iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Мостик к Святой Земле
Архимандрит Антонин Капустин родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать просвещению в православной вере, выяснял корреспондент ЖМП. Мостик к Святой земле Алексей Реутский Архимандрит Антонин (Капустин) родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать проповеди православной веры, выяснял корреспондент «Журнала Московской Патриархии». — Здравствуйте! Вы что-нибудь слышали об Антонине Капустине? — спрашиваю редких прохожих на площади у сельского магазина в Батурине.  — Слышали, — улыбается в ответ женщина средних лет. — В школе у моей дочери проводили уроки, посвященные его памяти, и приглашали родителей. Еще в газете местной о нем читала. Нам рассказали, что он покупал в Палестине участки земли и строил там гостиницы для русских паломников, школы и больницы для местных жителей. — А кто у вас в селе храм построил, не подскажете? На помощь замявшейся односельчанке приходят двое немолодых мужчин: — Этот храм его отец построил. А он потом в Израиль уехал и там построил три храма! Возведенный в 1835 году каменный храм в Батурине служил веру­ющим до 1931 года и был закрыт вопреки их воле по решению поселкового совета. Затем был банком, дизельной станцией, типографией и даже парашютной вышкой — колокольня-то высотой в 50 м. Тонны мусора, свисающие с купола веревки юных скалолазов, оставивших на стенах автографы, протекающая крыша и огромный проем в северной стене для парковки сельхозтехники — таким его запомнила Александра Егоровна Кузнецова, когда в 2000 году вместе с другими женщинами она решила заняться восстановлением святыни и стала одной из первых прихожанок храма.  10 бабушек и храм  «Мы первую уборку в июне 2000 года провели, — рассказывает Кузнецова. — Раньше все у кого-то дома на молитву собирались, а потом я предложила: матушки, что же мы всё по углам молимся, у нас вон какой храм в селе стоит!» Повесили у магазина объявление, народ пришел на субботники. Поначалу людей было много — вырубили вокруг бурьян, вывезли из нижнего храма несколько грузовиков мусора. А дальше наступили времена подвижничества: не нашлось в селе охотников таскать в храм тяжелые доски для пола и заделывать блоками проем в стене. Приход наш — 10 пенсионерок, а работать могли только я и Валентина Панькова. Окна мы пленкой закрыли, рам не было. Печку сложили, на ней и готовили. Дочь мне провод купила, а электрикам за проводку света 400 рублей отдали, куда деваться? Я хоть и пенсию 2700 рублей получала, да ведь в темноте молиться не будешь, — вспоминает Александра Егоровна. — На нее и гвозди покупала — так и восстанавливали».  Через год в Преображенский храм назначили первого настоятеля, священника Сергия Кривых (с мая 2017 года он второй священник, а настоятель храма — протоиерей Владимир Тарасов). Немногочисленные прихожане воспряли духом. Благодаря усилиям отца Сергия, его семьи, друзей, прихожан и благодетелей заказали и вставили окна, сделали лестницу на второй этаж и очистили его от мусора, провели паровое отопление, заменили крышу. Когда меняли купола, из отверстий (видимо, пулевых, вмятины от пуль сохранились и на купольных крестах) вылетели пчелы. «Первое время за дверями храма ничего нельзя было оставить: ни тележку, ни лопату, народ по дворам всё тащил, — грустно улыбается Ирина, матушка отца Сергия. — Стройматериалы хранили в храме, под замком! Ведь прежде храм для батуринцев был источником стройматериалов. Например, у одной бабушки в сарае окно из храма было вставлено. Однажды во время службы, кто-то в храм вбежал и кричит: “Батюшка, народ песок растаскивает!” Нам накануне машину песка пожертвовали. Отец Сергий сначала увещевал людей, а потом просто огородил территорию. Столько возмущения у народа было, но воровство прекратилось».  Матушка приглашает в храм: в притворе и на втором этаже, куда ведет прочная лестница, штукатурка почти не сохранилась, на нас обреченно смотрит голая кирпичная кладка. На память приходят слова депутата Курганской областной думы, председателя Курганского отделения ИППО Александра Брюханова: «Нам бы только тендер выиграть на внутреннюю отделку, привести всё в порядок, и можно включать Батурино в местный паломнический маршрут: Большие кресты — Чимеево — Далматово». Сейчас нижний придел храма, освященный в честь Казанский иконы Божией Матери, уже готов к богослужениям. Небольшой, с выбеленными стенами, скромным иконостасом и невысокими потолками, он кажется по-домашнему уютным и теплым. 25 августа (в день рождения архимандрита Антонина) Святейший Патриарх Кирилл посетит этот храм и откроет мраморный бюст создателю Русской Палестины, который уже установлен рядом в яблоневом саду.  Прихожане рассказывают, что каждый, кому дорого имя архимандрита Антонина, в меру своих сил потрудился для храма на его ­малой ­родине. ­Одни участвовали своим трудом (например, прихожане Никольского храма и студенты политехнического колледжа города Шадринска), другие посильной жертвой. В 2007 году игумения Горненского монастыря в Иерусалиме Елисавета передала Преображенскому храму частицы мощей преподобномучениц Варвары и Елисаветы. А уроженец Батурина Владимир Симаков решил все юридические земельные вопросы и объединил неравнодушных людей вокруг благотворительного фонда «Батуринская святыня», благодаря которому колокольню обнесли деревянными лесами, подготовив ее тем самым к реставрации. В августе в Батурине должны закончиться последние приготовления к торжествам. Отремонтирована дорога к селу, рядом с храмом постро­ена автостоянка, из государственного бюджета поступили средства на реставрацию фасада храма и определен подрядчик. Выложена площадка, на которой установят бюст собирателю Русской Палестины. Кто такой  Антонин (Капустин)? 2017 год губернатор Курганской области Алексей Кокорин объявил годом Антонина (Капустина), дав старт масштабной информационно-просветительской кампании. На местном ТВ и по радио выходят передачи, районные и областные газеты публикуют тематические подборки, в музеях проходят выставки, посвященные отцу Антонину, на улицах Шадринска (районный центр) и Кургана установлены билборды с его портретом. Есть ли эффект? Мой опрос на улицах Шадринска показал, что многие горожане знают об отце Антонине, хотя не запомнили детали его биографии. «Поверьте, два года назад ни в Батурине, ни в Шадринске, ни в Кургане никто не мог ответить на вопрос, кто такой архимандрит Антонин (Капустин), — говорит митрополит Курганский и Белозерский Иосиф, — хотя материала о нем много и этот материал интересный. Например, есть две книги — митрополита Никодима (Ротова) и архимандрита Киприана (Керна)1, посвященные отцу Антонину. Издаются его дневники. Например, Далматовский монастырь подготовил к изданию дневники, охватывающие период от детства до перевода в Киевскую академию. Телеканал “Союз” снял о нем два фильма. А если вы приедете на Святую землю и экскурсовод поведет вас по святым местам, будет постоянно звучать имя архимандрита Антонина. Кого еще из начальников Русской духовной миссии там вспоминают? Кто из них оставил о себе память? И не зря ему усвоили имя — создатель Русской Палестины. Взять, например, Иерихон. Это один из самых древних на земле городов. Во времена архимандрита Антонина там было несколько мазанок. А он приобрел там участок, построил первое каменное здание. Его примеру последовали другие, и с этого началось возрождение Иерихона, который сегодня вполне современный город». Эти и многие другие подробности звучат в выступлениях митрополита Иосифа и епископа Шадринского и Далматовского Владимира, духовенства митрополии на многочисленных встречах со школьниками, студентами, педагогами, ветеранами и всеми, кому в Зауралье интересна история и культура России.  Популяризация имени архимандрита Антонина — первая задача, которую поставил перед духовенством митрополит Иосиф. А вторая — возрождение памятных мест, связанных с его именем. Например, администрация Шадринского района планирует открыть в Батурине музей, посвященный памяти создателя Русской Палестины, который вызовет интерес у паломников и туристов. «Если говорить о человеке, не имея наглядных предметов, связанных с его жизнью или свидетельствами эпохи, это и скучно и не запоминается. Нужна экспозиция. К счастью, экспонатов XIX век оставил нам немало. Это и предметы, связанные с паломничеством, и с церковным бытом, и со служением. Сохранилось много фотографий и документов. Всё это можно собрать для музея», — продолжает архиерей.  Главный редактор регионального журнала «Мое Зауралье» Валерий Мурзин видит создание музея в Батурине в связке с развитием Шадринского района в целом. По его мнению, имя архимандрита Антонина (Капустина) стоит первым в ряду его знаменитых земляков — скульптура Ивана Шадра, крестьянина-новатора Терентия Мальцева и собирателя русских народных сказок Александра Зырянова («Царевна-лягушка»). Благодаря этим именам в Шадринский район можно привлечь как паломников, так и туристов, что создаст дополнительные рабочие места в сфере услуг.  «Музей должен быть некой информационной альтернативой Святой земле, чтобы каждый посетитель мог узнать, почему архимандрит Антонин треть жизни провел в Палестине, заботясь о русских паломниках, как выглядели паломники в XIX веке и как выглядят сейчас. Это нужно совместить с рассказом о православии: почему Россия приняла именно восточное христианство, — говорит Валерий. — Интерактивный экран — уже ничем не заменимая составляющая современного музея. На нем можно полистать редкие документы, посмотреть документальные фильмы, провести интерактивные викторины по примеру выставок “Русь Православная”. Всё это привлечет школьников и молодежь». Ведь говорить с молодежью о православии нужно на понятном для неё языке, считает Валерий. Только в этом случае рассказ о православных святынях Палестины, отце Антонине и его подвиге будет понятен каждому, кто приедет в Батурино, а сам отец Антонин станет примером для подражания. Если же еще сделать и виртуальную экскурсию по музею и храму, то о Батурине узнают миллионы людей по всей России и тоже захотят сюда приехать, уверен журналист.  Но нужен ли еще один музей, если в Далматовском Успенском монастыре (70 км от Батурина) тоже есть музей, один из залов которого посвящен отцу Антонину? Митрополит Иосиф считает, что нужен, потому что это оправдано логически: «Где еще быть музею, как не в месте рождения отца Антонина, и где будет собрана вся доступная о нем информация?»  Прославлять  или не прославлять Далматовский монастырь, как цветок на возвышенности, украшает весь уездный городок. Его белоснежная стена и розовый Скорбященский храм видны с любой точки Далматова. За широкими стенами, скрывающими цветущие яблони, в 1816 году открылось духовное училище, в которое в 1825 году поступил Андрей Капустин. Здесь он изучал латинский язык, географию, арифметику и катехизис, а перед смертью передал обители свой наперсный крест. Прервавшись в 1923 году, монастырская жизнь возобновилась спустя 69 лет.  Наместник Далматовской обители игумен Варнава (Аверьянов) встречает нас у святых ворот. В монастырском музее2 помимо залов, посвященных жизни в царской России и Зауральским новомученикам, устроена экспозиция об отце Антонине. В витринах — предметы, характеризующие различные периоды жизни архимандрита Антонина, начиная от детских лет в родном Шадринском уезде, учебы в училище и семинарии и заканчивая Святой землей.  «В музее отсутствуют, по понятным причинам, личные вещи отца Антонина,— говорит отец Варнава. — Но мы постарались представить эпоху, к которой принадлежал отец Антонин». В частности, здесь представлены прижизненные издания его работ, паломнические реликвии со Святой земли и Святой Афонской горы, предметы, характеризующие его увлечения (астрономия, фотография) и т.п. Для экспонирования подбирались почти исключительно оригинальные предметы: фотографии и стереофотографии, литографии, открытки, письма и почтовые карточки, географические карты и планы, печатные издания (книги, журналы, брошюры, альбомы), документы, церковная утварь (кресты напрестольные, требные и нательные, образки, иконы и иные паломнические реликвии) и т.д. Игумен Варнава в настоящее время занимается подготовкой магистерской диссертации на тему «Духовный облик архимандрита Антонина (Капустина)» в Санкт-Петербургской духовной академии и скрупулезно изучает дневники архимандрита. Работа над этой темой дала ему возможность познакомиться с немногочисленными исследователями наследия отца Антонина, которых в прошлом году радушно принимал Далматовский монастырь. Обитель выступила организатором всероссийской научной конференции (12–13 мая 2016 года), посвященной 200-летнему юбилею Далматовского духовного училища и предстоящему юбилею отца Антонина (Капустина)3. Известно, что отец Антонин был очень разносторонней личностью. Но что в нем запоминается особенно, когда знакомишься с его дневниками? Прежде всего это глубокая церковность, считает отец Варнава, причем в широком смысле слова: за всеми его действиями и поступками всегда скрывается глубокий религиозный смысл. «И самое поразительное, церковность его была не показной, не елейной, не навязчивой. Иногда даже, наоборот, с элементом самоиронии и какого-то юродства. Этим он, наверное, спасался от окружающего формализма, зависти, непонимания, даже явной клеветы, — говорит отец Варнава. — В его биографии есть скорбные страницы, когда он терпел незаслуженный позор и поношение от лжебратии — в Афинах (­клеветнические письма, напечатанные в “Колоколе” А. Герцена) и Иерусалиме (роман-памфлет “Пейс-паша”). При этом сам он проявлял милосердие и сострадание даже к своим недругам, ценил искренность и прямодушие».  Потеряв еще в годы учебы в семинарии и академии самых близких своих друзей (имена их он часто упоминает в дневнике с сердечной теплотой — Афанасий, Егорушко, Алешинька), отец Антонин впоследствии брал на воспитание и попечение юных семинаристов (Андрея Фоменко, Петра Нищинского, Димитрия Мангеля), которые большей частью платили ему обидами и черной неблагодарностью. Однако, несмотря на всё это, отец Антонин до конца своих дней не утратил детской жизнерадостности. Именно этой радостью от созерцания чудного творения Божия можно объяснить, казалось бы, «не монашеские» увлечения его астрономией, фотографией, живописью, игрой на гуслях и т.д. В этом же ряду можно поставить и интерес к историческим наукам (палеографии, археологии, нумизматике и др.).  Возможно ли прославление архимандрита Антонина (Капустина)? Отец Варнава, председатель Комиссии по канонизации святых Курганской митрополии, считает, что это время еще не пришло: «Безусловно, архимандрита Антонина можно с полным правом назвать подвижником благочестия. Сам круг общения — его наставники, друзья, сослуживцы, ученики — говорит сам за себя: святители Филарет Киевский и Филарет Московский, Феофан Затворник Вышенский, Иннокентий Херсонский, преподобный Парфений Киевский. И это лишь некоторые. Несмотря на различную клевету, личная жизнь его как монаха и священнослужителя была безукоризненной».  Отца Антонина иногда упрекают в том, что он посещал молитвенные собрания инославных (католиков, протестантов, армян, коптов) и даже иноверцев (иудеев). Но отец Варнава уверен, что отцу Антонину это не могло нанести вреда, потому что православная вера определяла всю его жизнь. Но как тогда быть с тем, что отец Антонин приобретал участки с христианскими святынями (например, с Мамврийским дубом) часто вопреки благословению Синода? Более того, Синод даже издал указ4, запрещающий ему покупать эти участки на Святой земле. Но очевидно, что в исторической перспективе архимандрит Антонин оказался прав. «Следует помнить в этом случае, что церковное послушание не тождественно армейской дисциплине, а ставит во главу угла истину, — поясняет отец Варнава. — И в духовном облике отца Антонина есть многое, чему мы можем поучиться и чему должны подражать, если желаем стать настоящими христианами. Однако для прославления, как мы понимаем, всего этого недостаточно. Нужна воля Божия, знамение того, что отец Антонин угодил Богу. Как правило, таковыми знамениями служат чудеса, совершающиеся через посредство подвижника благочестия. Это с одной стороны. А с другой — требуется почитание церковным народом. Можем ли мы сегодня сказать, что имеется то и другое?» Фото автора Примечания 1 Киприан (Керн), архим. Отец Антонин Капустин — архимандрит и начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме (1817–1894). Гл. 8: Иерусалимские годы (1865–1894). URL: http://palomnic.org/rdm/k/10/ (дата обращения: 27.07.2017). Никодим (Ротов), архим. История Русской духовной миссии в Иерусалиме. Гл. 3: Архимандрит Антонин (Капустин) и Русская духовная миссия под его управлением. URL: http://www.rusdm.ru/history.php?item=12 (дата обращения: 27.07.2017). 2 URL: dalmate.ru/muzej.html (дата обращения: 27.07.2017). 3 Cм.: URL: agioi-zaural.ru/images/Issledovanij/2016.pdf (дата обращения: 27.07.2017). 4 Указ № 2596 от 21 декабря 1872 г. (Архив РДМ. Дело № 1700). Может ли возрождение памяти об отце Антонине привести современного человека к вере?  Иосиф, митрополит Курганский и Белозерский Сегодня Святая земля привлекает не только паломников, но и тысячи российских туристов, среди которых много и невоцерковленных людей. Они знакомятся не только со святынями, но и с именем архимандрита Антонина, искренне удивляясь тому, что создали там русские. Мы говорим о нем — создатель Русской Палестины. Но без отца Антонина ее не было и могло вообще не быть. Эта идея пришла только ему, и он ее воплотил. И у людей невольно возникает вопрос: кто он, что это за человек? Действительно, можно ли представить себе сегодня Елеон без «Русской Свечи», храма Марии Магдалины или селение Айн-Карем без Русского Горненского монастыря? Убери из Палестины эти русские места, и у наших соотечественников будет совсем другое восприятие Святой земли, она станет чужой. А так это — Русская Палестина, в ее храмах звучит молитва на родном языке, там наши соотечественники совершают свое служение и молятся о русском народе, о нашей стране, о нашем Отечестве. И близкие сердцу христианские святыни воспринимаются по-другому. И не секрет, что, посещая Святую землю, очень многие более близко воспринимают христианство — как что-то родное, важное для их души. Отцу Антонину удалось создать такой миссионерский инструмент, который работал, работает и будет работать, открывая красоту православия и привлекая к вере очень многих. А непосредственно Батурино может стать мостиком, который соединит людей со Святой землей. Протоиерей Владимир Тарасов, настоятель храма Архимандрит Антонин мне очень симпатичен как человек. Таких людей нельзя предавать забвению. Нам нужно постараться, чтобы о нем узнало как можно больше его земляков. И если люди приедут сюда, задача сделать так, чтобы наш рассказ пробудил в них желание больше о нем узнать.  Важно научиться интересно рассказывать об отце Антонине, тогда люди начнут вникать в историю его жизни, постепенно заинтересуются бытом той эпохи, верой отца Антонина. Значение может иметь даже то, что здесь 100 лет на одном и том же приходе служили его прадед, дед и отец, ведь в 1865 г. отмечали 100-летие рода Капустиных и основание прихода. И тогда, быть может, в них постепенно пробудится интерес к истории и к православной вере, и возникнет потребность по-другому увидеть и устроить свою жизнь, чтобы в ней стало больше радости и больше творчества. Игумен Варнава (Аверьянов), наместник Далматовского монастыря Отец Антонин почти три десятилетия трудился для того, чтобы русские люди могли не просто посетить Святую землю, но почувствовать себя там как дома. Для этого он обустраивал купленные с большим трудом (из-за непонимания со стороны недальновидного начальства, конкуренции инославных, особенностей законодательства Османской империи и др. причин) участки с любовью и заботой, как будто это был его родной дом. Так появлялись на Святой земле островки Святой Руси. Любовь и благоговение к Святой земле и находящимся там святыням отец Антонин пытался привить и русским паломникам. Казалось бы, разве может случиться так, что у православных паломников отсутствует благоговение и любовь к святыням? Оказывается, может. Как Церковь состоит не из одних святых, но и из грешников, лишь стремящихся к спасению, так и на Святую землю попадали самые разные люди. Нередко они несли в себе худшие привычки русского человека. Архимандрит Антонин не забывал обличать, увещевать, наставлять, чтобы имя русского человека стало на православном Востоке синонимом истового благочестия, а не «притчей во языцех». Поэтому благодаря отцу Антонину паломники из России не чужие на Святой земле, и Святая земля для многих из них не чужое место. Для популяризации его памяти по большому счету нужно возрождение веры, что невозможно без Святой земли, без живых примеров конкретных людей. Отец Антонин как раз один из таких идеалов, показывающий своей жизнью, как человек может совместить разные интересы — и научные, и практические — с настоящей верой. Он — образ православного человека. Но, с другой стороны, пример отца Антонина может быть действенным только для тех, кто сможет и захочет увидеть в нем что-то родное и близкое.  Поэтому необходимо говорить, напоминать, рассказывать, действовать по-евангельски: надо сеять, а как семя взойдет — не нам решать. Надо проводить конференции и выпускать книги, статьи, фильмы. Но не нужно ждать, что статья выйдет и вера вдруг расцветет. Может, одного она коснется, а другого и нет. Надо относиться к этому со смиренномудрием и понимать, что у каждого человека свой путь к Богу и о каждом человеке у Бога Свой замысел. Отец Антонин, безусловно, вполне заслуживает того, чтобы о нем знали. А то получается как по поговорке: умного никто не знает, а дурака— вся деревня. Но ведь должно быть наоборот.
24 августа 2017 г. 10:30
Два бойца
Состоявшийся в феврале прошлого года Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви своим определением благословил общецерковное почитание нескольких десятков местночтимых святых и постановил включить их имена в Месяцеслов Русской Православной Церкви. В их числе оказались и два героя-воина — ученики преподобного Сергия схимонахи Александр Пересвет и ­Андрей Ослябя, сложившие свои головы в Куликовской битве в 1380 году. Днями их общецерковной памяти отныне утверждены 7 (20 н.ст.) сентября и 6 (19 н.ст.) июля — праздник Собора Радонежских святых, в списке которого преподобные Александр Пересвет и Андрея Ослябя занимают 12-е место.Настоятель московского храма Рождества Богородицы в Старом Симонове протоиерей Владимир Силовьев вспоминает о закономерно приведших к такому решению событиях последних десятилетий, свидетелем которых ему довелось стать.
14 июля 2017 г. 14:30
Аналитика
Богослужение в соборе Новомучеников и исповедников Российских в Мюнхене 5 февраля. Справа - новонаписанная икона Александра Шмореля
ЖМП № 3 март 2012 /  13 февраля 2012 г. 01:00
версия для печати версия для печати

Александр Шморель: Не забывайте Бога

4–5 февраля в Мюнхене в кафедральном соборе Русской Православной Церкви Заграницей состоялось местное прославление героя антифашистского сопротивления, основателя движения "Белая роза" Александра Шмореля. Архиерейский собор РПЦЗ еще в конце 90-х годов XX века благословил причислить Александра, казненного в застенках гестапо, к лику новомучеников и исповедников Российских. Почему же канонизация произошла только сейчас? "Думаю, что нам всем нужно было духовно дорасти до этого события", — говорит секретарь Германской епархии протоиерей Николай Артемов.

Февральская Пасха

Дата канонизации Александра Шмореля была выбрана не случайно. Именно на 4–5 февраля в этом году выпадает память новомучеников и исповедников Российских, к лику которых причислен и новопрославленный святой. Уже за два часа до начала всенощного бдения в соборе новомучеников и исповедников Российских в Мюнхене стали собираться участники торжеств. Раньше всех прибыли журналисты. По просьбе представителей прессы секретарь Берлинской епархии, старший священник собора протоиерей Николай Артемов продемонстрировал перед объективами камер икону новомученика, законченную буквально накануне прославления, и пояснил детали новонаписанного образа.

Икона не совсем обычная. Святой изображен в стилизованном медицинском халате с красным крестом на левом рукаве, что указывает на его профессиональную принадлежность к медицине. В правой руке вместе с обязательным для мученика крестом Александр держит цветок белой розы, которая символизирует причастность Шмореля к одноименной антифашистской группе, основанной им вместе с братом и сестрой Шоль весной 1942 года. Из необычного — написание на иконе помимо имени мученика также и фамилии — Шморель.

После краткого рассказа отца Николая о жизни и подвиге Александра началась подготовка к крестному ходу. В притвор храма устремились алтарники и прихожане с крестом и хоругвями, за ними выстроился хор. Царские врата распахнулись, из алтаря вышло многочисленное духовенство, и процессия с пением заупокойного "Святый Боже…" медленно двинулась на кладбище "Ам Перлахер Форст", где покоятся останки Александра Шмореля и других членов группы "Белая роза". В 1943 году именно здесь, вблизи кладбища, находилась тюрьма, где содержались и были обезглавлены участники сопротивления. Тогда на месте, где сейчас высится православный собор, был заброшенный пустырь. "В то время никто не мог и помыслить, что здесь будет стоять храм той Церкви, членом которой был Александр Шморель, открыто исповедовавший перед гестапо свою принадлежность к православию", — заметил по этому поводу отец Николай.

Сначала участники крестного хода остановились у захоронений соратников Шмореля — брата и сестры Шоль и еще одного члена антифашистской группы, Христофа Пробста. Почтив их память минутой молчания (Шоль принадлежали к Лютеранской Церкви, Христоф Пробст был католиком), крестный ход двинулся дальше, пока не достиг могилы Александра Шмореля, усыпанной белыми розами. Началась панихида, последняя перед прославлением. Поскольку многие прихожане собора и приехавшие на канонизацию гости — немцы, заупокойное богослужение совершалось на двух языках — церковнославянском и немецком.

По окончании панихиды крестный ход в таком же порядке вернулся в собор. Вскоре началось всенощное бдение. Надо было видеть выражения лиц прихожан, собравшихся в тот вечер в соборе. Такие лица бывают у людей на Пасху в ожидании первого "Христос воскресе". На этот раз подобием пасхального приветствия стал вынос на середину храма иконы новомученика Александра. Храм словно бы взорвался изнутри тихой радостью и тут же замер в благоговейном молчании. В эту минуту все молившиеся в храме, независимо от их языка и национальности, как-то особенно отчетливо испытали чувство единства в духе и истине. Об этом ощущении на следующий день в воскресной проповеди упомянул и архиепископ Берлинский и Германский Марк. "Прославление мученика Александра Шмореля, который объединял в себе немецкое и русское начала, лишний раз показало, что все мы находимся в Единой Апостольской Церкви, и наши объятия раскрыты для всех, кто приходит сюда в поисках истины", — отметил владыка.

Кстати, как оказалось, пасхальные ассоциации также были вполне закономерны. Как позже рассказал мне друг Шмореля русско-армянский эмигрант Николай Хамазаспян, по одной из версий, название "Белая роза" было взято Александром из "Великого инквизитора" Достоевского, из эпизода, в котором явившийся в позднесредневековой Севилье Христос воскрешает умершую девочку. Помните? "Процессия останавливается, гробик опускают на паперть к ногам его. Он глядит с состраданием, и уста его тихо и еще раз произносят: “Талифа куми” — “и восста девица”. Девочка поднимается в гробе, садится и смотрит, улыбаясь, удивленными раскрытыми глазками кругом. В руках ее букет белых роз, с которым она лежала в гробу" (Ф.М. Достоевский. Братья Карамазовы. Ч. 2. Кн. 5). Белая роза для членов одноименной группы стала, таким образом, символом воскресения, победы жизни и свободы над грехом и смертью.

Антифашист…

Несмотря на то что решение о канонизации новомученика Александра было принято Архиерейским Собором РПЦЗ еще в середине 90-х годов XX столетия, его прославление состоялось только сейчас. "То, что прошло так много времени, не случайно, — говорит протоиерей Николай Артемов, — до канонизации нам всем надо было духовно дорасти, и естественно, что это духовное развитие потребовало определенного времени".

По словам отца Николая, с формальной точки зрения канонизировать Александра Шмореля можно было довольно быстро, однако истекшие годы показали, что прославление — живой, неформальный процесс, который выходит за рамки церковной бюрократии. "Канонизация стала своего рода итогом непростого исторического пути нашей Церкви в новейшее время, — отмечает отец Николай. — За период, прошедший с момента решения Архиерейского Собора о канонизации Александра, был подписан акт канонического общения РПЦ МП и РПЦЗ, а кроме того, в самой Германии произошло переосмысление истории кровавого прошлого страны".

В чем же заключается подвиг новомученика Александра? Почему среди тысяч казненных и замученных в застенках гестапо антифашистов именно имя Александра Шмореля вписано в православные святцы? Для того чтобы лучше понять смысл канонизации, обратимся к обстоятельствам жизни святого.

Александр Шморель родился в Оренбурге 16 сентября 1917 года в семье немцев, давно живших в России, но сохранявших германское подданство. Его отец Хуго Шморель был врачом, мать Наталья Введенская — дочерью православного священника. Александра крестили и воспитали в православной вере. Когда Александру было чуть больше года, Наталья умерла от тифа. Его отец вскоре вступил во второй брак с немкой Елизаветой Гофман. В 1920 году семья перебралась в Германию, в Мюнхен, где у Шморелей были родственники.

В Мюнхене Александр учился в гимназии, принимал деятельное участие в жизни спортивных организаций, а после окончания гимназии в 1937 году отбывал обязательную для всех трудовую повинность. Его характер и убеждения в те годы уже полностью сформировались. Письма Александра родным из трудового лагеря проникнуты отвращением к тоталитарному режиму, нацистской идеологии, исключавшей свободу и, наоборот, культивировавшей в человеке стадность, трусость и приспособленчество. В это же время он благодаря знакомству с уже упоминавшимся выше Николаем Хамазаспяном открыл для себя русскую классику. "Мы вместе читали русскую литературу, — вспоминает Николай Данилович, — Шурик, как я его звал, особенно проникся Достоевским. Правда, тогда ему было не всё понятно. Конечно, он разговаривал дома по-русски, однако литературный язык, особенно язык Достоевского, отличается от бытового. Вскоре благодаря нашим занятиям он стал лучше и разговаривать по-русски, и понимать русскую культуру".

В стремлении поскорей разделаться с военной службой Александр добровольно вступил в армию. Предчувствуя неминуемое приближение войны с Россией и не желая воевать против своей родины с оружием в руках, Александр вместе с ближайшим другом Христофом Пробстом поступил на медицинский факультет университета. С началом военных действий против Советского Союза Александр служил санитаром в мюнхенской больнице Харлахинг. По результатам практики он получил свидетельство о том, что он "старателен, поведение отличное, годен работать врачом".

В июне 1941 года Александр познакомился с Гансом Шолем, который так же, как и он, отвергал нацистскую идеологию. Не желая молча терпеть происходящее вокруг, они решили начать изготавливать листовки антигитлеровского содержания. Вскоре вокруг них образовался круг единомышленников, с энтузиазмом воспринявших эту идею. Так появилась "Белая роза". Шоль и Шморель сочинили первые четыре листовки "Белой розы" и начали распространять их в Мюнхене и за его пределами. Параллельно с этим ребята читали Достоевского, слушали переводы русских классиков.

Вскоре Шмореля, Пробста и еще одного их друга Вилли Графа направили на Восточный фронт. Друзья были прикомандированы к 252-й дивизии, располагавшейся в районе Гжатска. Работая врачами полевого госпиталя, они, несмотря на существовавший в вермахте запрет поддерживать контакты с русскими, могли беспрепятственно знакомиться с местным населением, ходить на рыбалку, читать. Ребята открывали для себя страну, известную им лишь по книгам и рассказам Шморелей.

Сам Александр воспринял отправку на Восточный фронт как возвращение на родину. Однажды он даже чуть было не перебежал к партизанам. Вот как рассказывает об этом Николай Хамазаспян: "Во время одного из своих приездов в Мюнхен Александр рассказал мне, что одна девушка, из местных, предложила провести его к партизанам и попросил моего совета. Мне удалось его отговорить. Во-первых, сказал я, девушка может быть нацистским провокатором. Во-вторых, партизаны вряд ли встретили бы немецкого перебежчика с распростертыми объятьями. Возможно, просто поставили бы к стенке". В Гжатске у Александра остались новые знакомые — некие Валентин и Нелли, которым уже по возвращении в Мюнхен он адресовал свои письма, проникнутые неизбывной тоской по России. "Я не ощущаю себя здесь как дома. Меня тянет на родину. Только там, в России, я смогу почувствовать себя дома", — писал он.

После возвращения в Мюнхен деятельность по распространению листовок возобновилась. В составлении пятой листовки друзьям помогал их старший товарищ, профессор философии Курт Хубер. Под его пером новое "Воззвание ко всем немцам" было очищено от юношеского романтизма и пафосности, обрело лаконичность и ясность изложения. Листовку изготовили тиражом в 6000 экземпляров и распространили по всей Баварии, что вызвало серьезную озабоченность гестапо. Поражение немецкой армии под Сталинградом стало поводом для написания новой листовки. Кроме того, под покровом ночи друзья расписали стены общественных зданий в центре Мюнхена лозунгами "Долой Гитлера" с перечеркнутой свастикой.

18 февраля во время сброса листовок в Мюнхенском университете были арестованы Ганс Шоль вместе со своей сестрой Софи. Первые же допросы задержанных показали, что к ближайшему окружению Шоль принадлежали Вилли Граф и Александр Шморель. Оба немедленно были объявлены в розыск. Николай Хамазаспян рассказывает, что на следующий день после ареста брата и сестры Шоль Александр появился у него на квартире и рассказал о случившемся. Николай дал ему свою одежду, продукты и снабдил его своим болгарским паспортом. Однако это не помогло. Через некоторое время Шморель, укрывшийся во время воздушной тревоги в бомбоубежище, был опознан, доставлен в гестапо и брошен в тюрьму, где провел около пяти месяцев. 13 июля 1943 года по приговору суда Шморель был казнен на гильотине. Перед смертью узника посетил священник мюнхенского православного прихода отец Александр Ловчий, будущий архиепископ Берлинской епархии. Александр исповедался, причастился и мужественно принял мученическую кончину.

… и святой

Именно в тюрьме в полной мере раскрывается жертвенное понимание Александром его противоборства с нацистским режимом, жажда духовной свободы, его подлинно православное самосознание. Об этом свидетельствуют протоколы допросов новомученика, его письма родственникам и друзьям, которые, по словам протоиерея Николая Артемова, "озаряет неподдельный свет предстоящей ему мученической кончины". На допросах Шморель обличал национал-социализм как богоборческую и античеловеческую идеологию, основанную на гордыне, насилии и властолюбии. В то же время в ответ на обвинения в симпатиях к советской власти он также твердо называл себя "откровенным врагом большевизма".

По мнению отца Николая Артемова, одинаково непримиримое отношение Шмореля к нацизму и коммунизму делает его мученический подвиг значимым для России не в меньшей степени, чем для Германии. По словам священника, в свете состоявшейся канонизации России, как и Германии, также необходимо трезво посмотреть на свое прошлое в XX веке и честно ответить на ряд вопросов, которые в настоящее время стараются не озвучивать, ссылаясь на давность лет. "Нам нужно осмыслить, что же произошло с нами и с нашей страной за эти годы. Ведь если безбожный, тиранический режим в Германии длился всего 12 лет, то в России эпоха тоталитаризма и государственного атеизма продолжалась гораздо дольше", — подчеркивает он.

Примечательно, что, говоря о своей религиозной принадлежности, Александр открыто исповедовал перед следователями гестапо свое православие. "Я строгий последователь Русской Православной Церкви", — свидетельствовал он, отвергая при этом все подозрения, что местные православные священники участвовали в его антигосударственной деятельности. "Я дозрел до того, что даже в моем теперешнем положении весел, спокоен и обнадежен. Я надеюсь, что вы также прошли сходный путь развития и что вы со мной вместе после глубокой боли разлуки пришли к тому состоянию, где за всё возблагодарили Господа" — эти слова из письма Александра Шмореля, написанного в камере смертников за несколько дней до казни, свидетельствуют о глубокой вере юноши и подлинно христианском мироощущении человека в преддверии неизбежной смерти.

Впрочем, смерть не была такой уж неизбежной. Николай Хамазаспян свидетельствует, что у Шмореля была возможность избежать казни. "Мы с еще одним нашим товарищем, Жоржем, разработали план спасения Шурика. Как оказалось, сторож, у которого были ключи от камеры, не особенно симпатизировал нацистам и согласился на свой страх и риск помочь Шморелю бежать, — говорит Николай Данилович. — В пятидесяти километрах от Мюнхена был лагерь для рабочих-иностранцев, и Александр по подложным документам мог бы спокойно там затеряться. Но он отказался". По словам Николая Даниловича, отказ Шмореля был мотивирован прежде всего его заботой о стороже. "Я не хочу, чтобы из-за меня казнили этого человека", — сказал Александр, узнав о подробностях плана его побега. Характерны также его последние слова, сказанные перед смертью друзьям, слова человека, выполнившего свою миссию на земле: "Если даже в самый день казни кто-нибудь предложит взойти на эшафот вместо меня, я не позволю ему сделать это. Я исполнил свое предназначение на этой земле и не хочу более здесь оставаться".

О другой возможности избежать казни и твердой решимости Александра пострадать за свое дело рассказывает архиепископ Марк: "Известно, что по поручению властей священник, который причащал Шмореля в тюрьме, предложил ему выбор — отказаться от своих воззрений и тем самым сохранить жизнь. Но Александр не пошел на это. То есть совершенно сознательно пожертвовал собой ради своих христианских убеждений".

Для довершения предсмертного портрета Александра Шмореля нельзя не привести фрагмент его последнего письма родителям.

"Мои любимые отец и мать! Итак, все жё не суждено иного, и по воле Божией мне следует сегодня завершить свою земную жизнь, чтобы войти в другую, которая никогда не кончится и в которой мы все опять встретимся. Эта встреча да будет вашим утешением и вашей надеждой. Для вас этот удар, к сожалению, тяжелее, чем для меня, потому что я перехожу туда в сознании, что послужил глубокому своему убеждению и истине. По всему тому я встречаю близящийся час смерти со спокойной совестью. Вспомните миллионы молодых людей, оставляющих свою жизнь далеко на поле брани — их участь разделяю и я. Немного часов, и я буду в лучшей жизни, у своей матери, и я не забуду вас, буду молить Бога об утешении и покое для вас. И буду ждать вас! Одно особенно влагаю в память вашего сердца: не забывайте Бога!!!"

Почему он?

Почитание Александра Шмореля в Берлинской епархии РПЦЗ началось еще в начале 90-х годов. В это время открылись архивы, появились первые статьи и монографии о движении "Белая роза". Архиепископ Марк рассказывает, что вначале интерес к Шморелю возник среди местной православной молодежи. "Ведь Шморель и его друзья тоже были молодыми людьми, студентами, которые, однако, вместо того чтобы пить пиво, занимались серьезными делами", — говорит владыка. Параллельно с появлением всё новых сведений о жизни и подвиге Александра росло и его почитание в Мюнхене и других городах. Люди стали приходить на могилу Шмореля, молиться и получать помощь.

После решения о канонизации Александра нужно было написать службу новому святому. За ее составление взялся сам архиепископ Марк, к тому времени уже имевший опыт написания службы преподобномученице, великой княгине Елизавете Федоровне. Работа над новым текстом длилась довольно долго. По признанию самого архиепископа, выкроить в плотном рабочем графике правящего архиерея достаточно времени для такого ответственного и серьезного дела непросто. Однако капля камень точит. "Ко мне постоянно обращались и спрашивали, когда же будет служба, когда же произойдет прославление, — вспоминает архиепископ, — таких обращений было так много, что я наконец отложил всё, сел и завершил работу". Сейчас служба уже напечатана и издана. Следующий этап — перевод текста на немецкий язык, который, как ожидается, скоро будет завершен.

Состоявшееся прославление Александра Шмореля в чине новомучеников и исповедников Российских лежит в русле уже сложившейся за последние годы традиции канонизации православных христиан, пострадавших от безбожной власти. В подавляющем большинстве случаев сначала совершается прославление мученика как местночтимого святого епархии, которая выступает с инициативой его канонизации, а уже потом происходит и его общецерковное почитание. При этом, как известно, для канонизации мученика обязательными являются только факт его страдальческой кончины и свидетельства о его праведной жизни. В случае с Александром Шморелем оба обстоятельства налицо.

Несмотря на, казалось бы, очевидные факты если не мученичества, то по крайней мере страстотерпчества Александра Шмореля, у многих людей всё же возникает вопрос, почему именно он? Давайте тогда канонизируем и остальных героев-подпольщиков, среди которых, наверняка, были христиане, не менее твердо державшиеся своих убеждений. Больше чем уверен, что таковых было немало. Однако прославление в лике святых — это не орден за заслуги перед Церковью. Канонизация нужна не святым, которые и так пребывают в вечной славе Творца, а нам, людям, принадлежащим к земной Церкви. В канонизации нового святого мы получаем возможность молитвенного диалога с человеком, который своей кончиной засвидетельствовал верность Христу. Святый новомучениче Александре, моли Бога о нас!

Евгений Мурзин,

Мюнхен - Москва

Комментарии:

Архиепископ Берлинский и Германский Феофан (РПЦ МП)

Вспомним, что мученик в переводе с греческого означает свидетель. В своих страданиях Александр Шморель выступил свидетелем против антихристианской и античеловеческой идеологии, против того, что разрушает душу человека. Своей смертью он засвидетельствовал, что христианин не может смириться с богоборческой идеологией. Александру хватило мужества бросить вызов режиму, открыто заявить о своей позиции. И вот за это христианское мужество мы его и почитаем. Также нельзя не отметить, что страдальческая смерть Александра явилась логическим венцом всей его жизни. Ведь, помимо подвига, очень важно, что представляет собой повседневная жизнь человека, имеет ли она христианский контекст. И мы видим, что в своей обыденной жизни Александр был настоящим христианином. Он не кичился своей антифашистской деятельностью, не выставлял себя героем, а просто жил по совести. И вот эта обыденность его веры, его борьбы и его подвига в конечном счете и привела его к святости.

 Архиепископ Берлинский и Германский Марк (РПЦЗ):

Мы прославляем Александра Шмореля как новомученика на основе его жизни и главным образом на основе его кончины. Он боролся с нацистской системой, был инициатором создания и вдохновителем движения "Белая роза", действуя при этом исключительно из христианских побуждений. Как человек, который знает, что он создан для свободы. Он начал борьбу с режимом, потому что не мог жить по-другому. Выступив против системы, Александр и его соратники не строили грандиозных планов, не думали о том, что им грозит, а просто делали то, что, по их убеждению, они должны были делать. Ну и, конечно, святость Александра определяют последние дни его жизни, содержание писем, которые он писал из тюрьмы.

 Николай Хамазаспян, друг и соратник Александра Шмореля:

Когда прославление Александра Шмореля еще только готовилось, меня вызвал архиепископ Берлинский и Германский Марк и поинтересовался моим мнением на этот счет. Тогда я сказал, что Шурик был хорошим человеком, но объявлять его святым — это слишком много. Думаю, сказал я, он сам пока еще не готов к этому. Сейчас я чувствую себя немного виноватым за эти слова. Ведь самое важное — последние дни человека перед смертью, его поведение, мысли и чувства накануне перехода в вечность. То, каким был Александр Шморель в тюрьме, его отношение к себе, к жизни, к окружающим людям, достаточно для святости.

13 февраля 2012 г. 01:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи