iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Дмитрий Мироненко: «Иконография Александра Невского — живая многоголосая проповедь»
В издательстве Свято-Троицкой Александро-Невской лавры при поддержке петербургского Комитета по печати и взаимодействию со СМИ вышла книга Дмитрия Мироненко «Образ святого Александра Невского в русском искусстве XVI — начала XXI вв.». Это уникальная монография, автор кото­рой, заведующий лаврской иконописно-реставрационной мастерской святого ­Иоанна Дамаскина кандидат искусствоведения Дмитрий Мироненко, едва ли не впервые как в отечественном искусствоведении, так и в историографии образов святого Александра Невского представляет читателям максимально полный обзор иконографии этого угодника Божия. Большеформатный фолиант вместил свыше сотни репродукций произведений русского искусства из 35 государственных, церковных и частных музеев Российской Федерации и Финляндии, основная часть которых приходится на иконы пяти столетий (как широко известные, так и редко публикуемые). Разумеется, пересказать содержание столь масштабной книги в журнальном материале невозможно, поэтому «Журнал Московской Патриархии» попросил ее автора рассказать о самых важных и интересных положениях работы. PDF-версия.  
22 июля 2021 г. 15:00
Наум Клейман: «Эйзенштейн снял фильм о святом»
Когда в 2008 году путем голосования святой благоверный князь Александр Невский был выбран «Именем Россия», не в последнюю очередь на это повлиял снятый в далеком 1938 году Сергеем Эйзенштейном фильм «Александр Невский». Это кино сразу вошло в народное сознание. До нас мало дошло исторических сведений об эпохе, в которую жил великий князь, поэтому его потомки во многом черпали информацию о нем из фильма Эйзенштейна. До сих пор спорят о том, говорил ли князь в реальности фразу, прозвучавшую в фильме и ставшую знаменитой, — «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет». Но то, что Александр Невский — это вылитый актер Николай Черкасов, уверены почти все. На возрожденном в 1942 году ордене Александра Невского был отчеканен именно профиль Черкасова в одноименной роли. О том, как создавался этот киношедевр, корреспонденту «Журнала Московской Патриархии» рассказал Наум Клейман, киновед, историк кино, один из главных специалистов по творчеству Эйзенштейна. PDF-версия.
16 апреля 2021 г. 14:00
Архимандрит Лука (Головков): «У наших выпускников не спрашивают диплом — их работы говорят сами за себя»
Ровно 30 лет назад Московская духовная академия стала первым учебным заведением, объявившем о профессиональной подготовке иконописцев. За это время Иконописная школа академии выпустила несколько сотен дипломированных специалистов. Выпускники школы, в 2019 году преобразованной в иконописный факультет, трудятся в мастерских известных монастырей, возглавляют бригады по церковному убранству крупных храмов-новостроек, преподают церковное искусство в ведущих высших духовных учебных заведениях. На вопросы «Журнала Московской Патриархии» отвечает декан факультета архимандрит Лука (Головков), несущий это послушание уже 27 лет и в ноябре 2020 года переизбранный Ученым советом академии на эту должность. PDF-версия.
30 декабря 2020 г. 14:45
Культура
ЦВ № 22 (395) ноябрь 2008 /  20 ноября 2008 г.
версия для печати версия для печати

Древняя энкаустика и современная икона

В конце августа (№ 15–16, 2008 г.) мы опубликовали интервью священника Андрея Давыдова, профессионального художника и иконописца. Последние 12 лет он изучает и восстанавливает утраченную технику иконописи — энкаустику. Им воссозданы уникальные рецепты очищения воска и изготовления восковых красок и написано множество икон методом энкаустики и в смешанной технике темпера-энкаустика. Все работы выглядят как законченные только вчера — краски икон яркие, свежие, насыщенные. Прекрасно сохраняется и вся энкаустическая стенопись. Это подтверждает, что тайна древнего мастерства может быть открыта и использована и сегодня.
Энкаустика — одна из самых древних живописных техник — является сейчас, по моему мнению, одной из самых актуальных и адекватно отвечающих нашим духовным и художественным поискам в области церковного изобразительного искусства. Она дает современному иконописцу огромные возможности в решении основной художественной задачи по созданию иконного образа.
Ее греческое название eykaiw означает работу восковыми красками. В энкаустике используются сухие пигменты из растертых полудрагоценных камней и природных охр, а для связывания красок берется очищенный специальным образом так называемый «пунический» воск. Воск обладает способностью обволакивать пигмент, предохраняя его частицы от реакций с другими пигментами, от воздействия влаги и от коррозии.
В древнем церковном искусстве энкаустика использовалась очень широко. Древнейшие православные иконы Христа, Богоматери и святых, которые хранятся в собраниях крупнейших музеев и монастырей мира в Киеве, Константинополе, Риме, на Синае и благоговейно почитаются христианами, написаны именно в этой технике. Традиционная православная икона начиналась именно с энкаустической техники. Паломники, посещавшие монастырь св. Екатерины на Синае, навсегда запоминают впечатление от самых древних иконных образов: энкаустических икон Спасителя, Богоматери, апостола Петра (VI в.) и многих других. Художники-энкаусты занимали особое положение среди других художников, об их творениях складывались загадочные легенды.
Почему же произошло забвение, отказ от энкаустики? Ею широко и успешно пользовались до X в., но постепенно, после VIII–IX вв., доминирующей становится техника различных темпер, в первую очередь яичных. И это совсем не случайно — в серьезном искусстве материал неразрывно связан с замыслом, и хороший художник всегда работает на выявление свойств используемого материала и подбирает материал, наиболее адекватно выявляющий самые важные свойства искомого образа.
С VII по IX вв. в христианском мире шли страстные, яростные и даже кровопролитные споры о том, что такое образ. Весьма показательный факт — в течение почти 200 лет шла война по поводу искусства. В конце концов, как мы знаем, эта сложная история закончилась победой сторонников иконопочитания и признанием необходимости и правильности поклонения иконному образу как средству общения с Первообразом. Иконопись продолжала развиваться. По сравнению с предыдущим, доиконоборческим периодом, ее стиль несколько схематизируется, канонизируется и унифицируется, входит в более определенные рамки и границы. Прошедший кризис показал, сколь опасным может быть неправильное отношение к образу, который, по пониманию Церкви, без его соотнесенности с Первообразом есть «только доска и краски». Взаимосвязь образа и Первообраза осуществляется при участии третьего — верующего, молящегося перед образом человека, который, по выражению Иоанна Дамаскина, «взирая на образ, восходит к Первообразу».
В постиконоборческой ситуации Церкви важно было подчеркнуть условный, соотнесенный, подчиненный характер иконного образа. Эту «вторичность», зависимость образа от Первообраза было необходимо сделать наглядно понятной для части прихожан, склонных к магическому поклонению самому предмету и относящихся к иконе, как язычник относится к идолу, — что во многом и послужило причиной появления иконоборческого движения. Важно это было и для недавних противников икон, вернувшихся в Церковь и согласившихся понять и принять поклонение иконе.
В этот период в образе появляется больше схематизма, стилистической абстрактности. Мастера при решении своих творческих задач стали чаще обращаться к более сухой, плоскостной и локальной темпере. Широкие возможности энкаустики, простирающиеся от лаконичной графичности до насыщенной пастозной живописности, перестали быть востребованными.
Я не хочу сказать, что схематизация иконного стиля в то время была отрицательным явлением. В истории иконописи были различные периоды, и эта эпоха принесла свои высочайшие достижения. Неправильно понимать историю иконописи как прямолинейное движение вниз или вверх. Искусство каждого этапа было высокопрофессионально, искренне и адекватно взысканиям людей, для которых оно творилось. Поэтому-то это и было Искусство и Стиль с большой буквы. Главным оставалось одно — живой разговор современника с современниками о вопросах, которые их всерьез волнуют. При каждом повороте истории и жизни Церкви находились и соответствующие средства для художественного выражения и отображения ее духовных чаяний. И в описываемый период свойства яичной темперы наиболее отвечали поставленным временем художественным задачам. При этом воск также постоянно употребляется художниками в работе, о чем свидетельствуют средневековые сборники художественных рецептов. Далее наступает эпоха масляной живописи, хотя и здесь мы можем констатировать, что мастера Возрождения частенько использовали воск как компонент масляных красок и лаков.
В XVII в. метод чистой энкаустики вновь привлекает внимание художников и знатоков живописи своими уникальными возможностями. Особенно усиливается интерес к энкаустике после того, как в конце XIX в. при раскопках в Египте в местечке Фаюм было найдено много погребальных портретов, созданных примерно в I–III вв. и выполненных на тонких деревянных дощечках. Археологи были поражены яркостью и удивительной сохранностью живописи. Найденные в раскопках портреты оказались в лучшей сохранности, чем некоторые работы мастеров XIX века! Многие исследователи искали разгадку тайны найденных шедевров, выясняя, какой живописной техникой были написаны эти портреты, какими материалами пользовались авторы, почему так замечательно сохранились краски, несмотря на катастрофические условия содержания. Сейчас знаменитые «фаюмские портреты» бережно хранятся в лучших музейных коллекциях мира. У нас их можно увидеть в экспозиции Пушкинского музея изобразительных искусств в Москве.
Достоинства энкаустической техники живописи были известны еще художникам древнего Египта, Греции и Рима: легкость, «свечение», «драгоценность», эмалевидность цветовых поверхностей, несравненная пластичность отделки. Она отличается от темперной живописи большей глубиной, насыщенностью красок и прочностью. Энкаустика дает живописцу широчайшие художественные возможности — от почти реальной трехмерной передачи пространства, свойственной масляной живописи, до схематических графических плоскостных решений, напоминающих работу темперой, тушью или гуашью.
Преимущества энкаустики видны и при сравнении технологических тонкостей. Сейчас иконописцы обычно используют в своей работе яичную темперу. И, как показывает практика, такие иконы довольно быстро бледнеют, тускнеют и теряют свою выразительность. Заметные изменения обычно происходят уже через восемь-десять лет. Даже при нормальных условиях хранения иконы темнеют. Это происходит еще и из-за покрытия их масляными лаками или олифой, которые со временем растрескиваются, усыхают и уменьшаются в объеме. Чтобы сохранить иконы, написанные этими красками, необходимо поддерживать особый режим. Помещение должно отапливаться постоянно, необходимо следить за освещением и влажностью, лаковое или олифное покрытие должно все время обновляться специалистами. Но даже соблюдение этих условий не гарантирует, что в слое краски не начнутся необратимые изменения.
Иконы же, написанные энкаустическими красками, остаются замечательно яркими, праздничными, как бы светящимися изнутри. После написания иконы уже нет необходимости покрывать ее лаком или олифой. Поверхность иконы нагревают, чтобы краски сплавились вместе с воском и образовалась гладкая, монолитная блестящая поверхность. Со временем она не тускнеет, не темнеет и не трескается, производя впечатление только что покрытой свежим лаком. Большое количество энкаустических икон и фресок, написанных мной для храма Рождества Иоанна Предтечи во Пскове, в течение 12 лет находятся в этом церковном помещении без отопления и при повышенной влажности. Тем не менее их состояние разительно отличается от любой темперной иконы, которая находилась бы в самых прекрасных условиях. С ними просто не произошло никаких изменений. Поэтому, после 12 лет работы, могу с уверенностью констатировать, что наши опыты привели к убедительному положительному результату.
Естественно, что все вышеописанные преимущества энкаустики вызвали живейший интерес среди художников и технологов живописи. В XX в. было написано несколько серьезных исследований по технологии энкаустики, проведены многочисленные анализы и выдвинуто несколько различных концепций о методиках ее употребления. К сожалению, основные достижения были сделаны в области теории и мало использованы на практике. Возможно, по той причине, что результаты исследований были очень разноречивы, а сами исследователи были в основном теоретиками живописной технологии и не успевали доводить процесс исследования до создания общеупотребительной техники. Во всяком случае, на настоящий момент мы знаем очень мало современных живописных работ, выполненных этим методом.
Значительно расширяя диапазон художественных возможностей и обладая качествами особой экспрессивности, энкаустический метод дает иконописцу новые средства в поисках выразительности образа, подчеркивающего эффект действенного, реального присутствия Первообраза. Применение энкаустики в иконописи может способствовать созданию иконописных работ, соответствующих своему основному назначению. Ведь главная задача сакрального образа — служить посредником между предстоящим (молящимся) и Святым Первообразом, быть пространством их реального, личностного общения. Специфические свойства энкаустической живописи: светоносность, мерцающий эмалевидный блеск красочного слоя, глубина и яркость цветов, разнообразие художественных приемов — позволяют решать эти задачи наиболее плодотворно и убедительно.
К тому же использование непривычной живописной техники так или иначе заставляет иконописца искать новые пути выражения и творчески подходить к восприятию церковной художественной традиции. Возрождение традиции не может произойти на основе механического воспроизводства и копирования какого-либо иконописного стиля прошлых веков. Необходимо живое, осмысленное, профессиональное восприятие традиции, выявление в ней главного, отвечающего на вопрошания нашего поколения и вызовы нашего времени. Чего, мне кажется, подчас так не хватает в процессе возрождения современного церковного искусства.
 

20 ноября 2008 г.
Ключевые слова: иконопись
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи