iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Репортажи
"Последние минуты семейства Годуновых". Гравюра Шублера с картины Н.П. Шаховского (нач. ХХ в.)
24 октября 2012 г. 11:00
версия для печати версия для печати

Уникальные архивные документы из истории Смуты начала XVII века на публичной выставке

Сегодня в российской столице открылась историко-документальная выставка "Преодоление Смуты в России в начале XVII века". Российский государственный архив древних актов (РГАДА) здесь в максимально возможном для публичного экспонирования виде представляет свое собрание "родом" из трагического периода российской истории на рубеже XVI — XVII в.в. "Аккомпанируют" ему Историко-культурный музей-заповедник "Московский Кремль", Государственный исторический музей, Государственный музей А.С. Пушкина, Музей Государственного академического Большого театра России, а также провинциальные музеи и архивы из Нижнего Новгорода, Костромы, Ярославля — городов, с которыми связаны основные исторические вехи в преодолении Смуты.

"Наш архив обладает практически полным документальным наследием Лжедмитрия I — в частности, его подлинной перепиской с сандомирским воеводой Юрием Мнишеком и с королем Сигизмундом III, где он официально формулировал свои обещания относительно женитьбы на Марине Мнишек и о передаче ее семейству денежных средств и огромных владений, - рассказывает заместитель директора РГАДА Юрий Эскин. - Вот, к примеру, "роспись" городов Северского и Смоленского княжеств, отданных Лжедмитрием Мнишеку "в вечное владение". А позднее, когда в 1610 году поляки разбили войско Василия Шуйского под Клушиным, уже сам Сигизмунд III начал одаривать наших коллаборационистов. Этот момент иллюстрирует подлинная королевская грамота о наделении поместными и денежными окладами можайских дворян Тимофея и Василия Микулиных (кстати, родственников знаменитого опричника Микулина) с автографом канцлера Великого княжества Литовского Льва Сапеги".

Раритеты из "польско-литовской" части собрания уцелели гораздо лучше иных "стопроцентно отечественных". Случилось это благодаря тем же Мнишкам, успевшим переправить все более-менее касавшиеся их грамоты к себе в родовой замок. В Москву они вернулись более века спустя, когда в царствование сначала Петра I, а затем Анны Иоанновны их у поляков выкупила российская казна (конечно, не из интереса к истории: для тогдашнего внешнеполитического ведомства эти бумаги по-прежнему имели огромное значение). А вот оставшиеся после Смуты в Москве документы катастрофическим образом пострадали в пожаре 1626 года.

"Но царские грамоты, как и архив Посольского приказа, архивариусы того времени, подчас рискуя жизнью, смогли спасти, - продолжает Эскин. - Видите темные следы расплавленного воска на старинном листе? Это тоже следствие пожара-1626. А документ меж тем ценнейший: договор, заключенный в Александровской слободе ближним боярином и воеводой князем Михаилом Васильевичем Скопиным-Шуйским, с шведским главнокомандующим бароном Якобом Делагарди. По нему в обмен на город Корела мы получали военную помощь в виде вспомогательного шведского вооруженного отряда и обучения наших воинов. Вместе с Делагарди Скопин-Шуйский от Новгорода дошел до Москвы и разбил "тушинского вора", после чего пал жертвой семейного заговора от рук родных братьев своего отца Дмитрия и Ивана Шуйских (которые, будучи бездетными, тем самым оставили престол без наследника, а возможную царскую династию — без перспективы)".

К сожалению, за редким исключением погибли и документы обоих Ополчений. Причина — все тот же пожар 1626 года и, конечно, сопутствовавшая Смуте военная неразбериха. Тем ценнее все же дошедшая до нас уникальная грамота о том, что воевода Трубецкой, князь Пожарский и Минин "стали в единстве и укрепились в своем намерении освободить российское государство от врагов" с оттиском особой ополченской печати, отличавшейся от двуглавого державного символа: сидящий на ветви одноглавый орел с надписью "Земская печать Московского государства".

"Но в основном сохранились финансовые документы Второго Ополчения: расписки, сметы расходов, отчеты, - говорит Юрий Эскин. - Это — характерный штрих к общим принципам организации своего войска Дмитрием Пожарским и Кузьмой Мининым. Они сделали главную ставку на профессиональную армию, куда набирали кадровых воинов - дворян и казаков (с жесткой проверкой боевых качеств и разделением на три статьи сообразно квалификации). Например, отказавшихся присягать польскому королю смоленских дворян, которых согнали с родных мест пришлые литовские помещики, Минин обогрел, предоставил им еду и кров, регулярно выплачивал жалованье. Дмитрий Пожарский подкупил другим. Он на фоне исчезнувшей династии, правившей страной 750 лет, стал для нации чем-то вроде духовного ориентира. Посудите сами: последовательно возникают самозванцы, в которых народ с легкостью верит. Сначала одному целуют крест и венчают на царство, потом его убивают, потом целуют крест другому, потом вроде воскресает первый... Смута воцарилась прежде всего в головах, ведь веками имевшее абсолютную ценность крестное целование превратилось в пустую формальность при официальной церемонии. И на фоне очень быстро из-за всех этих "чудесных" трансформаций разразившегося духовного кризиса появляется человек, который не бегает от одного патрона к другому. Раз присягнув Василию Шуйскому — правителю, вероятно, не самому одаренному и человеку далеко не лучших качеств — он хранит ему верность. До такой степени, что когда зарайцы приходят к нему с требованием под страхом смерти присягнуть "тушинскому царю", тот вместе с зарайским протопопом Димитрием запирается в каменном кремле и направляет пушки на город, добившись в итоге совместного обещания "Пока царь Василий, ему служить, а потом кто будет в Москве, тому и служить". Этот случай стал известен всей стране и, наверное, окончательно сплотил россиян вокруг Второго Ополчения, численность которого, к слову, уступала войскам Первого Ополчения Заруцкого и князя Трубецкого".

Личную печать князя Пожарского — двух львов и орла, держащего в лапах отрубленную голову — посетители с острым зрением также смогут разглядеть на нескольких экспонатах. Например, на грамоте ярославского Совета Всея Земли яренскому воеводе Янову и "всяким жилецким людям" о сожжении посада в Вологде от 4 октября 1612 года. Тоже в своем роде поучительная история, как нельзя лучше иллюстрирующая Смуту! Лихие казаки налетели на город и, не встретив сопротивления, положили множество голов по прозаической причине: что с той, что с другой стороны вояки мало что соображали, пребывая в состоянии сильнейшего алкогольного опьянения...

Да, интервенты интервентами, но смуту все же следует побеждать прежде всего в собственных головах.

Выставка открыта до 23 декабря по адресу Москва, Большая Пироговская ул., 17. Выходные дни — понедельник, вторник

Кстати

На отраслевом Интернет-портале "Архивы России" начал работу специальный проект "Преодоление Смуты (1584 — 1613г.г.) и укрепление российской государственности". Его пользователи могут посетить виртуальную выставку, экспонатами которой являются архивные документы, исследования, музейные предметы, видеофильмы о романовских и сусанинских местах в Костромском крае

24 октября 2012 г. 11:00
Ключевые слова: архив, выставка, история
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Нота как мишень
Для немногочисленных посвященных музыкантов узкий длинный зал в первом ярусе лаврской колокольни в Сергиевом Посаде — место поистине легендарное. Это постоянная репетиционная база основанного архимандритом Матфеем (Мормылем) братского хора Троице-Сергиевой лавры. Дождливым осенним вечером в гости к хористам впервые приехал регент Московского подворья — старший преподаватель Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Владимир Горбик. Не один — с десятком певчих своего клиросного хора. И не просто так, а для пользы дела — провести мастер-класс со студентами Московской духовной академии. Яркая, наполненная экспрессивными образами преподавательская манера Владимира Александровича помогла молодым людям за одну репетицию понять, при помощи какого приема клирошане создают атмосферу вечности, почему им категорически не рекомендуется петь «консерваторским» звуком и какую фразу знаменитого Шаляпина следует помнить в любое время дня и ночи.
9 октября 2019 г. 14:59
Пешком к преподобному Сергию
К Игумену земли Русской в Троицкий монастырь издавна течет людская река. В прежние времена паломники традиционно шли туда пешком. Но уже больше века Сергиев Посад прочно интегрирован в транспортную систему страны, и сейчас пешее паломничество к преподобному Сергию выглядит экзотикой. Группа энтузиастов решила изменить это представление, занявшись обустройством пешеходной тропы из Москвы до Троице-Сергиевой лавры. Фактически авторы этого начинания стоят у истоков новой общест­венной инициативы — создания многокилометрового пешего пути, преодоление которого рассчитано не на одни сутки: ничего подобного в России нет. Корреспондент «Журнала Московской Патриархии» анализирует этот опыт и делится собственными рекомендациями по правильной подготовке к такому паломничеству. PDF-версия
4 октября 2019 г. 16:59