iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Аналитика
Проект занял 14 лет и включил 10 аудиоальбомов
ЖМП № 8 август 2015 /  11 сентября 2015 г. 10:55
версия для печати версия для печати

Из России… в Россию

ЗАРУБЕЖНАЯ ЦЕРКОВЬ ВОЗВРАЩАЕТ В ОТЕЧЕСТВО ДОРЕВОЛЮЦИОННОЕ НАСЛЕДИЕ БОГОСЛУЖЕБНОЙ ПЕВЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

В США вышел в свет завершающий, десятый аудиодиск проекта «Песнопения русского зарубежья» — уникальной антологии богослужебной музыки, созданной и сохраненной Русской Церковью в изгнании. По инициативе ключаря кафедрального собора в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Сан-Франциско (Западно-Американская епархия) протоиерея Петра Перекрестова в течение 14 лет изданы десять альбомов с произведениями пары десятков творивших в эмиграции композиторов, регентов, аранжировщиков духовных песнопений. Два последних диска (девятый и десятый по счету) были официально представлены в России, куда привезен весь их тираж.

Партитуры на мощах

«Эта серия родилась случайно. В течение шестнадцати лет я издавал журнал "Русский пастырь", одной из главных задач которого была передача духовного, пастырского и культурного наследия Зарубежной Церкви в Россию, — вспоминает отец Петр. — А когда журнал прекратил существование, в Сан-Франциско проездом оказался петербургский квартет. Я попросил гостей разучить одно произведение Бориса Ледковского. Они сразу его разобрали и в тот же день исполнили на концерте. Этот эпизод многим открыл глаза: необходимость возвращения богослужебной музыки русских диаспор Запада на родину назрела давно, и пора браться за дело. Надо иметь в виду: хоровые сочинения большинства авторов мало известны за рубежом, а уж о России и говорить не приходится. Писались они, как правило, в стол, мало кто из композиторов надеялся, что они вообще когда-либо увидят свет. Поэтому их розыск — сама по себе задача увлекательная, но сложнейшая».

Начиная проект, его автор совершенно не представлял себе, что марафонская дистанция растянется на 14 лет и что в свет выйдут десять томов. Поначалу речь шла о скромном, в тысячу экземпляров, тираже единственного диска, блистательно записанного хором минского Петропавловского собора под управлением регента Ирины Денисовой. «Диск был встречен с огромным интересом, — говорит отец Петр. — Мы полностью окупили его издание и даже получили небольшую прибыль, которую направили на запись второго диска. Так проект постепенно и развивался».

Исполнительскую эстафету подхватили хор минского храма во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» под управлением Ольги Янум, екатеринбургский муниципальный хор «Доместик» под управлением Валерия Копанева, камерный хор «Озарение» Московского музыкального общества под управлением Ольги Буровой и некоторые другие коллективы. Принципиальным, по замыслу отца Петра, стало приглашение для записи коллективов именно с постсоветского пространства: это символизировало возвращение музыки на родину ее творцов, да и облегчало сам процесс «репатриации».

Нотный материал постоянно пополнялся из разных источников. «У меня были неплохие рабочие контакты с центрами русской диаспоры в Нью-Йорке и в Париже, — рассказывает священник. — Многие коллеги знали, в каких библиотеках и что именно следует искать. Огромным подспорьем стал опубликованный в 1962 и 1975 годах в Лондоне двухтомный "Нотный сборник православного русского церковного пения". Он лег в основу серии вместе с партитурами, изданными в Беркли протоиереем Николаем Вейгласом. Конечно, не обошлось и без Божией помощи. Обычно, перед тем как отправлять материал хору, я клал распечатки нот на раку с мощами святителя Иоанна, архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского, и испрашивал Божиего благословения на предстоящую запись. И каждый раз всё проходило благополучно».

Плоды былой полемики

По мнению отца Петра, называть эту музыку зарубежной неверно. Речь идет о самых настоящих русских композиторах, а плоды их творчества плоть от плоти русские. С другой стороны, неправильно ожидать от проекта хрестоматийного обзора созданной вне пределов Отечества духовной музыки русского Православия. С культурологической позиции эта работа развивает творческую полемику между так называемыми петербургской школой и московской школой «Нового направления», на рубеже XIX–ХХ веков разгоревшуюся на поле клиросной практики и закономерно перешедшую в музыкальную дискуссию авторов, творивших для Церкви. Кредо «Нового направления», выросшего из Московского синодального училища церковного пения и ассоциирующегося обычно с именами его преподавателей Степана Смоленского и Александра Кастальского, — в возвращении отечественной церковной музыки к национальным истокам, использование старинных церковных напевов в качестве основы для многоголосной обработки. В его названии многие даже сейчас усматривают иронию: мол, что же нового в старом? Тем не менее этот термин оправдан не только из-за давно устоявшегося обращения в музыкальном сообществе, но и, что называется, по сути. Ведь петербургская школа, которой оппонировало «Новое направление», опиралась в свою очередь на богатейшие традиции Придворной певческой капеллы — «законодательницы мод» в стилистике духовной музыки Северной столицы в течение практически всего синодального периода (к ярчайшим представителям которых можно отнести последовательных приверженцев западноевропейского партеса Дмитрия Бортнянского и Александра Архангельского).

В своем содержании проект «Песнопения русского зарубежья» однозначно встает на позиции адептов «Нового направления». Впрочем, отец Петр Перекрестов и не претендует, как уже говорилось, на хрестоматийную полноту и всеохватность. Так, Сергей Рахманинов в серию не вошел: вся его духовная музыка написана в пределах Отечества. Напротив, Игорь Стравинский здесь присутствует. За рубежом из-под пера этого прекрасного композитора вышли три сочинения из сокровищницы русской духовной музыки: «Отче наш» (1926), «Символ веры» (1932) и «Богородице, Дево, радуйся» (1934) (первое и третье можно услышать на пятом диске).

Шире всего в этом проекте представлен Иван Гарднер — музыкант-эмигрант, который наиболее строго придерживался «Нового направления». Родившийся в 1898 году в Севастополе, Иван Алексеевич до революции церковным пением профессионально не занимался. Вплотную он приступил к его изучению уже на богословском факультете Белградского университета. Кстати, супруга отца Петра Перекрестова матушка Елена — регент и преподаватель церковного пения — будучи в 1980-е годы студенткой американского университета, стажировалась у Гарднера в Мюнхене, и ей суждено было стать последней его ученицей. В историю Гарднер вошел прежде всего как автор фундаментальной двухтомной монографии «Богослужебное пение Русской Православной Церкви» (Джорданвилль, 1978, 1982). «Справедливости ради следует заметить: Иван Гарднер не сочинял музыку в привычном понимании этого слова, — добавляет доктор искусствоведения, ведущий научный сотрудник Государственного института искусствознания (ГИИ) Марина Рахманова. — Скорее, он замечательный музыковед и автор многочисленных обработок богослужебных песнопений, давно и оправданно считающихся классикой клиросного репертуара зарубежья».

Новые старые имена

Зато его коллега и соратник Борис Ледковский по праву считается самым плодовитым композитором русской эмиграции. Талантливый выпускник Новочеркасского духовного училища, он успел отучиться один семестр в Московской консерватории, а затем покинул Отчизну вместе с врангелевскими частями. В Западной Европе поначалу управлял казачьим хором, а позднее перебрался в США, где возглавил хор Синодального Знаменского собора в Нью-Йорке и стал преподавать в Свято-Владимирской семинарии. Если говорить собственно о композиторах, то в серии «Песнопения русского зарубежья» первенствует именно Борис Михайлович с его внятной, четко прослеживаемой опорой на обиходные распевы. Его сочинения присутствуют на каждом из дисков, а два — третий и четвертый по счету — составлены целиком из произведений этого автора (Всенощное бдение и Песнопения Великого поста и Пасхи соответственно).

В качестве недостатка этой серии музыкальные критики называют неоднородность ее содержания. Наряду с именами первой величины, уже давно и заслуженно снискавшими авторитет (в том числе и на клиросах в пределах России) — отцом и сыном Николаями Кедровыми, Николаем Черепниным, Николаем Осоргиным, — здесь представлен ряд гораздо менее известных или вовсе забытых композиторов: архиепископ Гавриил (Чепур), протоиерей Виктор Ильенко, священник Анатолий Древинг, Андрей Ильяшенко, Евгений Евец, Елена Бенигсен, Александр Жаворонков и Максим Ковалевский. Но вполне возможно, если бы не проект Петра Перекрестова, эти имена так и остались бы неизвестными на Родине.

Лица проекта «Песнопения русского зарубежья»

Елена Ивановна Бенигсен (1918, Эстония — 2004, Денвер), урожденная Краубнер, выросла в предвоенные годы в Эстонии. Была активным членом Русского христианского студенческого движения. На съезде Движения встретила своего будущего мужа Георгия Бенигсена, впоследствии священника. Чета Бенигсен жила в Риге, в Пскове, в 1944 г. бежала в Германию, а с 1950 г. проживала в США. Отец Георгий служил на разных приходах в Калифорнии, в Денвере и Монреале. На большинстве приходов, где служил о. Георгий, Е. Бенигсен руководила хором. Поскольку приходские хоры были маленькими и любительскими, она начала гармонизовать и сочинять церковные песнопения специально для них.

Архиепископ Гавриил (Чепур) (1874, Херсонская обл. — 1933, Панчево, Югославия) в годы Гражданской войны занимал Челябинскую кафедру, ранее возглавлял Полтавскую духовную семинарию и был синодальным ризничим. В 1920 г. эмигрировал из Крыма в Королевство сербов, хорватов и словенцев с остатками Белой армии. В Белграде создал хор левого клироса Троицкого «русского» храма, для которого и писал произведения.

Иван Алексеевич Гарднер (1898, Севастополь — 1984, Мюнхен) — крупный знаток русского церковного пения. После эвакуации из Крыма в 1920 г. жил в Белграде, на Карпатской Руси, на Святой земле, в Вене, Берлине и Мюнхене. Был учителем греческого языка, литургики и православного богослужебного пения в семинариях Белграда и Цетинье (Черногория). С 1954 г. до конца своих дней преподавал русское литургическое музыковедение в Мюнхенском университете.

Александр Константинович Глазунов (1865, Петербург — 1936, Париж) — один из крупнейших русских композиторов конца XIX — начала XX в., ведущий симфонист своего времени, автор многочисленных камерно-инструментальных сочинений, концертов, вокальной музыки и др. Ученик Н.А. Римского-Корсакова по классу композиции. С 1905 по 1928 г. — ректор Петербургской (Ленинградской) консерватории. В 1928 г., будучи членом жюри от СССР на Международном конкурсе им. Шуберта, выехал в Вену. После нескольких лет интенсивной концертной деятельности в странах Западной Европы в качестве дирижера в 1932 г. Глазунов обосновался в Париже, где для мужского хора Свято-Сергиевского подворья написал два духовных сочинения — Эксапостилларий Пасхи «Плотию уснув» греческого роспева и Стихиры Пасхи знаменного роспева (издано в 1935 г. под редакцией Н.Н. Черепнина).

Священник Анатолий Древинг (1910, Москва — 1969, Мюнхен) — выпускник Ревельского университета. С 1939 г. жил в Польше, а затем в Германии, где в 1950 г. принял священный сан. В эмиграции составил для своего прихода полный комплект богослужебных песнопений, куда включил многие собственные сочинения и переложения.

Евгений Иванович Евец (1905, Гродненская губ. — 1990, Париж) — регент. Оказался в Германии в лагере для перемещенных лиц в 1945 г., откуда два года спустя отправился в Касабланку. С 1968 г. возглавлял архиерейский хор Александро-Невского собора в Париже.

Александр Порфирьевич Жаворонков (1888, Вятская губ. — 1971, Париж) — регент, знаток церковного пения и Устава. С восьми лет пел в церковном хоре. В 1913 г. с отличием окончил медицинский факультет Казанского университета.

Протоиерей Виктор Иванович Ильенко (1894, Приморская губ. — 1989, Лос-Анджелес) — настоятель Князь-Владимирской церкви в Тарасконе-на-Арежье (с 1929 г.), затем возглавлял приходы Западно-Американской епархии РПЦЗ. Автор духовно-музыкальных произведений, в том числе обработок знаменного, греческого, болгарского и валаамского ро́спевов.

Андрей Степанович Ильяшенко (1884, Санкт-Петербург — 1954, Брюссель) — автор оркестровых, фортепианных и хоровых произведений крупной формы, а также обработок русских народных песен и танцев.

Николай Николаевич Кедров (отец) (1871, Санкт-Петербург — 1940, Париж) — сын священника, воспитанник Императорской консерватории, основатель (в 1897 г.) Петербургского вокального квартета. Как певец-баритон выступал на сценах Большого и Мариинского театров. Профессор Петербургской консерватории. В Париже жил с 1923 г., где участвовал в основании Русской консерватории.

Николай Николаевич Кедров (сын) (1905, Санкт-Петербург — 1981, Париж) — автор духовных песнопений, продолжатель дела своего отца, член редколлегии сборника «Божественная литургия» (Лондон, 1962).

Максим Евграфович Ковалевский (1903, Санкт-Петербург — 1988, Париж) — регент, глава Русского музыкального общества во Франции.

Иван Андреевич Колчин (1893, г. Слободской Вятской губ. — 1967, Сан-Франциско) — регент, автор духовно-музыкальных сочинений. С детских лет пел в церковном хоре. Начал управлять церковным хором, еще будучи учеником 5-го класса реального училища. Посещал классы Музыкального училища Казанского отделения Русского музыкального общества. В 1916 г. занял место известного регента И.С. Морева в Богоявленской церкви Казани и управлял там хором до призыва на военную службу в 1917 г. С войсками Белой армии эмигрировал в Китай и с 1921 по 1936 г. управлял хором в Свято-Алексеевской церкви в Харбине. Организовал мужской хор, получивший широкую известность. С 1936 г. — регент Свято-Николаевской церкви в Шанхае. С 1939 г. до своей кончины — регент Свято-Троицкого кафедрального собора в Сан-Франциско. Автор духовно-музыкальных сочинений, ранние из которых были опубликованы до революции в издательстве П. Юргенсона.

Михаил Сергеевич Константинов (1904, Киев — 1982, Сан-Франциско) — регент, певец-тенор. Покинул Советский Союз во время Великой Отечественной войны. Солировал в казачьих хорах Ледковского и Жарова. С 1951 по 1974 г. — регент хора кафедрального собора иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Сан-Франциско. Автор полного цикла литургических песнопений.

Александр Иванович Лабинский (22 февраля 1894, Россия — 9 июля 1963, Париж) обучался в Санкт-Петербургской консерватории у Я.Витоля (теория композиции), Н.Н. Черепнина и Э.А. Купера (дирижирование). С 1919 по 1921 г. руководил хоровым классом консерватории. В 1921 г. эмигрировал во Францию, где с 1923 г. начал активную деятельность в качестве пианиста-аккомпаниатора, а затем дирижера и педагога. Являлся профессором оперного класса и вокала в Русской консерватории в Париже, дирижером и концертмейстером Русской оперы. Он был одним из наиболее известных и авторитетных русских музыкантов во Франции. Церковной музыкой увлекся в последние годы жизни. Четыре сочинения Лабинского были изданы в так называемом Лондонском сборнике. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Борис Михайлович Ледковский (1895, Аграфеновка, область войска Донского — 1975, Фрипорт, Нью-Йорк) — сын священника, с 14 лет управлял церковным хором. С 1952 г. — регент Синодального Знаменного кафедрального собора в Нью-Йорке и преподаватель Свято-Владимирской семинарии.

Иван Семенович Лямин (1899, Москва — 1944, Париж) получил домашнее музыкальное образование и с юных лет управлял церковными хорами. После переезда в 1921 г. во Францию продолжил обучение в Парижской национальной консерватории у профессора Ж.Коссада. В последующие годы давал уроки музыки, был классическим и джазовым пианистом, руководил джаз-оркестром. Жизнь Лямина трагически оборвалась во время перестрелки в Париже. Музыкальное наследие композитора включает ряд светских композиций, а также шесть духовных хоров для мужского и смешанного хоров.

Михаил Михайлович Осоргин (1887, имение Сергиевское Калужской губ. — 1950, Париж) получил образование на юридическом факультете Московского университета. Затем поступил вольноопределяющимся в кирасирский Его Императорского Величества полк в Гатчине. Участвовал в Первой мировой войне. После эвакуации в 1920 г. в Константинополь поселился в Баден-Бадене и затем в Вюрцбурге. С 1924 г. жил в Париже. Он стал одним из основателей Свято-Сергиевского подворья, в храме которого служил регентом и псаломщиком. Вместе с епископом Вениамином (Федченковым) установил соответствующий монастырскому уставу стиль пения и был ревностным приверженцем старинных русских церковных распевов, выполнив ряд их обработок. С 1930 по 1947 г. преподавал церковный Устав в Свято-Сергиевском богословском институте.

Игорь Федорович Стравинский (1882, Ораниенбаум — 1971, Нью-Йорк) — выдающийся русский композитор. С 1914 г. постоянно жил за границей: в Швейцарии и Франции, с 1940 г. — в США. Автор многочисленных опер, балетов, инструментальных, вокальных и хоровых сочинений.

Николай Николаевич Черепнин (1873, Санкт-Петербург — 1945, Париж) — русский композитор и дирижер. В Париже стал директором Русской консерватории. Духовную музыку писал главным образом до революции.

Александр Григорьевич Чесноков (1880, Московская губ. — 1941, Париж) — младший брат великого композитора Павла Чеснокова. В 1899 г. окончил с отличием Московское синодальное училище церковного пения, а в 1906 — Петербургскую консерваторию по классу композиции Н.А. Римского-Корсакова и инструментовки А.К. Глазунова. Служил помощником учителя пения (1902–1915) и преподавателем теоретических дисциплин (1901–1921) в Придворной певческой капелле. С 1912 по 1925 г. преподавал теорию музыки в Петербургской (Петроградской) консерватории (с 1919 г. — профессор). В 1925 г. выехал в Прагу для руководства Общестуденческим русским хором им. А.А. Архангельского. Через два года, переселившись в Париж, преподавал теорию музыки в Русской консерватории, в Свято-Сергиевском богословском институте и в музыкальной школе при Народном университете; читал публичные лекции, руководил русским хором. Его перу принадлежит «Литургия Св. Иоанна Златоуста» ор. 8 (1911, изд. П.Юргенсона), отдельные духовно-музыкальные произведения, а также светские композиции (оперы, реквием «Таинство смерти», камерно-инструментальная, вокальная и хоровая музыка). Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Протоиерей Павел Иосифович Шиляев (ок. 1880, Урал — ок. 1951, СССР) окончил в 1898 г. Благовещенскую духовную семинарию Уфимской губернии. В 1903 г. рукоположен во диакона и в этом сане продолжал музыкальное образование. С 1905 по 1909 г. состоял помощником руководителя церковно-певческих курсов в Перми. В 1907 г. выдержал экзамен на звание регента частного хора в Московском синодальном училище церковного пения. Три его духовно-музыкальных сочинения были изданы в 1908 г. П.Юргенсоном в Москве. В 1909 г. принял сан священника и занимался миссионерством в Пермской губернии. После 1916 г. преподавал сектоведение и пение в Читинской духовной семинарии. Во время Гражданской войны участвовал в Великом сибирском ледяном походе. В Харбине руководил хором Благовещенского храма Пекинского подворья. Преподавал Закон Божий и церковное пение в Русском высше-начальном училище, сектоведение, пение и теорию музыки на Пастырских богословских курсах. В Китае восстановил по памяти утерянные во время исхода из России в Китай произведения и написал новые, всего около тридцати. В 1940 г. уехал из Харбина.

Предлагаем вниманию читателей ИНТЕРВЬЮ ИЗ СБОРНИКА "РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ: МУЗЫКА И ПРАВОСЛАВИЕ", ВЗЯТОЕ В 2002 ГОДУ ИСКУССТВОВЕДОМ СВЕТЛАНОЙ ЗВЕРЕВОЙ У МИТРОПОЛИТА АНТОНИЯ (БЛУМА)

11 сентября 2015 г. 10:55
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Больше, чем игра
Как развить в детях интерес к основам православной культуры? Что сделать, чтобы знания на уроках ОПК не забывались за школьными дверями, а пробивались живыми ростками веры и воспитывали бы юную душу? Эти важные вопросы ставит перед православными педагогами и духовенством епархии митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь. Ответы на эти вопросы, еще будучи школьным учителем, искал и клирик Петропавловского храма Симферополя, а ныне его настоятель и секретарь Симферопольской и Крымской епархии протоиерей Александр Якушечкин. И решил, что лучшее средство — это коллективная игра, сочетающая интригу, интерактив, стремление к творчеству и, конечно, прекрасные призы. В этом году исполнилось 10 лет, как игра-конкурс знатоков православной культуры «Зерно истины» впервые вышла на крымском телевидении.
1 сентября 2017 г. 11:54
Епископ Шадринский и Далматовский Владимир: Наша задача – знать архимандрита Антонина и достойно почитать его память
На родине архимандрита Антонина Капустина, в с.Батурино сегодня проходят торжества, посвященные 200- летнему юбилею создателя Русской Палестины. Участие в них принял Святейший Патриарх Кирилл, который с Первосвятительским визитом посещает в эти дни Курганскую митрополию. Как стало известно корреспонденту ЖМП, неравнодушные к памяти своего земляка жители Шадринского района Курганской области поставили бронзовый бюст отцу Антонину возле Преображенского храма, где служили отец и дед архимандрита Антонина Капустина, и хотят создать в Батурино музей для увековечивания его памяти. О том, каким ему видится будущее Батурино, сможет ли мало привлекательное село стать одним из центров паломничества, рассказал корреспонденту ЖМП епископ Шадринский и Далматовский Владимир.
25 августа 2017 г. 16:40
Соловецкое соло
Видавшая виды чешская стальная «птичка» Л-410 после получасового прогрева двух моторов, натужно подвывая двигателями, отрывается от полосы и берет курс на северо-запад. Условное багажное отделение — тут же, в салоне. Страховочной сеткой прикрыты несколько баулов и коробки с вермишелью. Владельцы этого сокровища — пятеро соловчан в иноческих одеяниях. Полностью заполнены и остальные кресла: кроме меня тут пара паломников-архангелогородцев, местная жительница интеллигентной внешности и неопределенного возраста инженер-проектировщик с ноутбуком под мышкой. Вообще-то на борту есть и 11-е пассажирское место, но здесь оно предназначено для штурмана. Через полчаса полета над Онежским заливом тот привстает и, напряженно всматриваясь в сереющую даль, принимается оживленно жестикулировать вместе с сидящими впереди пилотами. Вскоре воздушное судно тормозит у сарая с гордой, еще явно советской, вывеской «Аэропорт».
25 августа 2017 г. 15:30