iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Церковь
Игумен Агафангел (Белых)
ЦВ № 17 (414) сентябрь 2009 /  9 сентября 2009 г.
версия для печати версия для печати

Церковная жизнь за Полярным кругом

Первый раз мне довелось проехать по южным районам Якутии летом 1997 года. Тогда мы в составе экспедиции, организованной Миссионерским отделом Московского Патриархата, крестили и благовестили в Усть-Майском улусе. В тот раз мы отчитались о более чем трех тысячах крещенных. Я тогда был еще студентом Белгородской духовной семинарии и хотел стать священником, поэтому старался как можно больше подмечать в практической пастырской деятельности. Не скажу, что все наши методы того времени мне пришлись по сердцу, но я учился и наблюдал. Это был период становления нашего миссионерского служения, и казалось, что стоит приехать батюшке с двумя помощниками в отдаленный поселок, как сразу все крестятся и станут искренними христианами.

Позже мне пришлось уже священником послужить на Колыме, на Чукотке и объехать в командировках около тридцати епархий нашей Церкви. И конечно мне стало ясно, что не все так просто, как казалось на втором курсе семинарии.

Сегодня миссионерский отдел Якутской и Ленской епархии возглавляет священник Сергий Клинцов. Он также заканчивал нашу миссионерскую семинарию, выпускники которой трудятся во многих далеких епархиях и даже, например, в Индонезии. Мы не теряем связи между собой и постоянно стараемся держать друг друга в курсе событий.

Когда я вернулся из своей магаданской командировки, отец Сергий предложил мне на несколько месяцев поехать в один из северных якутских поселков, где недавно построили новый храм во имя Спаса Нерукотворного. К сожалению, тогда не получилось согласовать все необходимые формальности. Однако в этом году все препоны исчезли, и весной по приглашению епископа Зосимы я прилетел в Якутию.

Небольшой деревянный храм был изготовлен на судостроительном заводе в поселке Пеледуй. В Тикси его доставили в разобранном виде по реке и передали в дар Якутской и Ленской епархии. Здесь есть своеобразная символика: Пеледуй стоит недалеко от начала Лены, а Тикси — практически в устье. Таким образом, между ними — вся великая река, проходящая по территории самого большого субъекта Российской Федерации — Республики Саха-Якутия.

История поселка Тикси начинается в 1933 году, когда здесь был заложен один из ключевых портов Северного морского пути. Поселок был назван по имени бухты Тикси, что означает по-русски «встреча». По преданию, это имя в 1878 году дали бухте (ранее названной Дмитрием Лаптевым «Губа горелая») участники арктической экспедиции: действительный член Российского географического общества, гвардии лейтенант корпуса гидрографов Оскар Нордквист и шведский географ и мореплаватель Адольф Норденшельд.

В сороковых годах ХХ века сюда на угольные разработки ссылали поляков, эстонцев и финнов. Уголь добывать вскоре перестали, а потомки ссыльных живут в Тикси до сих пор. Например, есть у нас прихожанка по имени Айна (в крещении Анна), дочь финских поселенцев. Правда, финского языка она уже не помнит, но зато отлично говорит по-якутски.

В 1959 году здесь была основана авиационная база, которая сейчас, после банкротства арктического пароходства и морского порта, может считаться единственным предприятием, способным как-то влиять на жизнь поселка. Многие местные жители говорят, что если закроют военную часть № 45114, то не будет военторговского снабжения и им останется только уехать куда-нибудь. Считается, что Военторг здесь позволяет поддерживать не очень высокие цены на продукты, хотя в первые дни командировки я был удивлен ценниками в магазине: молоко — по 100 рублей за пакет и картошка — по 120 за килограмм.

Поселок Тикси разделен семикилометровой дорогой вдоль берега бухты на гарнизон — Тикси-3 и собственно районный центр Булунского улуса — Тикси-1. Конечно, храм должен был бы стоять в райцентре — там живет около четырех тысяч человек (преимущественно коренное население: якуты и эвены), а не в гарнизоне, где население не больше тысячи. Но администрация улуса не смогла найди средств на монтаж и установку храма, и военная часть, как это нередко бывает, взяла на себя все труды и расходы. В результате красивая бревенчатая церквушка украшает собой гарнизон Тикси-3.

К проблемам, стоящим перед миссионерами, я бы отнес еще и общее для нашего времени непонимание того, что обращение к христианству должно менять жизнь человека. Православие воспринимают как угодно: как политический рычаг, как этнокультурную традицию, но только не как личную веру, которая открывает дорогу в Небеса. Люди не готовы меняться и согласны отдавать «Богу — Божие» свечками и участием в праздничных службах.

Традиционно отношение к православию у северных народов связано с суеверным почитанием всего «духовного». Агабыт — священник по-якутски — вызывает на улицах дальних сел почти мистическую реакцию у прохожих, особенно у пожилых людей. Каждый считает необходимым остановиться, перекреститься, как умеет. Однажды такой вот якутский дедушка долго стоял и усердно крестился напротив меня (я ждал в это время автобус), а потом подошел и говорит: «Дай сто рублей! Видишь, как я старался?» Но это лучше, чем безверие жителей центральной России.

Якуты были крещены еще в XVIII столетии. Благодаря усердию святителя Иннокентия, будущего митрополита Московского, в XIX веке было переведено на якутский язык не только Священное Писание, но и Литургия. В августе 2009 года исполнилось 150 лет со дня первого богослужения на якутском языке. Мы хотели совершить хотя бы краткий молебен, включающий молитвы на якутском, но вышло так, что я оказался в это время на Большой земле. Однако я потихоньку начал учить этот язык, хотя бы для того, чтобы уметь сказать людям: здравствуйте, как дела? Это очень важно для начала общения.

Якуты стремительно теряют собственную идентичность. Остался только язык, на котором говорят в основном в районах, и праздник кумыса и Нового года — Ысыах. Они не сохранили своего язычества, кроме некоторых народных обрядов, которые уже не имеют большого значения — вроде русской Масленицы. Православие же осталось только в именах, которые сегодня очень редко встретишь в России — Марфа, Прокопий, Герасим. Традиционные якутские имена носит, в основном, молодежь.
Существует и попытка возрождения язычества, возводящая «якутскую религию» к тенгрианству — движение Сюр-Кут. Но это больше интеллигентское баловство, распространенное в вузах и городах.

Думаю, что миссия в Якутии должна опираться на национальную составляющую. Хотя русский понимают практически все, но использование якутского языка важно, так как центробежные тенденции существуют.
Задачи миссии в Тикси я бы суммировал одним словом: «быть». Быть священнику, быть постоянному богослужению, быть маленькой общине, готовой принять тех, кто стремится узнать больше о вере, о Христе.

Что мы делаем для этого? Самые обычные вещи — начали издавать газету, например. Сначала думали сделать сетевой ресурс, но увидели, что и с Интернетом в Тикси плохо, и местные жители не так активны в сети, как жители центра. А поселковая газета выглядит не очень презентабельно — издается на ризографе. Поэтому мы купили цветной лазерный принтер и малым тиражом, около ста экземпляров, начали издавать симпатичную приходскую газетку «Спас на Тикси».
Сумели приобрести видеопроектор и звуковую систему. Пока по пятницам смотрим различные фильмы в домовом храме в Тикси-1. Позже, после небольшого ремонта, планируем показывать различные видеопрограммы прямо в деревянном храме.

Конечно, главное — создать в общине атмосферу доверия и искренности. У нас не продаются свечи, их можно взять свободно и положить какое-то пожертвование в копилку. То же самое с поминальными записками. Мы стараемся быть открытыми в финансовом отношении и пишем в приходской газете о наших доходах и расходах. Я говорю «мы», потому что там мне постоянно кто-нибудь помогает. Сейчас это студент 4-го курса нашей семинарии Егор, который проходит в Тикси миссионерскую практику.

В планах — посещения отдаленных поселков. Мы договорились с вертолетчиками, и они обещали забрасывать нас с оказией на неделю-другую в окрестные населенные пункты, с которыми просто нет другой связи.

С открытием Северного морского пути Тикси может стать головным миссионерским станом в Арктике, так как расположен на ключевом месте — там есть порт и авиабаза. Но, видимо, этим придется заниматься кому-то другому, моя командировка заканчивается после Пасхи 2010 года.
Пока православная община в Тикси насчитывает не более двадцати человек. Но наше дело — сеять, насаждать, не думая о количестве. Просто следует стараться делать свое дело честно и не надеяться на скорый результат. Тогда все получится.

 

9 сентября 2009 г.
Ключевые слова: Дальний Восток
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Нота как мишень
Для немногочисленных посвященных музыкантов узкий длинный зал в первом ярусе лаврской колокольни в Сергиевом Посаде — место поистине легендарное. Это постоянная репетиционная база основанного архимандритом Матфеем (Мормылем) братского хора Троице-Сергиевой лавры. Дождливым осенним вечером в гости к хористам впервые приехал регент Московского подворья — старший преподаватель Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Владимир Горбик. Не один — с десятком певчих своего клиросного хора. И не просто так, а для пользы дела — провести мастер-класс со студентами Московской духовной академии. Яркая, наполненная экспрессивными образами преподавательская манера Владимира Александровича помогла молодым людям за одну репетицию понять, при помощи какого приема клирошане создают атмосферу вечности, почему им категорически не рекомендуется петь «консерваторским» звуком и какую фразу знаменитого Шаляпина следует помнить в любое время дня и ночи.
9 октября 2019 г. 14:59