iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Аналитика
ЦВ № 23 (348) декабрь 2006 /  15 декабря 2006 г.
версия для печати версия для печати

Всероссийская игумения

В кругу семьи
Людмила Жегалова родилась 26 июня 1921 года в Риге в благочестивой и верующей семье. Ее отец, протоиерей Герман Жегалов, происходил из купеческого рода. Мама будущей игумении Татьяна Васильевна Дмитриева много времени уделяла воспитанию дочери, а последние 20 лет своей жизни посвятила Господу, служа в иноческом чине в старинной рижской обители. В Ильин день девочку крестил в Александро-Невском храме протоиерей Николай Перехвальский, и нарекли ее в честь благоверной княгини Людмилы Чешской.
С раннего детства родители приобщали дочь к храму Божьему. В то время Герман Жегалов служил в Рижском кафедральном соборе Рождества Христова старшим иподиаконом у архиепископа Иоанна (Поммера). Из воспоминаний матушки игумении известно, что святитель особо отличал ее. В памяти остались его слова: «Это моя первая и усердная прихожанка». Когда Людмиле исполнилось 6 лет, встал вопрос, где учиться? Архипастырь благословил отдать девочку в частную гимназию Биатере, весьма известную в те годы. Но там девочка проучилась недолго, так как гимназия находилась далеко от дома, где жила семья Жегаловых. Через некоторое время ее пришлось перевести в городскую начальную Покровскую школу на ул. Матиса.
В 1930-е годы о. Германа переводят диаконом в монастырь, куда переезжает и его семья. Людмила поступила учиться в четвертый класс монастырской школы. В старших же классах ей пришлось учиться в латышской гимназии в Салдусе, где в те годы служил ее батюшка.
С началом Второй мировой войны храм закрыли, и семья Жегаловых перебралась в Ригу. Отец Герман работал бухгалтером на одном из рижских заводов, а в воскресные и праздничные дни служил в рижских храмах.
Осенью 1941 года оккупационное немецкое командование по ходатайству Патриаршего Экзарха в Прибалтике митрополита Сергия (Воскресенского) разрешает ввести в школах преподавание Закона Божиего. Эта дисциплина была введена в учебный план основной школы, и занятия проводилась по учебникам, выпущенным в довоенной Латвии. Владыка благословляет Людмилу Жегалову преподавать среди православных латышей. Молодая учительница с большим вниманием и любовью отнеслась к порученному делу. Ее педагогическими успехами даже интересовалось духовенство из епархиального управления.

Военные скитания
В августе 1944 года советские войска вели кровопролитные бои в Прибалтике. Фронт приближался к Риге. Немцы отдали приказ о эвакуации населения в Германию. Из рассказов матушки известно, что путь их скитания лежал через лагеря беженцев в Данциге и Хемнице, затем последовал переезд в Австрию. Беженцы ютились в бараках, еду получали по карточкам. Время было зимнее, кругом холод и голод. Приходилось ходить к богатым крестьянам просить подаяние. Давали яблоки, иногда хлеб.
В конце войны семья Жегаловых перебралась на территорию Чехословакии, в Карловы Вары. Каждый день предместье города бомбила авиация союзников. Но вот настало время, когда бомбежки прекратились. В субботу третей недели Великого поста Жегаловы наконец смогли пойти в храм. Всенощную совершал митрополит Анастасий (Грибановский). Велико было ликование скитальцев, когда они наконец смогли помолиться в храме и поклониться святым иконам. Вскоре они нашли приют в прицерковном доме. Жизнь потихоньку обустраивалась, все жили в ожидании Пасхи. По слухам, американцы раздавали продукты. С большим трудом Людмиле с Татьяной Васильевной удалось получить крупу, которая в дальнейшем спасла их от голода.
Наступило 9 мая 1945 года, закончилась война. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I, узнавший о судьбе православных беженцев, направил в Чехословакию специальную комиссию, которую возглавил архиепископ Фотий. Вскоре все российские подданные были поставлены на учет, а проживающие в этой местности представители православного духовенства были назначены настоятелями приходов.
Священник Герман Жегалов был назначен настоятелем храма святой равноапостольной княгини Ольги во Франтишковы Лазни. Недалеко от храма находился дом, где и поселилась семья. Людмила очень быстро овладела чешским языком. Ее пригласили работать в среднюю школу, где она преподавала русский язык и Закон Божий.
Через какое-то время о. Германа перевели в Свято-Владимирскую церковь в городе Марианские Лазни. Как вспоминала матушка игумения: «Я с детства хотела узнать о своей небесной покровительнице. Господь услышал меня, недостойную. Во время войны нас вывезли... в Чехословакию, и жили мы там пять лет... Мы жили на приходе. Там я познакомилась с жизнью святой мученицы Людмилы... и даже была на том месте, где она похоронена. Это католический костел св. Георгия в Горачанах. На месте ее захоронения находится престол... Я очень рада, что у меня так сложилось в жизни. Там я много пережила, многое увидела и испытала и поучилась от святой мученицы Людмилы».

Кончина родителей
В 1949 году семья Жегаловых вернулась в Латвию. Людмила вначале работала на ткацкой фабрике в Задвинье, а позже была принята учительницей в отдел народного образования Кировского района. Работа была нелегкая — обучение на дому длительно болеющих ребятишек. С утра до вечера молодая учительница ходила по домам, занимаясь с детьми. У нее были самые тяжелые ученики. Не имея специального образования, она была прирожденным педагогом — этот дар она приумножала всей своей жизнью.
16 июня 1952 года стало знаменательным днем в жизни Людмилы — ее приняли насельницей рижского Свято-Троице-Сергиева женского монастыря.
С приходом советской власти в Латвии начались масштабные репрессии против гражданского населения. 4 ноября 1952 года протоиерей Герман был арестован по ложному обвинению и осужден на 25 лет лагерей. Но, по милости Божией, в 1955 году батюшка был освобожден и смог вернуться домой.
28 августа того же года отец Герман совершал крещение в нижнем храме собора Рождества Христова. После завершения молитвы над новокрещенными батюшка мирно отошел ко Господу. Спустя год после кончины супруга Татьяна Васильевна ушла в рижскую обитель, где приняла постриг и подвизалась двадцать два года до своей кончины. В 1978 году она была погребена на рижском Ивановском кладбище, рядом с мужем.

В стенах старинного монастыря
В начале 1950-х годов рижской обителью управляла игумения Тавифа (Дмитрук). Именно эта настоятельница сыграла большую роль в становлении Людмилы как монахини. Мудрая игумения увидела в молодой насельнице незаурядную личность, способную вести других ко Христу. В каждодневном общении с подвижницей Людмила получала бесценные духовные уроки.
В 1969 году настоятельницей обители становится игумения Зинаида (Баранова). В эти годы монахиня Магдалина назначается казначеем. Она принимает участие в решении многих вопросов в жизни обители, продолжая нести послушание старшего регента монастырского хора. Будучи еще ученицей Покровской школы, она с большим желанием и интересом пела в церковном хоре. Любовь к клиросному пению и богослужению она пронесет через всю свою жизнь.
После кончины игумении Зинаиды матушка Магдалина была возведена в сан игумении 7 мая 1977 года. В течение 25 лет Господь мудро вел ее к этому ответственному служению, закаляя в горниле духовного и жизненного пути.
Большую часть своего настоятельства она провела под святительским омофором митрополита Леонида (Полякова). Они глубоко уважали друг друга, оба по-родительски любили сестер и как бы дополняли друг друга. Требуя послушания, матушка игумения сама была образцом для подражания, пребывая в полном послушании правящему архиерею. Так было при владыке Леониде, так было и при владыке Александре.
Начало 1990-х годов ознаменовалось большими торжествами — монастырь отмечал свое столетие. Среди гостей были духовные дочери игумении Магдалины, бывшие насельницы рижской обители. Сегодня многие из них стоят во главе возрожденных православных монастырей: игумения Митрофания (Перетягина) — в Пензе, игумения Никона (Перетягина) — в Шамордино, игумения Олимпиада (Баранова) — в Хотьково, игумения Сергия (Конкова) — в Дивеево, игумения Тавифа (Горланова) — в Муроме, игумения Сергия (Рузавина) — в Чебоксарах, игумения Любовь (Якушина) — в Ташкенте, игумения Иоанна (Смуткина) — в Александрове. Матушка Магдалина воспитала четырнадцать игумений, и поэтому не случайно Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II назвал ее «всероссийской игуменией».
В последние годы матушка тяжело болела. Гипертония и диабет сильно ее истощали. Но она терпеливо изо дня в день продолжала нести свое послушание, оставаясь требовательной и мудрой настоятельницей. В ночь на 10 октября 1996 года, после принятия Святых Христовых Тайн игумения Магдалина тихо и безмятежно отошла ко Господу. При огромном стечении народа чин отпевания совершал Высокопреосвященнейший архиепископ Александр в сослужении рижского и латвийского духовенства. В эти скорбные дни многие духовные дочери почившей старицы прибыли со всех концов России, чтобы попрощаться и почтить память незабвенной матушки. Троицкий собор в Риге не вмещал многочисленных почитателей. После обнесения тела вокруг монастыря матушку Магдалину перевезли в Спасо-Преображенскую пустынь, где она была погребена на монастырском кладбище.

Послесловие
Прошло десять лет со дня блаженной кончины игумении Магдалины, и сегодня ее преданные ученицы приезжают в Рижскую обитель почтить ее светлую память.
Настоятельница Серафимо-Дивеевского монастыря игумения Сергия (Конкова) рассказывает: «В этом году исполняется 15 лет, как я уехала из святой рижской обители, где вскормилась от послушницы до благочинной, а затем и до настоятельницы монастыря. Игумения Магдалина стала моей духовной матерью, и я всегда буду с благодарностью вспоминать ее материнскую заботу, всегда буду помнить любовь и назидания.
Десять лет тому назад мы были на погребении матушки. Ее кончина прошла без печали, и было ощущение на душе Пасхи, не было никакой скорби, потому что матушка воистину жива и переселилась из этой жизни в жизнь вечную».
В заключение хотелось бы привести слова игумении рижского Свято-Троице-Сергиева женского монастыря Магдалины (Полын): «Для меня она была святым человеком. Я не видела ее грехов и удивлялась, в чем она исповедуется... Она жила одним Господом, душа ее горела Богу, весь день был наполнен Богом, особенно в последнее время. Она даже говорила: “Скорее бы пойти к Богу”, и не боялась смерти... Мне с ней было легко. Она добрая, как мама».


15 декабря 2006 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Нота как мишень
Для немногочисленных посвященных музыкантов узкий длинный зал в первом ярусе лаврской колокольни в Сергиевом Посаде — место поистине легендарное. Это постоянная репетиционная база основанного архимандритом Матфеем (Мормылем) братского хора Троице-Сергиевой лавры. Дождливым осенним вечером в гости к хористам впервые приехал регент Московского подворья — старший преподаватель Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Владимир Горбик. Не один — с десятком певчих своего клиросного хора. И не просто так, а для пользы дела — провести мастер-класс со студентами Московской духовной академии. Яркая, наполненная экспрессивными образами преподавательская манера Владимира Александровича помогла молодым людям за одну репетицию понять, при помощи какого приема клирошане создают атмосферу вечности, почему им категорически не рекомендуется петь «консерваторским» звуком и какую фразу знаменитого Шаляпина следует помнить в любое время дня и ночи.
9 октября 2019 г. 14:59
Пешком к преподобному Сергию
К Игумену земли Русской в Троицкий монастырь издавна течет людская река. В прежние времена паломники традиционно шли туда пешком. Но уже больше века Сергиев Посад прочно интегрирован в транспортную систему страны, и сейчас пешее паломничество к преподобному Сергию выглядит экзотикой. Группа энтузиастов решила изменить это представление, занявшись обустройством пешеходной тропы из Москвы до Троице-Сергиевой лавры. Фактически авторы этого начинания стоят у истоков новой общест­венной инициативы — создания многокилометрового пешего пути, преодоление которого рассчитано не на одни сутки: ничего подобного в России нет. Корреспондент «Журнала Московской Патриархии» анализирует этот опыт и делится собственными рекомендациями по правильной подготовке к такому паломничеству. PDF-версия
4 октября 2019 г. 16:59