iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Репортажи
Диана Суржина до мельчайших деталей помнит все свои работы
22 августа 2014 г. 11:30
версия для печати версия для печати

Ясный взгляд на купола

МОСКОВСКИЙ ЖИВОПИСЕЦ ДИАНА СУРЖИНА: «В СОЮЗЕ ХУДОЖНИКОВ НЕ СМОГЛИ ПОДОБРАТЬ СЕКЦИЮ ДЛЯ МОЕЙ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ»

Рецепт качественной современной акварели от Дианы Суржиной: доверие к карандашу, блокноту и верной помощнице цифровой фотокамере густо замешать на любви к родной Москве. Добавить щедрую горсть исторической достоверности, ретроснимки использовать по вкусу. Не жалеть света и солнца и по мере возможности приправлять старинную технику рисунка компьютером и хорошим принтером. И, конечно, не забывать проверять алгеброй «Фотошопа» гармонию церковного зодчества.

«В Союзе художников так и не смогли определить меня в какую-либо секцию, - посмеивается Диана Вадимовна на собственной персональной выставке «Купола Москвы» в столичном музее А.Н. Скрябина. – Использование векторного графического редактора для создания рисунков «от руки» в России прецедентов не имеет. Хотя за рубежом оно перестала быть диковинкой – впрочем, не так давно. Наверное, самое точное определение, которое корректно описывает эту технику – цифровая графика с акварельными эффектами. Звучит длинновато, но ничего лучше пока не придумали».

Старая любовь не ржавеет

Коренная москвичка, Суржина в историю архитектуры и церковного зодчества на всю жизнь влюбилась в старших классах. Пока училась на строительном факультете МИИТа, с такими же сверстниками-энтузиастами объездила, обошла, облазила больше сотни московских храмов, существовавших в первой половине 1980-х годов: и действовавших, и закрытых, и перепрофилированных, и полуразрушенных. «Мы каждый из них зафиксировали – сфотографировали и зарисовали, - вспоминает художница. – Центральный Дом туриста немного платил за эту работу: там разрабатывали перспективные туристические маршруты по старой Москве, и наши материалы в этом очень помогали».

Потом была служба в реставрационных и в проектных мастерских. Старую любовь к акварели поддерживали задания по обследованию старых церковных зданий на основной работе.

Новая жизнь началась девять лет назад, когда Суржина закончила Академию рынка труда по специальности «дизайн». «Это заведение занимается повышением квалификации с преподаванием современных знаний, - объясняет собеседница. – Естественно, базируются все это на хорошей компьютерной подготовке». Вооружившись новыми навыками, художница решилась сказать собственное слово в современной отечественной живописи.

Требуется солнце

При взгляде на работы Суржиной (небольшие, в основном формата А4 или А3) посетителя охватывает странное чувство. Как будто кто-то большой и мудрый с едва заметной усмешкой легким движением смахнул прилипший к фотообъективу кусочек полиэтилена, начисто протер оконное стекло, распахнул настежь рамы – и в комнату ворвался светлый весенний день... Вы же помните то прозрачное утро, когда, беззаботно болтая ножками, вы пили поданный родной бабушкой чай, и блюдце смешно играло с вами солнечным зайчиком?!

Как она, в самом деле, это делает? Ведь это и не живопись (откуда в акварельном рисунке такие неправдоподобно фотографические четкие линии?!), но и не фотография. Конечно, если фотограф не воспользовался машиной времени, съездив на пару часов туда, где деревья были большими.

«Это старинная техника акварели с тушью, только с использованием современных компьютерных технологий, - терпеливо растолковывает сам автор. – Сначала я беру карандаш, блокнот и фотоаппарат и кропотливо зарисовываю и фотографирую храм – общие виды, отдельные планы, детали и фрагменты. Такая кропотливая подготовительная процедура необходима восновном потому, что тот или иной фасад целиком зафиксировать невозможно: он или скрыт подходящей вплотную застройкой, или постоянно в строительных лесах. Единственное условие при работе с натурой – солнечный свет. А то вот в Медведкове, на ул. Хачатуряна, в 1998 году построили Никольский храм. Выбрали «уникальную» точку: солнце даже в самый ясный день светит туда только полчаса утром и столько же вечером... Возвращаюсь в мастерскую, в программе CorelDRAW собираю кусочки воедино. В «Фотошопе» обрабатываю заготовку при помощи инструментов цветокоррекции и рисования. Распечатываю ее на акварельный лист и перекрашиваю от руки: добавляю оттенки, тени, сочетания цветов и красок. Если уж совсем точно, используемые при этом краски называются пигментными. В отличие от классической акварели, при высыхании они становятся несмываемыми подобно темпере либо гуаши. Получается промежуточный оригинальный рисунок. Его снова сканирую и опять-таки в компьютерной программе довожу до совершенства, добиваясь чистоты линий. В финале результат еще раз распечатываем на акварельной бумаге».

Разумеется, начать творить в этой технике Суржина рискнула не без повода. Таковым стал своевременный заказ коллег и хороших друзей-архитекторов на красочный путеводитель по московским храмам на немецком языке. При работе над ним удалось сделать промежуточные оригиналы и финальные файлы двух сотен столичных церквей. На выставке же «Купола Москвы» в большеформатных распечатках представлены полсотни работ. «Здесь я старалась максимально отразить разнообразие московской церковной архитекторы, - объясняет мастер. – Дать и новостройки (например, храмовый комплекс Армянской Апостольской Церкви по Трифоновской ул.), и древние каменные храмы (Спасский собор Андроникова монастыря), и старообрядческие (Никольский по Бутырскому валу)».

Посмотреть незамыленным глазом

Своеобычный технический алгоритм Суржиной дает редкую возможность ценителям московской старины взглянуть на давно известные храмовые здания с совершенно иного ракурса – как в переносном, мировоззренческом, так и в буквальном смысле. Например, помогает «демонтировать» строительный забор, окружающий уже два десятка лет отреставрированную Знаменскую церковь за Петровскими воротами (1-й Колобовский пер., 1), чтобы тот не мешал наслаждаться изяществом шатрового барочного узорочья. Или вовсе «отправить» другую Знаменскую церковь – на Шереметевом дворе, в нынешнем Романовом переулке – на полтора столетия назад, избавив ее от нагромождения соседней застройки прошлого века и поместив в антураж старомосковской усадьбы с щедрой зеленью, роскошно одетой дамой и дрожками с вышколенным кучером.

Иногда вместо фантазии приходится подключать старинные фотоальбомы, справочники, путеводители и собственное знание московской истории. В этих случаях получается нечто вроде исторической реконструкции (впрочем, Диана Вадимовна тактично оставляет снесенные, отсутствующие ныне архитектурные компоненты в незакрашенной черно-белой графике). Такова разрушенная в 1930 году (под предлогом того, что она «уродует древнюю церковь») колокольня Трифоновского храма в Напрудном. «А вот храм Всемилостивого Спаса в бывшем Скорбященском монастыре, - демонстрирует художница здание с прозрачными прорисями барабанов, куполов и крестов пятиглавой массивной церкви и устремленной ввысь колокольни по Новослободской ул., 58. – Один архитектор долго уверял меня, что усеченным здание выглядело с самого начала – мол, зодчие стилизовали его под плоские европейские крыши. Ничего подобного! Но доказать это удалось лишь с помощью единственной фотографии в дореволюционном альбоме Найденова и еще одного редкого фотоснимка с сайта «Старая Москва». Кстати, бывшую монастырскую территорию университет «Станкин» использует под общежитие и учебные классы».

В совершенно необычном виде предстает церковь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» при Старо-Екатерининской больнице (ныне больничный храм клиники МОНИКИ). В реальности (тоже без куполов, крестов и главок) он виден только пациентам палат второго этажа – и то частично. На акварели же мы можем лицезреть его, что называется, в нормальном виде, с законченными полными фасадами. Похожая история и с Зачатьевским монастырем. «Зимой, когда я его снимала, нужная мне точка была перегорожена старыми бараками, - вспоминает Суржина. – По пояс в снегу пришлось забираться на их крыши. Это одна из самых дорогих мне работ: здесь удалось едва ли не идеально передать сияние золотых куполов на зимнем морозе. Хотя при виде лихо прыгавшей с крыши в сугроб вместе с зарисовками и с фотоаппаратом женщины почтенного возраста, окружающим, наверное, было не по себе...»

В целом же москвичи, побывавшие на выставке, к творческому поиску Дианы Суржиной относятся с пониманием и даже с благодарностью: она, судя по отзывам, помогает им увидеть, почувствовать и вдохнуть их настоящий родной город. «Вот буквально вчера одна из посетительниц вспоминала, как долгие годы прожила в коммуналке в трапезной братского корпуса при храме Троицы Живоначальной в Листах с печным отоплением. Рассказывала, что, когда ломали это помещение, в интерьерах обнаружился старый декор, заботливо обмазанный кем-то из жильцов мягкой глиной и поверх заштукатуренный».

Мечта Дианы Суржиной – издать собственный полноформатный подробный путеводитель на русском языке.

Диана Суржина – член Творческого союза профессиональных художников. Выставка «Купола Москвы» открыта до 24 августа в Мемориальном музее А.Н. Скрябина (Большой Николопесковский пер., 11). Вход свободный

22 августа 2014 г. 11:30
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Жизнь и молитва на Смоленской земле
В этом году Смоленск отпраздновал свое 1155-летие. За почти 12 веков существования этот город неоднократно становился крепостью на пути рвущихся к Москве захватчиков и навсегда вписал себя в ле­топись воинской славы России. Но есть у него и еще одна особенность. Не случайно на Днепровских воротах, на въезде в историческую часть Смоленска, на огромном плакате с изображением Предстоятеля Русской Церкви написано: «Смоленск — земля Патриарха». Над духовным возрождением города Святейший Патриарх Кирилл трудился без малого четверть века. Как сегодня организована и развивается здесь духовная жизнь, какие проблемы стоят перед ее духовенством и как оно отвечает на вызовы времени, «Журналу Московской Патриархии» рассказал митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор. ПДФ-версия
10 октября 2018 г. 15:21