церковные деятели. Сегодня среди иностранцев по-прежнему популярна идея получения богословского образования в России. Какое применение они планируют найти знаниям, полученным в российской духовной школе, легко ли дается изучение предметов, о чем они мечтают и планируют ли служить на родине, отправился выяснять корреспондент «Журнала Московской Патриархии» в Санкт-Петербургскую духовную академиюPDF-версия.

Трудный русский

Академический храм во имя апостола и евангелиста Иоанна Богослова. На Божественной литургии в день праздника Входа Господня в Иерусалим собрались студенты академии и постоянные прихожане. В храме немноголюдно, заметны отголоски пандемии — не все студенты приступили к очному обучению. А тем временем все собравшиеся усердно молятся, не слышно привычного шепота или обмена приветствиями. Замечаю в стороне от меня группу молодых людей, которая отличается от всех остальных...

— Это наши студенты из Индонезии и Филиппин, — тихонько подсказывает декан и старший преподаватель факультета иностранных студентов Санкт-Петербургской духовной академии Надежда Васильевна Колесникова, — они всегда молятся за богослужениями возле особо почитаемой Царскосельской иконы Божией Матери «Знамение».

После службы Надежда Васильевна проводит меня по зданию духовной академии и показывает аудитории, где учатся студенты из других стран.

— Все мои студенты регулярно, без опозданий приходят в храм, им не надо напоминать или предупреждать их заранее, — делится Надежда Васильевна. — Во время богослужений студенты нашего факультета читают «Трисвятое» по «Отче наш», пономарят, трудятся в трапезной, как и все остальные. Никогда не отказываются от послушаний.

Видно, что Надежда Васильевна готова часами рассказывать о своих подопечных. Студентов факультета, у которых все родные и близкие очень далеко, она окружила настоящей материнской заботой.

— На подготовительном отделении иностранные студенты обучаются в течение двух лет, — объясняет Надежда Васильевна. — Первый год они изучают только русский язык, подтягивая знания до базового уровня. В течение второго года они продолжают изучение языка, а также осваивают основную программу отделения, в которую входят: библейская история, катехизис, литургика, история Отечества, церковно­славянский и английский языки. В конце обучения все сдают экзамены по русскому языку и по богословским дисциплинам.

В коридоре мы встречаем иностранных студентов и все вместе идем в аудиторию, где проходят занятия.

— Правда ли, что русские редко улыбаются? — спрашиваю ребят на ходу.

— Да! — решительно отвечает Стефан.

— Ну, не всегда... — не согласен Лев.

— В основном да, — подытоживает Кирилл.

Ребята перебивают друг друга и смеются.

— А филиппинцы и индонезийцы много улыбаются?

— Всегда!

До начала занятия мы успеваем поговорить о впечатлениях студентов от обучения и проживания в Санкт-Петербурге.

— Какие сложности испытывали в освоении русского языка? — интересуюсь у них.

— О, грамматика!

— Падежи, глаголы...

— Произношение, ударения...

— Да всё!

Больше всего эмоций вызывает вопрос о местах, в которых им уже довелось побывать. На помощь приходит Надежда Васильевна.

— В основном на каникулах мы всегда посещаем музеи и монастыри, — поясняет декан. — Ездили в Тихвин, Кронштадт, Александро-Свирский монастырь. Но и здесь, в Петербурге, студенты могут самостоятельно выйти в город и сходить в музей, даже если я не могу сопроводить их. В Санкт-Петербурге студенты посещали Иоанновский монастырь, часовню святой ­блаженной Ксении Петербургской, Исаакиевский собор, храм Спаса на Крови, Николо-Богоявленский и Преображенский соборы. Все мы были в Эрмитаже и собираемся вновь. Всего и не вспомнить. Вот, например, трое наших студентов: Лев Гондаяо, Кирилл Беналон и Димитрий Ситумеанг — жили целый месяц в Пскове и Псково-Печерском монастыре. На ближайших каникулах собираемся посетить Петергоф.

— А что вас больше всего поразило в русской культуре? — спрашиваю у ребят.

— Русская кухня, — отвечает Кирилл и улыбается. Остальные согласно кивают.

— Масленица! — подключается Димитрий. — Или когда люди окунаются в реку на праздник Богоявления. Но самое удивительное в русской культуре — это Православие.

Ничего себе!

Надежда Васильевна, улыбаясь, уходит по делам, ребята — на занятия, а я остаюсь выяснять у молодого человека, чем его так поразила православная жизнь в России.

Предложили принять ислам

Димитрий Ситумеанг родом из Индонезии. Сейчас ему 29 лет.

Отца Димитрия зовут Гасуднган Ситумеанг, а мать Салавати Симамора. Они протестанты и до сих пор живут в небольшой индонезийской деревушке, где Димитрий появился на свет. В детстве он жил с бабушкой и дедушкой, а когда дедушка умер, переехал жить к дяде. В 2013 году получил специальность «экономист» в Университете Северной Суматры в Медане (University of North Sumatra). Но по специальности Димитрий поработать не успел. Дело в том, что незадолго до окончания вуза он узнал о Христе.

— Впервые я услышал о Православии от протестантского проповедника, — вспоминает Димитрий. — Сначала он рассказал о Христе, затем о Вознесении Христовом и об истории первого храма. Мне стало интересно, и я начал самостоятельно изучать статьи о православной вере. Стал посещать храм преподобного Сергия Радонежского в Медане, где впоследствии крестился.

Мои дядя и тетя мусульмане. Вопрос религии в Индонезии очень важен в привычном укладе семьи, и несколько лет назад они предложили мне принять ислам. Я объяснил, что я не могу, ведь Христос наш Спаситель. К сожалению, мои дядя и тетя не смогли принять мой выбор и попросили меня покинуть их дом. Медан — большой город, в нем живет свыше двух миллионов жителей. В то время я работал в перспективной компании, занимающейся экспортом различных товаров народного потребления, но поскольку в свое время на эту должность меня устроил мой дядя, работы я лишился сразу.

В Россию

Около года новокрещеный индонезиец жил в Медане при храме и у него не было постоянной работы.

— Это был самый тяжелый период, — вспоминает он. — Я тосковал по родным и однажды решил позвонить своей бабушке, по которой очень скучал. В разговоре она призналась, что очень хочет, чтобы я вернулся домой. Я от всей души рассказал ей о Православии все что только мог, но она только горько вздыхала и не поняла меня, так как уже очень старенькая. После этого мне стало на сердце еще тяжелее.

Вскоре Ситумеанг вынужден был перебраться из Медана в Джамби. В этом городе на острове Суматра нет православного храма, и юный христианин ездил на службы в католический костел, но не причащался там.

— Я плакал и молился Богу, чтобы Он помог мне, — продолжает Димитрий. — Наконец я перебрался в Джакарту и нашел работу администратором в католической больнице. Я получил стипендию от Католической Церкви на обучение. Жизнь как будто начала налаживаться. Но вскоре мои новые друзья стали настойчиво предлагать мне принять католицизм. Но я очень любил Православие и никак не мог стать католиком. Поэтому я очень обрадовался, когда узнал, что я могу учиться в православной семинарии.

В 2019 году Ситумеанг вернулся домой и рассказал отцу и матери, что хочет учиться в России. Родители, по его словам, пришли в ужас. Они понятия не имели, где находится эта незнакомая им страна, и не хотели, чтобы сын учился «на краю света». Но поскольку для Дмитрия это было очень важным решением, в конце концов они согласились.

Больше всего нравится церковное пение

Поначалу сложнее всего ему давался русский язык.

— До сих пор трудно, — улыбается собеседник. — Первые полгода у меня было ощущение, что меня никто не понимает, да и я никого не понимал. Сейчас я учусь на первом курсе и немного подтянул русский. Но работать еще есть над чем. Мы изучаем философию и основное богословие. Преподаватели читают лекции, а мы в это время записываем конспекты, и я не всегда успеваю под диктовку.

Дмитрий рассказывает, что в России у него появились настоящие друзья. Он уже привык к обычному распорядку: в учебные дни студенты встают в 7:30 утра, в 8:00 молитва, а в 8:15 завтрак. Затем в 9:00 начинаются занятия на всех курсах академии и семинарии. Кроме того, иностранные студенты продолжают изучение русского языка с преподавателями и занимаются этим по четыре часа в день.

— Больше всего мне нравится церковное пение, — признается мой собеседник. — Я очень люблю петь. В прошлом году в академии у меня было послушание на клиросе, в этом году я уже помогаю в алтаре в качестве иподиакона владыки ректора.

Просить помощи у Господа

С давних пор Димитрий мечтал побывать на Валааме. Еще в Индонезии он увидел видео о монастыре на Валааме и загорелся желанием побывать там.

— Фильм был на русском, я языка тогда совсем не знал, — улыбается будущий священно­служитель, — но я очень хорошо понял одно: мне просто необходимо приехать на Валаам.

Впервые он оказался на острове зимой, на Рождество. Дмитрию дали послушание работать в трапезной, хотя он всей душой хотел быть на богослужениях. И поэтому немножко расстроился.

— В конце концов Господь управил, и меня перевели на послушание алтарником в храм, где я тут же попросился на клирос, — продолжает он свой рассказ о паломничестве. — У меня спросили, каким голосом я пою. Я ответил, что тенором. Мы пошли к регенту, отцу Давиду. Он спросил: «Ты можешь петь на русском?» Естественно, я не мог. Но очень хотел и получил благословение.

Валаам стал для молодого индонезийца родным.

— В монастыре другой уклад жизни. Постоянный труд, который совсем не в тягость, — уверен Димитрий. — Я общался с братией, с людьми, чистыми душой, и понял, что такое благодать. Миряне, которые приезжают в монастырь, ищут здесь Христа, и я их понимаю: в таких местах Он особенно близок. На Валааме у меня уже появились друзья — знакомые монахи. Я помню, как однажды ошибся и прочитал на богослужении «Трисвятое» два раза. После службы я пошел в скит и по дороге горько плакал: «Господи, почему?! Я ведь столько раз читал эту молитву!» Один монах утешил меня, сказал, что не нужно расстраиваться, надо продолжать больше читать молитвы на церковнославянском и просить помощи у Господа.

Через какое-то время Димитрий снова при­ехал в любимую обитель. В дни праздника ­памяти преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев, он познакомился с Пат­риаршим Экзархом Юго-Восточной Азии, митрополитом Сингапурским и Юго-Восточно-Азиатским владыкой Сергием.

— Это было каким-то чудом. Владыка Сергий знал, что я на Валааме, и неожиданно пригласил меня. Тогда у меня еще не было подрясника, я был в грязной одежде, в которой трудился в трапезной, и очень стеснялся своего вида. Но когда я пришел на встречу, это оказалось совершенно неважным. Нам удалось поговорить, хотя на тот момент я не очень хорошо понимал русский язык. Меня переполняла радость от встречи с владыкой Сергием. Я его очень полюбил за это время. Для меня эта встреча оказалась волнительной и в то же время радостной. Позже, в храме Троицы Живоначальной в Останкино, я познакомился с епископом Джакартским, викарием Сингапурской епархии владыкой Питиримом, тогда он был еще иеромонахом. Вместе с ним и другими студентами мы посетили Оптину пустынь. Владыка Питирим очень тепло и по-отечески относился к нам, мы чувствовали его искреннюю заботу о нас в той поездке.

Настоящая свобода

После учебы Димитрий хотел бы стать священником и вернуться домой.

— По окончании академии, по милости Божией, я буду служить в Индонезии.

Но сначала я хочу примириться с родителями и дядей. Они до сих пор не приняли мой путь, а для меня очень важно, чтобы родители понимали меня.

У будущего священнослужителя есть необыкновенная мечта — он хочет построить православный монастырь в Индонезии.

— Понимаю, это не просто, — рассуждает Димитрий, — ведь я — не святой человек, тут как Бог даст. И если в обычном деле все зависит от денег, то в таком начинании все дается по молитвам. Почему я думаю, что все получится? В Индонезии люди очень хотят свободы, только понимание этого у всех разное. В Православии человек призван быть свободным от греха, вот где настоящая свобода! И сейчас я всей душой понимаю строки из Послания к Филиппийцам апостола Павла: Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (Флп. 4, 13).

 

Дарья Купряхина
31 августа 2021 г. 14:30
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Подрясник как форма проповеди
Этим материалом «Журнал Московской Патриархии» продолжает цикл статей, задача которых — собирать ответы известных и уважаемых духовников на самые острые и актуальные практические вопросы пастырского служения, волнующие священников сегодня. Ценность материала именно в том, что это ответ не одного пастыря, а целая палитра мнений, отражающих разные аспекты темы и не совпадающих между собой. Такой подход позволяет шире взглянуть на проблему, учесть многообразие современного пастырского опыта и соотнести его с теми трудностями, которые возникают в контексте служения у каждого священника. Основой для этих статей служат публикации интернет-портала «Пастырь», созданного при совместном участии Православного Свято-Тихоновского богословского института и Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви для того, чтобы поддерживать диалог и обмен практическим опытом между священнослужителями Русской Церкви. Все наши читатели могут присоединиться к этому обсуждению и продолжить общение после регистрации на портале «Пастырь». PDF-версия.
6 августа 2022 г. 19:00