iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Архимандрит Тимофей (Саккас): «Троицкий храм в Афинах сплотил русскую диаспору»
13 октября в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына состоялся круглый стол на тему «Центры духовной и культурной жизни русской эмиграции в Афинах: Свято-Троицкий храм и Греко-русский дом престарелых». Представители Церкви, преподаватели Афинского национального университета им. И. Каподистрии и сотрудники Дома русского зарубежья рассказали о центрах, которые объединили русскую общину в Греции в первые годы эмиграции и помогли сохранить веру, культуру и язык в изгнании. 13 октября в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына состоялся круглый стол на тему «Центры духовной и культурной жизни русской эмиграции в Афинах: Свято-Троицкий храм и Греко-русский дом престарелых». Представители Церкви, преподаватели Афинского национального университета им. И. Каподистрии и сотрудники Дома русского зарубежья рассказали о центрах, которые объединили русскую общину в Греции в первые годы эмиграции и помогли сохранить веру, культуру и язык в изгнании. 13 октября в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына состоялся круглый стол на тему «Центры духовной и культурной жизни русской эмиграции в Афинах: Свято-Троицкий храм и Греко-русский дом престарелых». Представители Церкви, преподаватели Афинского национального университета им. И. Каподистрии и сотрудники Дома русского зарубежья рассказали о центрах, которые объединили русскую общину в Греции в первые годы эмиграции и помогли сохранить веру, культуру и язык в изгнании.
14 октября 2016 г. 17:01
Аналитика
ЖМП № 9 сентябрь 2012 /  24 августа 2012 г.
версия для печати версия для печати

Военные священники: трудности роста

Прошло три года с момента обнародования президентского решения о введении в российских Вооруженных силах института военного духовенства. В реформированной армии для священнослужителей было введено 242 должности. Однако заполнить все штатные "клетки" за это время не удалось. Сегодня в армии на постоянной основе трудятся 21 православный священник и один имам. Двадцать два человека, назначенные на должность, стали своего рода первопроходцами. Ежедневным трудом, путем проб и ошибок, успехов и неудач они выстраивают принципиально новую модель работы священника в Вооруженных силах. Насколько успешно это происходит, судить пока сложно.

Взаимодействие Церкви и армии в постсоветской России продолжается уже более пятнадцати лет, однако до недавнего времени люди в рясах воспринимались военнослужащими скорее как гости. Они приходили в часть по случаю принятия присяги, юбилеев, памятных мероприятий... Священники работали на голом энтузиазме, а их деятельность в воинских частях регламентировали соглашения, подписанные Русской Православной Церковью с родами и видами войск и содержащие весьма расплывчатые формулировки.

Теперь ситуация в корне изменилась. В одночасье священник превратился в помощника командира по работе с верующими военнослужащими, который постоянно находится рядом и участвует в повседневной жизни воинского соединения.

Естественно поэтому, что после без малого векового разрыва Церкви и армии сегодняшняя действительность неизбежно вызывает к жизни неизвестные ранее вопросы и проблемы. Рассмотрим основные из них.

Функциональные обязанности. Сегодня статус и обязанности священнослужителя в армии регулируются главным образом тремя документами. Это "Положение по организации работы с верующими в Вооруженных силах РФ", "Основы концепции работы с верующими военнослужащими в Вооруженных силах РФ" и "Типовые функциональные обязанности". В них говорится о задачах и формах взаимодействия священника с солдатами и офицерами, а также даются общие стратегические установки по организации деятельности органов по работе с верующими военнослужащими в мирное и военное время. Детального описания того, что именно и в какое время должен делать военный пастырь, пока нет. Выработать такие инструкции — задача сегодняшнего дня, признают в Министерстве обороны. "Сегодня нужен нормативный акт, в котором были бы прописаны моменты, связанные с организацией повседневной деятельности священнослужителя в армии, — говорит начальник управления по работе с верующими военнослужащими Минобороны РФ Борис Лукичев. — Кроме того, в связи с тем что в армии служат люди разных вероисповеданий, нужно прописать, как священнику работать в этой ситуации, что ему делать в военных условиях, в ходе боевой подготовки. Такая нормотворческая работа сейчас ведется, но нужно учесть очень много факторов". Факторов действительно много. Начиная от места священника во время тактических учений до вопроса о времени воскресной Литургии. Ведь воскресенье только формально считается свободным днем. На деле же оно максимально насыщено разного рода спортивными и культурными мероприятиями — соревнования, просмотры кинофильмов, дополнительная физическая подготовка и т.д., которые начинаются с раннего утра и продолжаются практически до отбоя. Что делать священнику в этой ситуации? Служить Литургию для всех желающих до подъема? Вписать богослужение в общий план мероприятий с указанием точного времени и количества военнослужащих? Заменить Литургию поздней вечерней или духовной беседой? И это только один пример из длинной череды недоумений, возникающих сегодня в работе военного священника.

Вдобавок ко всему регламентация деятельности священнослужителя в армии осложняется невозможностью создать некий общий шаблон для всех видов и родов войск. Дежурства у ракетчиков, вахта у моряков, длительные полевые выезды в пехотных частях — всё это накладывает свою специфику на жизнь воинского коллектива, частью которого является священник. Поэтому, даже если нормативный документ, о котором говорят в Минобороны, и появится, многое священнику по-прежнему придется изобретать и решать самостоятельно.

Квалификационные требования. В настоящий момент квалификационные требования к кандидатам на должность помощников по работе с верующими военнослужащими предельно просты. Кандидат должен быть гражданином Российской Федерации, не иметь двойного гражданства и судимости и, наоборот, иметь уровень образования не ниже среднего, рекомендацию от религиозного объединения, положительное заключение медицинской комиссии и опыт работы в соответствующем религиозном объединении не менее пяти лет. Сегодня этот список уточняется и дополняется. Конечного документа в этой области пока не выработано. Однако похоже, что в руководстве Министерства обороны далеко не все представляют себе даже те простые критерии, которым должен отвечать военный священник. Сравнительно недавно СМИ облетело высказывание высокопоставленного чиновника военного ведомства, пожелавшего сохранить анонимность. Он, в частности, посетовал, что недостаток священников в армии связан с тем, что не все кандидаты, предлагаемые религиозными организациями, отвечают предъявляемым в армии требованиям. При этом требования, перечисленные чиновником, дают повод усомниться либо в его компетентности, либо в искренности самого высказывания. По словам источника, военный священник до вступления в должность обязан прослужить в армии не менее пяти лет и обладать хорошей физической подготовкой, что не находит подтверждения ни в одном из существующих нормативных актов. Надо сказать, что в Синодальном отделе по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями слова анонима из Минобороны восприняли с недоумением. По свидетельству председателя отдела протоиерея Димитрия Смирнова, список из 14 кандидатов на должности помощников командиров по работе с верующими военнослужащими, отвечающих всем требованиям (более того, многие из кандидатов имеют старшие офицерские звания и знакомы с армейской службой не понаслышке), уже более полугода находится на утверждении в Министерстве обороны. Кроме того, в синодальном отделе подготовлены еще 113 священнослужителей, дела которых длительное время ожидают своего рассмотрения руководством военного ведомства.

Критерий эффективности работы. Вопрос, как и в соответствии с какими соображениями оценивать результаты работы военного священника, также ждет своего решения. Какой показатель может стать критерием эффективности? Сокращение числа преступлений в воинской среде? Снижение шкалы неуставных отношений? Повышение служебной мотивации? Но все эти задачи входят и в компетенцию офицеров-воспитателей. А рассчитать, что, допустим, вклад священника в преодоление некоей социальной проблемы составил 60%, а органов по воспитательной работе 40% априори невозможно и абсурдно. Пока высказывается точка зрения, что одним из критериев могли бы стать конкретные отзывы командиров о том или ином священнике. Но в этом случае в оценке работы священника основную роль начинает играть субъективный фактор. Представим себе, что командир — воинствующий атеист, который на дух не переносит присутствие в жизни части религиозной составляющей. Тогда, даже если священник "горит" на службе, командирский отзыв вряд ли будет положительным.

Объекты религиозного назначения на территории Министерства обороны. За минувшее время на территории воинских частей с использованием привлеченных средств построены сотни православных храмов и часовен. Фактически это постройки, находящиеся в ведении департамента имущественных отношений Минобороны. С другой стороны, все культовые здания представляют собой объекты религиозного назначения и в соответствии с недавно принятым законом могут быть переданы Церкви, для чего последняя должна сама сделать запрос об их передаче. Полгода назад Минобороны направило в Патриархию соответствующее письмо за подписью министра с приложенным к нему перечнем храмов. По словам Бориса Лукичева, представленный перечень уже разослан по епархиям на отзыв правящим архиереям. "Но епархиальные архиереи люди обстоятельные и солидные, работают внимательно, поэтому полгода прошло, а ответа нет. А без него мы не можем предпринимать никаких действий", — говорит он. Кроме того, вопрос о передаче осложняется еще и тем, что ряд храмов не имеет должного документального оформления, так что их имущественный статус до конца не определен. Здесь же можно упомянуть и о проблеме обеспечения воинских храмов церковной утварью и предметами, необходимыми для богослужения. Поскольку в расходных статьях Минобороны не существует соответствующей графы, материальную нагрузку по приобретению облачений, свечей, вина, хлеба берет на себя местная епархия или лично священник.

Это основные, но далеко не все проблемы, связанные с формированием в Российской армии института военного духовенства. Сюда же можно отнести и порядок профессиональной переподготовки военных священников, вопросы, связанные с материальным довольствием священнослужителя, особенностями его статуса и т.д. Имеющиеся вопросы должны решаться и, уверен, будут рано или поздно сняты с повестки дня. Штатное военное духовенство переживает сегодня болезни роста. В сложившейся ситуации главное, чтобы все заинтересованные стороны — и Министерство обороны, и религиозные объединения — в полной мере осознали важность и востребованность новой военно-церковной структуры. И сообща, сотрудничая, а не конфликтуя, двигались к общей цели — сильной армии, обладающей как мощным боевым потенциалом, так и крепкими духовными традициями.

Евгений Мурзин

Кто может стать военным священником

Общие требования, предъявляемые к должностным лицам по работе с верующими военнослужащими:

* Должностные лица по работе с верующими военнослужащими должны быть профессионально подготовленными специалистами, обладать необходимыми знаниями и умениями, позволяющими эффективно планировать, организовывать и проводить работу по укреплению духовно-нравственных основ военнослужащих.

* К должностным лицам по работе с верующими военнослужащими предъявляются следующие требования:

должен быть гражданином Российской Федерации;

не иметь двойного гражданства;

не иметь судимости;

иметь уровень государственного образования не ниже среднего (полного) общего образования;

иметь рекомендацию от соответствующего религиозного объединения;

иметь положительное заключение медицинской комиссии о состоянии здоровья.

* При назначении на руководящую должность должностные лица по работе с верующими военнослужащими должны иметь опыт служения в соответствующем религиозном объединении не менее пяти лет.

* Лица, назначаемые на соответствующие должности, должны пройти специальную подготовку по вопросам военной службы в порядке и на условиях, установленных в Министерстве обороны РФ.

24 августа 2012 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи