iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Культура
Древняя икона из собрания известного московского хирурга Глеба Покровского
ЦВ № 3-4 (449) февраль 2011 /  2 марта 2011 г.
версия для печати версия для печати

Традиция и новаторство

Существует ли конфликт между иконописным каноном и свободой творчества? В чем секрет гармонии архитектуры и живописи? Эти вопросы оказались в центре внимания участников круглого стола «Проблема профессионализма в церковном монументальном искусстве», состоявшегося в Московском академическом художественном лицее Российской академии художеств.

То, что церковная живопись является состоявшимся фактом современного искусства, продемонстрировала выставка «Пречистому образу Твоему поклоняемся, Благий». Организованная факультетом церковных художеств ПСТГУ экспозиция собрала лучшие работы преподавателей и выпускников университета. Представленные на ней репродукции фресок, мозаичных изображений, фрагменты монументальной живописи дали повод для рефлексии на темы, связанные с современным состоянием и перспективами церковного искусства. В итоге в центре внимания состоявшегося в рамках выставки круглого стола оказались вопросы о соотношении канона и творческих возможностей современного церковного художника, а также взаимодействии архитектуры храмового здания и пространства живописи.

То, что церковная живопись не может развиваться по тем же законам, что и светское художественное искусство, очевидно. Человек, переступающий порог православного храма, всегда имеет определенные эстетические ожидания. Образы святых или сюжеты священной истории, выполненные в авангардном стиле, скорее вызовут у него внутренний протест, чем удовлетворение. Сакральное пространство всегда традиционно. Оно не должно поражать, но, напротив, предполагает эффект узнавания. Оказываясь в храме, христианин ищет знакомые канонические формы, которые являются своего рода указующими знаками, настраивают на молитву, облегчают общение с Богом.

Канон и свобода
Значит ли это, что церковный живописец должен слепо копировать образцы мастеров прошлого? И если да, то каких именно? «Проблема в том, что сегодня мы слишком много знаем, — заметил выступавший на круглом столе народный художник России Николай Мухин, — в XV веке всё было однозначно». И при этом мы можем говорить о непохожести живописной манеры средневековых иконописцев. Живописцы писали, ориентируясь на существовавший иконописный канон, и... создавали уникальные произведения, в которых одновременно отражались и Божественная бесконечность, и собственное мироощущение автора. А из этого следует, что канон не ограничивает свободу творчества. Более того, по убеждению доктора искусствоведения Анны Рындиной, живописный канон при имеющемся культурном наследии предлагает живописцу практически безграничную свободу. Важно правильно ей распорядиться. А для этого художник должен понимать, зачем он использует тот или иной прием, опираться на исторические знания, знать богословское и литургическое обоснование канона. Как отметил Николай Мухин, в основе любого иконописного изображения должно лежать триединство «богослов — ученый-историк — художник». Только если в работе живописца присутствуют все указанные звенья, его работа будет удачной.

О необходимости богословской и культурной подготовки церковного художника говорил и декан факультета церковных художеств протоиерей Александр Салтыков. Священник подчеркнул, что канон, то есть определенные законы жанра, существует в любой культуре. Канон присущ каждой эпохе, каждому виду искусства. В церковном искусстве канон тесно связан с богословием и богослужебным строем Церкви. Поэтому иконописец должен обладать глубокими богословскими познаниями и одновременно быть специалистом в области прекрасного. По словам докладчика, прекрасное в христианстве имеет личную устремленность, и подлинные смыслы любого иконографического образа не могут быть переданы без обращения к личности Творца.

Естественно, что церковный живописец должен владеть и соответствующим художественным мастерством, основанным на академической традиции. Об этом, в частности, говорил профессор МГХАИ им. Сурикова Сергей Гавриляченко.

Художник и храмоздатель
Однако в современных условиях художник, даже отвечающий всем отмеченным выше условиям, принимаясь за роспись храмового интерьера, порой сталкивается с трудностями. Причем, как ни парадоксально, их источником является сам храм, а точнее, организация внутрихрамового пространства. «Сегодня редко попадается храм, формы которого были бы удобны для живописца», — так выразил суть проблемы заведующий иконописной школой МДА игумен Лука (Головков). Художник всегда является заложником архитектурного замысла. Его задача — вписать в монументальные формы смысловое живописное наполнение. И в том случае, если архитектор и художник по-разному понимают стоящие перед ними творческие задачи, возникает конфликт формы и содержания. В качестве примера на круглом столе было продемонстрировано внутреннее пространство одного из новопостроенных храмов, в интерьер которого был вынесен конструктивный элемент в виде перекрестных балок. Художнику пришлось порядком поломать голову, чтобы вписать эту архитектурную деталь в общий живописный замысел.

Впрочем, справедливости ради нужно отметить, что в диссонансе между экстерьером и интерьером не всегда виноват архитектор. Бывает, что художник сам не улавливает традицию, в которой построен храм, и начинает писать, абсолютно не принимая ее во внимание. В результате роспись, выполненная вроде бы в соответствии с канонами, входит в конфликт с безупречно каноничной архитектурой и разрушает храмовое пространство. В данном случае налицо ошибка живописца, принесшего гармонию в жертву своим личным амбициям.

Сегодня церковное искусство при всем своем многообразии переживает начальный этап своего развития. Впереди — заманчивые перспективы. В какой мере они будут реализованы, зависит от того, смогут ли следующие поколения живописцев правильно ответить на вызовы современной им реальности.

2 марта 2011 г.
Ключевые слова: иконопись
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Больше, чем игра
Как развить в детях интерес к основам православной культуры? Что сделать, чтобы знания на уроках ОПК не забывались за школьными дверями, а пробивались живыми ростками веры и воспитывали бы юную душу? Эти важные вопросы ставит перед православными педагогами и духовенством епархии митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь. Ответы на эти вопросы, еще будучи школьным учителем, искал и клирик Петропавловского храма Симферополя, а ныне его настоятель и секретарь Симферопольской и Крымской епархии протоиерей Александр Якушечкин. И решил, что лучшее средство — это коллективная игра, сочетающая интригу, интерактив, стремление к творчеству и, конечно, прекрасные призы. В этом году исполнилось 10 лет, как игра-конкурс знатоков православной культуры «Зерно истины» впервые вышла на крымском телевидении.
1 сентября 2017 г. 11:54
Епископ Шадринский и Далматовский Владимир: Наша задача – знать архимандрита Антонина и достойно почитать его память
На родине архимандрита Антонина Капустина, в с.Батурино сегодня проходят торжества, посвященные 200- летнему юбилею создателя Русской Палестины. Участие в них принял Святейший Патриарх Кирилл, который с Первосвятительским визитом посещает в эти дни Курганскую митрополию. Как стало известно корреспонденту ЖМП, неравнодушные к памяти своего земляка жители Шадринского района Курганской области поставили бронзовый бюст отцу Антонину возле Преображенского храма, где служили отец и дед архимандрита Антонина Капустина, и хотят создать в Батурино музей для увековечивания его памяти. О том, каким ему видится будущее Батурино, сможет ли мало привлекательное село стать одним из центров паломничества, рассказал корреспонденту ЖМП епископ Шадринский и Далматовский Владимир.
25 августа 2017 г. 16:40
Соловецкое соло
Видавшая виды чешская стальная «птичка» Л-410 после получасового прогрева двух моторов, натужно подвывая двигателями, отрывается от полосы и берет курс на северо-запад. Условное багажное отделение — тут же, в салоне. Страховочной сеткой прикрыты несколько баулов и коробки с вермишелью. Владельцы этого сокровища — пятеро соловчан в иноческих одеяниях. Полностью заполнены и остальные кресла: кроме меня тут пара паломников-архангелогородцев, местная жительница интеллигентной внешности и неопределенного возраста инженер-проектировщик с ноутбуком под мышкой. Вообще-то на борту есть и 11-е пассажирское место, но здесь оно предназначено для штурмана. Через полчаса полета над Онежским заливом тот привстает и, напряженно всматриваясь в сереющую даль, принимается оживленно жестикулировать вместе с сидящими впереди пилотами. Вскоре воздушное судно тормозит у сарая с гордой, еще явно советской, вывеской «Аэропорт».
25 августа 2017 г. 15:30