iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00
История
Филипп Ладвелл
ЖМП № 10 октябрь 2016 /  17 октября 2016 г. 13:40
версия для печати версия для печати

Филипп Ладвелл, первый православный американец в Лондоне

Михаил Сарни

 Одним из самых примечательных людей в трехсотлетней истории Русской Церкви в Лондоне был полковник Филипп Ладвелл-третий, родовитый землевладелец из американской колонии Виргиния. Прихожанин Успенской Греко-Российской Посольской церкви в Лондоне в 1738–1739 и 1760–1767 годах, он был, вполне вероятно, и самым первым из православных американцев.

Двадцатидвухлетний Филипп Ладвелл, прибыв в 1738 году «для взыскания правой веры» в Лондон, 31 декабря того же года был присоединен к Православной Церкви иеромонахом Варфоломеем (Кассано), вторым настоятелем Греко-Российской церкви в Лондоне. Вернувшись в Америку, он женился, служил в армии Виргинии, участвовал в общественной жизни и управлении колонии, дружил с будущими отцами — основателями США Вашингтоном, Джефферсоном, Франклином. Дом, построенный Ладвеллом в Уильямсбурге, сохранился; его отличает необычная для того времени архитектурная деталь: в восточном конце подвального этажа устроена полукруглая апсида.
В 1760 году к тому времени овдовевший Ладвелл с дочерьми отправился в Лондон, где стал готовить их к принятию Православия, а также продолжил работу над переводом с латинского «Православного Исповедания Восточной Церкви» митрополита Петра Могилы.

Недавно в архивном фонде потомков Филиппа Ладвелла была найдена его рукописная книга с английским текстом трех Литургий — Иоанна Златоуста, Василия Великого и Литургии Преждеосвященных Даров, а также утреннего и вечернего правил, чина исповеди и пр. Переводы сделаны на очень хорошем уровне. Так как в лондонском храме уже имелись английские переводы двух Литургий, сделанные отцом Варфоломеем (Кассано), нет сомнений в том, что перевод Литургии Преждеосвященных Даров принадлежит самому Ладвеллу.
Дочери его, Анна, Франсис и Люси, были крещены 3 апреля 1762 года, в Великую среду, настоятелем Посольской церкви иереем Стефаном Ивановским. Восприемником, вопреки правилам, стал их отец, ведь в Америке, куда они собирались вернуться, он был бы единственным человеком, способным наставить их в вере. В тот день Литургия Преждеосвященных Даров, вполне возможно, служилась по-английски.

За год до этого, в феврале 1761 года, отец Стефан испрашивал решения Святейшего Синода по трем просьбам Филиппа Ладвелла. Первой была просьба благословить издание английского перевода «Исповедания» Петра Могилы, в котором священник не нашел никакой погрешности, дабы «всем Святой Восточной Церкви сынам в духовное созидание в Лондоне находящимся, туне [даром] раздавать».

Вторым был вопрос о том, как ему и дочерям вести себя по возвращении в Америку: «в доме ли своем всегда им в молитвах своих упражняться, или дозволено им будет временно в аглинскую церковь ходить, своей не имея? И таким их поведением, хотя трижды в год, некую должность Создателю своему публично воздадут, и того места, в коем они жительство имеют, народное негодование от себя отъимут; в котором... никаким другим религиям кроме протестантской быть не позволяется. Да к тому же никому в отечестве его о перемене религии его и поныне неизвестно, в знатной королевской службе советником ему тамо бывшу».

Самой же необычной была просьба Ладвелла о благословении, «по древнему первенствующих христиан обычаю», взять с собой в Америку освященные Святые Дары, и впредь получать их ежегодно из Лондона, «дабы им сей духовной пищи по отъезде отселе вовсе не лишиться, и через то во уныние не прийти. Ибо он во все вышереченное там двадцатилетнее его время, ни о чем столь много не беспокоился, как сих Божественных Даров лишением, коих он иногда во укрепление веры его желал сподобиться». В конце прошения священник предлагает: «Я же нижайший, всю вышепомянутого сего во благочестии ревностного мужа просьбу, от многой его любви ко Святой Церкви происшедшую, принимаю смелость Святейшему Правительствующему Синоду на милостивое рассуждение всенижайше предложить, и на оную милостивейшего решения всепокорнейше в порадование его просить».

Святейший Синод благосклонно отнесся к просьбам «аглинского дворянина, из Америки приехавшего». Благословлялось издать и раздавать катехизис Петра Могилы: «По напечатании желающим оный у себя для пользы иметь, ему Лодвелу употреблять в дачу позволить». На второй вопрос, «каким образом им по отъезде их в своем отечестве в молитвах упражняться, и о прочем, что до церковных таинств принадлежит», священнику следовало обо всех обстоятельствах прилежно разузнать, и «с надлежащей предосторожностью наставление им преподать... по своему рассуждению».
И, наконец, «при отъезде оного Лодвеля с его фамилиею из Англии в их отечество Святые Дары для предписанных в доношении от тебя, иерея Ивановского, нуждопотребных обстоятельств, и в рассуждении его Лодвеля всеусердного желания. Ежели совершенно в содержании им как ныне, так и впредь Православной нашей веры непоколебимая надежда усмотря[ется], Святые Дары для его и детей его в пристойной дарохранительнице с должным о хранении их наставлением по вышеобъявленной обстоящей в том нужде с ним Лодвелем отпустить тебе, иерею Стефану Ивановскому, Святейший Синод благословляет».

Бог не судил Филиппу Ладвеллу вернуться на родину. Из теплого дружеского письма Бенджамина Франклина Ладвеллу мы знаем, что в 1763 году тот был уже болен. Исповедная ведомость Успенской церкви свидетельствует, что семейство Ладвеллов регулярно причащалось.
Что же привело богатого молодого человека весьма знатного рода (его дед, полковник Филипп Ладвелл-первый, был губернатором колонии Каролина) к решению обрести правую веру? По свидетельству графа Семена Романовича Воронцова, близко знавшего младшую дочь Ладвелла Люси, ее отец в юности решил изучить творения отцов Церкви и, убедившись в истинности веры Греко-Восточной Православной Церкви, пожелал присоединиться к ней. Над Ладвеллом, полным сиротой с четырнадцати лет, не довлела воля родителей. Характерны его слова, переданные отцом Стефаном: «Лодвел... возвратно оттуда в Лондон прибыл, и трех дочерей своих... матери их давно в Америке лишившихся, с собою привез, дабы их Святой Восточной Церкви здесь соединить, и тем соединением им и себе общую Матерь иметь».

Полковник Филипп Ладвелл скончался в Лондоне 14 марта 1767 года. Отпевание совершил настоятель Русской церкви иеромонах Ефрем (Дьяковский). Ныне в этот день (14/27 марта) по благословению Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей Митрополита Илариона в храмах Восточно-Американской епархии РПЦЗ служатся по нему панихиды. Тексты его перевода Литургии Преждеосвященных Даров, предназначенные к пению, недавно положены на музыку и используются в некоторых храмах РПЦЗ в Америке.

"Из готовящегося к печати второго издания книги Русская Церковь в Лондоне. От Петра Великого до наших дней".

17 октября 2016 г. 13:40
Ключевые слова: история
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00