iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Репортажи
Фото из архива Богоявленского прихода
ЖМП № 7 июль 2016 /  10 октября 2016 г. 16:33
версия для печати версия для печати

И за парту, и в поход

Богоявленский собор в подмосковном Ногинске можно назвать настоящим учебным центром. При нем действуют воскресная школа, православные детский сад и гимназия, детская школа искусств, художественно-иконописная мастерская, молодежный центр со школой вожатского актива «Шквал» и даже парусная секция. Круглый год дети с этого прихода ездят в лагеря и паломнические поездки по стране и за рубеж. Организует и вдохновляет эту активную учебную жизнь священник Богоявленского собора протоиерей Михаил Ялов.

В конце XIX века настоятелем Богоявленского собора (тогда еще города Богородска) был протоиерей Константин Голубев, будущий священномученик Константин Богородский. Он погиб от рук красноармейцев в 1918 году, и теперь его мощи покоятся в соборе. Отец Константин был выдающимся миссионером: он преподавал в церковноприходской школе, открыл школу для женщин, был попечителем местной гимназии и много сил отдавал образованию детей. Когда в 1997 году по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия в Ногинске открылась православная гимназия, было решено дать ей имя священномученика Константина Богородского.

Взросление в ограде храма

За прошедшие годы это учебное заведение разрослось и корпус средней и старшей школы переехал в здание на ближайшей улице. В соседних Электроуглях открыт филиал. Теперь гимназия входит в тройку лучших школ района, ежегодно занимает высокие места в рейтинге по сдаче ЕГЭ, почти в каждом выпуске есть медалисты, а выпускники успешно поступают на бюджетные отделения столичных вузов. И все эти годы протоиерей Михаил Ялов является ее бессменным директором. Он проводит корреспондента журнала по небольшим уютным классам, рассчитанным максимум на пятнадцать учеников. Вместе заходим и в светлую столовую, где вкусно пахнет домашней едой.

Интересуюсь у отца Михаила, как возникла идея создать гимназию. «У меня осталось много негативных воспоминаний о школе, — объясняет священник Михаил. — Поэтому, когда стали подрастать мои трое детей, я всерьез задумался, а где они будут получать образование, какие люди их будут учить? Мне хотелось, чтобы мои дети, став взрослыми, с благодарностью вспоминали своих учителей, а школа была бы для них продолжением семьи. И главное, чтобы их не унижали, потому что маленького человека обидеть легко, ведь он беззащитный. Оказалось, что не я один этого желал, довольно быстро нашлись единомышленники, и так пошло потихонечку».

 «С самого начала нам было важно, чтобы дети как можно больше времени проводили не дома у телевизора или за компьютером, а в церковной ограде. Чтобы после уроков у них здесь были интересные дела, поэтому все секции и кружки находятся на храмовой территории, — объясняет помощник директора гимназии по общим вопросам Ирина Горожанкина. — Уроки у большинства ребят заканчиваются в три часа дня, значит, надо было организовать трехразовое питание. Наш детский хор всегда поет на воскресных и праздничных службах и на особых гимназических Литургиях по понедельникам, в которых дети принимают максимальное участие — поют, читают, помогают в алтаре. Вместе с детьми готовимся к праздникам, а несколько раз в год — обычно в начале учебного года, на Рождество и на Пасху — проводим большие слеты с выездом на природу. С нами вместе едут ребята с других приходов благочиния. Таким образом, мы помогаем детям организовать их досуг, поскольку большинству родителей сегодня это сделать сложно: они целыми днями на работе. Также у ребят появляется круг общения, друзья, которые объединены не только совместной учебой, но и общими внешкольными интересами».

Только для верующих

Главное условие приема в православную гимназию имени Константина Богородского: ребенок должен быть из верующей семьи. В первые годы брали всех желающих. Но, как рассказывает отец Михаил, ничего толкового из этого не вышло. У ребенка из неверующей семьи возникает раздвоение: в гимназии он один, вышел на улицу — другой, в семье — третий. Такое воспитание, убедились в гимназии, не дает добрых плодов.
«Бывает, родители пытаются у нас спрятать ребенка от реалий нынешней жизни, — замечает отец Михаил. — Считают, у нас здесь оазис, благополучная резервация, где нет агрессии, а только добро. Но при этом сами не ведут духовной жизни, не молятся, не ходят в храм. У таких родителей дети рано или поздно отходят от Церкви. Мы всё это проходили, к сожалению». Священник убежден, что 99% воспитания детей происходит в семье и что самый большой авторитет для ребенка — родители. «И это нормально, — с уверенностью говорит директор. — Духовное воспитание должно начинаться в семье. Не дело гимназии заниматься воцерковлением ребенка, учить молиться, прививать навыки нравственной жизни. Это задача родителей, и если они сами не хотят или не могут ее решать, никакая православная гимназия не сможет сделать этого за них. Может помочь воскресная школа, но тоже только при условии активной позиции родителей. Позиция же “мы отдали вам ребенка, а вы уж из него сделайте...” совершенно неверна и бесперспективна».

Интересно, как за почти двадцатилетнюю жизнь гимназии поменялись ее ученики. Ирина Горожанкина вспоминает, что в первые годы было немало детей и подростков, которые сознательно и даже иногда самостоятельно приходили в храм, с удовольствием посещали богослужения. То есть Православие было их личным выбором. Они успели поучиться в обычных школах и получить опыт отстаивания своей веры, не всегда в дружественном окружении. Поэтому приход этих детей в православную гимназию тоже был осознанным, их движение и развитие нужно было только корректировать.
«Сегодня большинство гимназистов — это дети, которых привели в Церковь и впоследствии в первый класс гимназии их родители, — замечает Ирина Петровна. — Следовательно, меняются и воспитательные задачи, стоящие как перед духовником, так и перед администрацией и педагогами. Самый, пожалуй, важный вопрос сейчас — как сохранить благочестие и интерес к духовной жизни детям, для которых Церковь была выбором родителей. Как помочь ребятам пережить кризис переходного возраста с наименьшими духовными потерями? Был у нас один мальчик из верующей семьи. Что-то в его голове переключилось, и ему стало тяжело находиться в гимназии, он перестал молиться, было видно, что он мучается. Его пригласил к себе отец Михаил и сказал, что гимназия у нас для верующих, если ему морально тяжело здесь учиться, то он может уйти, проблем никаких нет. И он перешел учиться в обычную школу».
Отец Михаил делится своими наблюдениями: «Тем детям, которые пришли к нам из обычной школы, есть с чем сравнивать. Они понимают, что здесь, в гимназии, им лучше. А тем ребятам, которые у нас учатся с первого класса, иногда кажется, что всё, что у нас есть, какое-то пресное, а им хочется “крутизны”. Им кажется, что в простой школе они всё это получат. То вдруг наши дети начинают считать, что они такие исключительные, православные и им нельзя ни с кем водиться, то начинают этого стесняться». Но всё же директор замечает, что выпускники его гимназии вырастают очень гибкими и хорошо адаптируются в современном обществе.

Пятая четверть

Едва ли не таким же важным, как и учебу, протоиерей Михаил Ялов считает летний отдых. Эту пору он называет «пятой четвертью». Всевозможные походы, лагеря, программы семейного отдыха разнообразной направленности и разных видов сложности — во всем этом могут поучаствовать ногинские гимназисты на каникулах. «Откуда у вас такая любовь к походам», — спрашиваю у отца Михаила. «От моих родителей, — отвечает батюшка. — Помню, каждое лето мы сплавлялись на байдарках или шли пешком. Теперь я понимаю, как много мне дали для моего взросления эти туристические марш-броски. И вижу, что те лагеря и походы, которые мы сегодня устраиваем для наших ребят, стали практически универсальным средством, помогающим решать самые разные духовные и педагогические вопросы. Ведь поход, лагерь или путешествие — это ситуация в значительной степени кризисная, когда человек оказывается вырванным из привычного окружения и привычных поведенческих моделей. В такой ­ситуации быстро становится ясно, чем наполнена его душа, что он из себя представляет в данный момент, что умеет, а чему только предстоит учиться, чего он стоит как человек, как христианин».

В походе уже не важны оценки по школьным предметам, уровень доходов родителей, модель мобильного телефона или марка одежды. Неважно даже, насколько хорошо ребенок знаком с правилами церковного благочестия и какие он имеет теоретические познания в Законе Божием. Важно лишь то, насколько он умеет жить по этому Закону: любить Бога и ­ближнего, жертвовать своим покоем и комфортом ради других, не злиться и не унывать, когда тяжело, чувствовать ответственность не только за себя, но и за других.

Отец Михаил также замечает, что в мобильном лагере дети начинают понимать, что взрослая жизнь — это не только привилегии, но и ответственность, что взрослый человек (родитель ли, инструктор, учитель, священник) главный не просто потому, что он старший и «так положено», а потому, что он больше знает и умеет, от него действительно зависит безопасность, он обладает прикладными знаниями и навыками, необходимыми для обеспечения жизни. Ребята начинают мало-помалу приходить к пониманию того, что правила и разного рода ограничения придумываются взрослыми не для подавления их свободных личностей, а имеют практическое значение и часто необходимы просто для выживания.

Скорбный и великий путь

В походы ногинские ребята начали ходить в конце 1990-х, и за эти годы состоялось немало удивительных путешествий. Это и сорокадневный переход на реконструированных поморских парусно-моторных баркасах из Подмосковья на Соловки, и байдарочные походы по Карелии и Уралу. Переход на парусно-моторной яхте через Черное море из Севастополя в Синопскую бухту в Турции, путешествия по Исландии, Норвегии, Греции, Новой Зеландии. И даже восхождение на Эльбрус. Походы организуются не только летом, но и зимой. Как-то ходили на лыжах в Троице-Сергиеву лавру и в Реконьскую пустынь в Новгородской области. Любой поход — это всегда паломничество, цель которого — духовно значимое событие: водружение поклонного креста или служение панихиды или Божественной литургии.
Но на невероятно сложный сорокадневный поход на баркасах на Соловки решится не каждый педагог. «Пройти от Москвы до Соловков я считал очень важным для наших ребят. Этот путь и скорбный, и великий. Вообще любовь к Родине, к ее истории возникает тогда, когда ты к ней лично прикасаешься. Книжки тоже хорошо, но когда ты сам увидел всю эту красоту, услышал рассказы очевидцев, это дает совсем другое восприятие. Мы плыли на двух моторных баркасах — “Святитель Николай” и “Константин Богородский”, которые сами собрали. Очень удобно плыть на своем ко­рабле!

Желающих пойти в этот поход было так много, что мы разделили путешествие на этапы. Первый этап — до Рыбинского водохранилища — суда вели шестиклассники, потом их сменили ребята постарше. Самый трудный участок пути от Онежского озера через Беломорский канал и Белое море до Соловецких островов достался одиннадцатому классу. В итоге прошли 1500 км. Ребята научились ставить паруса, читать карту, освоили навигацию и профессию корабельного кока. А главное: дети учились быть людьми, сносить тяготы и не унывать. Учились взаимовыручке, доверию и ответственности».
Баркасы причаливали к стенам Кирилло-Белозерского, Горицкого монастырей. Гимназисты выходили на сушу и молились в храмах городов и сел, встречавшихся на пути. Особенно всем запомнилась Литургия в полузатопленном храме у переправы Крохино близ Белого озера, где уже десятилетиями не было службы. А вечером на берегу одного из озер паломники отслужили заупокойную литию в память о всех православных, скончавшихся при строительстве Беломорско-Балтийского канала. Кульминацией этого паломничества стал Спасо-Преображенский монастырь на Соловках. Его наместник архимандрит Иосиф (Братищев) с удивлением осматривал причалившие баркасы, с улыбкой вспоминает отец Михаил.
Но самым невероятным походом-паломничеством учеников ногинской гимназии, конечно же, стало восхождение на Эльбрус. Ребят включили в состав Эльбрусиады — ежегодного восхождения на Эльбрус. Целую неделю гимназисты проходили акклиматизацию в горах, совершали небольшие тренировочные походы на близлежащие вершины. Затем началось главное восхождение — на Эльбрус. Ребята добрались до скал Пастухова, до вершины оставалось совсем немного, но, к сожалению, из-за непогоды восхождение по решению организаторов Эльбрусиады пришлось прервать. Но главную задачу — водрузить на высоте специально изготовленный и привезенный в разобранном виде металлический крест — они всё же выполнили.

Уже стало доброй традицией включать в программу каждой поездки встречи с местными жителями и миссионерские концерты. Дети заранее готовят программу — песни и танцы, которые репетируют во время путешествия. Встречаясь с местным населением, ребята вместе со своими педагогами рассказывают о своей гимназии, о жизни прихода.
«Мы общаемся, отвечаем на вопросы о вере, о современной жизни Церкви, — уточняет отец Михаил. — Мы не стараемся навязать свое мировоззрение, объяснить всем на свете, как надо жить, но показываем и рассказываем, как можно, как бывает. В результате практически всегда виден живой интерес и отклик».

В «Дружине» учатся дружить

При гимназии уже много лет работает лагерь семейного отдыха «Дружина», неподалеку от Суздаля, куда приезжают дети со своими родителями. Лагерь состоит из семи бревенчатых домиков вместимостью 15–17 человек, кухни, летней и зимней трапезных. Есть сад, огород, пекарня, скотный двор, и за всем этим хозяйством ухаживают сами отдыхающие. Руководит же ими протоиерей Олег Волков, педагог по образованию, преподаватель гимназии и ответственный за религиозное образование и катехизацию в Богородском благочинии. Он рассказывает, что за лето в «Дружине» проходит пять-шесть двухнедельных смен, у каждой из которых своя тематика. «Первая смена у нас творческая. Дети только закончили учиться, уставшие, поэтому им нужны спокойные занятия, — объясняет отец Олег. — Они вяжут, плетут, ткут, выжигают, лепят из глины. Вторая смена самая энергичная — спортивная. Тренеры занимаются с ребятами футболом, волейболом, айкидо, спортивными танцами. Одна из смен — военная, со строевой подготовкой, военными играми. Для детей с ослабленным здоровьем предусмотрена щадящая, санаторная, смена. Есть смены английская, посвященная изучению английского языка, музыкальная — для любителей хорового пения с репетициями и выступлениями перед местными жителями. Одна из смен как-то была посвящена исторической реконструкции эпохи князя Владимира. Помимо тематических занятий в каждой смене у детей есть трудовые послушания, еще ребята участвуют в духовных беседах. И, конечно же, они ходят в походы — пешие, водные или на велосипедах.

Вы спросите, где мы берем педагогические кадры для столь насыщенных лагерных смен? В школе вожатых “Шквал”, которая действует на базе нашей приходской воскресной школы». Осмысливая многолетний опыт проведения походов и мобильных лагерей, отец Михаил Ялов замечает, что дружеские связи, которые возникают у ребят летом, сохраняются на долгие годы и помогают им ощутить себя членами одной общины. Дети чувствуют себя братьями и сестрами, объединенными общими воспоминаниями и переживаниями. И, что важно, многим молодым людям удается преодолеть замкнутость и преувеличенный индивидуализм, столь свойственный подростковому и юношескому возрасту.

Елена Алексеева
10 октября 2016 г. 16:33
Ключевые слова: дети
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи