iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Одним миром
Иван-чай пахнет недлинным русским летом, низким небом, луговым разноцветьем на дороге от Ростова Великого к Угличу. В терпком его вкусе — десятки поколений живших и кормившихся от родной земли хлебопашцев, сотни исхоженных нищими босоногими странниками верст и напутственная спозаранку материнская молитва. Есть в нем и добросовестный труд безымянных паломников — неутомимых крестоходцев, кропотливо собирающих соцветия кипрея ежегодно в конце июля. И еще этот маленький пакетик плотной бумаги несет имя великого святого подвижника Церкви Русской. К преподобному Иринарху Затворнику корреспондент «Журнала Московской Патриархии» отправился в юбилейный год: угодник Божий окончил земной путь ровно четыре века назад — 13/26 н.ст. января 1616 года. Вернулся же из Ростовского Борисо-Глебского, что на Устье, монастыря я со знаменитым местным иван-чаем... Но не только с ним.
24 июля 2017 г. 16:00
Мостик к Святой Земле
Архимандрит Антонин Капустин родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать просвещению в православной вере, выяснял корреспондент ЖМП. Мостик к Святой земле Алексей Реутский Архимандрит Антонин (Капустин) родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать проповеди православной веры, выяснял корреспондент «Журнала Московской Патриархии». — Здравствуйте! Вы что-нибудь слышали об Антонине Капустине? — спрашиваю редких прохожих на площади у сельского магазина в Батурине.  — Слышали, — улыбается в ответ женщина средних лет. — В школе у моей дочери проводили уроки, посвященные его памяти, и приглашали родителей. Еще в газете местной о нем читала. Нам рассказали, что он покупал в Палестине участки земли и строил там гостиницы для русских паломников, школы и больницы для местных жителей. — А кто у вас в селе храм построил, не подскажете? На помощь замявшейся односельчанке приходят двое немолодых мужчин: — Этот храм его отец построил. А он потом в Израиль уехал и там построил три храма! Возведенный в 1835 году каменный храм в Батурине служил веру­ющим до 1931 года и был закрыт вопреки их воле по решению поселкового совета. Затем был банком, дизельной станцией, типографией и даже парашютной вышкой — колокольня-то высотой в 50 м. Тонны мусора, свисающие с купола веревки юных скалолазов, оставивших на стенах автографы, протекающая крыша и огромный проем в северной стене для парковки сельхозтехники — таким его запомнила Александра Егоровна Кузнецова, когда в 2000 году вместе с другими женщинами она решила заняться восстановлением святыни и стала одной из первых прихожанок храма.  10 бабушек и храм  «Мы первую уборку в июне 2000 года провели, — рассказывает Кузнецова. — Раньше все у кого-то дома на молитву собирались, а потом я предложила: матушки, что же мы всё по углам молимся, у нас вон какой храм в селе стоит!» Повесили у магазина объявление, народ пришел на субботники. Поначалу людей было много — вырубили вокруг бурьян, вывезли из нижнего храма несколько грузовиков мусора. А дальше наступили времена подвижничества: не нашлось в селе охотников таскать в храм тяжелые доски для пола и заделывать блоками проем в стене. Приход наш — 10 пенсионерок, а работать могли только я и Валентина Панькова. Окна мы пленкой закрыли, рам не было. Печку сложили, на ней и готовили. Дочь мне провод купила, а электрикам за проводку света 400 рублей отдали, куда деваться? Я хоть и пенсию 2700 рублей получала, да ведь в темноте молиться не будешь, — вспоминает Александра Егоровна. — На нее и гвозди покупала — так и восстанавливали».  Через год в Преображенский храм назначили первого настоятеля, священника Сергия Кривых (с мая 2017 года он второй священник, а настоятель храма — протоиерей Владимир Тарасов). Немногочисленные прихожане воспряли духом. Благодаря усилиям отца Сергия, его семьи, друзей, прихожан и благодетелей заказали и вставили окна, сделали лестницу на второй этаж и очистили его от мусора, провели паровое отопление, заменили крышу. Когда меняли купола, из отверстий (видимо, пулевых, вмятины от пуль сохранились и на купольных крестах) вылетели пчелы. «Первое время за дверями храма ничего нельзя было оставить: ни тележку, ни лопату, народ по дворам всё тащил, — грустно улыбается Ирина, матушка отца Сергия. — Стройматериалы хранили в храме, под замком! Ведь прежде храм для батуринцев был источником стройматериалов. Например, у одной бабушки в сарае окно из храма было вставлено. Однажды во время службы, кто-то в храм вбежал и кричит: “Батюшка, народ песок растаскивает!” Нам накануне машину песка пожертвовали. Отец Сергий сначала увещевал людей, а потом просто огородил территорию. Столько возмущения у народа было, но воровство прекратилось».  Матушка приглашает в храм: в притворе и на втором этаже, куда ведет прочная лестница, штукатурка почти не сохранилась, на нас обреченно смотрит голая кирпичная кладка. На память приходят слова депутата Курганской областной думы, председателя Курганского отделения ИППО Александра Брюханова: «Нам бы только тендер выиграть на внутреннюю отделку, привести всё в порядок, и можно включать Батурино в местный паломнический маршрут: Большие кресты — Чимеево — Далматово». Сейчас нижний придел храма, освященный в честь Казанский иконы Божией Матери, уже готов к богослужениям. Небольшой, с выбеленными стенами, скромным иконостасом и невысокими потолками, он кажется по-домашнему уютным и теплым. 25 августа (в день рождения архимандрита Антонина) Святейший Патриарх Кирилл посетит этот храм и откроет мраморный бюст создателю Русской Палестины, который уже установлен рядом в яблоневом саду.  Прихожане рассказывают, что каждый, кому дорого имя архимандрита Антонина, в меру своих сил потрудился для храма на его ­малой ­родине. ­Одни участвовали своим трудом (например, прихожане Никольского храма и студенты политехнического колледжа города Шадринска), другие посильной жертвой. В 2007 году игумения Горненского монастыря в Иерусалиме Елисавета передала Преображенскому храму частицы мощей преподобномучениц Варвары и Елисаветы. А уроженец Батурина Владимир Симаков решил все юридические земельные вопросы и объединил неравнодушных людей вокруг благотворительного фонда «Батуринская святыня», благодаря которому колокольню обнесли деревянными лесами, подготовив ее тем самым к реставрации. В августе в Батурине должны закончиться последние приготовления к торжествам. Отремонтирована дорога к селу, рядом с храмом постро­ена автостоянка, из государственного бюджета поступили средства на реставрацию фасада храма и определен подрядчик. Выложена площадка, на которой установят бюст собирателю Русской Палестины. Кто такой  Антонин (Капустин)? 2017 год губернатор Курганской области Алексей Кокорин объявил годом Антонина (Капустина), дав старт масштабной информационно-просветительской кампании. На местном ТВ и по радио выходят передачи, районные и областные газеты публикуют тематические подборки, в музеях проходят выставки, посвященные отцу Антонину, на улицах Шадринска (районный центр) и Кургана установлены билборды с его портретом. Есть ли эффект? Мой опрос на улицах Шадринска показал, что многие горожане знают об отце Антонине, хотя не запомнили детали его биографии. «Поверьте, два года назад ни в Батурине, ни в Шадринске, ни в Кургане никто не мог ответить на вопрос, кто такой архимандрит Антонин (Капустин), — говорит митрополит Курганский и Белозерский Иосиф, — хотя материала о нем много и этот материал интересный. Например, есть две книги — митрополита Никодима (Ротова) и архимандрита Киприана (Керна)1, посвященные отцу Антонину. Издаются его дневники. Например, Далматовский монастырь подготовил к изданию дневники, охватывающие период от детства до перевода в Киевскую академию. Телеканал “Союз” снял о нем два фильма. А если вы приедете на Святую землю и экскурсовод поведет вас по святым местам, будет постоянно звучать имя архимандрита Антонина. Кого еще из начальников Русской духовной миссии там вспоминают? Кто из них оставил о себе память? И не зря ему усвоили имя — создатель Русской Палестины. Взять, например, Иерихон. Это один из самых древних на земле городов. Во времена архимандрита Антонина там было несколько мазанок. А он приобрел там участок, построил первое каменное здание. Его примеру последовали другие, и с этого началось возрождение Иерихона, который сегодня вполне современный город». Эти и многие другие подробности звучат в выступлениях митрополита Иосифа и епископа Шадринского и Далматовского Владимира, духовенства митрополии на многочисленных встречах со школьниками, студентами, педагогами, ветеранами и всеми, кому в Зауралье интересна история и культура России.  Популяризация имени архимандрита Антонина — первая задача, которую поставил перед духовенством митрополит Иосиф. А вторая — возрождение памятных мест, связанных с его именем. Например, администрация Шадринского района планирует открыть в Батурине музей, посвященный памяти создателя Русской Палестины, который вызовет интерес у паломников и туристов. «Если говорить о человеке, не имея наглядных предметов, связанных с его жизнью или свидетельствами эпохи, это и скучно и не запоминается. Нужна экспозиция. К счастью, экспонатов XIX век оставил нам немало. Это и предметы, связанные с паломничеством, и с церковным бытом, и со служением. Сохранилось много фотографий и документов. Всё это можно собрать для музея», — продолжает архиерей.  Главный редактор регионального журнала «Мое Зауралье» Валерий Мурзин видит создание музея в Батурине в связке с развитием Шадринского района в целом. По его мнению, имя архимандрита Антонина (Капустина) стоит первым в ряду его знаменитых земляков — скульптура Ивана Шадра, крестьянина-новатора Терентия Мальцева и собирателя русских народных сказок Александра Зырянова («Царевна-лягушка»). Благодаря этим именам в Шадринский район можно привлечь как паломников, так и туристов, что создаст дополнительные рабочие места в сфере услуг.  «Музей должен быть некой информационной альтернативой Святой земле, чтобы каждый посетитель мог узнать, почему архимандрит Антонин треть жизни провел в Палестине, заботясь о русских паломниках, как выглядели паломники в XIX веке и как выглядят сейчас. Это нужно совместить с рассказом о православии: почему Россия приняла именно восточное христианство, — говорит Валерий. — Интерактивный экран — уже ничем не заменимая составляющая современного музея. На нем можно полистать редкие документы, посмотреть документальные фильмы, провести интерактивные викторины по примеру выставок “Русь Православная”. Всё это привлечет школьников и молодежь». Ведь говорить с молодежью о православии нужно на понятном для неё языке, считает Валерий. Только в этом случае рассказ о православных святынях Палестины, отце Антонине и его подвиге будет понятен каждому, кто приедет в Батурино, а сам отец Антонин станет примером для подражания. Если же еще сделать и виртуальную экскурсию по музею и храму, то о Батурине узнают миллионы людей по всей России и тоже захотят сюда приехать, уверен журналист.  Но нужен ли еще один музей, если в Далматовском Успенском монастыре (70 км от Батурина) тоже есть музей, один из залов которого посвящен отцу Антонину? Митрополит Иосиф считает, что нужен, потому что это оправдано логически: «Где еще быть музею, как не в месте рождения отца Антонина, и где будет собрана вся доступная о нем информация?»  Прославлять  или не прославлять Далматовский монастырь, как цветок на возвышенности, украшает весь уездный городок. Его белоснежная стена и розовый Скорбященский храм видны с любой точки Далматова. За широкими стенами, скрывающими цветущие яблони, в 1816 году открылось духовное училище, в которое в 1825 году поступил Андрей Капустин. Здесь он изучал латинский язык, географию, арифметику и катехизис, а перед смертью передал обители свой наперсный крест. Прервавшись в 1923 году, монастырская жизнь возобновилась спустя 69 лет.  Наместник Далматовской обители игумен Варнава (Аверьянов) встречает нас у святых ворот. В монастырском музее2 помимо залов, посвященных жизни в царской России и Зауральским новомученикам, устроена экспозиция об отце Антонине. В витринах — предметы, характеризующие различные периоды жизни архимандрита Антонина, начиная от детских лет в родном Шадринском уезде, учебы в училище и семинарии и заканчивая Святой землей.  «В музее отсутствуют, по понятным причинам, личные вещи отца Антонина,— говорит отец Варнава. — Но мы постарались представить эпоху, к которой принадлежал отец Антонин». В частности, здесь представлены прижизненные издания его работ, паломнические реликвии со Святой земли и Святой Афонской горы, предметы, характеризующие его увлечения (астрономия, фотография) и т.п. Для экспонирования подбирались почти исключительно оригинальные предметы: фотографии и стереофотографии, литографии, открытки, письма и почтовые карточки, географические карты и планы, печатные издания (книги, журналы, брошюры, альбомы), документы, церковная утварь (кресты напрестольные, требные и нательные, образки, иконы и иные паломнические реликвии) и т.д. Игумен Варнава в настоящее время занимается подготовкой магистерской диссертации на тему «Духовный облик архимандрита Антонина (Капустина)» в Санкт-Петербургской духовной академии и скрупулезно изучает дневники архимандрита. Работа над этой темой дала ему возможность познакомиться с немногочисленными исследователями наследия отца Антонина, которых в прошлом году радушно принимал Далматовский монастырь. Обитель выступила организатором всероссийской научной конференции (12–13 мая 2016 года), посвященной 200-летнему юбилею Далматовского духовного училища и предстоящему юбилею отца Антонина (Капустина)3. Известно, что отец Антонин был очень разносторонней личностью. Но что в нем запоминается особенно, когда знакомишься с его дневниками? Прежде всего это глубокая церковность, считает отец Варнава, причем в широком смысле слова: за всеми его действиями и поступками всегда скрывается глубокий религиозный смысл. «И самое поразительное, церковность его была не показной, не елейной, не навязчивой. Иногда даже, наоборот, с элементом самоиронии и какого-то юродства. Этим он, наверное, спасался от окружающего формализма, зависти, непонимания, даже явной клеветы, — говорит отец Варнава. — В его биографии есть скорбные страницы, когда он терпел незаслуженный позор и поношение от лжебратии — в Афинах (­клеветнические письма, напечатанные в “Колоколе” А. Герцена) и Иерусалиме (роман-памфлет “Пейс-паша”). При этом сам он проявлял милосердие и сострадание даже к своим недругам, ценил искренность и прямодушие».  Потеряв еще в годы учебы в семинарии и академии самых близких своих друзей (имена их он часто упоминает в дневнике с сердечной теплотой — Афанасий, Егорушко, Алешинька), отец Антонин впоследствии брал на воспитание и попечение юных семинаристов (Андрея Фоменко, Петра Нищинского, Димитрия Мангеля), которые большей частью платили ему обидами и черной неблагодарностью. Однако, несмотря на всё это, отец Антонин до конца своих дней не утратил детской жизнерадостности. Именно этой радостью от созерцания чудного творения Божия можно объяснить, казалось бы, «не монашеские» увлечения его астрономией, фотографией, живописью, игрой на гуслях и т.д. В этом же ряду можно поставить и интерес к историческим наукам (палеографии, археологии, нумизматике и др.).  Возможно ли прославление архимандрита Антонина (Капустина)? Отец Варнава, председатель Комиссии по канонизации святых Курганской митрополии, считает, что это время еще не пришло: «Безусловно, архимандрита Антонина можно с полным правом назвать подвижником благочестия. Сам круг общения — его наставники, друзья, сослуживцы, ученики — говорит сам за себя: святители Филарет Киевский и Филарет Московский, Феофан Затворник Вышенский, Иннокентий Херсонский, преподобный Парфений Киевский. И это лишь некоторые. Несмотря на различную клевету, личная жизнь его как монаха и священнослужителя была безукоризненной».  Отца Антонина иногда упрекают в том, что он посещал молитвенные собрания инославных (католиков, протестантов, армян, коптов) и даже иноверцев (иудеев). Но отец Варнава уверен, что отцу Антонину это не могло нанести вреда, потому что православная вера определяла всю его жизнь. Но как тогда быть с тем, что отец Антонин приобретал участки с христианскими святынями (например, с Мамврийским дубом) часто вопреки благословению Синода? Более того, Синод даже издал указ4, запрещающий ему покупать эти участки на Святой земле. Но очевидно, что в исторической перспективе архимандрит Антонин оказался прав. «Следует помнить в этом случае, что церковное послушание не тождественно армейской дисциплине, а ставит во главу угла истину, — поясняет отец Варнава. — И в духовном облике отца Антонина есть многое, чему мы можем поучиться и чему должны подражать, если желаем стать настоящими христианами. Однако для прославления, как мы понимаем, всего этого недостаточно. Нужна воля Божия, знамение того, что отец Антонин угодил Богу. Как правило, таковыми знамениями служат чудеса, совершающиеся через посредство подвижника благочестия. Это с одной стороны. А с другой — требуется почитание церковным народом. Можем ли мы сегодня сказать, что имеется то и другое?» Фото автора Примечания 1 Киприан (Керн), архим. Отец Антонин Капустин — архимандрит и начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме (1817–1894). Гл. 8: Иерусалимские годы (1865–1894). URL: http://palomnic.org/rdm/k/10/ (дата обращения: 27.07.2017). Никодим (Ротов), архим. История Русской духовной миссии в Иерусалиме. Гл. 3: Архимандрит Антонин (Капустин) и Русская духовная миссия под его управлением. URL: http://www.rusdm.ru/history.php?item=12 (дата обращения: 27.07.2017). 2 URL: dalmate.ru/muzej.html (дата обращения: 27.07.2017). 3 Cм.: URL: agioi-zaural.ru/images/Issledovanij/2016.pdf (дата обращения: 27.07.2017). 4 Указ № 2596 от 21 декабря 1872 г. (Архив РДМ. Дело № 1700). Может ли возрождение памяти об отце Антонине привести современного человека к вере?  Иосиф, митрополит Курганский и Белозерский Сегодня Святая земля привлекает не только паломников, но и тысячи российских туристов, среди которых много и невоцерковленных людей. Они знакомятся не только со святынями, но и с именем архимандрита Антонина, искренне удивляясь тому, что создали там русские. Мы говорим о нем — создатель Русской Палестины. Но без отца Антонина ее не было и могло вообще не быть. Эта идея пришла только ему, и он ее воплотил. И у людей невольно возникает вопрос: кто он, что это за человек? Действительно, можно ли представить себе сегодня Елеон без «Русской Свечи», храма Марии Магдалины или селение Айн-Карем без Русского Горненского монастыря? Убери из Палестины эти русские места, и у наших соотечественников будет совсем другое восприятие Святой земли, она станет чужой. А так это — Русская Палестина, в ее храмах звучит молитва на родном языке, там наши соотечественники совершают свое служение и молятся о русском народе, о нашей стране, о нашем Отечестве. И близкие сердцу христианские святыни воспринимаются по-другому. И не секрет, что, посещая Святую землю, очень многие более близко воспринимают христианство — как что-то родное, важное для их души. Отцу Антонину удалось создать такой миссионерский инструмент, который работал, работает и будет работать, открывая красоту православия и привлекая к вере очень многих. А непосредственно Батурино может стать мостиком, который соединит людей со Святой землей. Протоиерей Владимир Тарасов, настоятель храма Архимандрит Антонин мне очень симпатичен как человек. Таких людей нельзя предавать забвению. Нам нужно постараться, чтобы о нем узнало как можно больше его земляков. И если люди приедут сюда, задача сделать так, чтобы наш рассказ пробудил в них желание больше о нем узнать.  Важно научиться интересно рассказывать об отце Антонине, тогда люди начнут вникать в историю его жизни, постепенно заинтересуются бытом той эпохи, верой отца Антонина. Значение может иметь даже то, что здесь 100 лет на одном и том же приходе служили его прадед, дед и отец, ведь в 1865 г. отмечали 100-летие рода Капустиных и основание прихода. И тогда, быть может, в них постепенно пробудится интерес к истории и к православной вере, и возникнет потребность по-другому увидеть и устроить свою жизнь, чтобы в ней стало больше радости и больше творчества. Игумен Варнава (Аверьянов), наместник Далматовского монастыря Отец Антонин почти три десятилетия трудился для того, чтобы русские люди могли не просто посетить Святую землю, но почувствовать себя там как дома. Для этого он обустраивал купленные с большим трудом (из-за непонимания со стороны недальновидного начальства, конкуренции инославных, особенностей законодательства Османской империи и др. причин) участки с любовью и заботой, как будто это был его родной дом. Так появлялись на Святой земле островки Святой Руси. Любовь и благоговение к Святой земле и находящимся там святыням отец Антонин пытался привить и русским паломникам. Казалось бы, разве может случиться так, что у православных паломников отсутствует благоговение и любовь к святыням? Оказывается, может. Как Церковь состоит не из одних святых, но и из грешников, лишь стремящихся к спасению, так и на Святую землю попадали самые разные люди. Нередко они несли в себе худшие привычки русского человека. Архимандрит Антонин не забывал обличать, увещевать, наставлять, чтобы имя русского человека стало на православном Востоке синонимом истового благочестия, а не «притчей во языцех». Поэтому благодаря отцу Антонину паломники из России не чужие на Святой земле, и Святая земля для многих из них не чужое место. Для популяризации его памяти по большому счету нужно возрождение веры, что невозможно без Святой земли, без живых примеров конкретных людей. Отец Антонин как раз один из таких идеалов, показывающий своей жизнью, как человек может совместить разные интересы — и научные, и практические — с настоящей верой. Он — образ православного человека. Но, с другой стороны, пример отца Антонина может быть действенным только для тех, кто сможет и захочет увидеть в нем что-то родное и близкое.  Поэтому необходимо говорить, напоминать, рассказывать, действовать по-евангельски: надо сеять, а как семя взойдет — не нам решать. Надо проводить конференции и выпускать книги, статьи, фильмы. Но не нужно ждать, что статья выйдет и вера вдруг расцветет. Может, одного она коснется, а другого и нет. Надо относиться к этому со смиренномудрием и понимать, что у каждого человека свой путь к Богу и о каждом человеке у Бога Свой замысел. Отец Антонин, безусловно, вполне заслуживает того, чтобы о нем знали. А то получается как по поговорке: умного никто не знает, а дурака— вся деревня. Но ведь должно быть наоборот.
24 августа 2017 г. 10:30
Интервью
ЖМП № 4 апрель 2013 /  19 апреля 2013 г.
версия для печати версия для печати

Архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский Марк: Христианские ценности в современной Европе

Современная цивилизация ставит христианина перед лицом новых вызовов. С одной стороны, духовные запросы общества растут, с другой — открытое свидетельство о Христе и защита традиционных ценностей могут в ряде случаев поставить человека в конфликт с законом или вызвать неадекватную реакцию окружающих. Как сохранить свою религиозную идентичность и одновременно не погрузиться в состояние вражды с внешним миром? Сохранить твердость в вере и не выпасть из ритма современной жизни? Об этом и многом другом мы беседуем с архиепископом Берлинско-Германским и Великобританским Марком (РПЦЗ).

— Владыка, ваш визит в Москву был связан в первую очередь с участием в работе Архиерейского Собора. В чем, на ваш взгляд, проявилась специфика нынешнего Собора? Какие документы представляются вам наиболее актуальными?

— Поначалу мне было трудно представить, что такой многочисленный Собор — а в заседаниях приняли участие 290 архиереев — может эффективно функционировать. Это самый многочисленный Архиерейский Собор за всю историю Русской Православной Церкви. Но благодаря тому, что в преддверии заседаний была проделана большая подготовительная работа, мы трудились спокойно, сосредоточенно и целенаправленно. Хочу подчеркнуть в этой связи роль Межсоборного присутствия, учрежденного на Поместном Соборе 2009 года. Именно в комиссиях Присутствия были подготовлены проекты документов, составившие основу соборных постановлений. Это очень полезный и нужный инструмент церковной работы.

Среди документов, принятых Собором, особое значение имеет «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных». В России эта проблема вызывает, на наш взгляд, чрезмерное волнение у многих людей, в то время как за границей мы давно живем с такими документами и при этом не испытываем никаких ущемлений. Документ, принятый на Соборе, очень взвешенный и сбалансированный. С одной стороны, в нем сказано, что современные технологии в принципе не могут наносить человеку никакого вреда, если он придерживается в своей жизни христианских принципов и следует заповедям Христовым. С другой стороны, документ требует от государства с пониманием отнестись к тем гражданам, которые отказываются принимать подобные формы идентификации по религиозным соображениям. Таким людям должны быть предложены альтернативные формы идентификации, с тем чтобы они не потерпели урона из‑за своего отказа. Последний пункт особенно важен, поскольку, как известно, во многих местах люди, отказавшиеся от новых форм идентификации, лишаются пенсии, социальной помощи и медицинского обслуживания.

— Ваше детство пришлось на драматичный период в истории Германии. Вы родились в разгар Второй мировой войны в Восточной Германии, потом после волнений 1953 года оказались в ФРГ. Именно там стали серьез­но изучать русский язык. Как‑то вы сказали, что к изучению языка вас подвигло желание лучше узнать врага. Но получается, что в поисках врага вы обрели Христа. Расскажите, пожалуйста, как это произошло.

— Мои первые школьные годы прошли в Восточной Германии, где русский язык был обязательным для изучения. Признаться честно, все мы очень не любили эти уроки. С педагогической точки зрения они проводились на крайне низком уровне. Учителя знали обычно ненамного больше нас. А учебники были составлены таким образом, что мы знали слова «трактор», «колхозник», но понятия не имели, как будет вилка, ложка и др. Но когда я оказался в Западной Германии, то по прошествии некоторого времени решил возобновить занятия русским, в том числе и по названной вами причине. Поступив в университет на отделение славистики, я продолжил изучение языка на более глубоком уровне. Моим научным руководителем был выдающийся филолог-славист профессор Дмитрий Иванович Чижевский, читавший курс древнерусской литературы. Памятники духовной литературы древней и средневековой Руси поразили меня своей глубиной. Помню, особенное впечатление произвели на меня творения Нила Сорского, от которых я буквально не мог оторваться. Они же легли в основу моей докторской диссертации. Со временем вопросы духовной жизни, православная аскетическая традиция занимали меня всё больше и больше. И постепенно на почве интереса к языку — скорее даже церковнославянскому, чем русскому — через изучение древнерусской литературы я нашел Христа, принял православие и стал членом Русской Православной Церкви. Надо сказать, что несколько лет я посещал русскую церковь, не решаясь принять православие из‑за того, что опасался реакции со стороны родственников. Мой дедушка был лютеранским пастором, и в семье были довольно сильны протестантские религиозные традиции.

— Германия — одна из немногих стран, а может быть, даже единственная страна, которая смогла трезвым взглядом посмотреть и оценить свое прошлое. В современной России проблема переоценки отдельных моментов исторического прошлого сегодня в связи с рядом юбилейных дат вновь приобретает остроту. Речь идет главным образом о советском периоде. Как вы думаете, насколько необходим в этом случае критический подход к собственной истории?

— Сегодня я уверен, что такой подход необходим. В свое время я выступал против этого и критиковал стремление к ревизии прошлого в Германии. Пересмотреть свою позицию меня заставил распад Югославии. Я очень люблю Сербию, где получил богословское образование, и то, что произошло, было для меня шоком. Для меня стало очевидным, что народ, который закрывает глаза на свое прошлое, не может твердо встать на ноги. Это же касается и России, где до сих пор стоят памятники террористам, а улицы носят имена большевистских вождей. Многие говорят, что в советское время наряду с отрицательными были и положительные моменты. Безусловно, были. Но даже то, что коммунистические вожди совершали правильные — я не назвал бы их при этом добрыми — дела, не может оправдать те преступления, которые легли мрачной тенью на страну и сбили целый народ с его исторического пути. Гитлер в Германии тоже делал много полезного. Мы до сих пор ездим по автобанам, которые он построил, но это не очищает его от совершенных им страшных деяний. И здесь то же самое. По моему глубокому убеждению, памятники так называемым героям революции, переименованные улицы и другие символы советского прошлого губительно влияют на менталитет народа, оскверняют его, духовно отравляют страну. И боюсь, что, если ситуация не изменится, Россия не сможет вернуться на свой исторический путь и проводить в будущем ответственную политику.

— А как вообще, на ваш взгляд, сочетаются занятия политикой и христианские убеждения? К примеру, в Германии и ряде других стран существуют партии, называющие себя христианскими. Что это, свидетельство своей позиции или дань традиции? Можно ли сегодня говорить о христианской политике?

— Думаю, что можно. Христианину не возбраняется заниматься политикой. Мы все политические ­существа, живем в политизированном обществе и не можем отделить себя от него. Но при этом необходимо внимательно следить за тем, чтобы политическая деятельность не сказывалась отрицательно на внутреннем состоянии человека. Когда политика превращается в страсть, когда человек рассматривает свою деятельность как самоцель, что сегодня, увы, не редкость, тогда его духовная жизнь нарушается. Если христианин занимается политикой, он должен воспринимать свой труд как служение Богу и людям. Это и есть христианская политика.

— Что делать, если политика, проводимая государством, вызывает сомнения? Как складываются сегодня отношения между Берлинской епархией РПЦЗ и Немецким государством?

— Каждый из нас — гражданин и патриот своей страны. Другое дело, что наша лояльность властям зиждется на наших христианских убеждениях и может меняться в зависимости от ситуации. В качестве примера могу вспомнить обстоятельства 1999 года, когда авиация НАТО бомбила Косово. В этот период мы не возносили за богослужениями прошения о «властех и воинстве». Теперь мы вновь молимся о них. То есть бывают моменты, когда мы не одобряем политику страны, в которой мы находимся, и соответству­ющим образом реагируем. Отношения между епархией и властями ФРГ в целом хорошие. Нам часто идут навстречу в разных вопросах. Так, в Баварии и ряде других земель мы добились, чтобы для православных учеников Закон Божий был обязательным школьным предметом. Если ученик заявляет о своем православии, он обязан посещать эти уроки. Кроме того, православные ученики в дни некоторых православных церковных праздников освобождаются от занятий. В наших школах бывает, что учителя требуют от детей снимать крест во время уроков физкультуры, объясняя это требованиями безопасности. Но если родители берут ответственность на себя, ребенок может продолжать носить крестик.

— Католическая и лютеранская церкви в Германии существуют в том числе за счет церковного налога. Не пытались ли православные церкви добиться для себя такой же возможности?

— Все православные церкви в Германии — греческая, болгарская, сербская, русская, — не сговариваясь, отказались от возможности пополнения церковного бюджета за счет церковного налога. Это не соответствует нашему духу. Пожертвование Церкви не должно превращаться в механический процесс. Если человек ходит в храм, он видит, в чем именно нуждается его приход, и вносит пожертвование в соответствии со своими желанием и возможностями. Любая жертва должна идти от сердца.

— На Архиерейском Соборе принято Положение о социальной и материальной поддержке клириков и церковных работников. Насколько оно реализуемо в вашей епархии?

— У нас, как, полагаю, и в других епархиях РПЦЗ, это положение едва ли можно реализовать. Священники, которые состоят в штате нашей епархии, получают очень скромное жалованье. В ряде случаев оно даже ниже социального пособия. Но, слава Богу, мы живем, Господь нас терпит, и в старости все мы обеспечены государственной пенсией.

— Во многих странах за рубежом православные священники в связи с тем, что приход не в состоянии их содержать, служат только по выходным, а в остальные дни работают на обычной светской работе.

— Такое явление есть и у нас, хотя я не одобряю подобную практику. Если священник работает каждый день, он может заниматься своим приходом лишь урывками. Конечно, таким образом можно поддерживать жизнь прихода, но она не будет развиваться. В то же время понятно, что, если у священника большая семья, а служит он на небольшом приходе, он вынужден работать по будням. Особенно это распространено в Америке. Там большое количество наших священников зарабатывают себе на хлеб в миру. Опять же многое зависит от того, кем именно работает священнослужитель. Например, один из священников моей епархии, ныне покойный, трудился главным врачом гавани в Гамбурге. Всегда ходил в рясе. И даже грубые моряки, видя его, переставали ругаться.

— Когда в прошлом году я был у вас в монастыре Иова Почаевского, то разговорился с одним из насельников. В конце разговора я спросил его, как мне пройти к вокзалу. Его ответ меня поразил. Он сказал, что, находясь в монастыре уже около десяти лет, он лишь два раза выходил за его стены, так что плохо знает этот район. Ваша обитель живет очень напряженной духовной жизнью. Первое, что поражает, когда оказываешься там, — контраст между буржуазным Мюнхеном и суровой аскетичной атмосферой монастыря. Как вам удалось сформировать и сохранить такой уклад монашеской жизни?

— В свое время я ушел из мира не для того, чтобы стать епископом, а из любви к молитвенной и уединенной жизни. Образцом для меня всегда служили афонские монастыри. Я стал ездить на Афон в период своей преподавательской деятельности в университете. Пользуясь преимуществами рабочего графика, я проводил на Афоне по нескольку месяцев в году и даже хотел принять там постриг. Но это было время, когда в Греции правили «черные полковники». И в соответствии с действовавшими нормами для тех, кто не родился в православии, путь на Афон был закрыт. Моему желанию не суждено было сбыться, но уклад афонских монастырей стал для меня тем идеалом, которым я руководствовался при создании нашей обители. В центре нашей жизни находится молитва. Примерно восемь часов в день мы проводим в храме, еще несколько часов — на келейной молитве. Это определяет внутренний ритм монастырской жизни и отношение к внешнему миру. Также у нас есть мастерские по изготовлению церковной утвари, небольшая типография. Но всё это вторично по отношению к молитвенному деланию.

— Недавно Святейший Патриарх призвал настоятелей монастырей обращать особое внимание на богословское образование насельников. Как обстоит дело с образованием в вашей обители?

— Богословское образование для монаха — это очень важно. И мы следим за тем, чтобы наши насельники имели возможность его получить. Часть братьев окончила теологический факультет Мюнхенского университета, где есть православное отделение. Наш иеродиакон окончил Сретенскую семинарию. Сложнее ситуация с женским монастырем. Он находится далеко от города, и монахиням сложно добираться до университета.

— Исторически прихожане РПЦЗ — это эмигранты первых двух волн и их потомки. Изменился ли состав прихожан сегодня?

— Изменился и очень сильно. В последние 20 лет в Германию приехало большое число так называемых русских немцев. Они приезжают с семьями, в которых хотя бы один из супругов исповедует православие. Это принципиально новая для нас среда, люди большей частью крещеные, но не воцерковленные. Нередко они говорят по‑немецки так, что я понимаю их с трудом. Русский язык для них более естественный и близкий. На наших приходах возникла новая ситуация. Это одновременно и оживление приходской жизни, и появление новых направлений деятельности, которых раньше для нас вообще не существовало.

— Каких, например?

— Раньше мы не посещали тюрьмы, а теперь у нас появилась тюремная миссия. Многие из новых эмигрантов — в основном молодые люди — не смогли адаптироваться к новым условиям жизни. Там они были немцами, а здесь стали русскими. Они не могут устроиться на работу, испытывают нужду, отчаиваются, становятся жертвами наркомании, алкоголизма. Есть еще один момент, связанный с изменением состава приходов. Двадцать лет назад мы начали перевод богослужения на немецкий язык, поскольку потомки наших старых эмигрантов уже плохо владели русским и церковнославянским. Потом с новой волной эмиграции русский язык вернул себе прежние позиции. Теперь я снова постепенно ввожу элементы немецкого языка в богослужение и проповедь, потому что предвижу, что через десять лет ситуация опять изменится. Еще одна проблема состоит в том, что наши современные прихожане, в отличие от эмигрантов первых волн, не стремятся сохранить русскую культуру и язык. У них у всех немецкие фамилии. И мы должны привить им и их детям любовь к русскому языку и культуре. И если раньше мы могли всегда опереться на старшее поколение, которое жило мечтой вернуться в Россию, то теперь обстановка совершенно другая.

— Нашу цивилизацию называют постсекулярной. Забвение традиционных ценностей, духовный и нравственный релятивизм, размывание границ между добром и злом, которыми она характеризуется, представляют серьезную опасность для духовной жизни человека. Каково, на ваш взгляд, должно быть правильное отношение христианина к окружающему миру? В чем выражается аскеза для современного православного христианина?

— Мы, и прежде всего юное поколение, должны учиться отстаивать свои принципы, сохранять свое собственное христианское «я», несмотря на общую атмосферу потребительского общества и давление внешнего мира. При этом не следует впадать в состояние вражды с окружающими людьми. Можно просто спокойно объяснить свою позицию. Например, когда я был преподавателем в университете, меня очень часто приглашали в гости в пятницу вечером. Я всегда, шутя, говорил: «Если хотите, чтобы я не пришел, скажите, что я должен есть всё, что вы поставите на стол». И никаких возражений это не вызывало. Все привыкли к тому, что я не ем мяса. Когда человек правильно, без агрессии преподносит свою точку зрения, люди это принимают. Когда же он ставит себя в положение «вы такие-сякие нечестивцы, а я весь из себя христианин», это наносит духовный вред и ему, и другим людям. Определенные проблемы возникают во время празднования Рождества по западному календарю. В Германии это центральный праздник. И в наших смешанных семьях порой возникают разногласия. Мы постимся, а другие разговляются. В этом случае я говорю: разделите с вашими близкими их радость о родившемся Христе, ешьте всё, что дадут, только воздерживайтесь от мяса. А вот что касается Великого поста, то в это время сейчас постятся даже многие неверующие люди.

— Что в современном культурном контексте является христианским свидетельством миру?

— Христианин свидетельствует о своей вере тем, что он не опускает молитвы, постится, а в жизни руководствуется евангельскими заповедями. Не следует навязывать свои взгляды другим, ставить себя в позу учителя. Но христианин должен быть готов заявить о своей позиции, если его об этом спросят.

— Какова ваша позиция по вопросу о взаимосвязи таинств исповеди и причастия. В ряде Поместных Церквей практика исповеди перед причастием не является обязательной.

— На мой взгляд, отделять исповедь от причастия неправильно. Но если человек причащается часто, то он может исповедоваться не каждый раз, подходя к Чаше. В наших монастырях мы делаем так: монашествующие исповедуются раз в неделю, а причащаются три раза. На приходах я считаю правильным, чтобы человек причащался три-четыре раза в месяц. При этом люди, как правило, сами хотят исповедоваться каждый раз перед принятием святых Христовых таин. Другое дело — Страстная седмица, когда причащаются практически все. Наше духовенство просто физически не успевает исповедовать всех причастников. Поэтому тем, кого я хорошо знаю и кто регулярно исповедуется, я могу сказать, что начиная с Лазаревой субботы и до Пасхи необязательно подходить к исповеди, если в том нет острой необходимости.

— Вы недавно вернулись со Святой земли. Какое место в духовной жизни христианина занимает паломничество?

— Паломничество освежает христианскую жизнь. Когда человек соприкасается со святынями, он острее воспринимает потребность в молитве и посте, внутренне обновляется. Это очень важно. Всегда полезно посмотреть, как молятся другие люди, как проходит церковная жизнь в другой стране, другой епархии. Это помогает сохранить свежесть восприятия и ощутить широту и многообразие христианского мира.

— На праздновании юбилея вашей хиротонии вы упомянули, что вам еще многое предстоит сделать. Что вы могли бы назвать приоритетом в своей деятельности сегодня?

— Мой приоритет сегодня — это молодежь. Я хочу сохранить нашу молодежь для Церкви. Для этого нужно приложить много усилий. Современная молодежь живет порой совсем другими интересами, потребностями, мотивациями, чем молодые люди моего времени. Многое мне просто трудно понять, хотя я стараюсь быть открытым для общения. Поэтому я постоянно призываю духовенство нашей епархии уделять молодежной работе особое внимание. Нужно помнить, что мы живем не для себя, а для будущего.

19 апреля 2013 г.
Ключевые слова: Европа, РПЦЗ, Великий пост
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи