iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий: На посох священномученика Платона я опираюсь до сих пор
Эстонскую Православную Церковь постигла тяжелая утрата. На 94 году жизни скончался митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий. Долгая жизнь владыки Корнилия вместила в себя многие коллизии XX века. Сын белого офицера, эмигрировавшего в Эстонию, владыка решился на служение в Церкви, за что был репрессирован после войны. На его плечи легла тяжелая ответственность сохранения Эстонской Православной Церкви после обретения страной независимости. Так уж сложилось, что за три месяца до своей кончины старейший иерарх Русской Православной Церкви дал свое последнее интервью «Журналу Московской Патриархии», в котором подробно рассказал о своей жизни и служении в Эстонии. Редакция Журнала выражает самые искренний соболезнования и предлагает вниманию наших читателей это интервью. ПДФ-версия 
19 апреля 2018 г. 21:05
Архив, собранный по крупицам
Сегодня в Петербурге живет правнучка отца Иоанна Кочурова — Татьяна Игоревна Кочурова. По профессии инженер, работает в «Ленэнерго», она более 20 лет собирает фотографии, письма, документы, связанные с историей семьи Кочуровых, с судьбой отца Иоанна. К 100-летию трагической гибели своего прадеда, основываясь на этом архиве, она написала книгу «…и страдавша и погребенна… Священномученик Иоанн Царскосельский». «Я стала интересоваться историей нашей семьи, когда училась в старших классах, задавала своему дедушке, Кочурову Василию Ивановичу, вопросы о его отце. Он отвечал неохотно и очень скупо: “Мой отец был священник, расстрелян за молебен казаками Краснова в годы революции”. И все. Помню, когда его хоронили, мой отец обмолвился: “Чем жил — всё и унес с собой”». PDF-версия
13 ноября 2017 г. 15:50
Два бойца
Состоявшийся в феврале прошлого года Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви своим определением благословил общецерковное почитание нескольких десятков местночтимых святых и постановил включить их имена в Месяцеслов Русской Православной Церкви. В их числе оказались и два героя-воина — ученики преподобного Сергия схимонахи Александр Пересвет и ­Андрей Ослябя, сложившие свои головы в Куликовской битве в 1380 году. Днями их общецерковной памяти отныне утверждены 7 (20 н.ст.) сентября и 6 (19 н.ст.) июля — праздник Собора Радонежских святых, в списке которого преподобные Александр Пересвет и Андрея Ослябя занимают 12-е место.Настоятель московского храма Рождества Богородицы в Старом Симонове протоиерей Владимир Силовьев вспоминает о закономерно приведших к такому решению событиях последних десятилетий, свидетелем которых ему довелось стать.
14 июля 2017 г. 14:30
Общество

Диакон Николай Попович: "Оружие - вещь необходимая, но это не главное"

С диаконом Николаем Поповичем нам удалось побеседовать сразу после вручения ему юбилейной Патриаршей грамоты. Но отец Николай был так взволнован и растроган проявленным к нему вниманием и теми аплодисментами, которыми приветствовал его зал, что для обстоятельного разговора попросил корреспондента приехать в Кунцево, в храм Спаса Нерукотворного Образа, где отец Николай служит. Там и состоялась наша беседа с бывшим фронтовиком.

— Отец Николай, расскажите, как вы попали на фронт.

— Моего отца расстреляли в 1938 году — он был бывшим офицером царской армии. Осталось нас у мамы трое детей. К тому моменту, когда началась война, я закончил семь классов и работал на заводе, который выпускал авиационные моторы. У меня была бронь, но в 1943 году я все равно ушел на фронт. Сначала меня направили в пехотное сержантское училище. Там нас должны были шесть месяцев готовить, но тут началась операция «Багратион», и нас досрочно перебросили на фронт. Я воевал на 3-м Белорусском фронте, был командиром пулеметного расчета. Прошел с боями Белоруссию, Польшу.

Ранение я получил в октябре 1944 года в Восточной Пруссии. Перед боем пошел менять пулемет, в котором была серьезная поломка. Иду и вижу, что в траншее валяется новенькая каска. А мы носили пилотки, потому что каска тяжелая — попробуйте надеть на голову несколько кастрюль, ощущение будет похожее. Но в этот момент я почему-то решил подобрать каску и надел ее. Это меня и спасло. Ночью начался бой. На нас пошли немецкие танки, и я был ранен в голову. Ранение было очень тяжелое. Когда пожилой хирург оперировал меня в госпитале, я рассказал ему про каску. Он мне в ответ: «Кто-то за тебя крепко молился». А это мама постоянно молилась Николаю Угоднику.

— А на каком этапе жизни вы осознанно пришли к вере?

— После войны я долго учился: закончил десятилетку, юридический институт, потом получил еще и экономическое образование. Я тогда еще крепкий был, поэтому поехал работать в Якутию — сначала на угольном разрезе, потом в геологоразведке. Но все же фронтовое ранение постоянно давало о себе знать. И я вернулся в Москву, работал в ЦНИИ Госплана — начальником отдела, главным редактором, окончил высшие редакторские курсы. Был я членом партии. А так как в юридическом институте нам прекрасно читали лекции по научному коммунизму, все мы были глубоко верующие марксисты-ленинцы. Теперь, когда я размышляю над своей жизнью, то прихожу к мысли, что главное для человека — это потребность в вере во что-то высшее. Пусть даже у человека вера ошибочная, но если у него в душе есть потребность этой веры, понимание того, что его жизнь не может быть бесцельной, то Господь обязательно укажет ему верный путь. Так и у меня на каком-то этапе начались сложные раздумья о смысле жизни, и я понял, что коммунистическая идеология мертвая. Поэтому я в 1968 году, будучи начальником отдела,  сдал свой партбилет и ушел церковным сторожем на Преображенку — в храм Святителя Николая и Успения Божией Матери. Там я научился читать на церковно-славянском языке. Потом перешел в храм Знамения Божией Матери, что у Рижского вокзала, и двадцать лет был там чтецом и алтарником. В этом храме я обвенчался со своей женой и встретил своего духовного наставника — протоиерея Александра Ветелева. Он был профессором, доктором богословия, преподавал в Московской духовной академии. Изумительный, блестяще образованный, очень любящий Церковь человек. Именно он привил мне настоящую любовь к Церкви, хотя, конечно, подлинное воцерковление — это дело всей жизни христианина.

— Отец Николай, много ли, на ваш взгляд, сейчас говорится неправды о войне?

— Я считаю, что на войне мы одержали прежде всего нравственную победу. Оружие — вещь необходимая, но это не главное. Основное — настрой, духовное состояние воина. Люди воевали за Отечество, и хотя сами они считали себя атеистами, но на самом деле были верующими людьми. Армию ведь в основном составляли выходцы из рабочих и крестьян. Эти люди выросли в семьях, где были верующие бабушки и дедушки, которые в свое время обучались в церковно-приходских школах. Конечно, революция и последующие события сильно потрясли Россию, но нравственные основы были заложены. Именно поэтому люди на войне вели себя истинно по-христиански.

Очень часто говорят, что войну выиграла Коммунистическая партия. Конечно, партия сыграла свою роль. Но русский солдат испокон веков воевал за Отечество. Это выстраданная, выкованная в тяжелых боях формула-девиз каждого православного воина. Я, например, не слышал, чтобы солдаты, поднимаясь в атаку, кричали «За Сталина!». Мы защищали прежде всего свою родину.

Сейчас много неправды говорят о военных годах. Недавно по телевидению демонстрировали фильм «Штрафбат» — вот он, на мой взгляд, достаточно реалистично отражает события Великой Отечественной.

Беседовала Светлана Рябкова.

9 мая 2005 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи