iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00
Аналитика
Архиепископ Холмогорский и Важский Афанасий
19 марта 2012 г. 02:30
версия для печати версия для печати

Почему состоялся "гений Ломоносова"?

18 марта исполнилось 330 лет со дня хиротонии Афанасия, архиепископа Холмогорского и Важеского.  О Холмогорах мы чаще вспоминаем в связи с именем Михаила Ломоносова, 300-летний юбилей которого не так давно отмечался в России. Выдающийся ученый и просветитель, он основал современный русский язык, написал краткую историю России, разработал концепцию и учебную программу первого российского университета. Но состоялся бы этот гений без самой яркой звезды в созвездии епархиальных архиереев петровского времени, Преосвященнейшего Афанасия, чья память сегодня незаслужено забыта?

Именем Ломоносова названы десятки улиц в городах России, научные заведения, в том числе Московский и Северный Арктический университеты. О нем снято немало художественных фильмов. По стране установлены десятки его памятников. Захоронение в Санкт-Петербурге ухожено, находится под опекой государства.

По архиепископу Афанасию – почти ничего. Отпечатанная до революции биография, опубликованная на сайте областной библиотеки, уже много лет тщетно ожидает переиздания. Книга, изданная покойным историком, ректором Поморского университета Владимиром Николаевичем Булатовым (1946-2007) в 2002 году, давно разошлась. Могила в запустелом Соборе, который построил Владыка, давно неизвестно кем раскопана, останки, возможно, уже и не найти. Улиц с его именем нет, и если и будут, то вспомнят ли жители города, что именно архиепископ Афанасий создал на колокольне в Холмогорах первую на Севере обсерваторию, построил Новодвинскую (тогда Петропавловскую) крепость, создал фармацевтический справочник в двух томах, сделал карту устья Двины, разработал три пути наступления на Швецию в Северной войне, создал косторезные, иконописные артели, артели каменщиков, переписчиков книг?

Страна узнала о нем благодаря актеру Ивану Лапикову, сыгравшему Владыку в фильме «Россия молодая» (1981, студия им.М.Горького, реж.Ю.Герман). А затем снова, как говорится «в тень и пыль веков». Увы, не нашлось ни одного государственного руководителя, который послушал, почитал бы об архиепископе Афанасии, привел бы в порядок его труды, могилу – ради славы Русского Севера. И говорить о том, что это неправильно, несправедливо – банально. История вообще несправедлива…

Архиепископ Афанасий возводил каменные храмы по всему Северу, преследовал раскольников, создал библиотеку, иконописную мастерскую, под его руководством сложилась своя книгописная школа. Его перу принадлежит немало богословских произведений. К слову, в 1682 году всего за пятьдесят дней он написал полемический трактат "Увет духовный", ставший одним из главных антираскольнических сочинений XVII столетия. Архиепископ Афанасий был другом и соратником Петра Великого. Но, желая ослабить церковь и усилить свою самодержавную власть, Петр не назначил своего наставника на патриаршество, впоследствии и вовсе отменив его.

Ломоносов написал множество од Императорам Всероссийским – начиная с Иоанна Антоновича и заканчивая Екатериной Великой, дружил с ближайшим к Императрице Елизавете графом, генерал-фельдмаршалом, реформатором Петром Ивановичем Шуваловым (1710-1762), лично показывал Екатерине великолепие своих мозаик, собственные физические и химические опыты,  но не возглавил Академию наук, к чему, возможно, стремился.

Да, честолюбие, скомпрометированное в коллективистские времена ХХ века, было мощным двигателем с положительным знаком в петровскую эпоху. Но и достойный патриаршества Владыка, и блестящий ученый, были хоть и полезны, но чересчур самостоятельны для царева круга. 

А был ли возможен один без другого?

Понятно, что архиепископ Афанасий состоялся без Михаила Васильевича. А вот состоялся бы последний без творческой обстановки Холмогор, постепенно гаснущей, но все еще светящей сильным светом? Думается, едва ли.

Чем уникальны Холмогоры конца XVII - начала XVIII веков? Рядом уже возник Архангельск, административный центр, и, казалось бы, холмогорский удел – потихоньку увядать, отдавая людей, ресурсы молодому удачливому сопернику. Будучи хиротонисан во епископа Холмогорского и Важеского с возведением в сан архиепископа, Афанасий разворачивает судьбу Холмогор на полстолетия навстречу течению истории. Именно там, а не в Архангельске, он начинает создание Соборного комплекса и архиерейской резиденции, которые становятся образцом для возникновения каменного строительства по всему Северу, заново возводит крепость. Строительство храмов требует росписи, резьбы, иконописи, церковных книг – епископ создает косторезные, иконописные артели, артели каменщиков и книгописцев. В Холмогоры едут «специалисты» из Москвы, Вологды, из-за границы, но большинство мастеров – холмогорские. Архиепископские занятия фармацией собирают лекарей, занятия географией –картографов, разведкой – создают контакты с иностранными купцами и так далее. И все это в краткий период жизни неутомимого Владыки.

После его смерти в 1702 году холмогорское Возрождение медленно угасает в течение нескольких десятилетий.  Именно на время этого постепенного заката приходится пора юного Ломоносова.              

Наследие Преосвященнейшего Владыки – это библиотека в 500 томов, нехарактерные ранее («до Афанасия») для Севера каменные церкви, в каждой из которых действует воскресная школа, строительные, иконописные и косторезные мастера - явно в избытке, отчего все чаще отъезжают в Архангельск и далее в Петербург.

Благодаря усилиям Владыки, угасающий городок с населением в 2000 человек резко, на протяжении жизни одного поколения, преобразился в центр культуры и науки, что позволило Михаилу Ломоносову увидеть возможности Человека, поверить, что и ему под силу совершить нечто подобное. В то же время постепенное угасание Холмогор после смерти архиепископа Афанасия, пустеющие дома, отъезд интересных людей из города,  вероятно, подвигли его оставить родные места и устремиться в столицу.  А ведь не соверши он этого путешествия, и не было бы того Ломоносова, каким мы знаем его сегодня.

Причудливая игра причин и следствий Истории не позволяет утверждать наверняка, что архиепископ Афанасий и его деятельность – причина появления «гения Ломоносова. Но считать, что именно Владыка заложил краеугольный камень в фундамент этого явления, думается, будет вполне справедливо.

Владимир Станулевич

Справка "ЦВ"

2 сентября 1681 года Царь Федор Алексеевич представил на обсуждение Патриарха Иоакима и Собора русских архиереев свой проект открытия новых епархий. Предполагалось создать и пять епархий на Русском Севере, в том числе «на Колмогорах». Первым архиепископом Холмогорским и Важским стал Афанасий (Любимов-Творогов; в миру — Алексей Артемьевич; 1641—1702).

5 июля 1682 года архиепископ Афанасий принял участие в споре с раскольниками о вере в Грановитой палате Кремля. Это событие принесло ему известность. Он так умело и жестко вел полемику, что его главный оппонент, Никита Пустосвят, не сдержавшись, стал «бити и терзати» владыку. По легенде. Пустосвят выдрал у Афанасия часть бороды, и архиерею приходилось впоследствии бриться. Но источники утверждают, что он не имел бороды «от природы». Благодаря работам двух живописцев — московского (по заказу самого архиерея) и двинского — мы знаем, как выглядел архиерей.

На Русском Севере архиепископ Афанасий столкнулся с двумя трудноразрешимыми проблемами. Последователь реформ Никона, он жестоко преследовал старообрядцев. Основным средством противодействия расколу архиепископ Афанасий считал просвещение прихожан своей епархии, а для этого необходимы были образованные священники. Молодых юношей владыка направлял на учебу в православные школы и училища, по окончании которых священнослужителей определяли учителями в церковно-приходские школы.

Для борьбы с наиболее активными староверами архиепископ применял и репрессивные меры. По его приказу раскольников, «скованных и связанных», со всей обширной епархии присылали в Холмогоры. Их содержали в тюрьме при архиерейском доме, допрашивали и избивали, заставляли отказаться от старообрядчества. Однако перелом в религиозном сознании большой части поморского населения, несмотря на властность и жестокость владыки, так и не наступил.

На Русском Севере издавна существовала демократическая традиция избрания священника. Церковные акты постоянно упоминают о таких выборах. Архиепископ Афанасий сделал попытку прекратить приходские выборы и «изъять избирательные списки и порядные, записи». Однако эта попытка оказалась неудачной. Демократические традиции в Православной Церкви Русского Севера сохранялись вплоть до XVIII века.

Сохранившаяся после его смерти библиотека архиепископа Афанасия - свидетельство большого уважения и любви ее владельца к книге. В описи упомянуто 270 названий книг и 490 отдельных томов. Почти половина книг были рукописными. Палеографические особенности рукописей, созданных в Холмогорах в конце XVII века, позволяют сделать определенный вывод о сложившейся там школе книгописания.

Архиепископ Афанасий был автором ряда произведений богословско-полемического характера, направленных против раскола: «Цвет .духовный» (1682), «Книга о пресуществлении» (1688) и «Щит веры» (1690). Им также написаны научные труды – «Описание трех путей России в Швецию» (1701) и медицинский трактат (Лечебник) «Реестр дохтурских наук» с рецептами изготовления и применения различных лекарств. Среди произведений холмогорского архиепископа особое место занимает толкование на «Шестоднев», где наиболее полно выражено мировидение автора, его взгляд на внешний мир, человека и его предназначение.

Преосвященнейшего Афанасия называют «самой яркой звездой в созвездии епархиальных архиереев петровского времени».

 

 

19 марта 2012 г. 02:30
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00