iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Пастыри с открытым сердцем
На заседании Священного Синода 25 августа 2022 года было утверждено Положение о Центре поддержки миссионерских станов при Синодальном миссионерском отделе с целью  дальнейшего развития миссионерской работы в отдаленных регионах России (журнал № 86). Согласно Положению, основными задачами центра являются открытие и развитие миссионерских станов на Дальнем Востоке, Сибири и Крайнем Севере; их кадровое обеспечение; проведение социологических, аналитических исследований состояния «миссионерского поля» Русской Православной Церкви в местах расположения миссионерских станов, а также предложения по организации работы миссионерских станов; обучающие мероприятия, в том числе семинары, конференции и рабочие встречи по проблемам деятельности и развития миссионерских станов. Центр поддержки возглавил митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн. С какими проблемами сталкиваются проповедники сегодня и что необходимо для повышения эффективности их служения, узнал корреспондент «Журнала Московской Патриархии». PDF-версия.
14 ноября 2022 г. 15:00
Наследники древней Алании
Северная Осетия — вершина айсберга индоевропейской цивилизации на Кавказе, уходящего в глубины океана истории. Храмы и святилища, наскальные крепости и сторожевые башни, руины древних городов и родовые склепы в горах и ущельях, завораживающих своей красотой, — все это зримые следы исчезнувшей страны, имя которой Алания. По церковному преданию, христианство аланам проповедовали святые апостолы Андрей Первозванный и Симон Кананит, в сонме мучеников раннего Средневековья сияют имена аланских святых. В XVIII веке после присоединения к России православная вера стала связующей нитью двух народов. Сегодня потомки древних алан строят храмы, служат ближнему, занимаясь социальной работой, сохраняют память о пострадавших за веру и ратуют за богослужение на осетинском языке, в чем видят источник духовного просвещения своего народа. PDF-версия.
20 сентября 2022 г. 16:00
Крест на плацу
Исправительную колонию ИК-18 в Ардатове клирик Знаменского храма протоиерей Михаил Резин посещает с 1992 года. На этом месте до революции располагался Покровский женский монастырь, основанный в начале XIX века по благословению преподобного Серафима Саровского. После того как обитель ликвидировали, здесь была детская коммуна, похожая на ту, которая описана в повести Антона Макаренко «Педагогическая поэма», затем содержались несовершеннолетние преступники, а десять лет назад учреждение перепрофилировали в женскую исправительную колонию. Какова специфика окормления осужденных женщин, как здесь нужно расставлять акценты на проповеди, каких тем лучше избегать в разговоре и в чем заключаются истоки женской преступности, священник рассказал «Журналу Московской Патриархии». PDF-версия.
19 мая 2022 г. 13:00
Интервью
Митрополит Курганский и Белозерский Даниил
ЖМП № 1 январь 2022 /  12 января 2022 г. 13:00
версия для печати версия для печати

Митрополит Курганский и Белозерский Даниил: «Доверие клириков правящий архиерей заслуживает реальными делами»

В прошлом номере мы рассказали, как юбилейный год Александра Невского прошел в Курганской епархии, побывали на кормлении бездомных в Сквере милосердия в центре областной столицы и совершили паломничество в Казанский Чимеевский мужской монастырь. Сегодня на вопросы «Журнала Московской Патриархии» отвечает глава Курганской митрополиимитрополит Курганский и Белозерский ДаниилPDF-версия.

Главный акцент — на просветительских программах

— Ваше Высокопреосвященство, мы беседуем незадолго до 20-летия вашей архиерейской хиротонии. Вспомните, пожалуйста, основные вехи вашего служения на этом пути.

— Как поведал мне перед моей хиротонией во епископа Южно-Сахалинского и Курильского Патриарх Алексий II, найти архиерея на Сахалинскую кафедру ему было непросто. Кафедра вдовствовала, и очереди из желавших ее занять не наблюдалось. На предложение возглавить ответил примерно так: «Ваше Святейшество, я не прошусь, но и не отказываюсь. Не прошусь — потому что правящий архиерей занимается устроением приходских общин, а этот вид служения мне не знаком, я занимался только монашескими вопросами. А отказываться воину Христову негоже». В общем, митрополит Вятский и Слободской Марк, тогда епископ Хабаровский и Приамурский (тоже, как и я, из лаврской братии, причем в 1991 году, когда я уже был там благочинным, именно мне довелось селить его в келью), вскоре уже передавал мне епархию. Главный совет, который дал мне владыка Марк, — искать благотворителей: мол, сама епархия себя содержать не сможет.

Помню, основной проблемой в Южно-Сахалинске поначалу стало выживание, причем в буквальном смысле. На трапезе ели один горох: других продуктов просто не было. Крыша течет, по зданию епархиального управления бегают крысы. И катастрофическая нехватка священнослужителей, которая, конечно, объяснялась очень легко: кто, особенно из семейных пастырей, поедет в такие условия, да еще и на край света?! Сам монах, я тогда еще не понимал, что для замужней женщины, у которой на руках один или тем более несколько маленьких детей, невероятно важна поддержка родных и близких, которые на два-три часа элементарно взяли бы на себя хлопоты о малышах, предоставив матери возможность немного заняться собой и просто физически отдохнуть.

А тогда у меня на душе было такое чувство, словно я живу один-одинешенек на острове, никого не знаю и уехать некуда. Сердце сжалось, подошел к иконе Спасителя: «Господи, Ты меня сюда направил — только Ты мне и поможешь, ведь не знаю даже, с чего начать!» Но сила Божия в немощи совершается (см. 2 Кор. 12, 9). И вот, увидев себя внутренним взором эдакой сплошной не­мощью, я заметил, что первые трудные дни тянулись неимоверно долго. А потом потихоньку Господь стал помогать, и время потекло веселее: к тесному храму, который прежде именовался «часовней с алтарем», пристроили трапезную часть, возвели колокольню, соорудили культурно-просветительский центр. И народ к нам пошел...

В Архангельске, куда меня перевели девять лет и три месяца спустя, было одно существенное отличие. Если на Сахалине все православные святыни оказались в прошлом веке уничтожены японцами, то архангелогородская земля наполнена множеством храмов — в основном деревянных. Сейчас большинство из них оказались в критическом состоянии. И балансодержатели — государственные органы — вознамерились их передать епархии. А что же вы раньше их не отдавали, когда те были в удовлетворительном виде?! А теперь нужны колоссальные средства на восстановление зданий после десятилетий такого «хозяйствования». Главное же, многие протекающие и гибнущие церкви оказались в пустынных, обезлюдевших местностях. В Архангельской епархии мы подготовили программу переноса таких храмов в обжитые края: нумеруем бревна, раскатываем их, перевозим и собираем заново. Реализовать, правда, удалось только один объект: перенесенный таким образом храм действует сейчас в Северодвинске.

В Архангельске тоже не хватало средств, поначалу там даже не было епархиального склада. Сделали его, открыли, и он снискал такую популярность, что и из других епархий священники стали приезжать туда и просить продать им утварь и другие необходимые товары. Я просил, чтобы в таких случаях они предъявляли благословение своего правящего архиерея, иначе неудобно как-то! Подготовили к вводу в эксплуатацию главный храм — Михаило-Архангельский кафедральный собор. На улице Урицкого взяли у города здание бывшего Духовного училища, за год обустроили его под Александро-Невскую православную гимназию, наняли педагогов.

Приехал сюда, в Курган, — православная школа тоже есть, и тоже во имя святого благоверного князя Александра Невского, но... находится в крайней нижней точке падения. Пришлось заменить директора. Для решения самых неотложных задач потребовались ­серьезные ­материальные средства. Мы их нашли — но не здесь, а в Москве и в Санкт-Петербурге. За последние годы число учеников выросло вдвое, школа лицензирована на полное среднее образование и в следующем учебном году впервые выдаст выпускникам аттестаты зрелости. Педагогам начали доплачивать за классное руководство. Школа, как негосударственное учебное заведение, прежде не имела возможности кормить учеников — теперь положительно решили этот вопрос за счет меценатов (пускай для этого пока и приходится ходить к соседям, где есть столовая). Утвердили и фонд материальной помощи нуждающимся педагогам.

На третьей подряд своей кафедре я сталкиваюсь с тем, что крещение в храмах совершалось без прохождения огласительных бесед. Приходилось специально собирать священников и объяснять им, что сейчас уже не 1990-е годы, что теперь это просто обман народа: люди покрестились и продолжают жить прежней жизнью, полагая, что все у них как у христиан в порядке. Это как если бы доктор современной клиники убеждал пациента, что ему достаточно записаться к врачу в регистратуре и завести медицинскую карту, а лечиться и регулярно обследоваться вовсе не нужно, это лишнее! С трудом, преодолевая непонимание, ситуацию удалось переломить.

За первый год состоялось шесть священнических хиротоний. Священнослужителей у нас не хватает, причем в первую очередь толкающих других «паровозов», а не «вагонов», которые прицепляются к локомотиву и едут за его счет. Многие начинания воспринимались с недоверием, но и его удалось перебороть.

— За счет чего?

— В основном посредством реальных дел и результатов, видимых невооруженным глазом. Главный акцент сделали на вопросах православного просвещения. Оказалось, знание основ православной веры у многих курганцев оставляет желать лучшего, причем образовывать пришлось не только прихожан и невоцерковленных мирян, но и духовенство. Запустили на областном телевидении и радио регулярные программы, я завел собственный интернет-блог. Объясняю священникам, что при нашем нынешнем жизненном ритме проповедь в храме не должна быть длиннее 7–10 минут, четверть часа — это уже исключительный случай! Историческое описание праздника любой прочитает в интернете, а ты преподай пастве вдохновенное слово, которое передало бы пережитое тобой собственное сердечное состояние!

Второе важнейшее направление, которому пришлось уделять не меньшее внимание, — поиск новых источников финансирования для епархиальных социальных и образовательных программ. За два года по различным грантовым проектам на трех уровнях (это президентский, губернаторский и международный конкурс «Православная инициатива») привлекли больше пяти миллионов рублей — а ведь прежде в епархии даже не было координатора этой деятельности! Видя результаты, приходы стали активно втягиваться в работу и теперь пишут заявки на гранты самостоятельно.

Упомянул бы в этой связи о нескольких конкретных начинаниях. Под эгидой Медиастудии добрых дел мы объединили два десятка 13–17-летних подростков и обучили их социальной журналистике — съемке телесюжетов о программах милосердия и церковной благотворительности. Тем самым достигли сразу двух целей: преподали им азы профессии и продемонстрировали образец человеческого отношения Церкви к тем, кому трудно и кому нужна помощь. В отдаленные районы Курганской области отправляем «экипажи милосердия» — бригады медико-социальной помощи. Новый этап, следующая высота в развитии Культурно-просветительского центра имени святого благоверного князя Александра Невского — Зауральский центр духовно-нравственного развития личности с современным лекторием, для оснащения которого, опять-таки на грантовые средства, приобрели две плазменные панели, видеопроектор с экраном, аудиосистему и компьютерное оборудование. Кому-то может показаться, что все это само собой падает с небес. Но — уже после передачи нам бывших производственных помещений под ­Культурно-просветительский центр — чтобы добиться справедливых ставок по оплате коммунальных расходов, епархии пришлось судиться с собственником здания. Это тоже наша повседневная жизнь, от этого никуда не деться!

Не секрет: сегодня в России низок уровень доверия подчиненных к начальникам — в коммерческом секторе, среди государственных служащих, у чиновников. Встречается подобная проблема и у духовенства. Но как же мне работать с собратьями, если они мне не доверяют?! В Архангельске удалось достичь взаимопонимания, развернув мощную систему социальной поддержки приходских клириков. В общей сложности десять многодетных семей священников улучшили свои жилищные условия. Причем ­жилье мы им предоставили не для ремонта, осо­­знавая, что у главы многодетной семьи принципиально нет возможности им заниматься, а под ключ, со всей бытовой техникой, с подключенными стиральными машинами и даже столовыми приборами в кухонных ящиках! Заходи и живи. За 2018 год Архангельская епархия потратила свыше 5,5 млн рублей на материальную помощь священнослужителям, и Святейший Патриарх Кирилл в резолюции на нашем ежегодном отчете констатировал, что это могло бы послужить примером для других территорий.

Курганская область беднее. Она входит в шестерку самых депрессивных российских регионов, а среди всех митрополий Русской Православной Церкви уровень благосостояния на нашей ­территории, наверное, самый низкий. И тем не менее мы запустили реальную кассу взаимопомощи среди духовенства. Пять процентов от величины епархиального взноса каждый приход направляет на специальный счет, к которому епархиальное управление отношения не имеет. Контролирует его благочинный одного из церковных округов, а решения по распределению средств принимаются священниками коллегиально. Все расходы включаются в публичный отчет. Нехитрое, казалось бы, дело, а каким оказалось эффективным! Помимо содействия попавшим в тяжелую ситуацию пастырям (пожар, платная операция, требующее дорогого лечения тяжелое заболевание), совокупный размер которого исчисляется уже не одной сотней тысяч рублей, это еще и механизм помощи богатых приходов бедным. А ведь тоже поначалу приходилось преодолевать недоверие, объяснять, что это не очередные поборы, а реальная помощь священнослужителям!

— Вы упомянули о нехватке клириков. Как и кем заполняете вакансии?

— В основном приходится направлять на об­учение собственную молодежь, курганскую. Своей духовной школы в Курганской митрополии нет, но работают соседние семинарии — Тобольская и Екатеринбургская, а также несколько дальше расположенная Челябинская. Проблема в том, что, уезжая туда учиться, наши абитуриенты часто «забывают» вернуться на малую родину: каждому хочется служить там, где сытнее! Некоторые не желают принимать сан и, получив диплом, хотят устроиться на работу как миряне. Увы, но трудоустроить мирян сегодня у меня возможности нет, и они уходят на светские должности. Еще пример из этой же области: молодой диакон из Челябинска со скромным интеллектуальным багажом приехал к нам рукополагаться. Послужил немного пастырем и... засобирался домой. Подожди, говорю, разве это честно? Мы что же, не понимаем, что с твоими знаниями в Челябинске тебя бы не рукоположили?! Мы пошли тебе навстречу, надеясь, что ты закроешь пробелы в образовании и достойно потрудишься у нас, а ты — обманывать?!

Кризис-менеджеры на приходах

— Как епархия справилась с пандемией? Нанесен ли урон церковной жизни?

— Конечно, как и везде. В период массовых ограничений резко сократилось число молящихся в храмах, а за свет и за отопление будь добр заплати. Губернатор в пределах своих возможностей нам помог, но пришлось и самому сесть на самолет и отправиться по столичным городам в поисках меценатов — только благодаря им и выжили.

Наша епархия в основном сельская. На район, в котором несколько приходов, — как правило, один священник. Но и в Кургане храмов больше, чем священников. И пандемия привела к тому, что на некоторых приходах буквально нечем оказалось выплачивать зарплату и штатным клирикам, и сотрудникам из числа мирян. Люди оказались вообще без средств! Спасло своеобразное «внешнее управление», внедрение «кризис-­менеджеров» из числа сильных и квалифицированных благочинных церковных округов, которые не побоялись взять дела на таких приходах в свои руки и лично отвечать за погашение долгов перед клиром и сотрудниками. Конечно, таких компетентных и грамотных управляющих, увы, немного, но благодаря их добросовестности со временем ситуацию удалось выправить.

Вообще переживаемые нами события подвели меня к мысли о необходимости обратить более пристальное внимание на сельскохозяйственный труд, ориентировать клириков быть ближе к земле и агрономии. Думаю, в епархиях Русской Церкви (по крайней мере, расположенных на таких преимущественно сельских территориях, как наша) вызревает необходимость создания сельскохозяйственных подразделений, которые бы координировали всю активность приходов и обителей в этом направлении. Напомню: уже шесть лет назад Синод принял методические рекомендации об участии в природоохранной деятельности, ежегодно 1 сентября по благословению Предстоятеля мы совершаем молебное пение о сохранении Божиего творения. В некоторых епархиях начинают появляться экологические отделы. А ведь крестьянский труд по сути своей близок к природоохранным вопросам, и кому, как не нам, объединить их под единой вывеской?! Этот шаг мог бы послужить мощным стимулом по обмену опытом в труде на земле, какими-то практическими советами по тем или иным агротехническим действиям, сопровождаться реализацией, к примеру, качественных теплиц и семян высокой степени всхожести. И уж кого-кого, а детей священников с малых лет необходимо просвещать этими знаниями — а то, повзрослев, они приезжают на свои шесть – десять соток и не знают, каким концом лопату в землю вонзить! Я проходил через все это на Сахалине, и там, не поверите, продукцию пяти больших епархиальных теплиц мы бесплатно развозили по городским приходам — такого прекрасного урожая, приложив труд и умения, со временем удалось добиться. Востребованность этой традиционной для России деятельности будет только усиливаться, равно как и медицинских профессий, знаний из области биологии и, в частности, лечебных свойств трав. Когда мы по-настоящему обратим свое внимание на наши деревенские храмы, они, оставаясь домом молитвы, объединят под своей кровлей еще и поборников трудолюбия на сельской ниве.

— Вторая в вашей митрополии епархия — Шадринская — появилась на свет шесть лет назад. В какой мере она встала на ноги?

Епископ Шадринский и Далматовский Владимир старается на совесть. В управлении епархией ему очень помогает личный опыт благочинного приходских церквей, которого у меня не было. А еще в порядке общецерковной помощи новосозданным епархиям Святейший Патриарх Кирилл оказывает ему содействие в сооружении здания епархиального управления.

Откроем большой зал для встреч архиерея с паствой

— Владыка, вы подробно рассказали о поддержке Александро-Невской православной школы. Чем еще юбилейный год запомнится верующим вашей епархии и всем курганцам?

— Александр Невский — святой для меня особенный. Ведь это мой небесный покровитель по мирскому имени, а в монашестве меня нарекли в честь его сына, благоверного князя Даниила Московского. И память их совершается в один день, для меня это двойной праздник! Наш кафед­ральный собор заложили по повелению епископа (впоследствии митрополита) Агафангела (Преображенского; † 1928), исповедника Русской Церкви, в конце ХХ века служившего в Сибири, — поначалу викарным архиереем Иркутской епархии, а затем на Тобольской кафедре. Он сам пожертвовал на сооружение этого собора 100 рублей личных средств. Митрополит Улан-Удэнский и Бурятский Иосиф, мой предшественник на Курганской кафедре, будучи прежде архиепископом Биробиджанским и Кульдурским, принес в Биробиджан обретенную десницу священноисповедника Агафангела со своего прежнего места служения в Угличе, а затем оставил ее тут, в Кургане.

— В центре Кургана на берегу Тобола воссо­здан величественный Троицкий собор, площадь вокруг которого названа Троицкой. Нужен ли столь вместительный храм в этом месте? Хватает ли вообще в областной столице приходских церквей?

— Необходимость есть всегда: все храмы разнятся — по архитектуре, по внутреннему ощущению, по служащему причту. Троицкий собор только что воссоздан, теперь предстоит наполнить его молитвой, собрать для него паству. Это никогда не бывает просто. Жителей в том районе Кургана действительно не очень много, зато есть возможность парковаться на удобной автостоянке — сейчас ведь все на колесах, с личным транспортом проблем почти нет. В целом в Кургане ощущается некоторый недостаток православных храмов: в частности, есть целый спальный район со стотысячным населением, в котором действует единственная церковь. Строительство там, конечно, ведется, но велось оно и при прежнем архиерее, и при его предшественнике, и будет еще лет десять продолжаться: средств не хватает, вот и имеем долгострой. Поэтому я всегда выступал за модульные решения в храмоздательстве. Дорога ложка к обеду! Следует ставить то, что доступно и реализовано в проектных чертежах уже сегодня, — и начинать храмовую молитву. «Молитва всех спасет», — говорил святитель Ковровский Афанасий, а уж он-то знал ей цену, только благодаря молитве он и выжил в застенках да в лагерях.

— На Троицкой площади еще не завершено благоустройство. Когда она станет по-настоящему ухоженной?

— После завершения всех капитальных работ. Дело в том, что рядом с собором предстоит возвести колокольню. В ней запланирован большой зал, где верующие получат возможность общаться со своим правящим архиереем. Мне всегда хотелось, чтобы прихожане стремились в храм не только молиться и участвовать в таинствах, но еще и приходили на беседы к конкретному пастырю, которого они знают. Сближает любое совместное дело, это и по территории вокруг Александро-Невского собора видно. Почему здесь такие красивые цветы? Да потому что по весне мы их вместе сажали, вот и результат налицо. Когда таких результатов больше, костяк мирян формирует вокруг себя сильную общину.

Совместного общения нам пока не хватает, в том числе по объективным причинам: большие помещения в Кургане в серьезном дефиците. Надеюсь, скоро ситуация изменится.


Митрополит Курганский и Белозерский Даниил (Александр Григорьевич Доровских) родился 27 декабря 1960 г. в Воронеже. После срочной службы в Вооруженных силах окончил Одесскую семинарию (1984) и Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия (1988). В 1985 г. пострижен в монашество и рукоположен во иеродиакона, на следующий год — в иеромонаха. В 1988 г. возведен в сан игумена, в 1989 г. — архимандрита. С 19 июля 1988 г. — благочинный Троице-Сергиевой лавры. В 2001 г. в Храме Христа Спасителя хиротонисан во епископа Южно-Сахалинского и Курильского. Решением Священного Синода от 24 декабря 2010 г. (журнал № 120) назначен Преосвященным Архангельским и Холмогорским. С 2011 г. — глава Архангельской митрополии, 8 января 2012 г. возведен в сан митрополита. С декабря 2011 г. по ноябрь 2012 г. временно управлял Котласской епархией. Решением Священного Синода от 28 декабря 2017 г. (журнал № 135) утвержден в должности священноархимандрита Свято-Троицкого Антониево-Сийского мужского монастыря Холмогорского района Архангельской области. Решением Священного Синода от 30 августа 2019 г. (журнал № 99) назначен Преосвященным Курганским и Белозерским.

Также читайте на нашем сайте: "Курган добра, тепла и счастья"

12 января 2022 г. 13:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
В исследовании дела об изъятии церковных ценностей рано ставить точку
В уходящем 2022 году Русская Церковь пыталась осмыслить начавшуюся сто лет назад кампанию по изъятию церковных ценностей, изучая архивные документы, анализируя трагические события двадцатых годов прошлого века, организуя научные конференции, публикуя результаты исследований. На эту тему в «Журнале Московской Патриархии» был напечатан ряд статей, в том числе священника Сергия Иванова, кандидата богословия, научного сотрудника Отдела новейшей истории Русской Православной Церкви богословского факультета ПСТГУ. В первой половине 2023 года выйдет его книга «Святой Патриарх Тихон и кампания по изъятию церковных ценностей в 1922 году». «Журнал Московской Патриархии» встретился с автором и задал ему несколько вопросов о готовящейся к выходу монографии и ставшей ее темой богоборческой кампании двадцатых годов ХХ столетия. PDF-версия.
6 декабря 2022 г. 15:00