iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
В мире
ЦВ № 6 (331) март 2006 /  10 марта 2006 г.
версия для печати версия для печати

Япония: живые островки православия

На Патриаршем подворье в храме Живоначальной Троицы в Свиблово состоялась презентация книги «150 лет Православия в Японии. История Японской Православной Церкви и ее основатель святитель Николай».

Как рассказала на презентации автор книги Элеонора Саблина, в основу исследовательской работы были положены документальные материалы — письма, дневники, документы, бережно собранные и хранимые Японской Православной Церковью. «Перед своей кончиной епископ Феодосий, глава Японской Православной Церкви, разрешил мне исследовать тот материал, который хранился в Патриархии в Токио. За год работы мне удалось собрать уникальный материал из истории японского православия. Весь он вошел в эту книгу».

Рассказ о православии в Японии не может не стать рассказом о жизни и подвиге удивительного миссионера и пастыря, основателя Японской Православной Церкви архиепископа Николая (Касаткина), снискавшего глубокое уважение и почитание как в России, так и в Японии. Его называли миссионером-гигантом.

«Будучи от природы жизнерадостен, я не особенно задумывался над тем, как устроить свою судьбу. На последнем курсе духовной академии я спокойно относился к будущему, сколько мог веселился и как-то даже отплясывал на свадьбе своих родственников, не думая о том, что через несколько времени буду монахом. Проходя как-то по академическим комнатам, я совершенно машинально остановил свой взор на лежавшем листе белой бумаги, где прочитал такие строки: «Не пожелает ли кто отправиться в Японию на должность настоятеля консульской церкви в Хакодатэ и приступить к проповеди Православия в указанной стране». А что, не поехать ли мне, решил я, и в этот день за всенощной я уже принадлежал Японии», — вспоминал впоследствии владыка Николай.

1 августа 1860 года 24-летний иеромонах Николай выехал в Японию. Зазимовав в Николаевске-на-Амуре, так как навигация уже закончилась, он встретился здесь с епископом Иннокентием (Вениаминовым). Владыка сообщил ему много полезных сведений, сам скроил для него из бархата рясу и в виде благословения возложил на него бронзовый крест.

Иеромонах Николай прибыл в Хакодатэ на русском корабле «Америка» 2 июля 1861 года. В этот момент отец Николай еще сохранял юношеские мечты, представляя себе, как Япония будет внимать евангельскому благовестию. Однако очень скоро ему пришлось пережить глубокое разочарование. Святитель с горьким юмором рассказывал об этом архимандриту Сергию Страгородскому, позднее присоединившемуся к его миссионерской деятельности в Японии: «Когда я ехал туда, я много мечтал о своей Японии. Она рисовалась в моем воображении как невеста, поджидавшая моего прихода с букетом в руках. Вот проснется в ее тьме весть о Христе, и все обновится. Приехал, смотрю — моя невеста спит самым прозаическим образом и даже не думает обо мне. Тогда я был молод и не лишен воображения, которое рисовало мне толпы отовсюду стекавшихся слушателей, а затем и последователей Слова Божия, раз это последнее раздастся в японской стране. Каково же было мое разочарование, когда я по прибытии в Японию встретил совершенно противоположное тому, о чем мечтал... Надо мной издевались и бросали камнями...».

Но в такой обстановке, тем более без знания японского языка, нельзя было и думать открыто проповедовать Евангелие. Поэтому, заняв место настоятеля церкви при русском консульстве в Хакодатэ и совершая богослужения в этом храме, владыка Николай, прежде чем приступить к проповеди, в течение 25 лет изучал японский язык и культуру, стараясь проникнуть в душу японского народа.

Больше 50 лет он неустанно трудился, занимаясь утверждением и распространением православия в Японии, сначала — как начальник миссии в сане архимандрита, затем как епископ, а позднее — архиепископ. Начав свою миссионерскую деятельность в крайне тяжелых условиях, когда за принятие христианства местных жителей карали смертной казнью, он имел утешение видеть, как постепенно изменялись к лучшему условия японской общественной жизни и как слово Божие росло, множилось и приносило обильные плоды в сердцах новообращенных христиан японской Церкви.

Сам неустанно работая — переводя на японский язык богослужебные и священные книги, проповедуя, устраивая семинарию и духовные училища, много путешествую по городам и весям Японии, — архиепископ Николай умел воодушевить той же святой ревностью и своих ближайших сотрудников.

 В 1905 году началась Русско-японская война, и православному архиепископу было предложено покинуть страну. Но он ни одной минуты не колебался в своем решении остаться на посту, и всю войну безвыездно провел в Японии, окруженный недоверием и подозрениями. После того как все русские, включая официальных дипломатических представителей России, уехали из Японии, он остался один, наглядно доказав, что его проповедническая деятельность не имеет никакого отношения к русской политике.

Когда православные японцы в годину бедствий собственной страны собрали некоторую сумму пожертвований и просили свое правительство принять эти деньги для «общества утешения воинов» (японских воинов), владыка, узнав об этом, чрезвычайно обрадовался и сказал: «Это прекрасное дело — благородный поступок! Всякий верующий, делая нужные государству пожертвования и служа утешению солдат, делает угодное Богу. Поступив так в данном случае, вы все приносите пользу и для Церкви. Не принадлежащие к Православной Церкви поносят вас (как приверженцев православной, то есть якобы русской религии, называя вас людьми, лишенными патриотизма и верности монарху, поэтому если вы доказываете свой патриотизм и верность Императору не только на словах, но и на деле, то приносите этим большую пользу Церкви. Мне как иностранцу в настоящий момент приходится стеснятся совершать публичную молитву, но вы, японские священники и верующие, непременно должны, совершая такие моления, поминать Августейшего Императора и молиться о помощи для него перед Господом Сил. При отправлении императорских войск на войну, молитесь усердно о даровании им побед, если же случилась бы какая неудача, то еще больше воодушевляйтесь в молитве».

«Достойно особого внимания то, что за время войны архиепископ всю посылаемую в Россию корреспонденцию отправлял незапечатанную, уже из одного этого можно уразуметь степень чистоты его дела», — писал один из японских журналов после кончины владыки.

Как рассказала Элеонора Саблина, во время войны святителем было создано также общество презрения военнопленных. По благословению святителя Николая японские православные священники посещали русских военнопленных, которых было очень много на территории Японии. Важно отметить, что в это общество вошли не только православные священники и миряне, но и видные японские общественные деятели.

Говоря о необыкновенном характере святителя Николая, автор особо подчеркнула его бескорыстное самопожертвование и неутомимое рвение в деле, которому он был беззаветно предан. Например, в периоды тяжкой летней жары он никогда не покидал Токио, продолжая работать. Он принял за правило принимать пищу один раз в сутки, ограничиваясь при этом лишь небольшим количеством рыбы и риса, и так он поступал в течение всей своей жизни. Будучи уже безнадежно больным и находясь в крайне тяжелом положении, архиепископ отказался от отличного госпитального ухода и, вопреки предостережениям лучших врачей, настоял на возвращении в свой дом для окончания давно начатого им труда — перевода на японский язык Ветхого Завета и песнопений. Эту работу он закончил 14 февраля, за два дня до смерти. Покойному архиепископу было 76 лет, из них 50 он провел в Японии.

В последние пять лет жизни он достиг уважения, любви и доверия со стороны множества японцев.

Тот факт, что он один, своими силами, создал в Японии Церковь, которая насчитывает 30 тысяч верующих, 200 священников и 200 мест для богослужения, ясно показывает, сколько благородства, неутомимой энергии и благочестия было в этом человеке.

В своей книге Элеонора Саблина рассказывает об организационном устройстве Японской Православной Церкви, истории создания ее храмов, деятельности издательского отдела, о зарождении и развитии монашества, основании духовных школ. Отдельные главы посвящены истории Воскресенского кафедрального собора, а также судьбе Японской Церкви перед Второй мировой войной и в послевоенный период.

В 1970 году делегация Японской Православной Церкви посетила Москву, где 10 апреля получила от Патриарха Московского и всея Руси Алексия I Томос об автономии. Тогда же, 10 апреля, был причислен к лику святых архиепископ Николай, святитель Японии. В результате обретения Японской Церковью статуса автономии образовались три епархии: Токийская архиепископия, епархия Западной Японии с центром в Киото и епархия Восточной Японии с центром в Сэндай. 22 марта 1972 года Святейший Патриарх Пимен благословил назначение епископа Феодосия (Нагасима) Архиепископом Токийским и Митрополитом всея Японии. Так завершился процесс обретения Японской Церковью автономии, о чем мечтал святитель Николай.

О современном состоянии Японской Православной Церкви позволяют судить приведенные в книге таблице, составленные по материалам Собора 2000 года.

Подводя итог своего исследования, автор пишет: «Святитель Николай создал в Японии православную цивилизацию, о чем свидетельствуют живые островки православия по всей стране; Японская Автономная Православная Церковь, как поместная Церковь, является составной частью мирового православия».

10 марта 2006 г.
Ключевые слова: Япония, XIX век
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи