iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Аналитика
ЖМП № 6 июнь 2010 /  15 июля 2011 г.
версия для печати версия для печати

Хвалебные гимны подвижникам. Современные особенности акафистного творчества

В ХХI веке акафистное творчество продолжается, ежегодно появляются десятки новых текстов. Большая часть из них – это гимны святым. Как священнику и мирянину сориентироваться в этом море современной гимнографии? Действительно ли все те люди, к которым обращены акафисты, причислены к лику святых? Все ли акафисты, которые можно встретить на прилавках церковных и светских магазинов, получили одобрение священноначалия? Каковы перспективы русской и вселенской акафистографии? Попыткой ответить на эти вопросы и является предлагаемое исследование.

Акафист – наиболее продуктивный гимнографический жанр богослужебной литературы Русской Православной Церкви и некоторых поместных Православных Церквей. Первые акафисты были созданы на греческом языке, однако впоследствии огромное число текстов было написано на церковнославянском. Известны также акафисты на румынском, сербском, английском, французском, польском, украинском, болгарском, русском, грузинском и других языках. В наши дни акафисты широко переводятся: с греческого и английского – на церковнославянский, с церковнославянского – на сербский и английский, с румынского – на болгарский и т.д. Общее число оригинальных текстов этого жанра на сегодня приблизилось к 1200; учет переводных акафистов, вероятно, может увеличить указанную цифру на несколько сотен.

Хотя акафист – жанр весьма древний (Великий акафист был создан не позднее первой четверти VII в.), в настоящее время он переживает новую молодость: ежегодно появляется несколько десятков акафистов, так что уже сейчас можно сказать, что весьма значительная часть текстов написана в XXI в.

Тексты этого жанра существуют не независимо друг от друга, они образуют единую систему, которая хотя и не отличается высокой степенью связности в целом, однако содержит ряд подсистем, имеющих достаточно жесткую организацию. Различные тексты оказывают друг на друга как прямое, так и косвенное влияние.

Из всего множества акафистов наиболее многочисленными являются гимны, обращенные к святым (точнее говоря, к тем людям, которые с точки зрения создателя акафиста являются святыми): к этой группе относится свыше 900 акафистов (остальные примерно 300 адресованы Господу Богу, Богородице и Ее иконам и ангелам).

В большинстве случаев к одному святому обращен один акафист. Однако ниже будут приведены примеры, когда святому (или святой, или собору святых) посвящены два, три, четыре, пять и более акафистов (мы учитывали тексты на разных языках). Наиболее примечательным в этом отношении является группа акафистов, составленных в честь святых Царственных страстотерпцев. Ни один святой не только Русской, но и Вселенской Церкви не вызывал в церковном народе такой активизации богослужебного (и не только акафистного) творчества. Ситуация, которая сложилась с их богослужебным почитанием, уникальна: на сегодняшний день нам известно в общей сложности пять акафистов в честь всех семи святых Царственных страстотерпцев, девять акафистов (один из которых печатается в двух существенно различных редакциях) святому царю Николаю II, по два акафиста святой царице Александре, святой Ольге и святой Татиане и по одному акафисту святому Алексию, Марии и Анастасии – всего 23 акафиста. Но к общецерковному богослужебному употреблению одобрен только один из них (и притом совсем недавно, на заседании Священного Синода 10 октября 2009 г.) — «Акафист святым Царственным страстотерпцам» (рефрен: «Радуйтеся, царственнии страстотерпцы, Руси Святыя похвало и украшение»); еще один акафист — «Акафист царю и великомученику Николаю Второму» (рефрен: «Радуйся, Николае, Боговенчанный царю и великий страстотерпче!») является общепринятым текстом для Русской Православной Церкви Заграницей.

Шесть акафистов адресовано Свт. Николаю Чудотворцу (больше — только у св. царя Николая).

По пять акафистов составлено Предтече и Крестителю Господню Иоанну, прп. Марии Египетской, прп. Силуану Афонскому и прав. Матроне Московской.

Четыре акафиста — всем 12-ти апостолам вкупе, вмч. Димитрию Солунскому, прп. Сергию Радонежскому[1], прав. Иоанну Кронштадтскому и свт. Нектарию Эгинскому.

По три акафиста составлено богоотцам Иоакиму и Анне, первоверховным апостолам Петру и Павлу, первомученику архидиакону Стефану, вмч. Георгию, вмч. Мине[2], свт. Иоанну Златоусту, прп. Симеону Столпнику, прп. Иоанну Рыльскому, страстотерпцам Борису и Глебу, прп. Илии Муромцу, благоверной царице Тамаре, свт. Иоанну Тобольскому, прав. Иоанну Русскому, прп. Феодору Санаксарскому, блаж. Ксении Петербургской, прп. Варнаве Гефсиманскому, святым Новомученикам Российским, прмц. Елисавете Феодоровне, свт. Тихону, Патриарху Всероссийскому, прп. Серафиму Вырицкому, прп. Кукше Новому, свт. Иоанну Шанхайскому.

Случаев, когда одному святому адресовано по два акафиста, – много десятков.

Как можно заметить, количество акафистов, созданных в честь одного и того же святого, лишь отчасти коррелирует с почитанием этого святого: прп. Силуан Афонский оказался в одной группе с Предтечей Господним Иоанном, а весьма чтимому угоднику Божию — великомученику и целителю Пантелеимону –  известен лишь один акафист (рефрен: «Радуйся, великомучениче и целителю Пантелеимоне...»). Дополнительной иллюстрацией к степени реального почитания святого может служить география создания гимнов в его честь: так, один из акафистов прп. Серафиму Саровскому (на французском языке, рефрен: «Réjouis-toi ô Saint Séraphim de Sarov!») был создан в Швейцарии, а один из акафистов прав. Матроне Московской (рефрен: «Χαίροις στύλε ολόφωτε») — в Греции.

Наибольшее количество акафистов — более 450 — написано в честь святых, в земле Российской просиявших. Это связано как с обширностью святцев Русской Православной Церкви, так и с особой любовью русских православных людей к акафистам. Акафистами почтены и общецерковные, и многие местночтимые святые, по времени охвачены все века бытия Православной Церкви на русской земле. При этом как русские чтились (в том числе и акафистами) и те святые, которые были связаны с землями, позднее вошедшими в состав нашей страны, но жившие задолго до создания русского государства. Так, в Инкерманском монастыре во имя сщмч. Климента I, Папы Римского, был написан акафист этому святому страдальцу, отдавшему жизнь за Христа в крымских каменоломнях (рефрен: «Радуйся, всеблаженне Клименте, священномучениче богоносне...»), а в Кизилташском Свято-Стефановском монастыре — акафист архипастырю православного Крыма, святителю Стефану, архиепископу Сурожскому (рефрен: «Радуйся, Стефане, исповедниче Христов и чудотворче...»).

Значительная часть акафистов в честь святых Русской Церкви собраны в сборнике, выпущенном в 1995–1996 гг. петербургским издательством «Титул» — в этот трехтомник вошли 138 акафистов, в том числе «Акафист всем святым, в земли Российстей просиявшим».

Многие акафисты писались в храмах или монастырях, в которых находились мощи святого, и изначально предназначались для чтения у раки угодника Божия. С этим связано частое использование притяжательного местоимения «наш» в русских преподобнических акафистах: по традиции этой вставкой отличается служба в честь святого, совершаемая непосредственно на месте его подвигов. Например, рефрен акафиста Собору Псково-Печерских святых звучит так: «Радуйтеся, преподобнии отцы наши, обители Богоматерния преславнии устроителие...», а рефрен акафиста преподобному Елеазару Анзерскому — «Радуйся, преподобне отче наш Елеазаре...».

Конечно, множество написанных в Русской Церкви акафистов не исчерпывается только русскими святыми — в России были созданы акафисты сщмч. Игнатию Богоносцу (рефрен: «Радуйся, Богоносный Игнатие, великий и преславный страстотерпче...») и прав. Симеону Богоприимцу[3] (рефрен: «Радуйся, Симеоне, старче праведный, Богоприимче преблаженный...»), свтт. Афанасию и Кириллу Александрийским (рефрен: «Радуйтеся, святители Афанасие и Кирилле, Православия столпи непоколебимии и богомудрии учители...») и первый из акафистов святому покровителю Болгарии прп. Иоанну Рыльскому (рефрен: «Радуйся, Иоанне преподобне, пустыножителей светлое украшение...»).

Аналогичная ситуация складывается и в других Поместных Церквях: самая многочисленная группа гимнов, как правило, включает в себя акафисты святым этой страны. Лучше всего это видно на примере Румынской Православной Церкви, интенсивность написания акафистов в которой за последние два десятилетия вполне сопоставима с российской: нам известно в общей сложности около 90 оригинальных румынских акафистов, около трети из которых — акафисты святым Румынской Церкви.

Много новых акафистов создано в Сербской Православной Церкви, в том числе, разумеется, и сербским святым: Всем Сербским святым (составил прот. Мирко Павлович, рефрен: «Радујте се, сви свети угодници Божји, молитвеници српскога рода...»), два вмч. Лазарю Косовскому (первый составил иерей Мариан Кнежевич, рефрен: «Радуј се свети великомучениче, благоверни царе Лазаре, и славни страдалче за крст часни и слободу знатну рода Сербиновог, крстоносног и свеправославног...», второй — неизвестного авторства, рефрен: «Радује се, свети великомучениче кнеже Лазаре, српска похвало и заштито...»), два свт. Николаю Жичскому (прозаический, рефрен: «Радуј се Николаје србски, пети еванђелисте и велики пророче православља...», и поэтический, рефрен: «О радуј се, јер си, пророк православља међу највећима у последње време пето еванђеље Србима написа, за Господа свога и живи и диса...»), прп. Иустину Челийскому (рефрен: «Радуј се преподобни Јустине, Ћелијски Тајновидче!») и другие.

 

*   *   *

 

Однако акафисты составляются не только уже прославленным святым Вселенской Церкви. Часто почитатели непрославленных подвижников пишут им молитвенные тексты (в том числе и акафисты) еще до канонизации, предваряя, таким образом, келейным гимнографическим почитанием собственно литургическое — гласное в храме. Так, акафист свт. Зиновию, митр. Тетрицкаройскому, прославленному в лике святых 25 марта 2009 года, был написан не менее чем за пять лет до того (рефрен: «Радуйся, отче Зиновие, дивный святителю и молитвениче о душах наших...»), а один из акафистов прп. Амфилохию Почаевскому, прославленному в лике святых 3 апреля 2002 года, был написан его духовной дочерью в 1994 году.

Подобное творчество не есть исключительная принадлежность Русской Церкви: существуют акафисты убиенному иерею Иоанну Карастаматису[4] (США), иеросхимонаху Порфирию (Байрактарису)[5] и схимонаху Паисию (Эзнепидису)[6] (Святая Гора Афон), архиепископу Арсению (Чаховцову)[7] (Канада).

Более всего акафистов в честь непрославленных подвижников (по три) адресовано иеромонаху Серафиму (Роузу)[8], монаху Амвросию (в миру – Иосиф Муньос-Кортес)[9], воину Евгению Родионову[10] и императору Павлу I. По акафистам приснопамятному иеромонаху Серафиму (Роузу) можно судить о масштабах его почитания в православном мире: первый из них был составлен в греческой общине в США (на английском языке, рефрен: «Rejoice, Holy Father Blessed Seraphim, radiant lamp of Christ illuminating the last times...», уже известен перевод этого гимна на румынский язык), второй — в России (рефрен: «Радуйся, преподобне отче наш, Серафиме Платинский, светом Христовым путие жизни нашея озаряющий...»), третий — в Швейцарии (на французском языке, рефрен: «Réjouis-toi Saint Hiéromoine Séraphim de Platina...»).

При этом гимнографическое почитание несомненных подвижников веры, чье прославление Церковью в будущем вполне вероятно, соседствует с написанием молитвенных текстов в честь людей, святость которых не столь очевидна, а то и прямо отвергается Церковью.

Так, несмотря на резкий отказ Синодальной комиссии по канонизации святых в прославлении иеросхимонаха Сампсона (Сиверса)[11], акафист ему продолжает тиражироваться как в бумажных, так и в электронных публикациях. Созданы акафисты Сергею Есенину (рефрен: «Радуйся, мучениче Сергие, предивный песнословче...») и Игорю Талькову (рефрен: «Радуйся, возлюбленное чадо Божие Игоре, о преславнем таинстве Любви Христовой...»).

Хрестоматийными, к сожалению, стали примеры «акафистов» в честь «святого пророка и великомученика Григория Нового» (Г.Е. Распутина) и «святого благоверного царя» Иоанна IV Грозного. Им обоим написаны по два акафиста, причем один из гимнов в честь царя Иоанна носит название «Акафист покаянный святому благоверному царю-мученику Иоанну Грозному, за веру Православную со сродниками убиенному и оклеветанному» (рефрен: «Радуйся, великий многоскорбный царю Иоанне, душу свою за веру, люди твоя и Русь Святую положивший...»). О невозможности канонизации и мирянина Григория и царя Иоанна подробно говорил в своем докладе на Архиерейском Соборе 2004 года митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, но к прекращению действий самочинников это, к сожалению, не привело. Более того, составленный уже после Архиерейского Собора второй акафист Г.Е. Распутину прославлял последнего как «пророка Божия» (рефрен: «Радуйся, Григорие, пророче и предивный чудотворче...»).

Завершая наш обзор, необходимо упомянуть о прецеденте, когда акафист был написан как полемико-публицистический, а не богослужебный текст. Всем памятен захват террористами 1 сентября 2004 г. школы в Беслане. 3 сентября школа была взята штурмом, а три дня спустя, 6 сентября, в Интернете был выложен «Акафист страстотерпцам Бесланским» (рефрен: «Радуйтеся, мученицы Бесланстии, за страну Российскую присно Бога молящии...»). В этом «акафисте» немало обвинений в адрес властей за бездействие, попустительство и т.д., иными словами, автор, используя гимнографическую форму, сформулировал свой взгляд на текущие события в мире. В такой форме акафист перестает быть молитвенным текстом, приобретая в начале XXI века совершенно иное бытийное качество, нежели то, которое было заложено некогда в свой гимн творцом первого из неседальных — Великого акафиста.

Говоря о современном акафистном творчестве, развивающемся бурными темпами во многих поместных Православных Церквях, необходимо отметить следующую важную тенденцию. Акафистография, воспроизводя структуру классических богослужебных книг, идет по пути создания точного эквивалента полного богослужебного круга. Помимо акафистов Пасхе и двунадесятым праздникам, а также акафистов на каждый день седмицы, необходимо отметить существование акафистов на некоторые Богородичные праздники (Покров, Положения Ея Ризы), акафистов, прославляющих ту или иную сторону участия Божией Матери в домостроительстве Спасения (акафисты Заступнице и Преблагой Попечительнице о Церкви Христовой, Матери милосердия, Девственней Дщери Сионовой (на английском языке) и т.п.). Многие гимнографы создают акафисты в честь древних святых, как Нового, так и Ветхого Завета. Созданы акафисты праотцам Адаму и Еве, праведным Иосифу Прекрасному и Иову Многострадальному, пророкам Давиду и Соломону, святым младенцам Вифлеемским (на румынском языке), праведному Никодиму (на французском языке). Особенно много акафистов в честь древних христианских святых написано в Румынской Православной Церкви: это акафисты праведной Веронике, преподобному Антонию Великому, преподобномученикам Астиону и Епиктету, святым женам Олимпиаде и Евпраксии и др.

Несомненно, написане акафистов стало сегодня всеправославным явлением. Об этом свидетельствуют, например, любопытные географические пересечения: акафист апостолу и евангелисту Луке написан в Сербии, святителю Амвросию Медиоланскому – в России, преподобному Брендану Мореплавателю — в Швейцарии, один из акафистов праведной Матроне Московской — в Греции, а святителю Парфению Лампсакийскому — в Румынии.

Слово «акафист» проникло уже в сам текст богослужебных последований, причем не только акафистов, но и служб. Например, во втором икосе одного из двух акафистов Пресвятой Богородице в честь иконы «Отрада и утешение» читаем: «Радуйся, чтущим акафист благоволящая тайно…», а последний, Богородичный тропарь «зарубежнического» канона святым Новомученикам Российским, описывающий чтение акафиста Божией Матери в Великой лаврской церкви первым среди новомучеников российского епископата сщмч. Владимиром Киевским, начинается традиционным для 13-го кондака обращением «О Всепетая Мати!» и завершается рефреном акафиста: «Радуйся, Обрадованная, во Успении Твоем нас не оставляющая!»[12].

Следует также отметить, что акафист перешагнул не только языковые, но и конфессиональные границы. Наиболее известный пример — использование Великого акафиста в римско-католических общинах в рамках богослужения латинского обряда (новый толчок этой практике дал Папа Иоанн Павел II, даровавший 31 мая 1991 г. полную индульгенцию в связи с исполнением акафиста)[13]. Существует давняя традиция униатской акафистографии.

Итак, в наши дни жанр акафиста переживает очередной расцвет. Качество новых акафистов неодинаково, однако все чаще можно видеть вполне удовлетворительные, поддающиеся редактированию произведения данного жанра.

Между тем официально принятыми в настоящее время считаются лишь те богослужебные тексты, которые были одобрены Синодальной Богослужебной комиссией и утверждены на заседании Священного Синода. За последние 18 лет через комиссию прошло всего 13 (!) акафистов (список прилагается). Очевидно, что Синодальная Богослужебная комиссия не справляется с тем количеством гимнографических текстов, которые создаются на канонической территории Русской Православной Церкви и настоятельно нуждаются в редактировании и утверждении для молитвенного употребления. В последние месяцы произошли события, еще более осложнившие работу комиссии: 15 сентября 2009 скончался один из ее старейших и наиболее опытных участников – архимандрит Матфей (Мормыль), а 5 марта 2010 г. решением Священного Синода председатель Богослужебной комиссии, архиепископ Алексий (Фролов), был назначен правящим архиереем Костромской епархии.

Таким образом, налицо серьезная проблема: число акафистов и служб, которые реально востребованы в епархиях Русской Православной Церкви, в десятки, если не сотни раз больше того количества, с которым может справиться Синодальная Богослужебная комиссия. Одним из возможных решений этой проблемы было бы создание реально действующих богослужебных комиссий в составе каждой епархии[14]; однако следует признать, что далеко не везде найдутся специалисты должного уровня в области литургики, агиологии и филологии. Другое решение – расширить состав Синодальной Богослужебной комиссии за счет привлечения специалистов не только из столиц, но и из других регионов (современные технологии предоставляют средства для дистанционного взаимодействия), создать внутри комиссии отдельные группы по редактированию новонаписанных и по исправлению старых богослужебных текстов (в каждом случае, вероятно, отдельно для служб и отдельно для акафистов).

Но это дело будущего. А в настоящее время ситуация такова, что в печатных и электронных изданиях ежегодно создаются и публикуются десятки акафистов и служб. Что касается печатных изданий, то еще совсем недавно акафистники в большинстве своем выходили по благословению епархиальных архиереев, что было некоторой гарантией качества (пусть даже сами тексты и не проходили через Синодальную Богослужебную комиссию). Однако решением Священного Синода от 25 декабря 2009 г. (журнал № 114, п. 7), «правящие архиереи преподают свое благословение на печатную, аудио- и видеопродукцию, выпускаемую исключительно в пределах их епархий, после получения положительного заключения Издательского Совета». Следовательно, при строгом исполнении церковными издательствами данного постановления, не одобренные Синодом акафисты (а таковых, по нашим оценкам, порядка 75–80% от общего числа церковнославянских акафистов, и эта доля постоянно возрастает) будут в ближайшее время выходить исключительно в светских издательствах, а священники и миряне при выборе акафиста для келейной молитвы или для пения в храме по-прежнему должны будут руководствоваться собственным разумением.



[1] На существование не двух, а четырех гимнов прп. Сергию указывается в статье «Акафист» в «Православной энциклопедии», однако два из них остаются до сего дня только в рукописях. См.: http://www.pravenc.ru/text/63814.html

[2] Известно также о существовании еще не менее чем трех акафистов этому святому.

[3] Составлен игуменией Леушинского монастыря Таисией (Солоповой), см.: http://www.leushino.ru/thaisia/l27_1.html

[4] В 1985 году, в городе Санта-Круз (Калифорния, США) был убит греческий священник Иоанн Карастаматис. Он пытался вести миссионерскую деятельность среди сатанистов и был убит одним из них прямо в своем храме св. пророка Илии.

[5] Порфирий (Байрактарис; 1906–1991), иеросхимонах — известный афонский старец, родом из Аттики. На протяжении 33 лет служил как приходской священник в часовне св. Герасима в афинской поликлинике. Был известен своей святой жизнью и даром прозорливости.

[6] Паисий (Эзнепидис; 1924–1994), схимонах — известный афонский старец, в России известен как Паисий Святогорец.

[7] Арсений (Чаховцов; 1866–1945), архиепископ Детройтский и Кливлендский — подвижник благочестия Православной Церкви в Америке. Еще в сане иеромонаха был направлен в Канаду, где в 1905 году основал монастырь и был возведен в сан архимандрита. За дар слова получил прозвище «канадский Златоуст». В 1926 году хиротонисан во епископа Виннипегского. Скончался на покое в Свято-Тихоновском монастыре в Саут-Канаане, Пенсильвания (США). Почитается канадскими православными как святой покровитель страны.

[8] Серафим (Юджин Денис Роуз; 1934–1982), иеромонах — священнослужитель Русской Православной Церкви Заграницей. Автор многочисленных трудов, оказавших большое влияние на православную жизнь в Америке, вызвавших большой интерес в России и активно переиздающихся и сейчас.

[9] Иосиф Муньос-Кортес (1950–1997) — хранитель Монреальской иконы Божией Матери. В 1982 году на Святой Горе Афон Иосифу был передан список образа иконы Иверской Божией Матери, который впоследствии стал обильно мироточить. В 1997 году Иосиф был убит в гостиничном номере, предположительно одним из адептов сатанинских сект.

[10] Евгений Александрович Родионов (1977–1996) — рядовой Российской армии, убитый в плену в Чечне. Согласно сведениям его матери, Любови Васильевны, в плену ему было предложено снять нательный крест и принять ислам. После отказа отречься от христианства Евгения Родионова убили.

[11] Сампсон (Эдуард Ясперович Сиверс, в мантии Симеон), иеросхимонах (1900–1979) — многими почитается как великий подвижник православной веры XX века. Биография о. Сампсона, составленная в основном со слов его последователей, является апокрифом и во многом не соответствует действительности, т.к. найденные архивные материалы противоречат тому, что сам о себе говорил старец и распространяют его почитатели.

[12] Полный текст тропаря: «О Всепетая Мати! Аще и разорися от злых великая церковь Твоя Печерская, в нейже священномученик Владимир приблизившуся дни убиения его, со многим умилением акафист чтый, Тебе моляшеся, но не оскудеет во век к людем кающимся милость Твоя. Радуйся, Обрадованная, во Успении Твоем нас не оставляющая!» (Служба святым Новомучеником и Исповедником Российским. Джорданвилль, 1983. С. 32).

[13] Акафист // Католическая Энциклопедия. Том 1. А – З. М.: Издательство  Францисканцев, 2002. Русские католики преимущественно пользуются переводом А.С. Десницкого:  Акафист Пресвятой Богородице / Пер. с греч. яз. А.Десницкого. М.: Издательство Францисканцев, 1999.

[14] Соответствующее постановление было принято на заседании Священного Синода 27 декабря 2000 г.

15 июля 2011 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи