iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
И среди лета запели Пасху
Незадолго до своей кончины в беседе с Николаем Мотовиловым иеромонах Серафим говорил, что плотью своей он будет лежать не в Сарове, а в Дивееве. И сестрам этого монастыря открыл: его мощи будут почивать у них в обители. Те удивлялись: «Батюшка, да нешто саровские нам тебя отдадут?» В ответ он вручил им огарок свечи: «Вот с этой свечкой вы и будете встречать меня в Дивееве». И предсказал, что, когда это произойдет, в монастыре среди лета запоют Пасху. Все так и случилось.  Тридцать лет прошло с тех пор, как в конце июля 1991 года из Москвы прибыл в возрождающийся Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь всероссийский крестный ход со святыми мощами, удивительным образом обретенными в запасниках Государственного музея истории религии и атеизма, находившегося в стенах Казанского собора Ленинграда. И грянуло над Дивеевом многоголосное «Христос воскресе!» — «Воистину воскресе!» Мощи преподобного Серафима встречали с «той самой» свечой. Ее, как и другие личные вещи батюшки, сохранили пожилые дивеевские монахини, вернувшиеся из ссылок и лагерей. PDF-версия.
4 августа 2021 г. 14:00
Александр Благословенный, Вятка и старец Федор Кузьмич
Ровно 220 лет назад, в ночь с 23 на 24 марта (н.ст.) 1801 года, в результате последнего в российской истории дворцового переворота на престол восшел 23-летний сын Павла I Александр I. Приближающийся двухвековой юбилей перехода в жизнь вечную этого монарха поднял интерес к его персоне, на период царствования которой пришлось несколько ключевых событий в жизни нашей страны. Оживилось и обсуждение популярной версии  мистификации  смерти самодержца, якобы организованной им самим для того, чтобы, удалившись от дел, тихо завершить свой век в скромных  молитвенных трудах. Меж тем всего за год до своей кончины в Таганроге Александр I совершил большое путешествие по России, в ходе которого посетил Вятку. Церковный историк и архивист из Вятской митрополии вспоминает об этом событии  в жизни губернского города и анализирует некоторые его особенности, могущие пролить свет на сопутствующие последним годам жизни Александра Благословенного загадки.
23 марта 2021 г. 15:00
В ПСТГУ состоялась научная конференция, предваряющая восьмивековой юбилей со дня рождения святого благоверного князя Александра Невского
Вчера, 6 октября, в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете прошла одна из первых научных конференций в программе празднований 800-летия со дня рождения святого благоверного князя Александра Невского. Открывший ее председатель Экспертного совета по церковному искусству, архитектуре и реставрации протоиерей Леонид Калинин провел сравнительный анализ исторических периодов, в течение которых Александр Невский почитался на Руси в той или иной различной степени, выражавшейся в числе посвященных ему соборов, церквей и часовен, в общественном интересе к его подвигу, в известности его как исторической личности. По мнению отца Леонида, вне конкуренции здесь имперский XIX век, когда три российских государя носили имя Александр. На втором месте – нынешнее время церковного возрождения, а на третьем – петровская эпоха, ознаменовавшаяся перенесением мощей святого в новую северную столицу и устроением там Александро-Невского монастыря.
7 октября 2020 г. 17:00
История
Епископ Ялтинский Нестор
ЖМП № 3 март 2010 /  12 апреля 2021 г. 17:30
версия для печати версия для печати

Епископ Ялтинский Нестор: «Святитель Лука шел навстречу своим страхам»

На вопросы «Журнала Московской Патриархии» отвечает церковный историк, соавтор-составитель сборника «Крымская епархия в документах святителя Луки (Войно-Ясенецкого) и надзирающих органов. 1946–1961». PDF-версия. 

— Ваше Преосвященство, ваше служение неразрывно связано с Крымским полуостровом. Знали ли что-то в обществе об архиепископе Луке (Войно-Ясенецком) на излете советской эпохи, помнили ли его церковные люди?

— Первую книгу об этом человеке, систематизирующую его жизнь и труды, написал светский историк Марк Покровский. Он был диссидентом, впоследствии эмигрировал на Запад. Я читал эту работу еще в самиздате. В стене забвения архиепископа Луки она, конечно, проделала изрядную брешь, но не была лишена изъянов. Верующие же люди, особенно в Крыму, владыку Луку, разумеется, помнили, ведь он пребывал на кафедре полтора десятка лет. Но свидетельства эти передавались из уст в уста и понемногу приобретали характер легенд.

— Вы подробно изучали биографию святителя, работали с громадным корпусом сопутствовавших его жизни архивных документов. Что поразило вас больше всего?

— Я видел его первое уголовное дело — среднеазиатское. Там очень много... человеческого! Например, в череде допросов присутствует момент, когда после колоссального давления на подследственного и, видимо, после избиений он отвечает: «Да, хорошо, завтра я дам показания о своей контрреволюционной деятельности». Допрос на этом завершается, заключенного возвращают в камеру. Далее происходит непонятное: ровно двадцать дней ни одного допроса, через три недели дело передают другому следователю — и святитель твердо заявляет ему: никаких показаний, от своих прежних слов отказываюсь, потому что они были произнесены под давлением. Тут рождается святитель Лука, которого мы знаем: четкий, ясный, точно знающий собственные права и готовый сражаться за свое исповедание и за каждый сантиметр своего внутреннего пространства.

Мы можем только предполагать, что случилось тогда в камере с епископом Лукой. Но способность сказать «нет» становится принципиальной чертой его собственной свободы. При погружении в его биографию мы, впрочем, понимаем, что она основывалась на твердом фундаменте характера и личных убеждений. Ведь он мог бы стать хорошим художником — но решает, что доверяться этому душевному влечению неправильно, а гораздо больше пользы он принесет в медицине. После университета ему предлагали заниматься наукой на кафедре — но он с головой окунается в ремесло земского врача. Состоявшись как врачеватель, кажется, выходит на стабильную, прямую жизненную траекторию — но не боится ее поломать, принимая после революции священный сан, а по смерти жены и хиротонию во епископы, не обещавшую в большевистском государстве, как он, конечно, прекрасно уже тогда понимал, ничего, кроме ­лишений и страданий. Святитель Лука всегда шел навстречу своим страхам, не поворачивался к ним спиной, и всегда находил верное направление движения. Это его восхождение было подобно подъему по лестнице Иакова, каждый шаг по которой, как известно, дается с трудом, но делает тебя все выше.

— Как вам кажется, чем объясняется феномен взрывного роста известности и молитвенного почитания святителя Луки у православных как в России, так и за рубежом, свидетелями которого мы становимся?

— Это очень мощная фигура в новейшей истории Церкви — яркая, выразительная. Многие исповедники веры, увы, не пережили гонений, широкой известности в народе не снискали. Святителю же Луке Господь даровал длительное епископское послушание в относительно спокойные послевоенные десятилетия. Но главное, мне кажется, — гармоничное сочетание в святителе нескольких граней его самобытной натуры. Во-первых, это ученый — представитель научного мировоззрения в классическом его виде, заслуживший признание в медицинской науке. В то же время у него присутствует вполне целостное церковное мировоззрение, вытекающее из евангельской правды и святоотеческого учения. И вот это редкое соединение, конечно, побуждает разобраться: как это советский доктор может носить панагию, а православный епископ — врачевать в государстве рабочих и крестьян?! Второй притягательный момент — драматургия личной жизни. Жена-красавица, нарушившая ради брака с ним собственный обет безбрачия и рано ушедшая из жизни. Маленькие дети, крест воспитания которых отец-одиночка возложил на себя смиренно и безропотно. Другие жизненные удары, породившие в нем невероятную внутреннюю энергию. Наконец, Лука Войно-Ясенецкий никогда не был диссидентом, внутренне он всегда осознавал себя советским человеком. И если он критикует советский строй — только потому, что считает себя полноправным гражданином своей страны и полагает, что вопросы ее внутреннего устроения касаются и его тоже. Здесь, думаю, кроются истоки его громадной смелости, граничившей в некоторые моменты даже с пафосом. В эпоху, когда многие епископы были сломлены и являли в той или иной степени формы сервилизма, святитель Лука сопротивляется гнету в отношении Церкви как гражданин — лауреат Сталинской премии, подпитывающий своим нонконформизмом собственные силу и правоту. И это, конечно, не может не привлекать.

 

Ландыши и незабудки любил больше всего


МАЙЯ ПРОЗОРОВСКАЯ,

внучатая племянница святителя Луки


На многих фотографиях святитель Лука выглядит строгим, даже суровым, поэтому сложился стереотип, что таким он был и в жизни. Да, наверное, в отношении к своим обязанностям, в своем главном служении так и было. Но в моей памяти осталась картинка, когда на даче в Алуште он сидит на веранде, увитой виноградом, в белом подряснике — весь светлый, благостный. Он очень любил цветы. И не пышные букеты, а анютины глазки, ландыши, незабудки.

* * *

О его мытарствах я узнала, когда в Алуште на даче святитель диктовал свои мемуары, опубликованные затем в книге «Я полюбил страдание». Секретарь записывала, а мы с мамой затаив дыхание, украдкой смахивая слезы, слушали о его скитаниях по ссылкам и тюрьмам, о пытках. Рассказывал, как его ставили на сутки в деревянный ящик, в котором можно было только стоять. А когда он терял сознание, обливали ледяной водой и вели на очередной допрос, требуя отказа от веры, признания, что он немецкий шпион. Но говорил об этом совершенно спокойно, словно речь шла о ком-то другом.

И когда он уже полностью потерял зрение (это случилось в 1956 году, левый глаз от перенесенных пыток перестал видеть еще до ­войны), я ни разу не слышала, чтобы он высказал недовольство или кого-то осуждал. Жалел только, что из-за заключения в тюрьмах и ссылках не сумел помочь многим больным.

* * *

На дни рождения он делал нам всем небольшие подарки — дарил свои фотографии или книги с подписями. На книге Глеба Успенского «Нравы Растеряевой улицы» он написал: «Внучке моей Марусе в 21 год рождения. Читай, милая Маруся, об этих бедных людях, стоящих на низкой ступени человеческого достоинства, и жалей их. А сама стремись к тому высокому достоинству, к которому призывает нас Христос великим словом: "Будьте совершенны, как Отец ваш Небесный". Чистотой, кротостью и любовью да сияет твое сердце перед людьми. Архиепископ Лука. 7 мая 1951 года».

 

СПРАВКА
Епископ Ялтинский Нестор (Николай Николаевич Доненко), викарий Симферопольской епархии, родился 20 февраля 1958 г. в г. Бердянске (Запорожская обл.). По окончании Харьковского художественно-промышленного института работал в Художественном фонде Симферополя. Обучался в Респуб­ликанской художественной школе им. Т. Г. Шевченко в Киеве. В 1989 г. вступил в Союз художников СССР. Исполнял послушание чтеца в симферопольском Свято-Троицком кафедральном соборе. В 1992 г. рукоположен во диаконы и во пресвитеры. С 1993 г. — настоятель Покровского храма в Ореанде (Ялта). В 1996 г. окончил Одесскую духовную семинарию. С 1995 г. — член Синодальной комиссии Украинской Православной Церкви по канонизации. Пострижен в монашество 13 июня 2018 г. Возведен в сан архимандрита 17 июня того же года. Решением Синода Украинской Православной Церкви от 25 сентября 2018 г. (журнал № 35) назначен епископом Ялтинским, викарием Симферопольской епархии.

 

Также читайте на нашем сайте интервью с митрополитом Симферопольским и Крымским Лазарем и  исторический материал об обретении честных мощей святителя Луки Крымского (Воино-Ясенецкого).

 

 

12 апреля 2021 г. 17:30
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи