iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
В армии священник нужен больше, чем автомат
Многие, кто знал протоиерея Михаила Васильева, погибшего 6 ноября 2022 года в зоне специальной военной операции на Украине при исполнении пастырского долга, отмечают его невероятную энергию. Для военных священников он был «духовным локомотивом», который очень многие вопросы и проблемы тянул на себе, пытаясь решить самостоятельно. И это ему часто удавалось, прежде всего за счет своего авторитета как среди духовенства, так и среди военных. А уважение людей с погонами он заработал, пройдя через горячие точки в Косове, Боснии, Чечне, Сирии, Абхазии, Киргизии и  Донбассе, — везде, где сражались русские воины, с ними был отец Михаил.  Он был настоятелем нескольких приходов, за свою жизнь восстановил и построил четыре храма и воспитал многих священников, окормляющих десантников. PDF-версия.    
26 января 2023 г. 14:00
Священноисповедниче Михаиле, моли Бога о нас
На заседании Священного Синода 25 августа 2022 года (журнал № 76) в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской было включено имя протоиерея Михаила Союзова (12.05.1869 – 19.10.1922). 4 сентября в храме Христа Спасителя в Москве за богослужением Святейший Патриарх Кирилл совершил чин его прославления в лике святых. Память священноисповедника Михаила Союзова будет отмечаться 6/19 октября.  Протоиерей Михаил в 1919–1922 годах являлся настоятелем Князь-Владимирского собора в Петербурге. В мае 1922 года был арестован, осужден в ходе Петроградского процесса по делу «о сопротивлении изъятию церковных ценностей»и скончался в тюремной больнице 19 октября 1922 года. В 1990 году Верховным Судом СССР судебное дело пересмотрено и издано постановление об отсутствии в деяниях осужденных состава преступления, в их числе был священник Михаил Союзов. Материалы к прославлению священноисповедника Михаила были предоставлены Санкт-Петербургской епархией. О том, как собирались необходимые для канонизации документыи каковы основные вехи жизни нового святого Русской Церкви, рассказывает Екатерина Карловская, секретарь епархиальной Комиссии по канонизации, принимавшая активное участие в этой работе.  PDF-версия.
25 октября 2022 г. 15:00
Размышляя о дивных делах Твоих, Господи
Архимандрит Леонид (Кавелин), двухвековой юбилей которого православный мир отметил в марте нынешнего года, поражал современников широтой своих научных интересов и масштабом личности. Он снискал широкую известность как церковный просветитель, переводчик и издатель творений святых отцов, археограф, палеограф, историк, библиограф, зачинатель церковного музееведения. Отец Леонид был членом-корреспондентом Петербургской академии наук и почетным членом Императорского православного палестинского общества. Благодаря его стараниям обретено и описано множество ранее неизвестных рукописей, которые и в наши дни не теряют актуальности. Но при всех своих дарованиях архипастырь никогда не забывал о главном: был бескорыстным подвижником и строгим к себе монахом. О годах наместничества архимандрита Леонида (Кавелина) в Свято-Троицкой Сергиевой лавре — значительной и в то же время малоизвестной стороне его биографии — «Журналу Московской Патриархии» рассказал иеромонах Пафнутий (Фокин). PDF-версия.
22 августа 2022 г. 17:00
Общество
Село Горетово, храм Святой Троицы
ЖМП № 5 май 2014 /  8 мая 2014 г.
версия для печати версия для печати

Скрижали нашей памяти

Почитание российским обществом и даже воцерковленной его частью подвига новомучеников уже сегодня кажется недостаточным. С годами дистанция, которая отделяет современного человека от этой темы, грозит стать еще более трудной. Уходят последние свидетели эпохи; реалии жизни и подвиги новомучеников стираются из памяти. Мемориальный центр при храме Новомучеников и исповедников Российских в Бутове предлагает акцентировать тему страданий за веру путем установки на фасадах и в притворах храмов, где служили или несли церковное послушание новомученики и исповедники Русской Церкви, специальных памятных знаков.

Для большинства активных верующих людей исповедники веры, к сожалению, до сих пор не стали той «золотой цепью», которая, по словам святого Симеона Нового Богослова, должна нас соединить с праведниками минувших эпох, с полнотой Церкви торжествующей. Мой опыт общения с паломниками на Бутовском полигоне показывает, что люди часто не знают, что в том же самом храме, где они теперь собираются на Литургию, или на соседнем приходе когда-то служили и молились новомученики, пострадавшие за веру в годы массовых гонений.
Этому печальному положению дел есть, конечно, множество объяснений. Во-первых, в большинстве случаев новомученики пострадали в застенках вдали от своей паствы, а их прославление, произошедшее в течение последних 25 лет, логически предшествует их почитанию верующими. Во-вторых, современные приходы, как правило, возрождены совсем недавно. В-третьих, их прихожане оказались оторваны от своих корней. Среди множества причин, конечно, можно назвать и общую ситуацию с исторической памятью.
Казалось бы, какие возможности для миссии открывает то обстоятельство, что в большинстве возрожденных храмов присутствуют свои святые! Никогда в русской истории святые подвижники не находились так близко к приходской жизни, никогда не освящалось она так широко и в прямом и в переносном смысле их святыми именами, их верой, трудами и страданиями. Но факт остается фактом: этот уникальный дар Русской Церкви в значительной мере до сих пор остается под спудом.

Памятный крест

Одним из способов акцентировать внимание прихожан, гостей храма, а иногда и просто людей, проходящих у церковной ограды, на этой -теме явля-ются особые мемориальные -знаки. Они могут быть установлены на зданиях церквей и других исторических зданиях.
Церковно-общественный мемориал в Бутове, будучи одним из центров изучения и возрождения многовековой культуры памяти Русской Церкви, два года назад выступил с идеей установки памятных досок на храмах, где несли свое служение новомученики. На первый взгляд, это может показаться искусственным перенесением сугубо светской и достаточно казенной формы мемориальной культуры в церковную ограду. Но при всем внешнем сходстве то, что мы предлагаем, существенно отличается от привычных мемориальных знаков и по форме, и по содержанию.
Надо заметить, что сами по себе мемориальные доски — это очень древний способ сохранения памяти о событиях прошлого. Исторически он связан с монументальной эпиграфикой, надписями на стенах древних храмов и общественных зданий. Эти надписи известны задолго до нашей эры, фактически с момента изобретения письменности в цивилизациях Междуречья и Египта.

В христианскую эпоху появляется особый вид мемориального знака — памятный крест. По сути, именно как надмогильный памятник крест стал самым распространенным типом мемориального сооружения в России. Крест несет в себе образ Животворящего Древа Крестного и является символом победы Христовой над смертью и адом. Он также может быть памятником, нести в своей символике и в надписях историческое содержание, хранить для потомков имена и даты своих создателей, рассказ о закладке храма, повествование о том или ином важном событии. Все эти три значения: памятного креста, мемориальной доски (мемориальной надписи) и кенотафа (см. справку), несет в себе мемориальный знак, который мы предлагаем устанавливать на фасадах (или в случае невозможности в притворах) тех храмов, где служили или несли церковное послушание новомученики и исповедники Церкви Русской. Этот проект мы условно назвали «Скрижали» (в толковом словаре В.Даля дается такое определение: «СКРИЖАЛЬ, ж... доска, плита с письменами»).

Единство смысла и содержания
Формы церковных памятных знаков, конечно, могут быть разными. Однако не стоит грубо копировать форму светской мемориальной доски, которая хотя и имеет в России дореволюционную предысторию (первые такие доски были установлены в Санкт-Петербурге еще в XIX веке), но прочно вошла в городской ландшафт уже позднее, вместе с идеологизированными формами советского монументализма.
Гораздо плодотворнее будет обращение к наследию отечественной мемориальной культуры. Традиция закладных крестов, своеобразной реп-ликой которой могли бы стать «скрижали» нашего времени, получила в XIV–XVII веках большое распространение, особенно в Северо-Западной Руси, в Новгороде Великом, Пскове, Изборске, Старице и других городах. Такие кресты были высечены из камня и вставлены в кладку стены или выложены на фасадах церквей из кирпича. Иногда в стену закладывали даже намогильные кресты. «Вплоть до XV века почти все храмы Новгорода на стенах имели закладные кресты как белокаменные, так и кирпичные, — пишет в книге “Крест в России” специалист по ставрографии кандидат искусствоведения Светлана Гнутова. — Кресты на фасадах располагались, как правило, асимметрично, неравномерно и в большинстве своем — на уровне человеческого роста. Такие кресты могли быть заложены жертвователями в стену храма по обету и иметь памятные и благодарственные надписи».

К таким крестам относился и знаменитый мемориальный Алексеевский крест, ныне находящийся в Софийском соборе Новгорода, установленный в 80-е годы XIV века по повелению -архиепископа Алексия (1359–1389).
Древняя традиция получила новую жизнь в начале XX века, когда поиск средств выразительности привел многих архитекторов к изучению древнерусских традиций. Преломляя старые формы в эстетике неорусского стиля, московские зодчие того времени применяли украшение «фасадов орнаментальными имплицитными («накладными») крестами различных типов и форм, что привело к органичному единству декора и фона», пишет Гнутова.
Хорошо известны примеры таких крестов на фасадах Покровского собора Марфо-Мариинской обители (1908–1912; архитектор Алексей Щусев) и храма Спаса Нерукотворного Образа в Абрамцеве под Москвой.
Опираясь на этот пласт церковного наследия, архитектурное бюро Александра Жернакова разработало возможные формы мемориального знака. Заметное влияние на них оказал среди прочего и образ деревянного аналойного креста, изготовленный известным мастером Георгием Кожокарем на Соловках и доставленный в 2007 году вместе с Большим поклонным крестом в Бутово.

Конечно, предложенные наброски не означают, что все памятные кресты будут выглядеть подобным образом. Очевидно, что каждый раз будет необходимо новое творческое решение, привязка к архитектурному стилю церковного здания, выбор наиболее удачного места на фасаде храма, создание оригинального текста надписи.
Расставить новые акценты
Идея нашего мемориального центра начала воплощаться в жизнь в 2013 году. Инициативу установки «каменных скрижалей» на храмах, где служили пострадавшие за веру на Бутов-ском полигоне и в других местах священномученики, горячо поддержал летом прошлого года в рамках вверенного ему викариатства епископ Воскресенский Савва. Первый такой мемориальный знак в форме креста был установлен по благословению настоятеля храма протоиерея Димитрия Смирнова при активном участии протоиерея Илии Шапиро на храме Троицы Живоначальной в селе Горетове Можайского района 16 июня 2013 года. Памятный знак посвящен новомученику Михаилу Маркову — уроженцу этого села. Надпись на кресте гласит: «В этом храме с 1909 по 1933 год служил священномученик Михаил Марков. Погиб в Мариинском лагере 16 июня 1938. Истязание лукаво, неправеден суд, изгнание тягостно, люто мучительство, смерть безчестна пред человеки, велий пред Богом вся претерпевый сия священномученик Михаил». Таким образом была отмечена 75-летняя годовщина его мученической кончины. Крест в Горетове имеет оригинальную форму и сделан из камня.

Мне довелось быть на этой службе и быть свидетелем того, как памятный знак оказался в центре внимания прихожан. Особенно когда отец Димитрий после Литургии, совершая крестный ход вокруг церкви, остановился напротив знака, чтобы освятить его и прославить величанием память священномученика Михаила. Сразу стало понятно: сама установка и освящение такого рода памятного знака всегда будут событием в жизни приходской общины, поводом для обращения к житийным текстам, особому почитанию уже написанных икон и созданию новых. То есть обязательно приведут к прославлению новомученика на уровне прихода, улицы, города. Однако поминовение новомученика не должно ограничиться установкой памятного креста: -необходимо включить новый знак во все процессии пасхального цикла, в уже существующую ткань храмовой символики, создать возможность как соборного, так и частного особого памя-тования о святом мученике. Каза-лось бы, что может изменить в умах людей, в жизни села установка памят-ного знака на храме? Но пример села Горетова показывает, что иногда небольшого символа достаточно для того, чтобы расставить новые акценты в смысловом пространстве улицы, площади или целого поселения, чтобы освободить от летаргического сна реку народной памяти. Возможно, не только из-за установки памятного -креста, но и после нее, недалеко от храма на развилке дорог был установлен указатель, на котором храм не только был упомянут, но и был назван «местом служения священномученика»! В настоящее время администрация сельского поселения рассматривает вопрос о переименовании одной из улиц села Горетова в честь священника Михаила Маркова.
Инициатива мемориального центра «Бутово» получила одобрение 20 декабря 2013 года на епархиальном собрании Московской епархии. Протоиерей Димитрий Смирнов предложил ввести подобную практику во всех храмах столицы. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл поддержал эту идею. Она была запротоколирована в пункте № 9 постановления епархиального собрания: «Озаботиться увековечением памяти святых новомучеников и исповедников Церкви Русской в обителях и храмах, где они совершали служение, в частности, посредством установки мемориальных досок или памятных крестов». Надеюсь, что данная инициатива будет поддержана во всех епархиях Русской Церкви.

Справка
Особенное развитие мемориальные знаки, прославлявшие деяния правителей или героев, получили в эпоху поздней античности в Древнем Риме. Близкими им по форме и содержанию были многочисленные эпиграфические памятники античного некрополя, в том числе христианского. Такие, например, были в римских катакомбах, где погребальные камеры со стороны прохода закрывались так называемыми tituli — мраморными или шиферными досками с обязательным указанием имени усопшего и символами христианской общины. Как известно, позднее многие останки и мощи святых мучеников из катакомб были перенесены в городские храмы Рима и других городов, и эти доски либо оказались над землей рядом с реликвиями в пространстве храма, либо заняли свое место в притворе. Особое место в христианской культуре занимает Titulus Crucis — титло Пилатово. В тех случаях, когда останки святых были утрачены, часто сооружался кенотаф (др.‑греч. κενοτάφιον, от κενός — пустой и τάφος — могила). Кенотаф становился символом памяти о святом или просто достойном общественного поминовения человеке.

8 мая 2014 г.
Ключевые слова: новомученики
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Алтарное послушание – по силам ли детям?
«Журнал Московской Патриархии» продолжает рубрику статьей, знакомящей читателей с ответами известных и уважаемых духовников на острые и актуальные вопросы пастырского служения, волнующие священников сегодня. Палитра мнений, отражающих разные аспекты темы алтарного служения, позволяет шире взглянуть на проблему, учесть многообразие современного пастырского опыта и соотнести его с теми трудностями, которые возникают в контексте служения у каждого священника.  Основой для статей служат публикации интернет-портала «Пастырь», созданного при совместном участии Православного Свято-Тихоновского богословского института и Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви, чтобы поддерживать диалог и обмен практическим опытом между священнослужителями Русской Церкви. Все наши читатели-священнослужители могут присоединиться к этому обсуждению и продолжить общение после регистрации на портале «Пастырь». PDF-версия.    
3 февраля 2023 г. 13:00