iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Мостик к Святой Земле
Архимандрит Антонин Капустин родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать просвещению в православной вере, выяснял корреспондент ЖМП. Мостик к Святой земле Алексей Реутский Архимандрит Антонин (Капустин) родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать проповеди православной веры, выяснял корреспондент «Журнала Московской Патриархии». — Здравствуйте! Вы что-нибудь слышали об Антонине Капустине? — спрашиваю редких прохожих на площади у сельского магазина в Батурине.  — Слышали, — улыбается в ответ женщина средних лет. — В школе у моей дочери проводили уроки, посвященные его памяти, и приглашали родителей. Еще в газете местной о нем читала. Нам рассказали, что он покупал в Палестине участки земли и строил там гостиницы для русских паломников, школы и больницы для местных жителей. — А кто у вас в селе храм построил, не подскажете? На помощь замявшейся односельчанке приходят двое немолодых мужчин: — Этот храм его отец построил. А он потом в Израиль уехал и там построил три храма! Возведенный в 1835 году каменный храм в Батурине служил веру­ющим до 1931 года и был закрыт вопреки их воле по решению поселкового совета. Затем был банком, дизельной станцией, типографией и даже парашютной вышкой — колокольня-то высотой в 50 м. Тонны мусора, свисающие с купола веревки юных скалолазов, оставивших на стенах автографы, протекающая крыша и огромный проем в северной стене для парковки сельхозтехники — таким его запомнила Александра Егоровна Кузнецова, когда в 2000 году вместе с другими женщинами она решила заняться восстановлением святыни и стала одной из первых прихожанок храма.  10 бабушек и храм  «Мы первую уборку в июне 2000 года провели, — рассказывает Кузнецова. — Раньше все у кого-то дома на молитву собирались, а потом я предложила: матушки, что же мы всё по углам молимся, у нас вон какой храм в селе стоит!» Повесили у магазина объявление, народ пришел на субботники. Поначалу людей было много — вырубили вокруг бурьян, вывезли из нижнего храма несколько грузовиков мусора. А дальше наступили времена подвижничества: не нашлось в селе охотников таскать в храм тяжелые доски для пола и заделывать блоками проем в стене. Приход наш — 10 пенсионерок, а работать могли только я и Валентина Панькова. Окна мы пленкой закрыли, рам не было. Печку сложили, на ней и готовили. Дочь мне провод купила, а электрикам за проводку света 400 рублей отдали, куда деваться? Я хоть и пенсию 2700 рублей получала, да ведь в темноте молиться не будешь, — вспоминает Александра Егоровна. — На нее и гвозди покупала — так и восстанавливали».  Через год в Преображенский храм назначили первого настоятеля, священника Сергия Кривых (с мая 2017 года он второй священник, а настоятель храма — протоиерей Владимир Тарасов). Немногочисленные прихожане воспряли духом. Благодаря усилиям отца Сергия, его семьи, друзей, прихожан и благодетелей заказали и вставили окна, сделали лестницу на второй этаж и очистили его от мусора, провели паровое отопление, заменили крышу. Когда меняли купола, из отверстий (видимо, пулевых, вмятины от пуль сохранились и на купольных крестах) вылетели пчелы. «Первое время за дверями храма ничего нельзя было оставить: ни тележку, ни лопату, народ по дворам всё тащил, — грустно улыбается Ирина, матушка отца Сергия. — Стройматериалы хранили в храме, под замком! Ведь прежде храм для батуринцев был источником стройматериалов. Например, у одной бабушки в сарае окно из храма было вставлено. Однажды во время службы, кто-то в храм вбежал и кричит: “Батюшка, народ песок растаскивает!” Нам накануне машину песка пожертвовали. Отец Сергий сначала увещевал людей, а потом просто огородил территорию. Столько возмущения у народа было, но воровство прекратилось».  Матушка приглашает в храм: в притворе и на втором этаже, куда ведет прочная лестница, штукатурка почти не сохранилась, на нас обреченно смотрит голая кирпичная кладка. На память приходят слова депутата Курганской областной думы, председателя Курганского отделения ИППО Александра Брюханова: «Нам бы только тендер выиграть на внутреннюю отделку, привести всё в порядок, и можно включать Батурино в местный паломнический маршрут: Большие кресты — Чимеево — Далматово». Сейчас нижний придел храма, освященный в честь Казанский иконы Божией Матери, уже готов к богослужениям. Небольшой, с выбеленными стенами, скромным иконостасом и невысокими потолками, он кажется по-домашнему уютным и теплым. 25 августа (в день рождения архимандрита Антонина) Святейший Патриарх Кирилл посетит этот храм и откроет мраморный бюст создателю Русской Палестины, который уже установлен рядом в яблоневом саду.  Прихожане рассказывают, что каждый, кому дорого имя архимандрита Антонина, в меру своих сил потрудился для храма на его ­малой ­родине. ­Одни участвовали своим трудом (например, прихожане Никольского храма и студенты политехнического колледжа города Шадринска), другие посильной жертвой. В 2007 году игумения Горненского монастыря в Иерусалиме Елисавета передала Преображенскому храму частицы мощей преподобномучениц Варвары и Елисаветы. А уроженец Батурина Владимир Симаков решил все юридические земельные вопросы и объединил неравнодушных людей вокруг благотворительного фонда «Батуринская святыня», благодаря которому колокольню обнесли деревянными лесами, подготовив ее тем самым к реставрации. В августе в Батурине должны закончиться последние приготовления к торжествам. Отремонтирована дорога к селу, рядом с храмом постро­ена автостоянка, из государственного бюджета поступили средства на реставрацию фасада храма и определен подрядчик. Выложена площадка, на которой установят бюст собирателю Русской Палестины. Кто такой  Антонин (Капустин)? 2017 год губернатор Курганской области Алексей Кокорин объявил годом Антонина (Капустина), дав старт масштабной информационно-просветительской кампании. На местном ТВ и по радио выходят передачи, районные и областные газеты публикуют тематические подборки, в музеях проходят выставки, посвященные отцу Антонину, на улицах Шадринска (районный центр) и Кургана установлены билборды с его портретом. Есть ли эффект? Мой опрос на улицах Шадринска показал, что многие горожане знают об отце Антонине, хотя не запомнили детали его биографии. «Поверьте, два года назад ни в Батурине, ни в Шадринске, ни в Кургане никто не мог ответить на вопрос, кто такой архимандрит Антонин (Капустин), — говорит митрополит Курганский и Белозерский Иосиф, — хотя материала о нем много и этот материал интересный. Например, есть две книги — митрополита Никодима (Ротова) и архимандрита Киприана (Керна)1, посвященные отцу Антонину. Издаются его дневники. Например, Далматовский монастырь подготовил к изданию дневники, охватывающие период от детства до перевода в Киевскую академию. Телеканал “Союз” снял о нем два фильма. А если вы приедете на Святую землю и экскурсовод поведет вас по святым местам, будет постоянно звучать имя архимандрита Антонина. Кого еще из начальников Русской духовной миссии там вспоминают? Кто из них оставил о себе память? И не зря ему усвоили имя — создатель Русской Палестины. Взять, например, Иерихон. Это один из самых древних на земле городов. Во времена архимандрита Антонина там было несколько мазанок. А он приобрел там участок, построил первое каменное здание. Его примеру последовали другие, и с этого началось возрождение Иерихона, который сегодня вполне современный город». Эти и многие другие подробности звучат в выступлениях митрополита Иосифа и епископа Шадринского и Далматовского Владимира, духовенства митрополии на многочисленных встречах со школьниками, студентами, педагогами, ветеранами и всеми, кому в Зауралье интересна история и культура России.  Популяризация имени архимандрита Антонина — первая задача, которую поставил перед духовенством митрополит Иосиф. А вторая — возрождение памятных мест, связанных с его именем. Например, администрация Шадринского района планирует открыть в Батурине музей, посвященный памяти создателя Русской Палестины, который вызовет интерес у паломников и туристов. «Если говорить о человеке, не имея наглядных предметов, связанных с его жизнью или свидетельствами эпохи, это и скучно и не запоминается. Нужна экспозиция. К счастью, экспонатов XIX век оставил нам немало. Это и предметы, связанные с паломничеством, и с церковным бытом, и со служением. Сохранилось много фотографий и документов. Всё это можно собрать для музея», — продолжает архиерей.  Главный редактор регионального журнала «Мое Зауралье» Валерий Мурзин видит создание музея в Батурине в связке с развитием Шадринского района в целом. По его мнению, имя архимандрита Антонина (Капустина) стоит первым в ряду его знаменитых земляков — скульптура Ивана Шадра, крестьянина-новатора Терентия Мальцева и собирателя русских народных сказок Александра Зырянова («Царевна-лягушка»). Благодаря этим именам в Шадринский район можно привлечь как паломников, так и туристов, что создаст дополнительные рабочие места в сфере услуг.  «Музей должен быть некой информационной альтернативой Святой земле, чтобы каждый посетитель мог узнать, почему архимандрит Антонин треть жизни провел в Палестине, заботясь о русских паломниках, как выглядели паломники в XIX веке и как выглядят сейчас. Это нужно совместить с рассказом о православии: почему Россия приняла именно восточное христианство, — говорит Валерий. — Интерактивный экран — уже ничем не заменимая составляющая современного музея. На нем можно полистать редкие документы, посмотреть документальные фильмы, провести интерактивные викторины по примеру выставок “Русь Православная”. Всё это привлечет школьников и молодежь». Ведь говорить с молодежью о православии нужно на понятном для неё языке, считает Валерий. Только в этом случае рассказ о православных святынях Палестины, отце Антонине и его подвиге будет понятен каждому, кто приедет в Батурино, а сам отец Антонин станет примером для подражания. Если же еще сделать и виртуальную экскурсию по музею и храму, то о Батурине узнают миллионы людей по всей России и тоже захотят сюда приехать, уверен журналист.  Но нужен ли еще один музей, если в Далматовском Успенском монастыре (70 км от Батурина) тоже есть музей, один из залов которого посвящен отцу Антонину? Митрополит Иосиф считает, что нужен, потому что это оправдано логически: «Где еще быть музею, как не в месте рождения отца Антонина, и где будет собрана вся доступная о нем информация?»  Прославлять  или не прославлять Далматовский монастырь, как цветок на возвышенности, украшает весь уездный городок. Его белоснежная стена и розовый Скорбященский храм видны с любой точки Далматова. За широкими стенами, скрывающими цветущие яблони, в 1816 году открылось духовное училище, в которое в 1825 году поступил Андрей Капустин. Здесь он изучал латинский язык, географию, арифметику и катехизис, а перед смертью передал обители свой наперсный крест. Прервавшись в 1923 году, монастырская жизнь возобновилась спустя 69 лет.  Наместник Далматовской обители игумен Варнава (Аверьянов) встречает нас у святых ворот. В монастырском музее2 помимо залов, посвященных жизни в царской России и Зауральским новомученикам, устроена экспозиция об отце Антонине. В витринах — предметы, характеризующие различные периоды жизни архимандрита Антонина, начиная от детских лет в родном Шадринском уезде, учебы в училище и семинарии и заканчивая Святой землей.  «В музее отсутствуют, по понятным причинам, личные вещи отца Антонина,— говорит отец Варнава. — Но мы постарались представить эпоху, к которой принадлежал отец Антонин». В частности, здесь представлены прижизненные издания его работ, паломнические реликвии со Святой земли и Святой Афонской горы, предметы, характеризующие его увлечения (астрономия, фотография) и т.п. Для экспонирования подбирались почти исключительно оригинальные предметы: фотографии и стереофотографии, литографии, открытки, письма и почтовые карточки, географические карты и планы, печатные издания (книги, журналы, брошюры, альбомы), документы, церковная утварь (кресты напрестольные, требные и нательные, образки, иконы и иные паломнические реликвии) и т.д. Игумен Варнава в настоящее время занимается подготовкой магистерской диссертации на тему «Духовный облик архимандрита Антонина (Капустина)» в Санкт-Петербургской духовной академии и скрупулезно изучает дневники архимандрита. Работа над этой темой дала ему возможность познакомиться с немногочисленными исследователями наследия отца Антонина, которых в прошлом году радушно принимал Далматовский монастырь. Обитель выступила организатором всероссийской научной конференции (12–13 мая 2016 года), посвященной 200-летнему юбилею Далматовского духовного училища и предстоящему юбилею отца Антонина (Капустина)3. Известно, что отец Антонин был очень разносторонней личностью. Но что в нем запоминается особенно, когда знакомишься с его дневниками? Прежде всего это глубокая церковность, считает отец Варнава, причем в широком смысле слова: за всеми его действиями и поступками всегда скрывается глубокий религиозный смысл. «И самое поразительное, церковность его была не показной, не елейной, не навязчивой. Иногда даже, наоборот, с элементом самоиронии и какого-то юродства. Этим он, наверное, спасался от окружающего формализма, зависти, непонимания, даже явной клеветы, — говорит отец Варнава. — В его биографии есть скорбные страницы, когда он терпел незаслуженный позор и поношение от лжебратии — в Афинах (­клеветнические письма, напечатанные в “Колоколе” А. Герцена) и Иерусалиме (роман-памфлет “Пейс-паша”). При этом сам он проявлял милосердие и сострадание даже к своим недругам, ценил искренность и прямодушие».  Потеряв еще в годы учебы в семинарии и академии самых близких своих друзей (имена их он часто упоминает в дневнике с сердечной теплотой — Афанасий, Егорушко, Алешинька), отец Антонин впоследствии брал на воспитание и попечение юных семинаристов (Андрея Фоменко, Петра Нищинского, Димитрия Мангеля), которые большей частью платили ему обидами и черной неблагодарностью. Однако, несмотря на всё это, отец Антонин до конца своих дней не утратил детской жизнерадостности. Именно этой радостью от созерцания чудного творения Божия можно объяснить, казалось бы, «не монашеские» увлечения его астрономией, фотографией, живописью, игрой на гуслях и т.д. В этом же ряду можно поставить и интерес к историческим наукам (палеографии, археологии, нумизматике и др.).  Возможно ли прославление архимандрита Антонина (Капустина)? Отец Варнава, председатель Комиссии по канонизации святых Курганской митрополии, считает, что это время еще не пришло: «Безусловно, архимандрита Антонина можно с полным правом назвать подвижником благочестия. Сам круг общения — его наставники, друзья, сослуживцы, ученики — говорит сам за себя: святители Филарет Киевский и Филарет Московский, Феофан Затворник Вышенский, Иннокентий Херсонский, преподобный Парфений Киевский. И это лишь некоторые. Несмотря на различную клевету, личная жизнь его как монаха и священнослужителя была безукоризненной».  Отца Антонина иногда упрекают в том, что он посещал молитвенные собрания инославных (католиков, протестантов, армян, коптов) и даже иноверцев (иудеев). Но отец Варнава уверен, что отцу Антонину это не могло нанести вреда, потому что православная вера определяла всю его жизнь. Но как тогда быть с тем, что отец Антонин приобретал участки с христианскими святынями (например, с Мамврийским дубом) часто вопреки благословению Синода? Более того, Синод даже издал указ4, запрещающий ему покупать эти участки на Святой земле. Но очевидно, что в исторической перспективе архимандрит Антонин оказался прав. «Следует помнить в этом случае, что церковное послушание не тождественно армейской дисциплине, а ставит во главу угла истину, — поясняет отец Варнава. — И в духовном облике отца Антонина есть многое, чему мы можем поучиться и чему должны подражать, если желаем стать настоящими христианами. Однако для прославления, как мы понимаем, всего этого недостаточно. Нужна воля Божия, знамение того, что отец Антонин угодил Богу. Как правило, таковыми знамениями служат чудеса, совершающиеся через посредство подвижника благочестия. Это с одной стороны. А с другой — требуется почитание церковным народом. Можем ли мы сегодня сказать, что имеется то и другое?» Фото автора Примечания 1 Киприан (Керн), архим. Отец Антонин Капустин — архимандрит и начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме (1817–1894). Гл. 8: Иерусалимские годы (1865–1894). URL: http://palomnic.org/rdm/k/10/ (дата обращения: 27.07.2017). Никодим (Ротов), архим. История Русской духовной миссии в Иерусалиме. Гл. 3: Архимандрит Антонин (Капустин) и Русская духовная миссия под его управлением. URL: http://www.rusdm.ru/history.php?item=12 (дата обращения: 27.07.2017). 2 URL: dalmate.ru/muzej.html (дата обращения: 27.07.2017). 3 Cм.: URL: agioi-zaural.ru/images/Issledovanij/2016.pdf (дата обращения: 27.07.2017). 4 Указ № 2596 от 21 декабря 1872 г. (Архив РДМ. Дело № 1700). Может ли возрождение памяти об отце Антонине привести современного человека к вере?  Иосиф, митрополит Курганский и Белозерский Сегодня Святая земля привлекает не только паломников, но и тысячи российских туристов, среди которых много и невоцерковленных людей. Они знакомятся не только со святынями, но и с именем архимандрита Антонина, искренне удивляясь тому, что создали там русские. Мы говорим о нем — создатель Русской Палестины. Но без отца Антонина ее не было и могло вообще не быть. Эта идея пришла только ему, и он ее воплотил. И у людей невольно возникает вопрос: кто он, что это за человек? Действительно, можно ли представить себе сегодня Елеон без «Русской Свечи», храма Марии Магдалины или селение Айн-Карем без Русского Горненского монастыря? Убери из Палестины эти русские места, и у наших соотечественников будет совсем другое восприятие Святой земли, она станет чужой. А так это — Русская Палестина, в ее храмах звучит молитва на родном языке, там наши соотечественники совершают свое служение и молятся о русском народе, о нашей стране, о нашем Отечестве. И близкие сердцу христианские святыни воспринимаются по-другому. И не секрет, что, посещая Святую землю, очень многие более близко воспринимают христианство — как что-то родное, важное для их души. Отцу Антонину удалось создать такой миссионерский инструмент, который работал, работает и будет работать, открывая красоту православия и привлекая к вере очень многих. А непосредственно Батурино может стать мостиком, который соединит людей со Святой землей. Протоиерей Владимир Тарасов, настоятель храма Архимандрит Антонин мне очень симпатичен как человек. Таких людей нельзя предавать забвению. Нам нужно постараться, чтобы о нем узнало как можно больше его земляков. И если люди приедут сюда, задача сделать так, чтобы наш рассказ пробудил в них желание больше о нем узнать.  Важно научиться интересно рассказывать об отце Антонине, тогда люди начнут вникать в историю его жизни, постепенно заинтересуются бытом той эпохи, верой отца Антонина. Значение может иметь даже то, что здесь 100 лет на одном и том же приходе служили его прадед, дед и отец, ведь в 1865 г. отмечали 100-летие рода Капустиных и основание прихода. И тогда, быть может, в них постепенно пробудится интерес к истории и к православной вере, и возникнет потребность по-другому увидеть и устроить свою жизнь, чтобы в ней стало больше радости и больше творчества. Игумен Варнава (Аверьянов), наместник Далматовского монастыря Отец Антонин почти три десятилетия трудился для того, чтобы русские люди могли не просто посетить Святую землю, но почувствовать себя там как дома. Для этого он обустраивал купленные с большим трудом (из-за непонимания со стороны недальновидного начальства, конкуренции инославных, особенностей законодательства Османской империи и др. причин) участки с любовью и заботой, как будто это был его родной дом. Так появлялись на Святой земле островки Святой Руси. Любовь и благоговение к Святой земле и находящимся там святыням отец Антонин пытался привить и русским паломникам. Казалось бы, разве может случиться так, что у православных паломников отсутствует благоговение и любовь к святыням? Оказывается, может. Как Церковь состоит не из одних святых, но и из грешников, лишь стремящихся к спасению, так и на Святую землю попадали самые разные люди. Нередко они несли в себе худшие привычки русского человека. Архимандрит Антонин не забывал обличать, увещевать, наставлять, чтобы имя русского человека стало на православном Востоке синонимом истового благочестия, а не «притчей во языцех». Поэтому благодаря отцу Антонину паломники из России не чужие на Святой земле, и Святая земля для многих из них не чужое место. Для популяризации его памяти по большому счету нужно возрождение веры, что невозможно без Святой земли, без живых примеров конкретных людей. Отец Антонин как раз один из таких идеалов, показывающий своей жизнью, как человек может совместить разные интересы — и научные, и практические — с настоящей верой. Он — образ православного человека. Но, с другой стороны, пример отца Антонина может быть действенным только для тех, кто сможет и захочет увидеть в нем что-то родное и близкое.  Поэтому необходимо говорить, напоминать, рассказывать, действовать по-евангельски: надо сеять, а как семя взойдет — не нам решать. Надо проводить конференции и выпускать книги, статьи, фильмы. Но не нужно ждать, что статья выйдет и вера вдруг расцветет. Может, одного она коснется, а другого и нет. Надо относиться к этому со смиренномудрием и понимать, что у каждого человека свой путь к Богу и о каждом человеке у Бога Свой замысел. Отец Антонин, безусловно, вполне заслуживает того, чтобы о нем знали. А то получается как по поговорке: умного никто не знает, а дурака— вся деревня. Но ведь должно быть наоборот.
24 августа 2017 г. 10:30
Экспертиза
Наследие прошлой эпохи: лучшие кагоры союзных республик
ЖМП № 9 сентябрь 2013 /  11 декабря 2013 г.
версия для печати версия для печати

Кагор: когда количество не переходит в качество

Разбираемся в свойствах вина, традиционно используемого в богослужебных целях

История церковного вина в России еще ждет своего исследователя. Известно, что постановлением Стоглавого Собора (1551 год) допускалось употребление в монастырях только фряжского (итальянского) вина. Это вино закупалось как правило на крупнейших ярмарках — Моложской, Макарьевской и Новгородской — у иностранных купцов. Впоследствии в России использовались и испанские, и молдавские вина. О том, когда именно предпочтение было отдано французским винам, достоверно неизвестно. Однако к концу XIX века представление о церковном вине сложилось окончательно. Это сладкое, умеренно-крепкое, интенсивно- красное и без примесей вино. Вместе с тем, на Московском съезде виноградарей и виноделов в 1902 году отмечалось, что церковное вино «выделяется из всей массы вин, потребляемых в России, в совершенно отдельную группу, подлежащую ведению духовного ведомства и может быть церковно-богослужебным сладким и церковно-богослужебным сухим». ЖМП подробно изучил ситуацию с производством церковного вина в современной России.

Шаг в историю

Неприметная дверь в одном из корпусов Московского межреспубликанского винодельческого завода (ММВЗ) на Рябиновой улице. Шагаем внутрь и попадаем на несколько десятилетий в прошлое. При кажущихся зябкими после летнего зноя +14 градусах на бесчисленных, уходящих куда-то в темноту стеллажах мирно почивает история советского виноделия: тысячи бутылок, подернутых патиной. Несколько стеллажей энотеки посвящено кагорам. Названия сортов на табличках звучат словно музыка: «Чумай», «Шемаха», «Левобережное».
«Наш завод открылся в 1971 году для объединения лучших винодельческих ресурсов союзных республик, — объясняет управляющий директор ОАО “ММВЗ” Анна Тамарина. — И каждый год мы закладывали в коллекцию все сорта производимого в СССР кагора. Самая старая бутылка из этой категории — кагор “Массандра” розлива 1972 года (виноград урожая 1968 года). У бутылок из этого хранилища два пути: на международные винные аукционы (но кагоры мы там не продаем) или в Кремль по заявке первых лиц государства».
— А если персонал приложится к какой-нибудь бутылочке? — с сомнением качаю я головой.
— Исключено, — смеется Анна Александровна. — Весь персонал — один хранитель. На эту должность мы специально подобрали женщину-трезвенницу. Если она в отпуске или болеет, энотека на замке. А ключи только у нее! 
Рецепт приготовления кагора не составляет тайны, но и на коленке этот напиток не сделаешь: нужна современная сертифицированная технологическая линия. Для производства используют интенсивно окрашенные сорта винограда (Каберне совиньон, Кахет, Матраса, Морастель, Рубиновый магарача, Саперави, Тавквери, Мерло, Мальбек) повышенной (не менее 20%) сахаристости. Виноградную мезгу (мякоть ягод) дробят с отделением от гребней веточек и нагревают до 55–75-градусной температуры, затем настаивают полтора-два часа и при этом интенсивно перемешивают, чтобы избежать локальных перегревов, а потом охлаждают до 25 градусов, вводят культуру чистых дрожжей и направляют на брожение. После сбраживания до требуемых кондиций самотек отделяют, а мезгу прессуют, спиртуют и купажируют. Получается виноматериал, который можно выдерживать в бочках или сразу разливать по бутылкам.

Каор и кагор: от прототипа к совершенству

«Расцвета отечественное производство кагора достигло в советское время, — считает заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института пивоваренной, безалкогольной и винодельческой промышленности (ВНИИПБиВП) Российской академии сельскохозяйственных наук доктор технических наук Александр Панасюк. — Тогда качество заметно превзошло прототип. Сейчас же добротность кагоров, увы, очень сильно варьируется: каждое предприятие само разрабатывает свою рецептуру и может работать по собственным техническим условиям».
Говоря о прототипе, Александр Львович имеет в виду сухое французское вино каор. Его имя происходит от названия города (по-французски — Cahors) в долине реки Ло на юго-западе страны, где для этого напитка исторически культивировали местные сорта винограда Мальбек и Ко (происходит это и сейчас). Каор вместе с другими французскими винами пробовали завозить в Российскую империю. Но импорт оказался сложным: во время длительной доставки вино в бочках портилось. Для лучшей сохранности в него стали добавлять спирт. Когда же этот продукт принялись копировать российские виноделы, они вдобавок к этому стали еще и раньше останавливать брожение. В результате методом проб и ошибок получился отечественный кагор, классические сорта которого относятся к красным сладким десертным винам.
Советский ГОСТ на десертные вина определял кагор как специальное 16-градусное вино с объемной концентрацией сахара от 16% (так называемые ординарные, то есть невыдержанные, сорта, в которых применяется виноград урожая прошлого года) до 18–25% (марочные сорта при трехлетней выдержке). «Но в современных ГОСТах 2005 и 2006 годов1 такой дефиниции нет, — уточняет Анна Тамарина. — Слово “кагор” превратилось просто в собирательное название, обозначение совокупности традиционных сортов, к технологическим параметрам производства которых каждое предприятие может подходить творчески. Это привело, например, к появлению столовых кагоров невысокой крепости. Если начистоту, я была против запуска подобного кагора на нашем предприятии. Но из соображений маркетинговой политики мы пошли на этот шаг. Ведь считается, что дешевые столовые кагоры привлекательны для потребителя. И один из конкурентов — агропромышленная фирма “Фанагория” — запустил в производство 10-градусный “Канонический” кагор. Мы ответили “Соборным”, правда, чуть большей крепости».
С любезного разрешения Анны Александровны я продегустировал «Соборный». Он очень напомнил мне разведенную запивку для теплоты. На месте маркетологов торгового дома «Межреспубликанский винзавод» (и их друзей — соперников из «Фанагории») я бы позиционировал этот напиток примерно так: «Очень удобно для алтарников, не требует разведения!» Если серьезно, на кагор походит мало. В сравнении с ним 16-градусный «Священный» от ММВЗ имеет классический букет: благородные тона шоколада и черной смородины, приятный запах и аромат заметно подняли настроение.
.

Как вас теперь называть?

Не можем обойтись без отступления, касающегося важной черты современного российского производства кагоров. Стандарты советского виноделия предусматривали два условных обозначения для всех разновидностей этого напитка: «32» (для ординарных кагоров, в которых содержится по 16% спирта и сахара) и «ВК» (для высококачественных марочных вин, где содержание сахара может достигать 18–25%). Церковная атрибутика на этикетках в ту эпоху в силу понятных причин была под запретом, а количество сортов ограничено. Несмотря на то что советский промышленный виноградник по площади лидировал в мире, все отечественные кагоры можно было перечислить по пальцам.
Иное дело теперь. В популярном интернет-каталоге «Товарная матрица»2 список предлагаемых к реализации кагоров занимает четыре страницы убористым шрифтом. Причем только на первой странице помимо продукции бывших союзных республик можно увидеть венгерский и болгарский кагоры, а уж кагоров из такой не самой винодельческой страны, как Белоруссия, тут и вовсе пара (минский и гомельский). И в наименованиях все изощряются как могут. Правда, фантазия производителей редко идет дальше «Соборных», «Священных», «Канонических» и «Никольских». Петербургский завод «Вилаш» ничтоже сумняшеся назвал свой кагор из разряда «32» ни много ни мало «Святой Никола Угодник», а вот на винзаводе «Надежда» в городе Георгиевске (это на Ставрополье) решили, что продаваться лучше будет «Монастырский амулет».
Как рассказал нам главный винодел ОАО «Цимлянские вина» (Ростовская область, Цимлянск) Юрий Федченко, от наименования кагора «Свято-Никольский» его предприятие отказывается: теперь он будет «Цимлянским». На ММВЗ же бал правит всемогущая маркетинговая политика. «В цехах мы не употребляем торговые наименования кагоров, называя их по категориям — “32”, “ВК” и “Столовый”, — признается Анна Тамарина. — Но считается, что массовый потребитель лучше реагирует на ассоциируемые с Церковью названия “Священный”, “Соборный”, “Православный”».
Видимо, для пущей ассоциативности на этикетках своих кагоров ММВЗ размещает изображение византийского храма. Добавляет ли это авторитета? Вот что считает священник кафедрального соборного Храма Христа Спасителя Иоанн Нефедов: «Когда я вижу в названиях такие эпитеты, как “специальный”, “особый”, “соборный”, “освященный”, доверие к такому кагору у меня автоматически пропадает. Смысла в таких названиях нет. И, как правило, такие кагоры можно использовать как запивку, не более того. В Храме Христа Спасителя в евхаристии по традиции применяются массандровский “Южнобережный” и “Украинский” Инкерманского завода марочных вин. Для венчаний и приготовления запивки мы стараемся использовать их же, а если причастников очень много — берем сорта попроще».
Заметим: на этикетках информация о благословении церковных иерархов на названия кагора из «священной» категории отсутствует. Это и понятно: в русской традиции недопустимо называть кагор именем святого. Да и какой такой амулет из монастыря можно обнаружить в бутылке с вином? На этикетке одного из традиционных кагоров автор, впрочем, нашел священническое благословение на производство напитка, названного в честь известного монастыря. Но, во-первых, это всё же «Новый Афон». Во-вторых, это благословение на производство именно напитка (заметим в скобках, довольно качественного), а не этикетки. В-третьих, это уже зарубежье. Но и при всех этих оговорках данная фраза, скажем осторожно, вызывает вопросы. Ибо она утверждает, что продукцию фирма «Вина и воды Абхазии» выпускает «с благословения управляющего Сухумо-Абхазской епархией иерея Виссариона Аплиаа».
Вот так неожиданно тема кагоров соприкасается с политикой. Вернемся всё же в область производства алкогольных напитков. «Мне крайне неприятно видеть на прилавке кагор с названием, к примеру, “Пасхальный”, — возмущается директор ВНИИПБиВП Лев Оганесянц. — Еще обиднее, что мы, ученые, не в силах ничего изменить. В 1990-е годы я встречался с представителями высшей церковной администрации и предлагал две возможные меры для исправления ситуации. Прежде всего в интересах государства и Церкви можно было бы принять совместный нормативный документ, описывающий терминологию и возможные продукты напитков из категории под условным наименованием “церковное вино”, а также регламент контроля этой деятельности представителями Церкви. Если по каким-то причинам это неудобно или кажется громоздким, можно официально выступить с другой инициативой: запатентовать пусть широкий, но ограниченный круг товарных знаков церковных кагоров, а также определить набор условий, при соблюдении которых винная продукция может включаться в этот круг. К сожалению, тогда это не встретило понимания. И теперь создается впечатление, что на фоне общего падения среднего качества кагоров Церковь молчит».
А вот государство решительным образом вторгается в терминологию церковных вин. Оказывается, уже около года большинство привычных нам кагоров вовсе не вина! Вступившая в силу в июле прошлого года новая редакция Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и ограничения потребления (распития) алкогольной продукции»3 разрешает называть вином только те алкогольные напитки, в производстве которых применяется исключительно виноградный спирт. Если же для дополнительного укрепления применяется широко распространенный в России зерновой спирт, продукцию следует именовать винным напитком.
Разумеется, касается это только произведенных на российской территории кагоров. Зарубежные производители, даже крепящие кагоры зерновым спиртом, по-прежнему вправе именовать их вином (что они и делают). С нашими же винодельческими предприятиями ситуация пока туманная.
«Собственным виноградным спиртом кагоры крепить имеют возможность лишь заводы первичного виноделия, которые располагаются в регионах традиционного виноградарства. К таким, к примеру, относится входящий вместе с нами в один холдинг завод “Мильстрим — Черноморские вина” на Тамани, — разъясняет Анна Тамарина. — Заводы вторичного виноделия, как, например, ОАО “ММВЗ”, расположены там, где виноград не растет. Они для розлива готовой продукции используют натуральный концентрат сусла — так называемый виноматериал, поставляемый с заводов первичного виноделия. Соответственно, у нас два пути: либо закупать виноматериал с виноградным спиртом, либо по старинке крепить кагор зерновым спиртом и переходить в категорию винных напитков. Для кагоров, изготовленных в этом году, в промышленных объемах никто из серьезных производителей закупить виноградный спирт не успел. Как будет в следующем году, пока сказать трудно. Часть нашего кагора, скорее всего, останется винным напитком, но и виноградный спирт мы также собираемся использовать, чтобы иметь возможность писать на бутылках с кагором “вино”».
Из опрошенных нами известных российских заводов первичного виноделия однозначно в пользу вина настроены только в Ростовской области и на «Фанагории»: кагор «Цимлянский» будет крепиться виноградным спиртом, а виноделы из Темрюкского района Краснодарского края выступили передовиками, наладив производство ликерных вин «Кагор Фанагории» и «Кагор бальзамный» с виноградным спиртом еще в минувшем сезоне (правда, их совокупный выпуск за год упал по сравнению с аналогичными «зерновыми» марками-предшественницами в 1,4 раза). Остальные пока в лучшем случае раздумывают, а чаще не собираются ничего менять. «Для адыгейских производителей виноградный спирт в кагоре — излишество, — считает заместитель генерального директора майкопского торгового дома “Виктория” Раиса Шашева. — Потребитель привык к зерновому спирту, да и традиционный 32-й кагор с ним, если честно, получается качественнее».
«Переведя вина с зерновым спиртом в категорию винных напитков, законодатель подвел нас под западноевропейские лекала, — комментирует Александр Панасюк. — По-моему, это не совсем оправданно. Даже Международная организация виноградарства и виноделия разрешает вместо виноградного использовать другие спирты — в тех, конечно, местностях, где они исторически обусловлены. Почему в Европе укрепляют вино виноградным спиртом? Там перепроизводство алкоголя, и государства дотируют переработку винограда в спирт. А в России зерновой спирт к тому же, по-моему, еще и выше по вкусовым качествам. Впрочем, требования закона, хочешь не хочешь, надо соблюдать». 

О вкусах спорят: не гоняйтесь за дешевизной

Разговорить престижного критика на субъективную оценку качества современных кагоров — миссия из разряда практически невыполнимых. Во всяком случае в офисе Национальной ассоциации сомелье ЖМП дали понять, что интервью на эту тему нежелательно: они предпочитают оценивать и сравнивать престижные зарубежные марки вин, а ко всему, что родом из Отечества, относятся с серьезным предубеждением. Президент Независимого винного клуба Владимир Цапелик высказывается в пользу молдавских кагоров: «В этой республике рецептура была доведена до совершенства и считалась наилучшей. Молдаване первыми из советских виноделов стали экспериментировать с различными температурами, до которых нагревалось вино в процессе приготовления. В результате этого удалось добиться невероятно теплой и мягкой, “вареной” вкусовой гаммы. При прочих равных сейчас я бы приобрел молдавский кагор: стандарты виноделия в этой стране остаются высокими. К сожалению, в Молдавии нет нацеленной на экспорт государственной маркетинговой политики в винодельческой отрасли. И когда по специальным разрешениям Роспотребнадзора отдельным молдавским винодельческим предприятиям снова разрешили поставлять нам бутилированную продукцию, кагоров среди нее почти не оказалось. Плохо, что мы практически потеряли тему молдавских кагоров: голосовать в рыночных условиях должен потребитель, а не запретительные меры государственных инстанций. Что касается российских кагоров, рекомендация одна: избегать дешевой продукции. Российский кагор дешевым не может быть по определению! В Ростовской области виноградники, к примеру, на зиму укрывают от мороза, а это серьезные затраты. Раньше очень качественным считался также азербайджанский кагор “Шемаха”. Сейчас эту марку продолжают выпускать в Москве, но каково ее качество, судить не берусь».
На производимом ООО «Мосазервинзавод» кагоре «Шемаха» стоит наклейка «Ликерное вино». По словам технолога предприятия Елены Гончар, их фирма не собирается в ближайшем будущем использовать зерновой спирт: «Для нас престижно оставить наш кагор в категории вина. А виноматериалы с виноградным спиртом, которые мы получаем из Азербайджана, традиционно высокого качества и изготавливаются со строжайшим соблюдением технологических параметров».

Две трети брака

Российское производство кагора по сравнению с советскими временами упало, хотя в сравнении с другими десертными винами незначительно. «Если в лучшие годы наше валовое производство исчислялось 13 млн декалитров, сейчас аналогичное значение составляет 1,5 млн, — говорит Анна Тамарина. — По выпуску кагора сокращение примерно двукратное». Но это лишь один завод, хотя и крупнейший в Москве. А как по стране?
Регулярными проверками безопасности и качества продукции винодельческой отрасли занимается Росалкогольрегулирование. Обращаясь в пресс-службу этой организации, ЖМП рассчитывал на подробные аналитические выкладки с динамикой и прогнозом. А вместо этого услышал совет… побеспокоить Центр исследования федерального и региональных рынков алкоголя. Его глава Вадим Дробиз едва ли не главный среди отечественных экспертов-аналитиков. Но всё же он возглавляет негосударственную организацию. Впрочем, и у него готовых данных по сегменту кагоров не оказалось.
«Специально его мы не исследовали: он очень узок, — объясняет Вадим Иосифович. — Более того, потенциал для развития низок, и даже миссия Церкви не в состоянии его увеличить. В принципе сегодня кагора выпускают именно столько, сколько необходимо рынку. Как мне кажется, основная масса кагора потребляется не в церковных таинствах, а за столом как сладкое вино представительницами прекрасного пола: одна половина всего произведенного объема — во время пасхальных праздников, вторая — в течение остальных месяцев. Евгений Евтушенко в своей поэме “Северная надбавка” даже придумал прекрасную метафору для этого продукта: “Больничных нянь любимое винцо”».
По нашей просьбе Вадим Дробиз рассчитал пороговую цену бутылки кагора с учетом уплаты НДС, 48-рублевого акциза и минимальной коммерчески обусловленной 20-процентной магазинной наценки. Получилось 130 рублей для самого дешевого сырья. Тем не менее, как показывает элементарный ценовой мониторинг (см. таблицу ниже), даже в Москве попадается кагор дешевле. Что это — «серая» продукция или откровенный контрафакт? Ответить на этот вопрос могли бы проводимые независимыми лабораториями регулярные экспертизы. «Но в наш исследовательский центр в последнее время обращаются редко, — замечает Александр Панасюк. — И очень жаль: для квалифицированной экспертизы достаточно всего трех бутылок, а если добавить еще одну, мы даже сможем определить разновидность использованного спирта». Последняя открытая экспертиза кагоров прошла именно здесь. К сожалению, она датирована 2010-м годом, и ее результаты следует учитывать с серьезными оговорками: на конвейерах всех винодельческих предприятий с тех пор утекло много сусла. Но всё же: тогда из закупленных в московской рознице полутора десятков кагоров эксперты забраковали… две трети. Безупречными как с точки зрения нанесенной на этикетку информации для потребителя, так и по вкусу и аромату оказались «Кагор Фанагории Номерной резерв 2007», вышеупомянутый цимлянский «Свято-Никольский», «Кагор ВК» ММВЗ, «Кагор 32» майкопской «Виктории» и «Кагор Украинский» 2006 симферопольского винодельческого предприятия «Дионис».

Гарантия от подделки — своевременный контракт

Сделаем еще одно небольшое отступление, касающееся работы виноделов с потребителями. В век Интернета каждый из нас в состоянии самостоятельно попытаться выйти на предприятие и узнать у виноделов хотя бы самую общую информацию о той или иной партии кагора. Но для этого на этикетке должна быть элементарная информация для обратной связи, а производители подчас шифруются не хуже разведчиков-нелегалов. Так, к примеру, крымчане из «Диониса» ставят на своей бутылке сейчас еще загадочную торговую марку «Товарищество Христофоровъ» (что бы это могло значить?), а приведенный контактный телефон молчит. Ситуацию в состоянии прояснить официальный импортер — московское ООО «МоРо». Но взявшая там трубку госпожа, не пожелав представиться и выслушать объяснения корреспондента ЖМП, безапелляционно заявила: «Мы никому не сообщаем контакты и телефоны наших поставщиков», — после чего предоставила нам возможность наслаждаться короткими гудками.
И так поступают даже лидеры рейтинга. Что уж говорить об аутсайдерах! В приемной ООО «ТВК-Кубань» (три года назад у экспертов возникли серьезные вопросы к качеству его кагора 2008 года) после суток раздумий нам продиктовали мобильный телефон заведующего производством Вячеслава Дворникова. Увы, абонент был недоступен. Приведенный на сайте осетинского ООО «Берд-Лавера» (экспертам не очень понравился его «Кагор Отборный») телефон отзывается длинными гудками, а кабардино-балкарское ООО «Алькасар» (специалисты негативно оценили «Кагор Соборный» этого производителя) вообще опубликовало мобильный телефон для связи, по которому, как вы догадываетесь, механический голос сообщал, что «абонент не абонент».
Потрясающий разговор у нас состоялся с петербургским заводом «Вилаш», чей «Кагор 32» три года назад удостоился самых низких оценок. В северной столице России виноград, понятное дело, не растет, так что кагор здесь разливают из виноматериалов, полученных с заводов первичного виноделия. На третий день бесплодных наборов приведенного на сайте «Вилаша» номера трубку наконец взяла секретарь, соединившая нас с отделом главного технолога. Попросившая не упоминать своего имени в публикации специалист вспомнила, что виноматериалы для этого кагора использовались кабардино-балкарские, при этом не исключила возможности подделки этикетки бутлегерами. Советник же президента АО «Вилаш» Нина Васильева, с которой нам рекомендовали переговорить, рассказала, что с тех пор производство кагора переведено на другую промышленную площадку, и завершила наше краткое общение бесподобной фразой: «Но вообще-то в изготовлении вина я ничего не понимаю. Так что обратитесь с официальным запросом к нашему руководителю». Нам ничего не остается делать, как попросить «Вилаш» считать таковым данную публикацию.
Правда, впрочем, и то, что вина продолжают подделывать, несмотря на все принимаемые государством меры. На ММВЗ с откровенным контрафактом не сталкивались, зато замечали в продаже кагор с практически полностью имитирующей их продукцию этикеткой. По словам гида торгового дома ялтинского национального производственно-аграрного объединения «Массандра» Любови Штарайтене, на украинском рынке примерно четыре пятых их продукции — фальсификат. «Но, по словам наших официальных дистрибьюторов, в России подделок нашего вина нет, — продолжает Штарайтене. — Вообще на экспорт мы отправляем около 60% наших кагоров, и половина из этого количества идет в Россию, а вторая половина — в двадцать других стран мира». Массандровские кагоры — марочный, трехлетней выдержки в дубовых бочках «Южнобережный» и ординарный «Партенит» — снискали заслуженную популярность в России. Но заверениям о дополнительном заслоне на границе у нас не очень верят. И, к примеру, на Успенском приходе подмосковного Видного предпочитают закупать «Южнобережный» в официальном московском торговом доме российского представительства «Массандры».
Конечно, чтобы застраховаться от «паленого» кагора, лучше всего поступать именно так. Но если вам нужна большая партия кагора к празднику, ее в «высокий сезон» (для ликерного вина это поздняя осень и начало зимы, для кагора на основе зернового спирта — период с февраля по апрель) в магазине, который снискал ваше личное доверие, может и не оказаться. Ведь производство этого напитка имеет ярко выраженные сезонные особенности. «Кагорные» красные сорта винограда начинают собирать в августе и заканчивают в октябре. Розлив на заводах вторичного виноделия начинается в январе и идет до конца весны, а ликерное вино на заводах первичного виноделия изготавливают, пока не закончится сырье. «Поэтому о крупных заказах следует позаботиться заранее, — обращает особое внимание Анна Тамарина. — Ведь мы уже давно не работаем на склад, ориентируясь на контракты нашего департамента продаж. И, чтобы заказать качественные виноматериалы вовремя, заявки на кагор к Пасхе мы должны собрать самое позднее в январе (а значит, отправить нам их следует еще до Нового года). А если вы хотите получить хороший кагор к Рождеству, озаботиться контрактами пора уже сейчас».

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. ГОСТ Р 52523–2006 «Вина столовые и виноматериалы столовые. ОТУ»; ГОСТ Р 52404–2005 «Вина специальные и виноматериалы столовые. ОТУ».
2. См. http://www.goodsmatrix.ru / GoodsTable.aspx?type=sgr&val=%ea%e0 %e3 %ee%f0
3. Установлена Федеральным законом № 218 «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» и отдельные законодательные акты РФ и признании утратившим силу Федерального закона «Об ограничении розничной продажи и потребления (распития) пива и напитков, изготавливаемых на его основе» от 18 июля 2011 года. Определения вина и винного напитка см. в ст. 1, п. 3 «и».
.
СПРАВКА:
Из состава кагора полностью исключаются экстракты трав, вода, сахар и крахмалопаточный спирт. Кагор — незаменимое лекарство при простудах, болезнях желудка, в небольших дозах его используют также при лечении атеросклероза, бронхита, хронического тонзиллита, ангины, гастрита.
11 декабря 2013 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи