iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Александр Благословенный, Вятка и старец Федор Кузьмич
Ровно 220 лет назад, в ночь с 23 на 24 марта (н.ст.) 1801 года, в результате последнего в российской истории дворцового переворота на престол восшел 23-летний сын Павла I Александр I. Приближающийся двухвековой юбилей перехода в жизнь вечную этого монарха поднял интерес к его персоне, на период царствования которой пришлось несколько ключевых событий в жизни нашей страны. Оживилось и обсуждение популярной версии  мистификации  смерти самодержца, якобы организованной им самим для того, чтобы, удалившись от дел, тихо завершить свой век в скромных  молитвенных трудах. Меж тем всего за год до своей кончины в Таганроге Александр I совершил большое путешествие по России, в ходе которого посетил Вятку. Церковный историк и архивист из Вятской митрополии вспоминает об этом событии  в жизни губернского города и анализирует некоторые его особенности, могущие пролить свет на сопутствующие последним годам жизни Александра Благословенного загадки.
23 марта 2021 г. 15:00
Церковь
Ковчег со святыми  мощами преподобного Серафима Саровского
ЖМП № 7 июль 2021 /  4 августа 2021 г. 14:00
версия для печати версия для печати

И среди лета запели Пасху

К 30-ЛЕТИЮ ПЕРЕНЕСЕНИЯ МОЩЕЙ ПРЕПОДОБНОГО СЕРАФИМА САРОВСКОГО ИЗ МОСКВЫ В ДИВЕЕВО

Незадолго до своей кончины в беседе с Николаем Мотовиловым иеромонах Серафим говорил, что плотью своей он будет лежать не в Сарове, а в Дивееве. И сестрам этого монастыря открыл: его мощи будут почивать у них в обители. Те удивлялись: «Батюшка, да нешто саровские нам тебя отдадут?» В ответ он вручил им огарок свечи: «Вот с этой свечкой вы и будете встречать меня в Дивееве». И предсказал, что, когда это произойдет, в монастыре среди лета запоют Пасху. Все так и случилось. 

Тридцать лет прошло с тех пор, как в конце июля 1991 года из Москвы прибыл в возрождающийся Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь всероссийский крестный ход со святыми мощами, удивительным образом обретенными в запасниках Государственного музея истории религии и атеизма, находившегося в стенах Казанского собора Ленинграда. И грянуло над Дивеевом многоголосное «Христос воскресе!» — «Воистину воскресе!» Мощи преподобного Серафима встречали с «той самой» свечой. Ее, как и другие личные вещи батюшки, сохранили пожилые дивеевские монахини, вернувшиеся из ссылок и лагерей. PDF-версия.

Сплошная стена людей вдоль обочин

11 января 1991 года святыня была официально передана Церкви. В Казанском соборе Ленинграда Патриарх Алексий II и директор музея Станислав Кучинский подписали акт передачи мощей Русской Православной Церкви, после чего святые останки преподобного Серафима торжественно перенесли в Троицкий собор Александро-Невской лавры. Здесь они находились до дня памяти блаженной Ксении, 6 февраля. Все это время к преподобному шли люди с утра до вечера непрерывным потоком.

Но настало время покидать собор и отправляться в Первопрестольную. После молебна в Александро-Невской лавре архиереи, по воспоминаниям очевидцев, на руках несли раку с мощами крестным ходом до Московского вокзала и за ними, опираясь на посох, шел Патриарх Алексий II, окруженный иподиаконами, а следом — множество верующих.

В столице мощи встречало огромное количество народа: вокзал и прилегающие к нему улицы были заполнены людьми, властям пришлось перекрывать движение транспорта. С иконами и свечами крестным ходом святыню перенесли в Богоявленский собор, где она пребывала полгода. Все это время москвичи спешили поклониться святому, и не только они. Со всех городов и весей люди ехали к преподобному.

Двадцать третьего июля начался путь святых мощей в возрождаемую Дивеевскую обитель. Вот что писал корреспондент «Журнала Московской Патриархии», ставший участником этого беспрецедентного крестного хода в духовно возрождающейся России:

«Перед изнесением мощей в Богоявленском соборе Патриарх Алексий II в сослужении более сорока архипастырей совершил Божественную литургию. В 15:30 раку с мощами обнесли вокруг собора, и дальше многотысячный крестный ход направился по Спартаковской улице к недействующему пока храму во имя великомученика Никиты в Старой Басманной слободе. Тысячи и тысячи паломников хотели бы отправиться вместе с мощами в Ногинск и далее до Дивеевского монастыря. В автоколонне отбыли около двухсот человек (включая епископат и духовенство), остальные желающие добирались своим ходом.

Между городами крестный ход двигался на колесах: впереди автомобиль с установленной на нем большой иконой преподобного Серафима, за ней — микроавтобус с мощами, возле которых постоянно дежурили несколько монахов, служивших молебны и акафисты. Третьей шла машина Святейшего Патриарха, затем архиереи, духовенство и миряне на своем транспорте и в автобусах. По дороге прихожане близлежащих храмов приветствовали крестный ход, выходя к шоссе со своими пастырями. Возле самых крупных групп крестный ход делал небольшие остановки, и Святейший Патриарх благословлял народ».

Вечером этого же дня кортеж прибыл в Ногинск. При въезде в город крестный ход с мощами встречали митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков), епископ Можайский Григорий (Чирков), местное духовенство, руководители города и тысячи горожан. Мощи установили в Богоявленском соборе.

Ногинск, до 1930 года носивший название Богородск, — родина Патриарха Пимена († 1990), который очень чтил преподобного. Знаменательно, что его малая родина не только первой приняла крестный ход с мощами преподобного Серафима, но и прибыли они туда в день рождения покойного Первосвятителя.

Этим же вечером Патриарх Алексий II в сослужении сонма архипастырей совершил молебен и утреню перед мощами преподобного. Всю ночь приезжали приложиться к мощам жители города и окрестностей. На следующий день, 24 июля, Литургию и молебен отслужили Святейший Патриарх Алексий II, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, архи­епископы Оренбургский и Бузулукский Леонтий (Бондарь), Чебоксарский и Чувашский Варнава (Кедров), Ивановский и Кинешемский Амвросий (Щуров), Самарский и Сызранский Евсевий (Саввин), Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (ныне митрополит Омский и Таврический), Тамбовский и Мичуринский Евгений, Алма-Атинский и Семипалатинский Алексий, епископы Можайский Григорий, Истринский Арсений (ныне митрополит Липецкий и Задонский), Подольский Виктор (Пьянков), Тобольский и Тюменский Димитрий (ныне митрополит), Бендерский Викентий (ныне митрополит Ташкентский и Узбекистанский).

Молебен под открытым небом

Сразу после службы крестный ход отправился дальше в путь и вскоре прибыл в Орехово-Зуево.

«Раку с мощами пронесли на руках около километра по центральной улице до храма в честь Рождества Богородицы, — рассказывает коррес­пондент ЖМП. — Несмотря на дождь, горожане заполнили не только всю улицу, но и крыши окрестных домов. В храме Святейший Патриарх совершил Литургию и молебен в сослужении тех же архиереев, что и накануне, а также архиепископа Свердловского и Курганского Мелхиседека. В 16:00 вновь был отслужен молебен, мощи изнесли из храма, и крестный ход отбыл во Владимир».

У древней границы города под сводами Золотых ворот торжественную процессию встретили епископ Владимирский и Суздальский Евлогий (Смирнов), светские власти города. Раку с мощами установили на паперти перед колокольней собора. Святейший Патриарх отслужил молебен под открытым небом. Вся соборная площадь, до отказа заполненная молящимися, мерцала в наступивших сумерках огоньками свечей... На ночь мощи внесли в храм, где перед ними духовенство епархии непрестанно совершало молебны с акафистами. Утром 25 июля Святейший совершил Божественную литургию в Успенском соборе, а на следующий день крестный ход отправился далее через Боголюбово и Вязники в Нижний Новгород.

В столицу Поволжья святые мощи прибыли вечером 26 июля. Участники крестного хода, которые уже не раз за эти дни наблюдали огромное количество верующих, вновь были поражены: на протяжении пятнадцати километров по обочинам сплошной стеной стояли горожане. Недалеко от храма, у здания знаменитой Нижегородской ярмарки, кортеж встречал митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов), руководство города и области. Патриарх Алексий II обратился к нижегородцам со словами приветствия. Он говорил о том, в какое трудное время обретены мощи преподобного и как важно помнить его слова: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся». Святейший троекратно возгласил: «Христос воскресе!» — «Воистину воскресе!» — радостно прозвучало в ответ.

Двое суток мощи пребывали в Спасском ­кафедральном соборе, недавно возвращенном Церкви. Все это время проходили богослужения, нескончаемой рекой шли поклониться великой святыне жители и гости города.

«Я удостоился чести понести раку с мощами до западного входа в собор, потом монахи подхватили, — вспоминает клирик Нижегородской митрополии протоиерей Владимир Краев. — И первым на нижегородской земле совершал на следующее утро раннюю Литургию перед мощами Серафима Саровского. Разве можно такое забыть? Множество людей было, и такое единодушие, благоговение в народе! Действительно единым дыханием, едиными устами славили Господа и преподобного. Словами сложно передать те чувства, которые, я уверен, испытывал каждый пришедший в тот день к кафедральному собору».

Святой Серафим дал опору в жизни

Протоиерей Андрей Милкин, настоятель московского храма великомученика Димитрия Солунского на Благуше, в 1991 году был студентом Нижегородского университета.

— Тридцать лет прошло, а я прекрасно помню, что происходило в те дни в городе, — вспоминает отец Андрей. — Нижний ведь в тот момент был закрытым городом. Самое массовое событие, которое здесь происходило до этого, — демонстрации 1 мая и 7 ноября. Всё. И вдруг такой наплыв людей! Да еще Патриарх приехал и с ним целый сонм архиереев практически со всех епархий. Это было совершенно невероятное, немыслимое событие. Горьковская область тогда считалась одной из самых атеистических. Здесь располагалось множество оборонных предприятий, и КГБ серьезно следил за тем, чтобы не произошла идеологическая диверсия. На весь полуторамиллионный город на тот момент было всего три действующих церкви, которые располагались по окраинам. И вдруг центр заполняется многолюдным крестным ходом. На меня это произвело настолько сильное впечатление, что я решил выбрать другой путь в жизни: из университета поступил в семинарию и стал священником.

Всенощное бдение вечером 27 июля и на следующее утро Литургию в нижегородском Спасском соборе Патриарх совершал с сонмом иерархов, в том числе с представителями Русской Православной Церкви Заграницей. И снова верующие шли к святыне.

Викарий Нижегородской епархии епископ Балахнинский Илия (а в то время секретарь Нижегородской епархии протоиерей Николай Быков) рассказывает: «У всех участников крестного хода было приподнятое настроение. Мы все были свидетелями и соучастниками небывалого доселе явления. Все личное отошло на второй план. Такая милость и любовь исходили от всех!»

Вечером 28 июля, в день памяти святого князя Владимира, крестителя Руси, крестный ход с мощами преподобного Серафима направился в Арзамас. Уютный провинциальный городок — последняя большая остановка перед прибытием процессии в Четвертый удел Божией Матери — тогда не был украшен множеством храмов, как сейчас. Большинство из них в то время находились в запустении. Кафедральному Воскресенскому собору выпала честь принимать под своей сенью мощи саровского старца.

Сначала их установили на Соборной площади, где отслужили молебен. Не только площадь, но и прилежащие улицы были ­заполнены ­верующими. Люди сидели на крышах, на деревь­ях, чтобы увидеть и хотя бы взором прикоснуться к великой радости. На следующий день Святейший Патриарх возглавил в соборе Божественную литургию.

«Соборная площадь была полна народа, — описывал позднее события в Арзамасе настоятель храма Державной иконы Божией Матери в поселке Кратово Московской области прото­иерей Николай Булгаков. — И здесь, и потом в Дивееве была небывалая ярмарка православной литературы, газет, икон — их продавали прямо с автобусов, на которых приехали книгопродавцы с паломниками... После Литургии прямо перед собором садимся на траве завтракать чем Бог послал. Местные подходят, угощают — кто яичками, кто огурцами, кто хлебом. Святая Русь! Помню удивительную картину: уже стемнело, но к собору плыла длинная лента огоньков — поднималась по ступенькам к сияющим на фоне темно-синего неба белоснежным колоннам. Люди — по большей части молодежь — шли к преподобному с зажженными свечами. Всю ночь батюшки, не зная усталости, читали и читали акафист святому, и перед ракой стояли и стояли люди...»

Сбывшееся пророчество

Дивеево между тем с нетерпением и трепетом ожидало преподобного. Буквально несколько дней назад, 21 июля, на праздник Казанской иконы Божией Матери, Священный Синод объявил о возобновлении Дивеевского монастыря. И теперь тысячи паломников прибыли в село встречать святыню. В Троицком соборе смонтировали сень над ракой, заменили нижнюю часть фанерного иконостаса. Для богослужения на монастырской площади нужно было изготовить переносной престол, собрать навес на случай дождя, приготовить звукоусиливающую аппаратуру.

«Когда в преддверии принесения мощей преподобного Серафима (они были уже в Нижнем Новгороде) поднимали новый крест на центральный купол Троицкого собора, случилось чудо: при солнечной погоде появилась радуга, — позднее делился воспоминаниями митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл (Покровский), в то время клирик Дивеевского монастыря. — Свидетелями этого были все люди, которые молились при поднятии креста. Эта радуга была совершенно необычной, и такое чувство благодати у всех возникло!»

«Когда мощи пересекли границу Нижегородской области (мы об этом знали), мне показалось, что в природе установилась какая-то необыкновенная тишина, — вспоминала одна из первых насельниц Дивеевской обители Вера Миронова, впоследствии игумения Выксунского Иверского монастыря Антония. — Ни ветерка, ни лист на дереве не шелохнется, будто всё в ожидании: люди, природа. И до самого прибытия преподобного были необыкновенные закаты. Нежно-розовые, я таких раньше не видела, и этой розовостью был будто напоен весь воздух».

Крестный ход прибыл в Дивеево 30 июля вечером. И тишина была нарушена радостными возгласами, пасхальными песнопениями. Зеленью, как на Троицу, выстлали дорожку от арки колокольни до Троицкого собора, поверх трав — цветы.

Как и везде, встречал преподобного крестный ход. Насельницы возобновленной обители несли икону Божией Матери «Умиление», любимый батюшкой Серафимом образ. Протодиакон Владимир Покровский держал в руках диаконскую свечу, в которой находилась другая маленькая свечка. Та самая, которую дал когда-то дивеевским сестрам батюшка Серафим. Ее сохранила схимонахиня Маргарита (Лахтионова), единственная из сестер монастыря, дожившая до возрождения обители и возвращения преподобного.

Крестный ход, преодолевший много километров на пути к Дивееву, встретили у Святых врат. Раку с мощами несли иерархи Русской Церкви. Святыню установили на приготовленный постамент, и митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай приветствовал Патриарха.

«Перевернута последняя страница Дивеевской летописи, — сказал в ответ Предстоятель. — Мощи преподобного Серафима Саровского прошли почти через всю центральную часть России — из города на Неве через Москву, Московскую область, Владимирскую землю, Нижегородскую — и прибыли в Троицкий Дивеевский монастырь. Исполнилось пророчество великого старца».

Раку с мощами под колокольный звон (28 июля колокола повесили на первый ярус дивеевской колокольни) пронесли через Святые врата и установили напротив Троицкого собора. Здесь совершили первый после возвращения преподобного молебен. Всю ночь потом перед святыней продолжались богослужения.

Не запеть пасхальные стихиры было невозможно

«Очень тихий и очень жаркий день, — вспоминал митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл. — И необыкновенное, светлое пасхальное чувство. <...> В тот святой момент, когда прибыли мощи и вышел Патриарх, архи­ереи и все гости, вспомнилось пророчество преподобного: "Среди лета в Дивееве запоют Пасху". И мы запели. Конечно, мы об этом заранее договаривались, но было такое необыкновенное чувство Пасхи, что не запеть пасхальные стихиры было невозможно. Потом были прекрасное вечернее богослужение и Литургия при огромном стечении людей. И все священнослужители во главе с Патриархом приветствовали молящихся словами "Христос воскресе!", как на Пасху».

Тридцать первого июля Патриарх Алексий II, митрополит Николай и другие иерархи посетили закрытый город Арзамас-16, которому еще не вернули имя Саров. Но и в закрытом городе, где за 70 лет, кажется, совсем уничтожили память о древней обители, прославленной подвигами преподобного Серафима, Святейшего и архи­ереев встречало великое множество людей, которые последовали потом за ними на Ближнюю пустынь — место моления преподобного на камне, где были пропеты величание и тропарь святому. Затем все прошли к Дальней пустыньке, где у преподобного была келья в лесной чаще. Патриарх отслужил молебен с акафистом и освятил постамент памятника преподобному Серафиму. Сам памятник работы скульптора Вячеслава Клыкова установили вечером этого дня. Затем Святейший посетил городское кладбище и освятил часовню, которая стала первым домом молитвы на саровской земле после долгих атеистических лет.

Наутро 1 августа Патриарх Московский и всея Руси с сонмом архипастырей совершал праздничную Божественную литургию на монастырской площади перед мощами преподобного. Это была настоящая кульминация торжеств. Затем Святейший Патриарх обратился ко всем верующим:

«Преподобный Серафим почти наш современник и приходит к нам не как подвижник первых веков христианства, но как святой, родной нашей земли Русской, который здесь ходил, здесь молился, здесь принимал приходящих к нему, принимал с радостью и присущей ему серафимовской любовью. Он учил нас стяжать благодать Святого Духа, которая освящает, укрепляет и спасает каждого, кто с верою и упованием обращается к Богу, молитвенно призывая подвижников веры и благочестия и уповая на их святые молитвы».

После Литургии крестным ходом рака с честными мощами была перенесена в Троицкий собор и установлена на вечное упокоение под вновь устроенную сень.

Также читайте на нашем сайте интервью с Геннадием Ходыревым, принимавшем непосредственное участие в возрождении Дивеевского монастыря и Саровской пустыни.

 

Елена Алексеева
Надежда Муравьева
4 августа 2021 г. 14:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Второе явление Спаса Нерукотворного
На июньском Синоде (см. Журнал № 36) в общецерковный месяцеслов было внесено празднование 24 мая (6 июня) явления в Ярославле чудотворного образа Спаса Нерукотворного. В апреле этого года одна из древнейших и почитаемых святынь Ярославской земли (наряду с Толгской иконой Божией Матери) была торжественно передана из фондов городского художественного музея на хранение в Спасо-Афанасиевский монастырь. Явленный больше четырех столетий назад образ Спасителя был изъят вместе с другими церковными ценностями в начале 1930-х годов и долгие десятилетия считался навсегда утраченным. Несколько лет назад благодаря сотрудничеству Церкви и музея чудотворный образ был найден, отреставрирован и из музейного хранилища перенесен в храм для всенародного поклонения. PDF-версия.
13 октября 2021 г. 17:00