iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Церковь
Один из простых и понятных способов приобщения детей к богослужениям - их участие в торжественных Крестных ходах
ЖМП № 9 сентябрь 2013 /  29 августа 2013 г. 11:00
версия для печати версия для печати

Введение во храм: дети на литургии

В храмы приходит всё больше детей — это одна из радостных тенденций наших дней. Родители, воцерковляясь, стремятся воспитать в вере и своих чад и привить им благоговейное отношение к богослужению. Интересная дискуссия о том, как поддержать это благочестивое желание, не отвратить детей от храма, но заложить с самого раннего возраста любовь к богослужению, осознание необходимости участия в таинствах, состоялась в «Илиинской гостиной» при приходе храма Илии Пророка в Черкизове, где настоятельствует архимандрит Савва (Тутунов). Встреча собрала известных священников и мирян, родителей с разным опытом и разными подходами к решению этой проблемы. Разговор получился интересным (информационный отчет о нем читайте на веб-портале "Приходы"), и мы решили продолжить его на страницах «Журнала Московской Патриархии».

 Немногие прихожане храмов сейчас могут поделиться своими воспоминаниями о том, как они в детстве переживали богослужение и участие в таинствах. Конечно, очень ценен опыт тех людей, которые выросли в воцерковленных семьях. Им проще приобщить к церковной жизни и собственных детей, ведь опыт веры воспринимается как неотъемлемая часть всей жизни. Тогда, как правило, не возникает вопросов, к какому моменту богослужения приводить ребенка в храм, как молиться с ним дома или как вместе читать Священное Писание. Но для большинства семей очень сложно приобщить своих детей к богослужению и помочь им его полюбить.

Маленький подвиг

Приводя ребенка в храм, родители должны разрешить целый ряд чисто практических сложностей. Нужно поднять ранним утром в выходной семью, собрать всех, добраться до церкви и выстоять службу, причем, не редко приходится стоять в притворе из-за того, что храм переполнен, и нужно иметь возможность быстро выйти, если малышу станет невмоготу. Что может заставить родителей каждое воскресенье проделывать трудный путь к храму, а не просто привести детей к концу службы к причастию? Слово пастыря, собственная сознательность или желание приобщить чадо к тому, что дорого и свято для родителей?

А как часто возникают конфликты между прихожанами, имеющими детей, и теми, кто пришел в храм без детей. Порой достается молодым семьям и от священников. Но вытерпят ли взвинченные родители, за сиюминутными заботами не разглядевшие главного, упреки от пастыря, даже если они справедливые? Не уйдут ли из Церкви?

Даже малое внимание и участие священника может вдохновить и ободрить. Как вспоминает протоиерей Александр Дасаев, когда девять лет назад его назначили настоятелем в московский храм Воскресения Христова в Сокольниках, он искренне удивился, почему в Вербное воскресенье причащать принесли и привели всего несколько детей. Но стоило только начать работу с родителями, поинтересоваться семейной жизнью прихожан, предложить прийти на службу с ребенком, говорить об этом в проповедях — ситуация постепенно изменилась. «Через девять лет в храме было уже два детских хора, а на Литургии причащались десятки, если не сотни, мальчиков и девочек», — говорит отец Александр.

«Я убежден, что при крещении младенцев священники должны объяснять родителям и восприемникам, что в крещении ребенок получает не только благодать, но на него, родителей и восприемников возлагается обязанность и сугубая ответственность быть христианами не по имени, но по сути. В противном случае они подлежат более суровому наказанию, чем те, кто не принял крещения. Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди (2 Пет. 2, 21)», — говорит архиепископ Вологодский и Великоустюжский Максимилиан. «К сожалению, печальную картину можно наблюдать в наших храмах. Родители с детьми приходят за 15–20 минут до начала причащения мирян, то есть во время Евхаристического канона, и сразу после приобщения покидают церковь (наполняющуюся с их появлением детским плачем). Вероятно, такие младенцы редко бывают в храме и, попадая в незнакомую обстановку, испытывают дискомфорт. В то же время дети, родители которых стремятся жить по-христиански, избегают душевредных разговоров, общений и занятий, регулярно молятся вместе с чадами, стараются сделать семью малой Церковью, — такие дети ведут себя во время богослужения иным образом: они послушны, спокойны и молчаливы», — продолжает владыка.

Такое мнение пастырей можно встретить часто, ведь в качестве образца мы всегда ставим перед собой идеальную ситуацию, увидеть воочию которую можно разве что в житиях святых. Приближаться же к тому, чтобы малыш благоговейно и сосредоточенно молился за Литургией вместе со взрослыми, необходимо постепенно, шаг за шагом, причем воспитывать здесь нужно не только самих детей, но и их родителей.

Воспитание без принуждения

«Может ли ребенок присутствовать на Литургии с самого начала и до конца, зависит от того, насколько он сам способен на этот подвиг. Это маленький, но подвиг — стоять два-три часа в храме, — делится опытом протоиерей Димитрий Смирнов. — Действительно, иногда встречаются такие дети, и они очень выделяются среди своих сверстников, стоят на богослужении как свечки и, судя по виду, не скучают, а наоборот, им интересно всё, что происходит вокруг. Но если через 15 минут маленький ребенок расплакался, значит, родителям нужно было уводить его через десять минут, а не ждать, когда он уже совсем устанет».

«Воспитание в этом и заключается: выявить склонности и направить на путь истинный в рамках возможного. Сначала проговорить с ребенком в подробностях весь сценарий воскресного дня. Рассказать, что воскресенье — это особенный день. Проговорить, как мы утром встанем, как все вместе пойдем в храм, как будем там молиться, что можно делать в храме, а что нельзя, кто пойдет первым к началу Литургии вместе со старшими детьми, а кто подойдет попозже с младшими, как мы пойдем к исповеди, как потом причастимся, — продолжает отец Димитрий, — А после храма — похвалить: “Знаешь, ты всё сделал идеально”. Прийти домой, рассказать бабушке, как он хорошо себя вел: “Он был таким примерным, каким не был никогда, все вокруг удивлялись”.

Постепенно малыш растет, и беседы с ним становятся всё более сложными, глубокими. «Но в любом возрасте для ребенка разговор со взрослым — это серьезная вещь, особенно если это разговор с отцом, это не забудется», — заключает отец Димитрий.

«Стремясь воцерковить детей, нужно не перегнуть палку. Вряд ли ребенок выстоит всенощную или Литургию полностью, сможет прочесть всё правило к причастию. В храме ему не должно быть тягостно и скучно, — считает священник Павел Гумеров, автор нескольких книг о семейной жизни. — Можно прийти не к началу, объяснить ребенку заранее, что будет на службе, спеть с ним тропарь праздника. Мы сами ленимся почитать чаду Евангелие с картинками, рассказать про праздники, а потом жалуемся, что дети не хотят идти в храм. Ребенок — это “человек-привычка”. Он привыкает есть, ложиться и вставать по режиму, ходить в кружки, потом в школу. И поход в церковь тоже должен стать такой благой привычкой. Регулярные занятия очень дисциплинируют. И не нужно смущаться, что у ребенка нет пламенного горения во время молитвы. Дети очень любопытны, они ждут наших объяснений. А мы часто ограничиваемся сухими приказами: “Пошли со мной, потому что так надо”. Так ребенок даже на прогулку не пойдет, не то что в храм. Очень хорошо объяснить малышу, где какая икона в церкви и что на ней написано, во что одеты батюшки, алтарники, выучить с ним “Верую”, “Отче наш”, чтобы он пел с народом. Но учить, конечно, без зубрежки. У меня ребенок знал эти молитвы уже в три года. Просто мама читала их утром, перед сном, перед едой — вот они и запомнились сами собой».

Архиепископ Вологодский и Великоустюжский Максимилиан обращает особое внимание на сложившуюся практику причащать детей, но при этом самим родителям не причащаться, он особо отметил недопустимость такой «двойной» духовной жизни семьи. «Готовясь причастить ребенка, вероятно, следует поступить аналогично тому, как поступают при крещении младенцев. У них при крещении должны быть взрослые восприемники, которые за детей отвечают священнику и обещают вырастить младенцев добрыми христианами. Так же поступают и в других случаях, когда более сильный берет на себя ношу более слабого, восполняя его немощь. Подобным образом должны поступать и родители, желая причастить младенца достойно, во спасение души и тела. Они должны взять на себя груз подготовки ко причащению, который ребенок еще не способен понести. Родителям необходимо достойно подготовиться и причаститься вместе с чадом, подъяв дополнительные покаянные труды не только ради себя, но и ради него. Ревностное говение, благоговейное причащение и дальнейшее благоговейное поведение родителей могут стать добрым примером для младенца и хорошим воспитательным актом», — говорит владыка Максимилиан.

«Дети дошкольного возраста, может быть, и не способны многого понять разумом, но в то же время их душа открыта для соприкосновения с Божией благодатью. Часто для них важно некое вещественное, чувственное соприкосновение со святыней: зажечь свечу, приложиться к иконе, выпить глоток святой воды, помазаться елеем или совершить другие маленькие священнодействия. Родители могут разрешать их как награду, в случае если ребенок смог сделать небольшое духовное усилие: прочитать краткую молитву, десять минут простоять на службе и т.д.», — советует опытный пастырь протоиерей Георгий Бреев.

Детская Литургия

«Мы очень маложизненно участвуем в Литургии», — говорил Иоанн Кронштадтский. Как же разбудить в душе ребенка стремление к такому «жизненному» участию в богослужении? На этот счет сегодня священники дают самые разные практические советы.

Например, уже традиционно в некоторых храмах, особенно там, где есть церковноприходская школа, совершаются так называемые детские Литургии. Формы участия детей в богослужении тут могут быть различны, но важно, что подростки собираются вместе для молитвы, создается совершенно иной психологический климат, дети чувствуют особую ответственность. А забота священника — объяснить трудные места богослужения, сделать так, чтобы тексты, которые читаются и поются за Литургией, дети могли воспринять настолько осознанно, насколько это возможно в их возрасте.

В московском храме архангела Михаила в Тропареве детские Литургии проходят обычно во время постов. По субботам в восемь утра воспитанники местной воскресной школы вместе с родителями собираются в крестильном храме. Служат священник Алексий Малютин, сам отец пятерых детей, и руководитель воскресной школы диакон Андрей Климов.

Мальчики помогают в алтаре, читают часы. Девочки убирают храм и следят за подсвечниками. Детский хор поет все песнопения Литургии. На первых детских Литургиях священнослужители поясняли основные моменты богослужения. Теперь, когда за несколько лет накопился опыт, пояснения уже не нужны, но дети по-прежнему с большим рвением относятся к своим послушаниям в храме. «Было радостно видеть в руках детей книжечки с последованием Литургии, — рассказывает диакон Андрей Климов. — Сначала их было немного, но потом текст Литургии появился у большинства. А это значит, что ребята могут следить за ходом богослужения, читать и понимать, то есть активно соучаствовать, молиться».

«Но надо отметить, — говорит диакон Андрей, — что многие ребята часто не понимали, для чего их позвали в алтарь. Безусловно, каждый проявлял свое отношение к происходящему в свойственной ему манере. Не все видели и ощущали происходящее одинаково. Кто-то отнесся к Литургии более трепетно, внимательно, ответственно, а кто-то нет».

«Помогать детям в алтаре я благословляю только в редких случаях, когда есть такая насущная необходимость на приходе. Алтарь — это святилище, и если человек вошел в алтарь, то у него уже назад выхода не будет, и он идет уже по линии церковного служения, — так рассуждает о детском алтарничестве протоиерей Димитрий Смирнов. — А еще у детей часто бывает зависть: “Почему его взяли, а меня нет?”»

«Еще один яркий пример — это суета перед Чашей. Одни дети еще не осознают значение момента, другие уже относятся обыденно, третьи просто не готовы к принятию святых таин», — продолжает диакон Андрей. По его мнению, это не только недоработка школы, но и пример родителей, которые зачастую ведут себя в храме подобным образом. «Ясно одно: с детьми надо работать, и вот такие Литургии в пост очень полезны», — делает вывод отец Андрей. Конечно, храм в Тропареве находится в особой ситуации: маленькое помещение давно уже не способно вместить всех приходящих на богослужение. В районе с многотысячным населением этот храм единственный. Поэтому мамы с детьми часто по праздникам вынуждены стоять с коляской на улице и слушать богослужение через выведенные наружу динамики.

Опыт «детской» Литургии в последнее время оказался очень востребованным как в Москве, где есть сильные церковноприходские школы, так и в разных епархиях. Многие настоятели находят такую практику очень полезной.

На клиросе

«В дни праздников можно организовать крестный ход, и тут-то дети уже могут принимать деятельное участие, — делится опытом протоиерей Димитрий Смирнов. — Но нужен кто-то, кто будет это организовывать: раздавать стихари, отрепетировать, кто куда должен пойти, кто что сделать. Это должно быть четко организовано, чтобы дети готовились, а крестный ход не превращался в беспорядочную толпу».

Самая же лучшая форма деятельного участия в Литургии, по мнению священника, — это детский хор и чтение. «Например, ребенок в течение месяца выучивает молитвы от “Святый Боже” до “Отче наш” с родителями. Детям постарше — 50-й псалом. Когда он сможет читать хорошо, ему можно доверить читать в храме. А далее по очереди назначаются дети-дежурные: кто, когда и что читает, чтобы не было зависти и обид», — рассказывает отец Димитрий.

Так же рассуждает и отец Александр Дасаев, у него на приходе дети активно привлекаются на клирос и в качестве чтецов. «У нас три мальчика и три девочки читали Шестопсалмие — каждый по псалму, поочередно, то мальчик, то девочка», — вспоминает он. Также дети могут читать канон, кафизмы, часы и так далее.

А вот по поводу детских шалостей в храме отец Димитрий Смирнов высказывает наблюдения, схожие с теми, которые описал диакон Андрей Климов. «Имея на попечении несколько детских учебных заведений, могу заметить, что главное, что нам там портит воспитание детей, — это родители. Например, сейчас во многих семьях принято разговаривать с детьми на повышенных тонах, позволять себе несдержанность, грубость по отношению к самым маленьким членам семьи, — отмечает отец Димитрий. — Мы иногда сами не замечаем, как вымещаем на детях собственный гнев или неудовлетворенность. Поэтому не стоит удивляться, что наши дети так же несдержанны, не способны слышать собеседника и благоговейно относиться к святыням».

Изолировать или приобщить?

Занимать же тех детей, которые в силу возраста, темперамента, особенностей характера или воспитания еще не могут отстоять всё богослужение целиком, отец Димитрий считает возможным в особой детской комнате: «Мы служим в нижнем храме, а верхний придел сейчас собираемся переоборудовать под детскую комнату. Здесь будут столы для пеленания младенцев, лавки, а богослужение будет транслироваться на экран. Литургия — это общее дело. Поэтому отделять детей совсем — канонически неправильно. Лучше немного опоздать на службу и приводить детей к Литургии верных. Можно это делать организованно — пусть они соберутся сначала все вместе, например, в той же детской комнате, приведут чувства в тишину, а потом вместе переходят в храм, как раз к “Верую”».

Комната матери и ребенка сейчас есть в некоторых храмах, там, где позволяет ее устроить площадь помещения (например, такой опыт встречается в Подмосковье, в Хабаровске, в Москве). Но некоторые особо ревностные настоятели считают, что пользы такая «комната отдыха» приносит немного: матери с маленькими детьми, скучающие по общению, используют ее как клуб, где можно отдохнуть и поделиться новостями. Конечно, тут опять вступают в силу законы окружающей нас действительности. Если храм достаточно просторен и туда не приходят одновременно более тысячи человек на службу, но при этом есть удобное место, где можно переодеть ребенка и оставить пальто, а приход состоит из давно воцерковившихся христиан, которые составляют дружную общину, — там, может быть, такая комната матери и ребенка ни к чему. Тем более что в сплоченных общинах, как правило, за чужими детьми могут присмотреть братья и сестры во Христе, которые не будут делать строгих замечаний нерадивым родителям или покрикивать на самых младших членов прихода. Здесь также вряд ли можно будет встретить сразу несколько десятков измученных и плачущих малышей, а двое-трое детей не доставят много неудобств молящимся. В то же время внимательный священник, скорее всего, не откажет причастить мать или отца, пришедших на службу несколько позже из-за маленького ребенка, ведь наверняка такой пастырь хорошо знает эту семью и следит за ее духовной жизнью.

Но подобные идеальные условия удается создать далеко не везде, поэтому конфликты между прихожанами и даже между родителями и священником нередко всё же возникают. Родители, которые пытаются воцерковить своих детей, часто требуют многого от священника: и терпения, и мудрого духовного совета, и конкретных практических рекомендаций. Но встречаются случаи, когда священники сами настаивают на том, чтобы родители приносили младенцев в храм только на причастие, если они не способны вести себя тихо. Это, казалось бы, самый простой путь решения всех проблем, но именно из-за такого подхода к миссии и катехизации у людей может возникнуть неприятие к Церкви.

Немало рассудительности и такта требуется священнику, чтобы избегать таких конфликтных ситуаций и разъяснить прихожанам, которые только начинают воцерковляться, основы веры. Важно правильно оценить ситуацию: ведь часто мать с маленьким ребенком и сама находится в возбужденном состоянии или устала, поэтому, чтобы разрешить конфликт, требуется особое снисхождение и хотя бы некоторые знания в области возрастной психологии.

Кстати, одна из особенностей детской психики и детского восприятия такова, что многие дети (как дошкольного, так и младшего школьного возраста) при внешнем равнодушии или даже отрешенности от богослужения воспринимают его на подсознательном уровне и через некоторое время, «переварив» информацию, уже могут молиться вместе со всеми и помнят наизусть длинные и, казалось бы, сложные тексты молитв. Поэтому нет ничего страшного, если где-то в отдельной комнате при храме или в притворе будут размещены детские столики, где самые младшие могут немного посидеть, отдохнуть и даже порисовать во время богослужения.

В небольшом помещении временного храма в московском спальном районе Люблине для детей в притворе выделена особая комната. Сюда выведены динамики, чтобы было хорошо слышно всё, что происходит в храме. «Детей к нам приходит много — не менее 15–20 человек, если считать младших, которые еще не способны отстоять всю службу, но и спать в коляске уже не хотят, — говорит священник Иоанн Коваль, настоятель строящегося храма святой мученицы Татианы в Люблине. — Притом что мы очень сильно ограничены в помещениях, мы всё равно выделяем отдельный уголок для детей в храме. Здесь они могут под присмотром наших прихожанок немного передохнуть во время службы или смастерить что-то. Им в доступной форме рассказывают о церковных праздниках, которые отмечаются в этот день, содержание евангельских чтений. В тот момент богослужения, когда дети уже готовы будут достоять его до конца, родители их забирают. Как правило, все они заходят в храм, чтобы спеть вместе “Отче наш”, но вообще это всё индивидуально. Главное, что никто у нас никогда не капризничает, потому что в храме детям интересно, наоборот, они бегут сюда с радостью. Конечно, уже после Литургии все они собираются на чай и могут поиграть на детской площадке у храма». Если же отцы и матери по каким-либо причинам во время богослужения не следят за своим ребенком, позволяя ему бродить по храму и мешать окружающим молиться, священник должен это заметить и послать «на помощь» алтарников, свечниц или других служащих храма, а после службы корректно объяснить родителям, что оставлять без присмотра детей в церкви нельзя.

Не потерять ребенка

Ежедневный стресс большого города также сильно давит на неокрепшую детскую психику. Компьютер, телевизор, отсутствие физических нагрузок, активных игр, которые очень нужны детскому организму, — эти и многие другие факторы включают защитные механизмы у ребенка. Он становится равнодушным, невнимательным, не способен сосредоточиться. Особенно когда после тяжелой недели в школе рано утром в воскресенье его вдруг насильственно поднимают с постели и заставляют идти в храм. До определенного возраста малыш не может сопротивляться воле родителей, если они неожиданно твердо решили заняться его воцерковлением. Но начинается подростковый возраст, и тут уж ребенок может проявить свой протест в полной мере.

Если поначалу ребенку в храме бывает интересно, то со временем ему потребуется уже некий душевный труд, чтобы остаться. Наступает время, когда кажется, что мир Церкви уже полностью изучен, и хочется идти дальше, туда, где интереснее. И здесь особенно важным оказывается навык молитвы. Если он уже был приобретен в раннем возрасте, если участие в богослужении уже стало внутренней потребностью, тогда подростку будет сложнее оставить Церковь навсегда.

«Сын подрос, а почти всё его окружение, все друзья, которыми он дорожил, были людьми, как правило, нецерковными. Это естественно, ведь человек не может жить в гетто. Но постепенно менялось и его отношение к Церкви: он стал насмешливым, грубым, даже как-то сказал мне в шутку, что в храм со мной больше не пойдет, так как я его могу женить на церковной девушке, а они все скучные, — делится личным опытом журналист Мария Городова, мать двоих детей. — К сожалению, вернула его в Церковь только трагическая гибель отца. Когда случилось настоящее горе, ребенок, естественно, обратился в первую очередь к Богу, но это было и спасением для него».

«Если у ребенка есть навык ходить в Церковь, он всё равно туда вернется. Я постоянно переживала, спрашивала на эту тему разных опытных священников, а они мне в один голос говорили: раз не хочет человек идти в церковь — не насилуйте! Сиди и молись, чтобы он пришел. Заставлять не надо, иначе начинается война внутри семьи, а это никому не нужно, — продолжает Мария Городова. — Что бы ребенок ни делал в подростковом возрасте, как бы ты ни был с ним не согласен, самое последнее дело — терять с ним общий язык. Если видишь, что он совсем не туда “двинул”, не критикуй сразу, находи точки соприкосновения, а потом понемногу, когда будет возможность, ты сможешь это выровнять. Самое глупое для родителя — терять ребенка».

Все опрошенные нами священники нарисовали нам разумную, но в целом идеализированную картину того, как постепенно дети должны входить в литургическую жизнь, возрастать в Церкви. По признанию самих священнослужителей, она может быть реализована на практике, во-первых, при условии, что на приходе у настоятеля есть несколько грамотных помощников, желательно с педагогическим образованием или хорошим природным родительским чутьем. С другой стороны, многое зависит от самой семьи. Не секрет, что дружная воцерковленная семья сегодня, когда практическая традиция веры еще только-только начинает возрождаться, — большая редкость. У многих прихожан нет необходимого опыта церковной жизни. Ведь и другие важнейшие столпы нашей ежедневной жизни во Христе, такие как совместная домашняя молитва, исповедь, причастие, вызывают на практике много споров, сложностей и недоумений. Именно поэтому все, как специалисты-педагоги и психологи, так и священноначалие, постоянно напоминают священникам о необходимости особой заботы о семьях с детьми. Решать эту проблему на каждом приходе придется индивидуально, исходя из конкретных особенностей самого помещения храма, местности, где он находится, семейной ситуации и личных особенностей тех, кто в него ходит.

 

 

 

29 августа 2013 г. 11:00
Ключевые слова: дети, община, богослужение
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи