iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Канон и современность в Павшинской пойме
В только что сданном в эксплуатацию Николо-Андреевском храме в Павшинской пойме уже идут регулярные богослужения. Кажется, для этой церкви невозможно было подобрать место удачнее. Приняв в себя воды невеликого притока Баньки, русло Москвы-реки перед крутой излучиной на пересечении с Московской кольцевой автодорогой плавно изгибается влево. Именно тут в узкий и вытянутый пустырь между Волоколамским шоссе и москворецкой поймой коммерческий застройщик десять лет назад филигранно вписал густонаселенный жилой микрорайон. И если напротив через реку гигантский выставочный комплекс и станция метро «Мякинино» сами по себе способствовали интенсивному благоустройству прибрежной полосы, то здесь, в Павшине, «пятачок» у воды снискал устойчивую славу городских задворок.
14 августа 2020 г. 18:00
Репортажи
Эскизный проект восстановления пещерного храма и воссоздания собора
ЖМП № 9 сентябрь 2020 /  23 ноября 2020 г. 19:50
версия для печати версия для печати

Второе обретение Казанского собора

ВОССОЗДАНИЕ ГЛАВНОГО ХРАМА БОГОРОДИЦКОГО МУЖСКОГО МОНАСТЫРЯ В СТОЛИЦЕ ТАТАРСТАНА ПЕРЕШЛО В ФИНАЛЬНУЮ СТАДИЮ

В нынешнем году Богородицкий Казанский мужской монастырь отмечает несколько важных дат. Ровно 425 лет назад здесь, на месте явления одной из самых почитаемых в России святынь – Казанской иконы Божией Матери, возвели и освятили первый каменный собор обители. А 110 лет назад по инициативе великой княгини Елизаветы Федоровны (впоследствии преподобномученицы) в подвалах собора начались работы по обустройству пещерного храма. PDF-версия

Возрождение Казанского собора инициировал митрополит Казанский и Татарстанский Феофан, как только стал правящим архиереем Казанской епархии. После этого проходили интенсивные переговоры и консультации с Минтимером Шаймиевым, первым президентом Татарстана, занимающим сегодня должность государственного советника, и нынешним президентом республики Рустамом Миннихановым. Пять лет назад, в праздник Казанской иконы Божией Матери 4 ноября 2015 года, Рустам Минниханов издал указ о воссоздании Казанского собора (одновременно тем же документом он распорядился построить в республике Бóлгарскую исламскую академию). Сегодня собор в центре Казани уже выстроен, в разгаре работы по убранству. Великое освящение намечено на следующий год – предварительно на день памяти явления иконы 21 июля.

Историческая справедливость

Собор Казанского Богородицкого (первоначально женского) монастыря не пережил богоборческую эпоху. После взрыва храма в 1932 году на его месте некоторое время располагался кинотеатр, а после войны — табачная фабрика. В новейшую эпоху монашеская жизнь возобновилась — теперь уже в мужской обители. Общественность стала обсуждать возможность воссоздания собора. Зодчие, пока на общест­венных началах, готовили эскизы. В пробном раскопе на месте бывшего собора археологи обнаружили небольшой участок руин пещерного храма. На этом месте возвели мемориальную часовню.

После выхода упомянутого указа главы Татарстана казанский архитектор Алексей Никитин подготовил проект научного воссоздания собора, а местный институт «Татинвестгражданпроект» выпустил полный комплект проектно-сметной документации. «С самого начала митрополит Феофан поставил задачу восстановить собор таким, каким он был до разрушения. Нам повезло: в фондах Национального музея Республики Татарстан и в епархиальном архиве нашлась полная проектная документация взорванного собора, возведенного в 1808 году казанским губернским архитектором Федором Емельяновым по проекту Ивана Старова, обмеры и фотоснимки начала ХХ века», — рассказывает главный инженер Казанской епархии Михаил Федотов.

Значительная часть весенне-летнего сезона 2016 года ушла на полноценное археологическое обследование территории. В весьма сжатые сроки Институт археологии им. А. Х. Халикова Академии наук Республики Татарстан смог выполнить полный комплекс охранно-спасательных работ, выявив и зафиксировав перед устройством котлована руины пещерного храма и остатки фундаментов каменного собора 1595 года. Первая же конкретная задача инженерной части проекта заставила весь авторский коллектив серьезно задуматься: как предотвратить возможное повреждение и тем более разрушение этих камней, ставших в буквальном смысле свидетелями истории, от нагрузки здания воссоздаваемого собора в 124 тыс. тонн? «Митрополит Феофан настоял на следующем техническом решении: на усиленные исторические фундаменты со сводами забутовочного кирпича уложить полуметровую монолитную плиту с трехъярусной арматурой. Ее залили четыре года назад, в октябре 2016 года. И уже на этой конструкции выкладывались новые несущие стены из красного керамического кирпича», — продолжает Федотов.

Ставя цель точного воссоздания архитектурного памятника, авторы проекта обычно стараются, чтобы объект максимально соответствовал как объемно-пространственным характеристикам утраченного оригинала, так и его внешнему виду. С первым пунктом серьезных проблем не возникло: благодаря руинированным археологическим находкам строители получили точную привязку координат к современной локации монастырской площади, а сохранившиеся в чертежах И. Старова размеры — 22 сажени 2 аршина в ширину, 20 саженей 2 аршина в длину и столько же в высоту — исключили вольную трактовку геометрических масштабов. А вот с самими архитектурными элементами стопроцентной ясности не было.

Расхождения с первоначальным замыслом наблюдались уже в процессе возведения каменного собора в начале XIX века (так часто бывает в случаях, когда один архитектор занимается строительством по проекту другого). Известно, например, что над северным и южным люнетами (от фр. la lunette — уменьшительное от «луна»: часть стены в виде полукруга) сводчатые потолки уже в 1808 году были расписаны — хотя проектом И. Старова там предполагались кессоны (повторяющийся рельефный узор, придающий характерный ритм восприятию лепного ­декора).

Кроме того, собор до революции дважды серьезно поновлялся: в середине и конце XIX столетия. «На научно-методическом уровне по каждому из дискуссионных элементов велись жаркие споры, — говорит Федотов. — Там, где возможно, мы неизменно ориентировались на первозданный проектный вариант, зафиксированный в чертежах Старова». Кстати, в отношении люнетов восторжествовала историческая справедливость: теперь своды над ними не расписаны, а отделаны кессонами.

Движение вверх

Основную часть работ финансирует благотворительный Республиканский фонд возрождения памятников истории и культуры Республики Татарстан, который возглавляет Минтимер Шаймиев. Сюда перечисляют пожертвования физические и юридические лица. Ранее помимо возведения Бо́лгарской исламской академии эта организация провела масштабные работы на острове-граде Свияжск. Ныне свияжский Успенский собор и монастырь входят в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

В 2016 году в день празднования обретения чудотворного образа Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в присутствии Рустама Минниханова, Минтимера Шаймиева и спикера Госдумы Сергея Нарышкина совершил чин освящения закладного камня на месте воссоздания Казанского собора. Строительно-монтажные работы заняли два года и завершились пару лет назад.

Уже сейчас, несмотря на продолжающиеся отделку и благоукрашение ин­терьеров, воссозданный из небытия Казанский собор стал одним из важных символов древней столицы Татарстана. Паломникам и туристам стоит обратить особое внимание на пять элементов этого храма.

1. Фасады. Несмотря на большой объем Казанский собор отнюдь не выглядит массивным и тяжеловесным. Работавшие над проектом архитекторы достигли этого эффекта в основном двумя приемами: белокаменными стенами и пышным — и одновременно эстетически утонченным — наружным декором. В конструкции широко используется кирпич, но снаружи здание выглядит, как и в старину: внешняя отделка выполнена из белокаменных панелей. Все протяженные силовые конструкции нелинейного профиля (арки, полуарки, купола и опорное кольцо на 14-метровой отметке) отлиты из монолитного железобетона. С трех сторон — западной, северной и южной — фасады украшают портики с колоннами ионического ордера. Центральный купол хороводом окружает колоннада коринфского ордера, малые барабаны поддерживают ионические пилястры (плоские вертикальные выступы) прямоугольного сечения. Все эти элементы также отлиты из монолитного железобетона по современной технологии высокоточной опалубки.

Над окнами, венчая первый ярус фасадов, стены опоясывает галерея из 28 квадратных двухметровых икон академического стиля. Способ их исполнения немного отличается от исторического аналога. Если в позапрошлом столетии их писали красками на металлических листах и затем лакировали, теперь компания «Домострой» выложила их мозаикой из смальты. В основном здесь представлен цикл из событий земной жизни Богородицы. Кстати, иконография этого пояса дошла до нас не полностью. Большинство икон воссоздано по сохранившимся описаниям, недостающие же места заполнили образами в соответствии с комиссионным решением специалистов-искусствоведов (так, здесь изображены святители Герман и Гурий Казанские и Варсонофий Тверской).

2. Кровля. Еще один важный элемент, создающий эффект воздушности и устремленности массивной постройки вверх, — купола, венчающие центральный и четыре малых барабана. Снаружи они покрыты анодированной медью с эффектом искусственной патины. Все остальные кровельные профили, в том числе венчание алтарной апсиды, окрашены под «аглицкое железо» в соответствии с историческим проектом. По дошедшим до нас словесным описаниям, это глубоко насыщенный серебристый цвет с глухим металлическим отблеском.

3. Иконостасы. До революции в Казанском соборе было три иконостаса: центральный и два боковых — в приделе во имя святого благоверного князя Александра Невского и в помещении ризницы. Это композиционное решение претворяют в жизнь и сейчас, а вот конкретное исполнение элементов будет отличаться от исторического аналога.

«По проекту Емельянова предполагалось установить мраморный иконостас с позолоченной резьбой и бронзовым декором, — объясняет Михаил Федотов. — По неизвестным причинам наши предшественники от этого отошли, и в результате в жизнь оказались воплощены гораздо более простые и дешевые аналоги. Сейчас действуем в точности по первоначальному проекту. Весьма сложно многослойное конструктивное решение иконостаса: на монолитном железобетоне крепится металлический каркас, он обшивается аквапанелями, на которые, в свою очередь, монтируются мрамор и все декоративные элементы. Уже закуплен мрамор двух сортов — бордовый из итальянского месторождения Россо Ливанте и белый из греческого Тассоса. Готов и декор».

По благословению Святейшего Патриарха Кирилла и просьбе Минтимера Шаймиева все работы по воссозданию иконостасов осуществляет и финансирует Казанская епархия. Иконы пишутся по архивным фотоснимкам. Очень помогла художникам и страховая опись 1863 года с полным описанием убранства собора, обнаруженная в начале прошлого года в Российском государственном архиве. Воссоздавая утраченные детали, элементы резьбы и сень над Царскими вратами, проектировщики ориентировались на храмовую архитектуру начала XIX века, в том числе на «родственника» Казанского собора — Троицкий собор Александро-Невской лавры (того же авторства). При воссоздании иконописных досок хорошим ориентиром послужило сохранившееся изображение Царских врат известного казанского живописца и литографа Василия Турина.

4. Росписи. По благословению митрополита Феофана над иконами для иконостасов работают живописцы мастерской Вячеслава Пахомова. Тот же авторский коллектив создает и стенопись собора. Этот элемент, пожалуй, оставляет более всего простора для творчества — просто в силу того, что сведений о первозданной росписи стен почти не сохранилось. «До нас дошло всего четыре фрагментарных фотоснимка, — говорит Михаил Федотов. — Поэтому для формирования иконописной программы была создана специальная рабочая комиссия, максимально подробно изучившая архивные данные и дошедшие до нас росписи современников — аналогов нашего храма: арзамасского Воскресенского собора и московской церкви в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость" на улице Большая Ордынка. Эта комиссия, сопредседателем которой выступает мит­рополит Феофан, регулярно обсуждает эскизы воссоздания стенописи. В ходе совещания владыка вносит значимые предложения, которые коллегиально утверждаются».

Сейчас формирование стенописных композиций в самом разгаре, и уже можно заметить, что роспись будет неяркой, приглушенной, с преобладанием теплых тонов.

5. Пещерный храм. В нижней церкви в честь Рождества Пресвятой Богородицы снова совершается Евхаристия. В праздник Иверской иконы Божией Матери 26 февраля 2020 года так называемые «казанские пещеры» великим чином освятили митрополит Казанский и Татарстанский Феофан, митрополит Берлинский и Германский Марк, заместитель управляющего делами Московской Патриархии епископ Зеленоградский Савва, епископ Альметьевский и Бугульминский Мефодий и викарий Казанской епархии епископ Елабужский Иннокентий. В тот же день митрополит Марк доставил в монастырь ковчег с частицами святых мощей преподобномученицы Елисаветы, основательницы пещерного храма, и ее келейницы инокини Варвары.

Елизавета Федоровна любила посещать Казань. Долгое время ее духовником был впоследствии прославленный в лике преподобных схиархимандрит Гавриил (Зырянов) — настоятель расположенной недалеко от Казани Седмиезерной Богородицкой пустыни. Побывав в 1910 году в Казанском Богородицком монастыре и обнаружив, что место обретения явленной иконы в подвале монастырского собора выглядит неприглядным, великая княгиня предложила благоустроить его и оборудовать тут пещерный храм.

Проект поручили зодчему Алексею Щусеву, сама же Елизавета Федоровна полностью финансировала все работы. Высоту подвала увеличили на метр, расширили коридоры, оштукатурили стены и кирпичные своды. Освящение подземной церкви вошло в программу празднования 300-летия дома Романовых и состоялось в 1913 году.

После взрыва Казанского собора церковь оказалась погребенной под обломками. «Эти развалины считались остатками древних подвалов под котельной и хозпостройками, — рассказывает зампред Республиканского комитета по охране объектов культурного наследия Светлана Персова. — Во время археологических раскопок, когда раскрыли фундаменты, выяснилось: после взрыва они достаточно хорошо сохранились. Мы смогли "прочитать" объемно-пространственную структуру подземной церкви и убедились: она имеет необычную форму креста-распятия».

Планировка Богородице-Рождественской церкви непривычна: алтарь располагается в центре, а за ним к востоку, в точности над местом обретения явленного образа и под центральным престолом верхнего храма, устроена часовня с иконостасом. От широкого продольного коридора по бокам уходят две пары «рукавов», в которых сейчас размещена экспозиция, посвященная истории Казанского образа, монастыря и его главного собора. Более того, во время устройства полов в пещерном храме на площади свыше 250 м2 археологи провели дополнительные работы, в ходе которых удалось обнаружить, законсервировать и музеефицировать остатки скрепленных известковым раствором белокаменных фундаментов Казанского собора 1595 года. Теперь их можно наблюдать в прозрачных археологических окнах прямо в интерьере пещерного храма.

По сохранившимся фрагментам стен с оригинальной цементной штукатуркой удалось восстановить и первозданную стенопись. Мастера Межобластного научно-реставрационного художественного управления тщательно промыли стены и сохранившиеся своды, после чего оригинальные участки затонировали без нанесения нового рисунка, а новодельные расписали в соответствии с историческим аналогом. Неров­ная и хорошо заметная белая полоса теперь разделяет участки этих поверхностей — словно граница и одновременно связующая нить между прошлым и будущим.

Жаркие дискуссии разгорались вокруг оформления самого места явления иконы. «В частном семейном собрании нашелся авторский экземпляр щусевских эскизов, — рассказывает Светлана Персова. — Нам было известно, что помещение часовни на восточной стене украшалось мраморным иконостасом с басменным декором и сенью в центре. Так вот, на уцелевшем эскизе хорошо видны места боковых колонн, но изображение самой сени... время не пощадило: вместо него на складке чертежа оказалась дырка. Пришлось искать решение в общей стилистике щусевской работы. Сень устроили в виде ниши, где размещена икона с изображением явленного образа и имитацией Царских врат, а по бокам — образы святителей Гурия и Варсонофия».

Оправа и ковчег

В прошлом году прямо напротив монастыря, в доме городского головы на Большой Красной улице, воссозданном по чертежам 1840-х годов, распахнул двери Музей Казанской иконы. Этот частный проект объединил несколько интересных экспозиций, посвященных иконописному изводу Казанского образа Пречистой Девы, богатой истории иконописной мастерской обители, особому выработанному здесь стилю (для него в том числе характерно использование прозрачных лаков).

Внимание паломников привлекают и коллекция дарственных образов, связанных с известными событиями или историческими персонами, и собрание датированных икон с надписями о владельцах. Но нас в первую очередь интересует подробный макет монастырской территории по состоянию на начало прошлого века. Установленный в просторном холле второго этажа музея, он дает возможность «путешествовать» по территории обители дореволюционной эпохи.

За собором в южной стороне монастырского участка возвышается теплый зимний собор Николы Тульского (исторически и первый, и второй главные каменные соборы обители были холодными). Он сохранился, но пребывает сейчас в аварийном состоянии: его фасад закрыт большим баннером. По обеим сторонам собора расположены ряды служебных корпусов — сестринского и настоятельского. Этот ансамбль окончательно сформировался в XIX столетии. Он замыкает окружение соборной площади с тыльной стороны и создает цельную композицию вместе с небольшой Софийской церковью XVII века и Крестовоздвиженским собором (ныне это памятники архитектуры федерального значения).

Непосредственно примыкающий к воссоздаваемому собору монастырский участок уже благоустроен. За центральной алтарной апсидой возвышается 5,5-метровый поклонный крест с Распятием, элементы фасадов акцентирует, рассчитанная на три режима, система архитектурного освещения. «После завершения работ по воссозданию собора мы продолжим восстанавливать целостный архитектурный облик монастыря, — рассказывает Михаил Федотов. — Предстоят большие работы по комплексной реставрации собора Николы Тульского и реконструкция сестринского корпуса, где, по замыслу митрополита Феофана, разместятся иконописная и золотошвейная мастерские. Епархия получила в собственность старое здание бывшей церковноприходской школы монастыря в северо-восточном углу участка. Сейчас мы занимаемся объединением ее территории с основным монастырским комплексом». Архитектурную концепцию этих работ уже благословил митрополит Казанский и Татарстанский Феофан, а соответствующее техническое задание уже выдали проектировщики.

К сожалению, один из утраченных памятников в ближайшем окружении собора восстановить пока невозможно. Примыкавшая к Казанскому храму с западной стороны 55-метровая колокольня стояла на воображаемой оси, соединявшей место обретения явленного образа с кремлевским Благовещенским собором. Сейчас эта точка занята одной из трех жилых пятиэтажек, непосредственно подступивших к монастырю в советские годы. Исторически же владения Богородицкой обители были гораздо обширнее: они простирались фактически на весь городской квартал, ограниченный нынешними улицами Япеева, Нагорной и Большой Красной. Близ Кремля даже уцелели два яруса Западной башни бывшей крепостной стены обители.

В общем, место постоянного пребывания для главной святыни Казанского Богородицкого монастыря еще предстоит окончательно обустроить. Непосредственная же оправа для него готовится. В фондах Национального музея Республики Татарстан сохранилась подлинная драгоценная трехчастная риза-оклад явленного образа размером 2,2 на 1,1 м. Правящему архиерею Казанской епархии удалось договориться с музейным руководством о передаче ее в воссозданный собор. Для соблюдения надлежащих ­условий экспонирования оклада Церкви предстоит изготовить специальную витрину, застраховать ее и заключить соответствующий договор. Сама же риза-оклад готовится к реставрации.

Возможно, после воссоздания Казанского собора прояснится загадочная история с кражей явленной иконы в 1904 году. Ведь тогдашнее официальное следствие, удовлетворившись показаниями преступников о продаже драгоценностей с оклада, не стало проверять их версию об уничтожении образа. Не исключено, что Сама Богородица ожидает момента, чтобы вернуться в возрожденный храм.

КОММЕНТАРИИ

Воссоздание Казанского собора — дело чести нашего поколения

Протоиерей Леонид Калинин, председатель Экспертного совета по церковному искусству, архитектуре и реставрации Русской Православной Церкви:

- Восстановление главного храма Казани — пример общих созидатель­ных усилий всех участников, которые, без сомнения, увенчают этот сложнейший проект великолепным результатом. Для достижения максимально высокого качества работ были привлечены лучшие столичные эксперты в области искусствознания, реставрации и церковного искусства: замдиректора музеев Московского Кремля профессор Андрей Баталов, заслуженный архитектор России Игорь Воскресенский, народный художник России академик Василий Нестеренко, а также эксперты Министерства культуры Российской Федерации: искусствоведы Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева Светлана Гнутова и Жанна Белик, старший научный сотрудник НИИ теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств Наталья Бартельс.

Экспертный совет участвует в решении вопросов художественного убранства Казанского собора по благословению Святейшего Патриарха Кирилла и просьбе руководства Благотворительного фонда «Возрождение». С самого начала я понял, насколько сложен для воссоздания этот храм — произведение классического стиля русского церковного искусства начала XIX века. Нам необходимо было подняться на уровень Императорской Академии художеств периода ее расцвета.

Чтобы участвующие в воссоздании собора художники прониклись стилем и эпохой, в которую он возводился, Патриарший экспертный совет организовал для них поездку в Санкт-Петербург. При содействии замечательного искусствоведа директора Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Юрия Мудрова и специалистов Музея Российской академии художеств мы побывали в храмах Воскресения Словущего на Волковском православном кладбище (1728–1785, приписывается Ивану Старову), Пресвятой Троицы «Кулич и Пасха» (1785–1787, Николай Львов), Пророка Илии на Пороховых (1781–1785, Иван Старов), Великомученицы Екатерины в Мурине (1786–1790, Николай Львов). Но, конечно, главный аналог и «старший брат» Казанского собора — Троицкий собор Александро-Невской лавры, построенный тоже Иваном Старовым, но значительно раньше — в 1774–1790 годах.

Достичь уровня мастерства наших предков в изобразительном искусстве оказалось крайне сложно. Отнюдь не все творческие коллективы смогли выдержать заданный митрополитом Казанским и Татарстанским Феофаном ритм и высокие требования Экспертного совета Русской Православной Церкви по качеству работ. Впрочем, воссоздание собора в Казани стало подлинной школой мастеров и высшей точкой профессионализма во всем процессе современного церковного возрождения. На строительстве трудятся и православные, и мусульмане. Возглавили строительство генеральный директор фирмы-подрядчика «Евростройхолдинг+» Владимир Казилов и начальник участка строительства Тимур Алишев. Высокую ответственность и добросовестность проявили приглашенный митрополитом Феофаном коллектив муромской фирмы «Домострой» (руководитель Алексей Лаврентьев), которой доверили изготовление мозаик на фасадах, убранства нижней церкви, мебель и лепнину главного храма а также бригада живописцев по росписи верхнего храма под руководством Вячеслава Пахомова.

Татьяна Ларионова, заместитель председателя Государственного совета Республики Татарстан, исполнительный директор Республиканского фонда возрождения памятников истории и культуры:

- Воссоздание Казанского собора Богородицкого монастыря — одно из проявлений меж­религиозной и межнациональной политики нашей республики, чтобы все люди в Татарстане жили в мире и дружбе. Об этом свидетельствуют предшествовавшие работы по строительству Болгарской исламской академии и благо­устройству острова-града Свияжск, предпринятые на паритетных началах как в смысле бюджетных ассигнований, так и в смысле привлечения различных консолидированных программ финансирования (федеральных и республиканских), а также пожертвованых средств предприятий, организаций и граждан, причем не только из Татарстана. В ходе реализации этих двух проектов отреставрировано 59 памятников. Построены такие впечатляющие сооружения, как Белая мечеть в Болгаре, Успенский монастырь в Свияжске, который внесен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

В попечительский совет нашего фонда входит митрополит Казанский и Татарстанский Феофан. Если бы не постоянное взаимодействие с ним, если бы не наше взаимопонимание по всем ключевым вопросам охраны культурного наследия, возможно, и результат не был бы сегодня столь впечатляющим. Мы понимаем: воссоздать Казанский собор — дело чести нашего поколения. Вероятно, по­этому на него жертвуют люди разных национальностей, даже разных религий. Так, руководители предприятий, делающих основные вклады, — мусульмане. Многие организации, вносящие средства на Казанский собор, находятся в других реги­онах (например, в Башкирии). Есть и программа семейных ежегодных пожертвований. Напимер, регулярно перечисляет личные средства семья казанцев Хасановых.

НА НАШЕМ САЙТЕ И В ДЕВЯТОМ НОМЕРЕ "ЖУРНАЛА МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ" ЧИТАЙТЕ ИНТЕРВЬЮ С НАМЕСТНИКОМ КАЗАНСКОГО БОГОРОДИЦКОГО МОНАСТЫРЯ ИГУМЕНОМ МАРКОМ (ВИЛЕНСКИМ), А В ДЕСЯТОМ НОМЕРЕ - ПОСЛЕДНЕЕ ИНТЕРВЬЮ МИТРОПОЛИТА ФЕОФАНА (АШУРКОВА)

23 ноября 2020 г. 19:50
Также читайте:
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи