iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Одним миром
Иван-чай пахнет недлинным русским летом, низким небом, луговым разноцветьем на дороге от Ростова Великого к Угличу. В терпком его вкусе — десятки поколений живших и кормившихся от родной земли хлебопашцев, сотни исхоженных нищими босоногими странниками верст и напутственная спозаранку материнская молитва. Есть в нем и добросовестный труд безымянных паломников — неутомимых крестоходцев, кропотливо собирающих соцветия кипрея ежегодно в конце июля. И еще этот маленький пакетик плотной бумаги несет имя великого святого подвижника Церкви Русской. К преподобному Иринарху Затворнику корреспондент «Журнала Московской Патриархии» отправился в юбилейный год: угодник Божий окончил земной путь ровно четыре века назад — 13/26 н.ст. января 1616 года. Вернулся же из Ростовского Борисо-Глебского, что на Устье, монастыря я со знаменитым местным иван-чаем... Но не только с ним.
24 июля 2017 г. 16:00
Церковь
Приходское служение
ЖМП № 1 январь 2011 /  3 февраля 2012 г. 15:10
версия для печати версия для печати

Приходское служение: пути развития

Развитие приходского служения, как известно, одна из приоритетных тем, которую обозначил Святейший Патриарх Кирилл на последнем Архиерейском Соборе в феврале 2011 года. На приходах предлагается отдельно ввести три штатные единицы: катехизатора, молодежного и социального работника. В идеале нужно сделать это при каждом храме, в реальности же стоит задача достичь этого хотя бы на каждом крупном приходе в городе и благочинии. В связи с этим хотелось бы поделиться опытом и некоторыми соображениями на сей счет. Особо отмечу, что мне знаком опыт Москвы и некоторых крупных городов, о жизни приходов в малонаселенных пунктах я почти ничего не знаю.

Администрирование и волонтерство


Стоит отметить, что ситуация, когда при храме назначается ответственный за тот или иной вид работы, над которым в благочинии стоит, соответственно, также ответственный, — это типичная система организации такой деятельности в госучреждениях. Мне известна такая модель в системе среднего специального образования. Отличительная особенность в том, что у образовательных учреждений есть свой бюджет, методическое обеспечение, они встроены в систему тесных взаимоотношений друг с другом и с руководящими органами. Я убежден, что приходское служение по своей природе ближе к благотворительным, некоммерческим организациям.
Православное приходское служение во многом определяется теми же законами, что и социальное волонтерство. Последнее существует, как правило, при НКО (некоммерческих объединениях) и не может быть искусственно сконструировано или построено сверху. Если не учитывать эту особенность, будет очень непросто в обозримом будущем поднять приходскую работу на качественно новый уровень, сдвинуть ее с достаточно долго длящейся стартовой позиции.


К примеру, если директору медицинского колледжа нужно срочно направить учащихся в больницу как волонтеров, чтобы организовать праздник, то проблем не возникнет. Есть конкретный сотрудник с соответствующим образованием; есть и договор с больницей, открывающий все двери; есть инвентарь для праздника и необходимые деньги; есть транспорт; есть специалист по праздникам и методическая база; есть даже система поощрения волонтеров (снисходительное отношение на зачете и т.п.). Со стороны всё выглядит просто — юноши и девушки поиграли с детьми, но важно осознавать, какой ресурс за этим стоит!

Приходская работа совсем другая, тут главное — люди и отношения между ними. Это даже не совсем работа, это служение, которое по своей природе небюджетное, здесь нет распределения средств сверху, как в государственных учреждениях. На приходах можно рассчитывать максимум на зарплату ответственного за работу (из приходского бюджета), на некоторые, далеко не всегда подходящие помещения, на благословения настоятеля (которого может и не быть) и оплату текущих канцелярских расходов.

По опыту скажу, что очень непросто на приходе найти трех инициативных, ответственных людей с достаточным управленческим опытом или способностью к организации служения, которые готовы были бы реально, не «для галочки» развивать указанные три направления. Но ведь нужно найти еще активных прихожан — добровольных помощников, чтобы они также включились в работу и составили команды каждого из ответственных. Дело движется быстрее и надежнее, когда оно происходит в группе. Но, к сожалению, реальность сейчас такова, что далеко не все приходы располагают такими кадрами и достаточным количеством активных и в меру свободных прихожан.

Для меня примером и своего рода моделью организации приходского служения является известное и очень авторитетное благотворительное собрание «Все вместе». Это некоммерческое партнерство из более 30-ти благотворительных фондов и волонтерских организаций социальной направленности. Смысл существования этого партнерства — взаимная помощь, обмен опытом, обмен ресурсами, совместные мероприятия и акции, отвечающие интересам участников, единое информационное пространство и т.д. Особенность «Всех вместе» в том, что единство участников не формальность — оно живое и искреннее. С одной стороны, никто никому ничем не обязан, с другой — это партнерство тех, кто от всего сердца и всеми силами желает помогать ближним.

Что конкретно можно сказать о «Всех вместе»? Если какой-то организации нужна консультация врача редкой специализации, то всегда найдется тот, кто поделится контактом. Если кому-то достался вагон шахматных досок, то он распределяется между всеми. Есть рекламная поддержка участников. Периодически проводятся бесплатные обучающие мероприятия с участием специалистов очень высокого уровня по различным аспектам организации жизни НКО (фандрайзинг, социальные сети, PR и т.д.).
Несколько раз в год проводятся яркие запоминающиеся благотворительные акции (концерты, выставки и т.д.), привлекается внимание общественности к той или иной проблеме или собираются средства на нужды благотворительных организаций. И за всем этим не стоит ничего, кроме частной инициативы. Всё делается по-братски, от каждого по возможностям и способностям.

Приходское служение и приход

Так сложилось в постсоветские годы, что приходское служение не вошло в ряд церковных традиционных служений. Будучи церковными по своей экклезиологической природе, миссионерство, катехизация, социальное, детское и молодежное служения находятся вне традиционной системы жизни прихода (богослужение, исповедь, требы и пр.), они пока не стали частью жизни общин.
Полагаю, что в наше время не стоит приходское служение жестко встраивать в приход. Оно вполне плодотворно и как самостоятельная жизнь при общине, ведь храмы всё больше становятся пространством работы с людьми, которые с приходом могут быть никак не связаны. Да и профессионализм «стороннего» человека важнее «включенности» в приход номинального, ничего не умеющего работника. В таком подходе видится залог стабильности.


Так, руководство Свято-Данилового монастыря города Москвы в начале 1990-х годов решило создать службу катехизации, воскресную школу, откликнуться на запрос учебных заведений, больниц, социальных центров и т.д. В помощь братии пришли добровольные помощники, до этого, а кто-то и по сей день, с монастырем никак не связанные. Какое-то время посвятив волонтерскому, добровольческому служению, некоторые помощники были взяты на ставку. При этом сотрудники монастыря (катехизаторы, преподаватели, психологи), независимо от того, прихожане они или нет, никогда не говорят о том, что они работают, но воспринимают свою деятельность как служение именно при монастыре.


Я думаю, что одной из первых задач в организации приходского служения в благочинии могло бы быть определение специфики каждого прихода. Для этого нужно реально оценить материально-технические, человеческие возможности, вероятно, в чем-то оказать адресную поддержку. Зачастую храм может реализовывать одну, две серьезные инициативы, и трудно разделить их отдельно на миссионерскую, молодежную или социальную работу. Это нельзя не учитывать.


Мне знаком опыт многих московских воскресных школ с начала 90-х и поныне. Можно с уверенностью сказать, что практически каждая такая школа в своем роде является уникальной. Где-то могут быть слабые преподаватели, но зато там есть прекрасный художник, где-то сильна именно преподавательская сторона. В третьей школе вообще нет ни того, ни другого, но есть свой футбольный клуб. А в каком-то храме воскресная школа может вообще не сложиться, но зато есть профессиональная юридическая консультация, созданная специально для прихожан. И пусть в каждом случае будет развиваться что-то свое, главное — обеспечить высокий уровень и стабильность.

Перенести вектор на благочиния


Если каждый конкретный приход развивает то, что ему в данный момент по силам, то на уровне благочиния все эти усилия и направления складываются в единую целостную картину. В городе, на уровне благочиния тогда будет несколько хороших, опытных миссионеров, педагогов и соцработников, болеющих за свое дело. Будет представлена и полная картина разнообразного служения: и волонтерская работа в некоторых районных больницах, и социальная помощь малоимущим прихожанам, и евангельский кружок, и миссионерская и молодежная группы, и футбольная или конькобежная секция, и юридическая консультация и т.п.


Я думаю, что вектор нужно перенести на благочиния. Представляется, что в городах только система работы по благочиниям может дать результат.
Как уже было замечено, здесь очень может пригодиться опыт командной работы волонтерских НКО-движений, состоящих из групп, объединенных в единую сеть. В этом случае ответственный за приходское служение в благочинии будет иметь свою, скажем так, управляющую команду помощников, часть из которых будет находиться при нем (журналисты, финансисты, консультанты, психологи, педагоги, управленцы), остальные — на местах при храмах. При этом последние именно активисты из храмов, а не назначенные сверху.


Задача управляющей команды — помогать группам на местах в храмах. Это очень важное условие. Просто так, без обеспечения поддержки и помощи, раздавать приказы неэффективно.


Дело благочиния — поддерживать инициативы, помогать организовывать труд на местах, обеспечить обучение и поддержку, собирать сведения о проводимых на приходах мероприятиях в общую информационную базу, иметь карту и календарь всех событий. Чтобы человек, зайдя в любой храм, мог получить такую справку и понять, что и где он может найти в рамках своего района.


Вся «конструкция» приходского служения подчиняется, замыкается на ответственном в благочинии. Именно ему отводится ключевая роль. Ответственный обращается за помощью в епархиальные комиссии, если готовит мероприятия или проекты соответствующей направленности. Например, если предстоит какая-то миссионерская акция, он взаимодействует с комиссией по миссионерской работе. Ответственные наряду с авторитетными священниками и должны стать непосредственными участниками таких комиссий. Получается некое двойное подчинение ответственных — благочинному и руководителю комиссии.

Групповое служение

Понятно, что приходское служение не может совершаться кем попало, вне каких бы то ни было правил. Оно требует профессионализма и стабильности.


Стать активистом приходского служения — это значит войти в группу, стать ее участником. Очевидно, что только в группе есть взаимная поддержка, безопасность, преемственность и обмен опытом, досуг, общение и дружба в среде единомышленников, опыт группового взаимодействия, распределение обязанностей и многое другое, что и является составляющими стабильности и профессионализма. У многих есть желание сделать что-то доброе на приходе, но есть и опасения. Именно группа дает возможность добровольцам начать свое служение, встать на ноги, приобрести опыт.


Перед ответственным за приходское служение в благочинии стоит непростая задача: взаимодействовать не только с конкретными активистами на местах, но и с группами, может быть, с группами прежде всего. Необходимо заранее это понимать и выстраивать работу так, чтобы запросы и интересы групп были удовлетворены.

Получается непростая, в чем-то противоречивая ситуация. С одной стороны, группа и ее внутренняя жизнь — самостоятельная важная ценность. С другой стороны, принципы ответственности и «не навреди» можно соблюсти только при условии персонифицированной ответственности за деятельность группы.
Отсюда следует важный практический вывод, что, как правило, группы строятся вокруг лидеров и определяются их харизмой и их пониманием служения. Дело в том, что добровольные помощники сами по себе в сложившейся системе ни за что не отвечают, они могут в ответственный момент просто уйти или отказаться что-то сделать. Ответственный на приходе (или в благочинии) не просто начальник, а человек, являющийся гарантом жизнеспособности и плодотворного труда группы (конечно, в рамках тех условий и ресурсов, которые предоставляет ему приход или благочиние).


Поскольку добровольная помощь, а именно она и является ресурсом групп, держится на личной мотивации, то в конкретных группах остаются те, кто может сработаться или подружиться с ответственным. За ответственным всегда остается право определять членство кого-либо в группе. Пусть отдельный прихожанин и активист очень талантливый, пусть он хочет блага, но если его действия мешают групповому служению, он может быть удален из группы, ведь не он несет ответственность за результат. Это не очень хорошо, но это единственно возможная плата за служение. Ответственно выполнять свое дело можно только с теми людьми, что добровольно подчинили себя лидеру.


Из сказанного естественно вытекают требования к руководителю группы — ответственному при храме (при благочинии). Во-первых, это может быть человек, желающий послужить ближним и имеющий опыт добровольной помощи на каком-либо приходе. Во-вторых, это должен быть человек, открытый к мнению и опыту других, ведь ему придется совместно со своими добровольными помощниками разрабатывать стратегию и программу действий. В-третьих, это должен быть человек, разделяющий смысл и миссию приходского служения при конкретном приходе. В-четвертых, человек, способный конструктивно взаимодействовать с руководством и на приходе, и в благочинии. В-пятых, человек, не лишенный административных и даже секретарских способностей. В-шестых, доверяющий сторонним специалистам, прежде всего специалистам по групповой работе.


Ответственный на приходе должен хорошо знать особенности участников группы, их мотивацию и желания, должен уметь четко распределить ответственность и выстроить систему общего принятия решений, сохранения и передачи опыта в коллективе, помогать новичкам быстрее освоиться.

Опыт православного добровольческого движения «Даниловцы»


Добровольческое движение «Даниловцы», созданное по инициативе молодежи при Даниловом монастыре Москвы и входящее в структуру Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи, занимается организацией молодежного социального, педагогического и просветительского служения людям, оказавшимся в непростой жизненной ситуации. Последние два года в нашем движении состоит около 80–100 человек. Мы окормляем восемь социальных и медицинских учреждений Москвы, большей частью наше служение — организация досуга детей, помощь персоналу учреждений. Ведется также переписка с заключенными. Несколько раз в год проводятся большие благотворительные акции «День доброты», организуются и благотворительные праздничные обеды с концертной программой для малоимущих прихожан Данилова монастыря.


Часто приходится встречаться с заблуждением, что посещение три-четыре раза в год какого-нибудь приюта с молебном — это социальная работа. Для нас это не так. Если «Даниловцы» окормляют, то это значит еженедельно, а где-то и два раза в неделю круглый год волонтерские группы (по 5–15 человек) во главе с координатором приходят в учреждения. Несколько раз в год они организуют большие праздники, поздравления подопечных.


Мы для себя с самого начала решили, что человек, который посвящает свое время служению ближнему, должен быть обеспечен тремя вещами. Первое — это организация его труда. Доброволец, например, не должен обдумывать, какие переговоры ему вести с заведующим отделением больницы, чтобы туда попасть, или где ему взять пластилин для игры с детьми. Он должен четко понимать, что он сегодня делает. Необходимо помнить: доброволец эффективно, ответственно, регулярно может делать только то, к чему лежит его сердце.


Переговоры же с руководством учреждения — прерогатива специально ответственных за это. Когда наш человек окажется в больнице, какая-нибудь медсестра или нянечка не должна ему выговорить: «Ты кто такой? Чего ты вообще здесь делаешь?» То есть необходимо вкладываться в организацию труда добровольцев. К сожалению, часто в церковной среде распространено заблуждение, что достаточно благословения и не мешать, а там всё само получится. Наш опыт говорит, что это не так.

Служение — это именно работа в группах, у которых есть свой координатор. Как правило, он у нас на ставке, получает пусть небольшую, но зарплату. Подготовка, созвоны, продумывание мероприятий и встречи с теми, кто несет ответственность за них, — всё лежит на нем. Человеку, например, может в два часа ночи позвонить кто-нибудь из больницы и сказать: «Вы завтра не приходите, у нас карантин». И он должен сказать не что-то обидное в трубку, а вежливо ответить: «Спасибо, что нас предупредили; я сделаю всё, чтобы завтра к вам никто не пришел». Это достаточно серьезный труд, требующий большого терпения и определенного таланта и профессионализма.


Вторая задача, которую мы поставили перед собой, — это организация профессионального обучения и поддержки как отдельных волонтеров, так и групп. Тот, кто готов отдавать свои время и силы кому-то другому, имеет полное право просить нас о каком-то предварительном обучении, и мы обязаны ему его предоставить. У нас есть специалисты по организации группового служения, и несколько раз в год каждая группа встречается с таким сотрудником. Такие консультации, семинары, тренинги очень много дают волонтерам, помогают лучше выстроить их работу.


Третий момент — это досуг, творчество. Дело каждого, участвовать в этом или нет, но мы как руководство движения обязаны предложить человеку все возможные варианты. Чтобы, если кому-то станет грустно и скучно, он мог прийти попить чаю и пообщаться с друзьями, научиться какому-то рукоделию, посмотреть и обсудить фильм. Могут быть и совместные молитвы, участия в богослужениях, группы по изучению Священного Писания. У нас проводится и специальный семинар «Человек перед Богом», где желающие знакомятся с опытом наиболее известных христианских благотворительных организаций или деятельностью известных людей. К примеру, были встречи, посвященные преподобной Марии (Скобцовой), опыту общины святого Эгидия…

Ставка на молодежь


Наши координаторы групп в среднем работают уже по три года, для системы НКО это немало. Они четко понимают, что от них требуется, через них проходят все люди, которые работают в волонтерских группах. По этой модели в каждом благочинии могло бы быть организовано приходское служение.
Можно сказать, что если в благочинии будет ответственный, вокруг которого будет создана команда его помощников и других людей, замкнутых на нем, и если он будет не просто управлять, а именно работать с людьми, тесно взаимодействовать с ними, тогда дело сдвинется.


При этом, по моему глубокому убеждению, в организации приходского служения опираться желательно на молодежь как наиболее активную и свободную прослойку общества. Кроме того, сверстники слушают сверстников, и во многом именно через молодых помощников, доверившихся Церкви, мы можем достучаться до сердец современной молодежи.


Есть мнение, что, прежде чем выходить на церковное служение, необходимы духовная зрелость, нравственное совершенство, чуть ли не святость. Но на практике такой подход грозит нам остаться на «обочине жизни» в ожидании таких делателей. Я думаю, и опыт молодежного добровольческого движения это показал, что достаточно искренней веры во Христа, стремления жить по Его заповедям, желания учиться и познавать православную традицию. Два-три года осознанной церковной жизни хватит, чтобы активному человеку, желающему послужить Церкви, доверить то или иное служение, соответствующее его талантам и духовному уровню. И не стоит его во всем контролировать, главное, быть с ним в доверительном диалоге.
Убежден, что традиционные для православия модели братств, сестричеств останутся «штучным товаром». Основанные на единоначалии, на достаточно жесткой регламентации жизни, будучи включенными в церковную структуру, они, к сожалению, не стали и уже не смогут стать массовым явлением. Хотя они и вносят свой вклад в общее дело христианского служения, удельный вес сестричеств и братств был и будет невелик (в Москве наиболее известны Сестричество в честь святого царевича Димитрия и Братство Всемилостивого Спаса).


Уверен, что потенциал молодежи, так или иначе доверяющей Церкви, гораздо выше. Вопрос лишь в том, как организовать добровольческие группы.

Отчетность и Интернет


Отдельно хотелось бы сказать вот о чем. Необходимо понять, что в наше время всё чаще формальные отчеты и рапорты ни о чем не говорят. Отчетность, если она заформализована, отбирает очень много сил, и при этом мотивация людей сильно снижается. Уж лучше пусть человек лишние три-четыре часа проведет в больнице или проведет занятия по изучению Священного Писания при храме, нежели будет «вымучивать» часто никому не нужный отчет.


Система отчетов необходима в ситуации бюджетного планирования и важна по отношению к благотворителям. Если потрачены деньги и ресурсы, то должен быть отчет. Но в системе НКО главным отчетом является результат: такому-то ребенку собрали деньги на лекарство, в такой-то больнице организовали праздник для детей и т.д. И НКО заинтересованы, чтобы этот результат стал известен общественности. Прозрачность деятельности и нравственный авторитет для НКО — важнейшая составляющая. То же можно сказать и об организации приходской работы на уровне благочиния.


По отношению к благочиниям в городах можно говорить о реальном критерии оценки деятельности — это известность, если говорить конкретно, то это известность в Интернете. Самый простой способ узнать, есть ли дела или это лишь «показуха» — «погуглить». Разве может что-то значить отчет, если в Интернете нет свидетельств? Перефразируя ставшую уже крылатой фразу о том, что «чего нет в телевизоре, того нет в жизни», можно с не меньшей долей обоснованности заключить: «Чего нет в Интернете, того нет в жизни». И если попасть на телеэкраны под силу далеко не каждому, то любая мало-мальски серьезная деятельность на уровне благочиния не должна остаться без какого-либо резонанса во Всемирной сети. Обязательно какие-то отзывы появятся на сайтах, на домашних страничках, в блогах.

 

 

 

3 февраля 2012 г. 15:10
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи